Управление культуры Белгородской области

МУЗЕЙ-ДИОРАМА
«КУРСКАЯ БИТВА. БЕЛГОРОДСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ»

ИНФОРМАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКИЙ СБОРНИК №7

Посвящается 70-летию начала Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

БЕЛГОРОД – 2011


СОДЕРЖАНИЕ

I. Материалы военно-патриотических чтений к 70-летию начала Великой Отечественной войны.

Приветственное слово к участникам военно-патриотических чтений, посвящённых 70-летию начала Великой Отечественной войны 1941-1945гг.

Некоторые вопросы кануна и начального периода Великой Отечественной войны.

Пакт Молотова – Риббентропа как один из факторов неудач Красной армии в 1941 году.

21-я армия в боях летом – осенью 1941 года.

Бои на подступах к Старому Осколу летом 1942 года.

Белгородский партизанский отряд в 1941 году.

Цели и задачи немецкой стороны в операции «Цитадель».

Участие немецких военнопленных в антифашистском движении.

Помощь женщин Прохоровского района Курской области действующей армии, партизанам и подпольщикам в годы Великой Отечественной войны.

Белгородские железнодорожники в начале Великой Отечественной войны.

Деятельность женских добровольно-строительных бригад в городе Белгороде Курской области в 1943-1945 гг.

Генерал армии Н.Ф. Ватутин в воспоминаниях современников.

Герои среди нас (о Герое Советского Союза А.Г. Ачкасове).

Культурная жизнь страны в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

«Дети и война» в конкурсах ГОУ ДОД «Белгородский областной центр детского и юношеского туризма и экскурсий».

II. Материалы военно-исторических исследований.

Генерал армии Н.Ф. Ватутин: история ранения.

Музейно-образовательный проект «Сорок первый: хроника испытаний».

Памятники воинской славы Белгородской области.

Непридуманные истории: первый год войны глазами шебекинцев.

Использование бронепоездов противоборствующими сторонами в Курской битве.

Всенародная помощь фронту в годы Великой Отечественной войны..

Музей-диорама и его партнёры: пути взаимодействия.

Методика и тактика проведения PR-кампании в музее-диораме.

Белгородцы – участники локальных войн и конфликтов 20 века.

Пути взаимодействия музея-диорамы со школьными музеями г. Белгород.

Белгородский государственный историко-художественный музей-диорама «Курская битва. Белгородское направление» в 2011 году.

Памятные даты Белгородской области.

Важнейшие даты и события музея-диорамы 2012 год.

На книжную полку.

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:

М.Б. Кугина (редактор)

В.Н. Павлова (зам. редактора)

Предпечатная подготовка и дизайн – В.Е. Зеленский, В.А. Пигорев

Фотографии – М.В. Тарасова, В.М. Бочкарев

Ответственность за достоверность изложенных в публикациях фактов и правильность цитат несут авторы статей.




И не надо, не рвитесь с судами скорыми,
Ставя жертв и виновников в общий ряд.
Это ж проще всего – всё громить подряд,|
о
бъявив себя мудрыми прокурорами!
Спорьте честно во имя идей святых,
Но в истории бережно разберитесь
И трагической доле отцов своих
И суровой судьбе матерей своих
С превеликим почтением поклонитесь!

Э. Асадов «Иванам непомнящим родства»








Приветственное слово к участникам военно-патриотических чтений, посвящённых Приветственное слово к участникам военно-патриотических чтений, посвящённых 70-летию начала Великой Отечественной войны 1941-1945гг.

Курганский С.И – начальник управления культуры Белгородской области

Уже второй год в музее-диораме проходят военно-патриотические чтения. В этом году они посвящены 70-летию начала Великой Отечественной войны 1941-1945гг.

О войне гитлеровской Германии против Советского Союза справедливо говорится, что она была «самой захватнической, поработительной и кровопролитной» войной нового времени. Военные действия на Восточном фронте гитлеровцы вели на иных принципах, чем во время кампании в Западной Европе. На Востоке солдат вермахта официально освободили от ответственности за любые преступления в отношении населения, включая самые жестокие. Русских внесли в категорию «недочеловеков».

Потребовались долгие и кровопролитные четыре года войны, чтобы изгнать захватчиков с нашей земли. Победа в Великой Отечественной войне обеспечила возможность дальнейшего существования человеческой цивилизации. Она далась неимоверно большой ценой. Ценой миллионов человеческих жизней, разрушенных судеб, уничтоженных культурных ценностей.

На борьбу с нацистами встал тогда весь народ. И такого единства, такого святого братства, такой мощной веры в Победу еще не знала история. Именно этот общенародный подвиг решил исход всей Второй Мировой войны и принес освобождение не только нашей стране, но и миру.

В сражениях Великой Отечественной, войска Красной Армии сумели одержать победу над самой сильной и боеспособной армией мира - германским вермахтом, покорившим до этого всю Западную Европу. Весь мир еще раз получил возможность убедиться в непревзойденных качествах советского солдата и в превосходстве отечественного военного искусства, русского оружия над германским. Беспримерный героизм был проявлен и в крупных сражениях, и в боях на безымянных высотах.

Стояли насмерть и боролись за каждый дом, каждую улицу, за каждый населенный пункт. Сотни российских городов стали местом ожесточенных битв. Они были настоящей крепостью, остановившей врага. Это поистине города-герои, города воинской славы.

Оборона Москвы и Ленинграда, Сталинградская битва, Курская дуга - это не просто этапы той войны. Это кровь и слёзы, ранения и гибель боевых товарищей, горечь поражений и радость побед.

Хорошо известен и неоспорим вклад нашей области в достижение Победы. В годы войны Белгородчина дала фронту тысячи солдат и офицеров, чьи подвиги в сражениях - это летопись мужества и героизма, которая вызывает уважение и навсегда должна остаться в памяти поколений. Здесь на земле Древнего Белогорья кровавым серпом Огненной дуги ковалась наша Победа, озаренная первым салютом.

Уплаченная за победу цена была огромна, но альтернативы у нашего народа не было.

Сегодня это уже история, но не просто цепь каких - то событий, это наша память. Без памяти о прошлом ни у одного народа не может быть и будущего. Горечь и скорбь до сих пор живут в сердцах многих наших соотечественников. Ищут своих сынов матери, жены - мужей, выросшие дети - отцов. Ищут своих дедов и прадедов внуки. За многие тысячи километров едут они к местам былых сражений, где сложили свои головы дорогие им люди, чтобы поклониться и отдать дань уважения солдатскому подвигу. И для нас для всех самое главное помнить о тех, кто защитил нас тогда ценой своей жизни и своего здоровья. Низкий Вам поклон, дорогие ветераны.

Белгородчина всегда славилась своими ратными и трудовыми традициями. Годами формировалось у белгородцев уважение к памяти воинов, павших на полях великих и малых сражений, оно всегда было и остается неотъемлемой частью нравственного и военно-патриотического воспитания молодежи. Сложности и масштабы работы по формированию чувства гордости за свою страну поистине уникальны, а ее результаты ощутили почти в каждом доме, в каждой семье, куда пришло хоть и малое, но все же утешение, - что их мужей, отцов и дедов не забыли в родном Отечестве.

Военнослужащие 150-й Идрицкой стрелковой дивизии на фоне своего штурмового флага – Знамени Победы, водруженного 1 мая 1945 года над зданием рейхстага в Берлине. На фото участники штурма Рейхстага 20 июня 1945 года (слева направо): капитан К.Я. Самсонов, младший сержант М.В. Кантария, сержант М.А. Егоров, старший сержант М.Я. Соянов, капитан С.А. Неустроев.

Бережное отношение к человеческой личности, прошлому и настоящему нашей Родины имеет важное значение в процессе гуманизации общества, возвращения к общечеловеческим ценностям, гражданским нормам нравственности и морали. И хочется верить, что эти военно-патриотические чтения не пройдут бесследно для их участников и гостей и в дальнейшем вызовут еще больше внимания сто стороны тех, кто увлеченно интересуется военной историей нашей страны. Они должны помочь современному поколению жителей Белгородчины ярче представить масштабы и значение общенародной борьбы против фашизма в 1941-1945 гг. узнать, о чем думали, чем жили, как боролись с врагом и возрождали родной край деды и прадеды.

Я хочу пожелать Вам успеха в вашей работе, чтобы вы опирались на реальные исторические факты и при этом всегда помнили о том, что Вы являетесь гражданами той страны, которой удалось отстоять свою целостность и независимость.


Некоторые вопросы кануна и начального периода Великой Отечественной войны (22.06 – 09.07.1941 года)

Изонов В.В. - главный научный сотрудник НИИ(ВИ) ВАГШ ВС РФ доктор исторических наук, профессор (г. Москва)

Более 66 лет отделяют нас от Победы над гитлеровским нацизмом в годы Великой Отечественной войны, которая стала одним из самых кровавых и драматических событий за всю историю нашего Отечества. Борьба унесла десятки миллионов человеческих жизней. В руины и пепелище превратились сотни городов и тысячи посёлков и деревень.

Эта война – история, но люди и сегодня хотят разобраться в причинах того, что сделало невозможным избежать катастрофы? Почему регулярная Красная армия потерпела тяжёлое поражение в первую неделю боёв? Почему за Победу пришлось заплатить столь большую цену? Какие выводы необходимо сделать из событий тех лет, чтобы не допустить повторения трагедии? Вопросов много. В ходе настоящего доклада попытаюсь ответить на некоторые из них.

В последние два десятилетия и особенно в связи с не так давно отмечавшимся 70-летием начала Второй мировой и Великой Отечественной войн за рубежом и в нашей стране предприняты колоссальные усилия по фальсификации истории войны, особенно её кануна и начального периода. Тема начального периода войны вызывает неподдельный интерес в обществе, остаётся актуальной и при определении задач подготовки Вооруженных Сил Российской Федерации в современных условиях.

Советский Союз в предвоенные годы находился в глубокой изоляции и был подвержен военным угрозам со стороны ближнего и дальнего зарубежья на Востоке и Западе.

Страны Запада, особенно США и Англия, в начале 30-х гг. прошлого века, выстраивая свою политику в Азиатско-Тихоокеанском регионе, проявляли полное равнодушие к судьбе народов Северо-Восточного Китая и Монголии. Более того, поощряя северное (как они считали, антисоветское) направление японской агрессии, они оказывали Токио экономическую и военную помощь, многократно увеличивая их размеры. Это существенно укрепляло позиции Японии в Китае и позволяло японскому командованию смелее использовать свои войска на хасанском и халхингольском направлениях. Японские авантюры у оз. Хасан (1938) и р. Халхин-Гол (1939) потерпели полный провал, сказавшийся на дальнейшем ходе уже начавшейся Второй мировой войне. Так, в апреле 1941 года Советский Союз заключил нейтралитет с Японией сроком на 5 лет. Это на Востоке. А как обстояли дела на Западе?

В 1934 году СССР вошёл в Лигу наций, созданную в 1919 году международную организацию для борьбы за мир и безопасность, выдвинул идею коллективной безопасности в Европе. В этом направлении Советским Союзом были предприняты решительные шаги: уже в 1935 году он заключил пакты о взаимопомощи с Чехословакией и Францией; в 1936 году – пакт о взаимопомощи с Монголией; в 1937 году – с Китаем, которому наша страна помогла в войне с Японией; в 1935 году осудил Италию за захват Абиссинии (Эфиопии), Германию – за захват Саарского района и Рейнской зоны; в 1936 году стал оказывать интернациональную помощь революционному народу Испании.

В 1936 году в Берлине был подписан международный договор (пакт) заключённый между Германией и Японией, создавший двусторонний блок этих государств, направленный против стран 3-го Коммунистического Интернационала (Коминтерна, откуда, собственно, и название пакта) с целью не допустить дальнейшее распространение советского влияния в мире.

В 1937 году к Антикоминтерновскому пакту присоединилась Италия. А позднее ещё ряд государств в которых к власти пришли правительства, разделяющие идеологии гитлеровского нацизма и итальянского фашизма, либо правительства крайне отрицательно относящиеся к СССР и коммунизму в целом. В 1939–1940 гг. превращён в открытый военный союз, подкреплённый в дальнейшем двухсторонним «Стальным пактом» 1939 г. Германии и Италии, и общим для стран участников Берлинским пактом 1940 года.

В 1939 году к пакту присоединились Венгрия, Манчжоу-Го и Испания.

25 ноября 1941 года Антикоминтерновский пакт был продлён на 5 лет, тогда же к нему присоединились Финляндия, Румыния, Болгария, а также существовавшие на оккупированных немцами территориях марионеточные правительства Хорватии, Дании, Словакии и образованное японцами на оккупированной ими части Китая правительство Ван Цзин-вэя.

В марте 1938 года Германия присоединила Австрию (т. н. «Аншлюс»). Подписание Англией и Францией позорного мюнхенского соглашения с Гитлером и Муссолини 29 сентября 1938 года привело к полной ликвидации (при активном участии Венгрии и Польши) в марте 1939 года Чехословакии.

В результате нацистской агрессии и при попустительстве ведущих стран Европы возник предвоенный политический кризис, обостривший противоречия: старые – геополитические, межнациональные, расовые и новые: межсистемные (между капитализмом и социализмом), мировоззренческие (между буржуазной, коммунистической и фашистской и нацистской идеологией).

В конце 30-х гг. прошлого века Англия, Франция, СССР и другие не сумели создать антифашистский блок в Европе из-за взаимного недоверия, стремления каждой из сторон столкнуть другие страны с Германией и спасти себя. Так, советская пропаганда рассматривала СССР как крепость, осаждённую со всех сторон, внушала миф о непобедимости Красной армии, её готовности сокрушить любого агрессора. Правительства Англии и Франции настораживала репрессивная политика Сталина, слабость Красной армии…

В августе 1939 г. в Москве проходили переговоры о коллективной безопасности с Англией и Францией, которые носили совещательный характер и привели в тупик. Для Советского Союза всё это означало лишь одно: рост военной угрозы как на Востоке, так и на Западе.

После провалов плана создания системы коллективной безопасности сталинская дипломатия пошла на сближение с Германией. 19 августа в Берлине было заключено торгово-кредитное соглашение, 23 августа в Москве подписан Договор о ненападении на 10 лет (известный как Пакт Молотова-Риббентропа). В секретном протоколе разграничивались сферы влияния СССР на Прибалтику, Финляндию, Бессарабию, часть Польши и Литвы. 28 сентября в Москве был заключён Договор о дружбе и границе с Германией, где была уточнена граница между двумя государствами.

Секретарь ЦК ВКП(б) Иосиф Виссарионович Сталин, нарком иностранных дел СССР Вячеслав Михайлович Молотов (справа) и министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп (слева) в Кремле после подписания Договора о ненападении между Германией и Советским Союзом («пакта Молотова-Риббентропа»).

Пакт о ненападении был подписан за неделю до начала Второй мировой войны и укреплял для Германии восточный тыл. Сталин же считал, что пакт позволит в мирных условиях выполнить задания 3-го пятилетнего плана (1938–1942 гг.) и даст возможность укрепить оборону страны, а также восстановить советское государство в границах бывшей Российской империи, отодвинув передовой рубеж обороны на 200–300 км западнее государственной границы СССР. Правительство Японии расценивало Договор о ненападении как акт вероломства со стороны Германии и нарушение Антикоминтерновского пакта, направленного против СССР.

В условиях угрозы оказаться перед войной на два фронта подписание его было для Советского Союза, безусловно, вынужденным и единственно возможным шагом и отражением той атмосферы конфронтации, лицемерия, недоверия и пренебрежения нормами морали и нравственности, которая царила в предвоенном мире. Подписывая Договор о ненападении с Германией, Советский Союз оказался последним, кто это сделал. В 1938 году после Мюнхена на это пошли Англия и Франция, а ещё раньше, в 1934 году, Польша.

К сожалению, руководство СССР, несмотря на предупреждение со стороны дипломатии, разведорганов Генштаба и НКВД, не смогло выработать такую политику, которая позволила бы предотвратить гитлеровскую агрессию, хотя и сумело отсрочить её на почти два года, а также исключить опасность войны на два фронта. С началом Великой Отечественной войны мир замер в ожидании.

Долгие годы руководство Советского Союза пыталось оправдать причины поражения Красной армии в начальном периоде войны внезапностью нападения вермахта и его значительным превосходством в силах и средствах. Однако, как показали многочисленные исследования, эти доводы оказались безосновательными. Основные причины неудач и поражений Красной армии в начальный период войны можно свести к следующему.

1. Военно-политическое руководство СССР допустило просчёт в определении вероятного направления главного удара вермахта. В предвоенные годы в советской военной теории начальный период войны понимался как период времени от начала военных действий до вступления в них главных сил противоборствующих сторон. Полагалось, что после нападения врага на СССР развернутся ожесточённые воздушные сражения за завоевание господства в воздухе с одновременными ударами нашей бомбардировочной авиации по важным объектам в его тылу. В то же время начнутся приграничные сражения армий прикрытия, которые отразят агрессию, выиграют время и тем самым обеспечат отмобилизование, сосредоточение и развертывание главных сил РККА для их перехода в наступление и переноса военных действий на территорию противника.

Однако эти установки во многом не отвечали реалиям уже начавшейся Второй мировой войны. Как правило, Германия наносила удары скрытно отмобилизованными и развёрнутыми главными силами. С 1 сентября 1939 года по июнь 1941 года вермахт захватил одну за другой большинство стран Европы: за сутки пала Дания, были оккупированы Норвегия, Бельгия, Голландия, Люксембург и большая часть Франции. За 35 дней была разгромлена Польша, французская армия сопротивлялась 44 дня.

В соответствии с «Основами стратегического развёртывания Вооружённых Сил Советского Союза на Западе и Востоке на 1940–1941 годы», планировалось:

на первом этапе в ходе ведения обороны не допустить вторжения противника на территорию СССР и обеспечить тем самым сосредоточение и развёртывание основных сил приграничных военных округов;

на втором этапе их мощными ударами совместно с подошедшими из глубины страны резервами Главного Командования нанести противнику поражение и выйти на реку Висла, в дальнейшем развивать наступление в направлении Краков, Бреслау и выйти к верхнему течению реки Одер.

Намечались два варианта стратегического развёртывания главных сил РККА на западе.

В первом варианте, который получил наименование «южный», Генштаб планировал развернуть главную группировку войск к югу от Брест-Литовска, чтобы мощным ударом на люблинско-бреславском направлении на первом же этапе войны отрезать Германию от Балканских стран, вывести их из войны, лишив тем самым противника важнейших экономических баз.

Во втором варианте – «северном» – с развёртыванием главных сил к северу от Брест-Литовска, замысел сводился к тому, чтобы, используя укреплённые районы, активной обороной прочно прикрыть минское и псковское направления и не допустить глубокого вклинения противника на советскую территорию. В последующем войсками Западного и Северо-Западного фронтов перейти в наступление, нанести поражение главным силам вермахта и овладеть Восточной Пруссией.

Разработанные в оперативных планах варианты действий проверялись на учениях, в частности на двух оперативно-стратегических играх 2–6 января и 8–11 января 1941 года, первая из которых проводилась на северо-западном, а вторая – на юго-западном направлении. К ним привлекалось всё высшее военное руководство страны.

По итогам игр к марту 1941 года был разработан «Уточнённый план стратегического развертывания Вооружённых Сил Советского Союза на Западе и на Востоке». В нём, во-первых, считалось, что Германия вероятнее всего развернёт свои главные силы на юго-востоке, с тем, чтобы ударом на Бердичев, Киев захватить Украину. Во-вторых, отмечалось, что наиболее выгодным является развёртывание наших главных сил к югу от реки Припять с тем, чтобы мощными ударами на Люблин, Радом и на Краков поставить себе первую стратегическую цель: разбить главные силы противника и в первый же этап войны отрезать Германию от Балканских стран. Исходя из этого, самая сильная группировка Красной армии создавалась в составе КОВО (5-я, 6-я, 12-я и 26-я армии).

Последующие события показали, что это была серьёзная ошибка Генерального штаба Красной армии. Как известно, 22 июня вермахт нанёс главный удар севернее Полесских болот, где в соответствии с планом «Барбаросса» были развернуты две – «Центр» и «Север» – из трёх группы армий.

Следует подчеркнуть, что нарком обороны маршал Советского Союза С.К. Тимошенко и начальник Генштаба генерал армии Г.К. Жуков признавали вероятность внезапного перехода германских войск в наступление всеми имеющимися силами, притом заранее развёрнутыми на всех стратегических направлениях. Они рассматривали возможность нанесения упреждающего удара по вермахту и срыва намечавшейся с его стороны агрессии. Однако разработанный генерал-майором А.М. Василевским проект действий Красной армии от 15 мая 1941 года остался не подписанным соответствующими должностными лицами и не был утверждён, поэтому его нельзя рассматривать как конкретный план военных действий. Советский Союз в 1940–1941 годах не разрабатывал, как это утверждают некоторые фальсификаторы истории, (например, Виктор Резун (Суворов) и Марк Солонин) планов агрессивной войны против Германии, а планировавшийся в оперативных документах перенос военных действий на территорию противника являлся лишь ответной мерой на его нападение. Наркомат обороны и Генеральный штаб Красной армии рассматривали в качестве одного из вариантов начала войны упреждающий удар против вермахта и ведение военных действий на вражеской территории. Решение об этом должно было принять высшее руководство страны, а оно в то время избрало совершенно иной вариант развития внешнеполитической ситуации.

2. В предвоенный период военно-политическим руководством СССР были допущены крупные ошибки в оценке характера будущей войны и реальных условий её развязывания. В ходе нарастания угрозы войны с Германией в Генштабе шёл сложный процесс корректировки планов прикрытия государственной границы. Планы из приграничных округов поступили в Генштаб к 25 мая 1941 года, но времени для их анализа и уточнения уже не осталось. В целом для всех окружных планов прикрытия было характерно противоречие. С одной стороны, признавалась возможность внезапного начала войны и ведения сторонами маневренных боевых действий. С другой стороны, все расчёты исходили из того, что даже армиям прикрытия в угрожаемый период будет предоставлено время на отмобилизование.

Накануне войны стратегическое и оперативное развертывание советских войск проведено не было. Войска западных приграничных округов находились, по существу, в положении и состоянии мирного времени и не смогли своевременно изготовиться к отражению агрессии.

Между тем, готовясь к отражению агрессии, советское командование провело в западных приграничных округах ряд мероприятий по стратегическому развёртыванию: в марте-апреле 1941 года началось формирование 57 новых дивизий; к 10 июня под видом «больших учебных сборов» был осуществлён призыв 793,5 тыс. человек приписного состава, что явилось, по сути дела, частичной скрытной мобилизацией; с 15 июня началось выдвижение войск семи армий в составе 67 дивизий из внутренних округов к государственной границе.

В результате к началу войны в западных военных округах удалось создать группировку сил, близкую к требуемой по планам прикрытия. Она включала: в ЛВО – 21, в ПрибОВО – 25, в ЗапОВО и КОВО – 44 и 58 дивизии соответственно и в ОдВО – 22 дивизии.

При этом 56 дивизий первого эшелона армий прикрытия находились в пунктах дислокации, и на их развёртывание требовалось 2–3 суток. Основные силы 40 дивизий, предназначенных для обороны государственной границы, располагались в лагерях и военных городках на удалении 10–20 км от границы. Ни в одной дивизии не были проведены в полном объёме мобмероприятия. 52 дивизии второго эшелона армий прикрытия также находились в пунктах дислокации, и на их развёртывание требовалось 7 суток. В целом группировка войск западных приграничных военных округов к началу войны не обеспечивала ни прочной обороны границы, ни перехода в наступление.

В это время противник на направлениях главных ударов создал достаточно большое преимущество в силах и средствах. Так, в полосе обороны войск Прибалтийского особого военного округа (Северо-Западного фронта) удар наносили 40 дивизий группы армий «Север» против 29 ПрибОВО (таблица 1).

Таблица 1

Соотношение сил и средств в полосе обороны войск ПрибОВО на 22 июня 1941 г.

Характеристика

Войска ПрибОВО

Группа армий
«Север»

С учётом 3-й ТГр
и частей 5 и 6 АК

Соотношение
сил и средств

Дивизии:
стрелковые (пехотные)
танковые
моторизованные
воздушно-десантные и отдельные стрелковые бригады

19

4
2
4

23

3
3

27

7
6

1:1,4

1:1,8
1:3
Абс

Личный состав, чел

440000

655000

787500

1:1,8

Орудий и минометов

7467

7673

8348

1:1,1

Танков и штурмовых орудий

1471

679

1179

1:0,8

Боевых самолётов

1211

430

760

1:0,6

3. Для И.В. Сталина и его ближайшего окружения нападение Германии не было неожиданным. Несмотря на чистки, нанесшие большой ущерб советской разведке, она оставалась весьма эффективной и получала ценные разведывательные сведения. Например, из разведки в инстанции в 1938 году не поступило ни одного сообщения в течение 127 дней подряд! Однако информация, докладываемая руководству, предварительно анализировалась с учётом «мнения наверху», что приводило к тенденциозному пониманию материала. В итоге, в массе разведывательных сведений было достаточно двусмысленных фактов, что убеждало Сталина, будто нападение Германии может быть отсрочено или, по крайней мере, начнётся в тот момент, который он сам выберет, если правильно разыграет дипломатические карты.

Информация о военных приготовлениях вероятного противника, докладываемая руководству страны в разобщённом виде НКВД и РУ ГШ КА, не создавала убедительной целостной картины происходящих событий, не отвечала своевременно на главный вопрос: с какой целью эти приготовления осуществляются, принято ли правящими кругами Германии политическое решение о нападении, когда следует ожидать агрессии, каковы будут стратегические и тактические цели ведения противником военных действий.

Источники разведывательной информации руководством СССР брались под сомнение. Стремление избежать или отсрочить войну в связи с неготовностью армии привело И.В. Сталина к особому отношению к той информации, которая вскрывала подготовку Германии к агрессии против СССР. И все же основной поток разведывательных данных говорил об интенсивной подготовке Германии к войне против СССР. Иными словами, информация была. Другое дело, как она использовалась.

4. Одной из главных причин катастрофы 1941 года принято считать массовые репрессии против командного состава РККА. Насколько губительным был нанесённый жестокими репрессиями ущерб высшему командному составу (таблица 2).

Таблица 2

Репрессии против высшего комсостава РККА в 1937–1941 гг.


п/п

Категория
высшего
комсостава

По состоянию
на 1936 г.

Расстреляно

Умерло под следствием и в местах лишения свободы

Покончили
жизнь
самоубийством

Вернулись в строй

% репрессированных к 1936 г.

1

Маршалы
Советского Союза

5

2

1



60,0

2

командармы 1 и 2
ранга

15

19



1

133,0

3

Флагманы флота 1 и 2 ранга

2

5




125

4

Комкоры

62

58

4

2

5

112,6

5

Флагманы 1 ранга

6

5



1

100,0

6

Комдивы

201

122

9


22

76,0

7

Комбриги

474

201

15

1

30

52,1


В целом
по высшему
комсоставу

767

412

29

3

59

65,6

В этот период сменились все командующие военными округами, на 90% были заменены их заместители, начальники штабов, родов войск и служб, на 80% – командный состав управления корпусов и дивизий, на 90% командиры и начальники штабов полков. В целом более 40 тыс. комсостава расстались с жизнью, свободой или армией. Всего погибло 385 представителей высшего командного состава, а в целом в 1937–1939 годах было расстреляно более 2 тыс. комсостава.

К началу войны Красная армия не смогла оправиться от перенесённых потрясений и продолжала испытывать большой недостаток подготовленных военных кадров всех степеней (таблица 3).

Таблица 3

Стаж нахождения в должности

руководящего состава РККА к 22 июня 1941 г.

Занимаемая
должность

менее
3 месяцев

3–6
Месяцев

0,5–1 год

1–2 года

Свыше
2 лет

Командующий
округом

17,6

23,5

29,4

17,6

11,9

Командующий
армией

50,0

15,0

25,0

10,0

Командиры
корпусов

20,5

29,0

27,4

11,6

11,5

Командиры
Дивизий

19,5

30,0

20,5

21,5

8,5

Командиры
авиационных
корпусов

100

Командиры
авиационных
дивизий

91,4

6,9

1,7

На смену репрессированным к руководству соединениями и выше нередко приходили капитаны и майоры. Так, командующий ВВС ЗапОВО Герой Советского Союза генерал-майор авиации И.И. Копец в 1937 г. был старшим лейтенантом, командиром авиаотряда и совсем непродолжительное время заместителем командующего ВВС ЛенВО, командующим ВВС 8-й армии. Командиром механизированного корпуса был поставлен прямо с должности командира учебного танкового батальона Герой Советского Союза майор М.П. Петров, с августа 1941 г. он командовал 50-й армией Брянского фронта. Выдвиженцев, не имевших опыта командования, соответствующего их новым должностям, и необходимой подготовки, были тысячи. В целом к началу войны только 7,1% командиров имели высшее военное образование, 55,9 – среднее, а 37% не прошли полного курса обучения даже в средних военно-учебных заведениях. Поэтому и командовали вверенными войсками кто как умел. Например, за первый день боёв ВВС Западного фронта под руководством генерал-майора авиации И.И. Копца потеряли 738 самолётов, из них 528 самолётов на земле, что составило около 40 % самолётного парка Западного фронта или 63,7 % всех потерь авиации на советско-германском фронте за 22 июня.

5. Ещё одна ошибка руководства страны заключалась в том, что в условиях надвигавшейся войны оно продолжало осуществление мероприятий по одновременной реорганизации и перевооружению большинства соединений и частей. Это привело к совершенно неоправданному распылению сил и средств и повлекло значительное снижение их боеготовности. Строительство Вооружённых Сил осуществлялось форсированными темпами, вёлся поиск новых организационных форм и проведение практических экспериментов в этой области. Об интенсивности военно-экономических мероприятий в этот период свидетельствует возрастание удельного веса оборонных расходов в бюджете страны. В 1939 году он составлял 26,6% от всех расходов государства, в 1940 г. – 32,6%, в 1941 г. – 43,4%, что составляло в абсолютном выражении 71 млрд. руб.

Важнейшим направлением строительства Вооружённых Сил являлось увеличение их боевого и численного состава. Так, к середине 1941 года в Сухопутных войсках было развёрнуто 23 армии. Число дивизий с начала 1939 по июнь 1941 года выросло с 98 до 303.

В 1940 году было сформировано 9 механизированных корпусов. В начале следующего года принимается решение о формировании ещё 20 таких же соединений. На укомплектование мехкорпусов были использованы, в том числе, и отдельные танковые батальоны и бригады. Это привело к тому, что войска, практически, остались без танков непосредственной поддержки пехоты. Многие вновь сформированные соединения и части к началу войны не успели пройти боевого слаживания и имели низкую боеспособность, как например 22-я танковая дивизия генерал-майора В.П. Пуганова 22 июня понесла тяжелое поражение и 28 июня, когда в строю осталось 450 человек и ни одного танка, была расформирована.

Крупномасштабные преобразования, вызванные нарастающей угрозой войны, осуществлялись с ориентиром преимущественно на количественные параметры боевого состава войск и сил, порой без учёта возможностей экономики, без должного внимания состоянию боеспособности вновь формируемых частей и соединений. Всё это существенно снижало боеспособность Вооруженных сил в целом. Принимались решения о формировании соединений и частей до того, как выполнялись предыдущие. Поскольку все новые формирования создавались на базе существующих, данная особенность как раз и объясняла низкую боеспособность старых и вновь сформированных соединений.

Давали знать о себе крупные упущения в боевой подготовке войск, особенно в авиации и танковых частях, куда поступала новая техника. Так, в 42-й стрелковой дивизии было приписано 2394 необученных запасника (52% от всего личного состава). Для их качественной подготовки остро не хватало необходимой учебной базы, так как выделяемые на строительство Вооруженных сил средства не покрывали потребности создания новых соединений и частей. Расходы на боевую подготовку сокращались в связи с огромным увеличением затрат на развитие военной промышленности, строительство оборонительных сооружений и аэродромов.

6. Чрезмерная концентрация власти И.В. Сталиным, его стремление не спровоцировать, оттянуть войну и невозможность в этих условиях для военного руководства решать особо важные вопросы самостоятельно в конечном итоге предопределили начало стратегического развёртывания Вооружённых Сил уже в ходе начавшихся боевых действий, без предварительного развёртывания армий прикрытия на государственной границе. Это в конечном итоге во многом послужило причиной наших неудач в приграничных сражениях начального периода Великой Отечественной войны.

Целый ряд ошибок чисто военного характера был допущен командованием уже в ходе ведения боевых действий. Стремление во что бы то ни стало выйти в районы оперативного предназначения без учёта реально складывавшейся обстановки только усугубляло и без того тяжелое положение. То же можно сказать и об организации контрударов 23–25 июня, которые в большинстве случаев осуществлялись без учёта реально складывавшейся обстановки и в основном успеха не имели. 6-му механизированному корпусу, под командованием генерал-майора М.Г. Хацкилевича, имевшему 1022 танка, нанёс поражение немецкий 20-й армейский корпус, не имевший ни одного танка.

Уже в первые дни войны войскам прикрытия пришлось отказаться от осуществления прикрытия госграницы и переходить к ведению оборонительной операции против основных сил врага в широких полосах, при низких плотностях сил и средств.

Действия советских войск в широких полосах, в разобщённых группировках позволяли противнику осуществлять глубокие прорывы, вести наступление в высоких темпах, выходить на фланги и в тыл соединений и частей, окружать их и завершать разгром в короткие сроки. Общая неблагоприятная обстановка усугублялась также тем, что вторые эшелоны и резервы вводились в сражение, как правило, с ходу и по частям, что приводило к неустойчивости обороны как в тактическом, так и в оперативном звене. За период с 22 по 29 июня армии приграничных округов прикрытия по нескольку раз безуспешно пытались занять оборонительные рубежи, но так и не сумели этого сделать, так как противник, обладая преимуществом в подвижности, упреждал советские войска в занятии этих рубежей.

Наступающие части вермахта в Белоруссии. Снимок сделан из окна автомобиля. (Фото июнь 1941)

В этих условиях Главное Командование Красной армии стремилось локализовать наиболее опасные вклинения противника, стабилизировать положение на направлениях его ударов, восстановить нарушенное управление войсками и взаимодействие между оперативно-стратегическими группировками. Однако сделать это было непросто, потому что стратегическая оборона заранее не планировалась. Более того, основы ее организации пришлось разрабатывать уже в ходе начавшейся войны.

Непосредственно развернутые вдоль границы войска первого эшелона фронтов в три раза уступали противнику. В ещё более сложном положении оказались соединения, оказавшиеся на направлениях главных ударов неприятеля (таблица 4).

Таблица 4

Соотношение сил и средств противоборствующих сторон
в полосе обороны 8-й армии ПрибОВО на 22 июня 1941 г.

Количество

8-я армия

10-я полевая армия, 3-я ТГр

Соотношение
сил и средств

Дивизии

7

16

1:2,3

Личный состав

82010

251065

1:3

Орудия и миномёты

1392

4245

1:3

Танки и САУ

680*

627

1:1,2

*На 22 июня 1941 года в частях 12-го мехкорпуса 143 танка требовали ремонта

Дивизии вермахта были полностью укомплектованы личным составом, вооружением и транспортом по штатам военного времени и имели боевой опыт. Красная армия в рассматриваемое время не являлось полностью небоеспособной. Она успешно воевала на Хасане и Халхин-Голе, сумела прорвать «линию Маннергейма». Однако, несмотря на количественное превосходство по отдельным видам вооружения и военной техники, РККА серьёзно проигрывала противнику по укомплектованности боевых соединений, организации и развёртыванию тыловых частей, количеству транспорта, средств тяги и связи, по степени боевой слаженности, а, следовательно, управляемости и подвижности войск и сил.

Таким образом, основная задача, которая стояла перед армиями прикрытия в начальном периоде войны, – задержать противника в приграничной полосе и обеспечить развёртывание главных сил РККА – оказалась невыполненной. Сложившаяся неблагоприятная обстановка и тяжелые потери, понесённые советскими войсками в первые дни войны, позволили врагу захватить стратегическую инициативу. Силы Красной армии, понесшие огромные потери вынуждены были вести тяжелые оборонительные бои и совершать отход в глубину страны (таблица 5).

Таблица 5

Потери РККА и вермахта в начальный период войны

Характеристика

РККА

Вермахт

Соотношение

личный состав, тыс. чел

817,7

79

1:0,1

Дивизии:
разгромлено
лишилось более 50%
личного состава

28

70

1:0

1:0

Орудий и минометов, тыс.

21,5

1

1:0,01

Танки, тыс.

11,7

0,5

1:0,04

Самолеты, тыс.

4

0,8

1:0,2

За три недели войны советские Вооруженные силы вынуждены были оставить Латвию, Литву, Белоруссию, Молдавию и значительную часть Украины. За это время германские войска продвинулись в глубь территории Советского Союза на северо-западном направлении на 450–500 километров, на западном – на 450–600 и на юго-западном – на 300–350 километров

Для Главного Командования советских Вооруженных сил уже в конце июня стало ясно, что план войны, в основе которого лежала идея немедленного ответного удара на удар врага, был опрокинут всем ходом событий. Сложившаяся обстановка потребовала коренного пересмотра плана ведения боевых действий и перехода к стратегической обороне на всём советско-германском фронте. Потребовались огромные жертвы, колоссальные усилия руководства страны, чтобы изменить ход вооруженной борьбы в свою пользу, а затем одержать победу в Великой Отечественной войне.


Пакт Молотова – Риббентропа
как один из факторов неудач Красной армии
в 1941 году

Коннов Ю. В. – историк (г. Белгород)

В год 70-летия начала Великой Отечественной войны мы не перестаём спорить о том, почему это начало было столь катастрофичным. Почему Красная армия по всем количественным показателям, имевшая превосходство над вермахтом, оказалась не в силах противостоять немецкому наступлению в первые месяцы войны?

Масло в огонь подливают наши бывшие союзники, а также и противники, которые не устают повторять, что именно Германия и СССР сначала толкнули мир к войне, подписав пакт о ненападении 23 августа 1939 года, а затем сами столкнулись в кровавой схватке, не на жизнь, а на смерть. При этом не забывают напомнить о «колоссе на глиняных ногах», о том, что Красную армию от фактического разгрома спасли климатические и географические факторы. Так ли это? Бесчисленное количество публикаций, точек зрения по этому вопросу говорят о том, что дискуссия ещё долго не будет положен конец. Разные подходы существуют и в оценке роли так называемого пакта Молотова-Риббентропа.

Молотов и Риббентроп подписывает договор (пакт) о ненападении между Германией и Советским Союзом

Правда дискуссия в основном вертится вокруг причин, побудивших к подписанию этого договора, последовавшего после этого начала войны в Польше и веры советского руководства в соблюдение Германией взятых на себя обязательств.

В отношении причин и политических последствий заключённого пакта мне хотелось бы привести высказывание политика, которого никак не улучить в дружеских отношениях к Советскому Союзу. Оценивая помыслы руководителей двух стран, он писал, что: «… оба сознавали, что это могло быть только временной мерой, продиктованной обстоятельствами. Антагонизм между двумя империями и системами был смертельным. Сталин, без сомнения, думал, что Гитлер будет менее опасным врагом для России после года войны против западных держав. Гитлер следовал своему методу «поодиночке».

В пользу Советов нужно сказать, что Советскому Союзу было жизненно необходимо отодвинуть как можно дальше на запад исходные позиции германских армий, с тем, чтобы русские получили время и могли собрать силы со всех концов своей колоссальной империи. В умах русских калёным железом запечатлелись катастрофы, которые потерпели их армии в 1914 году, когда они бросились в наступление на немцев, ещё не закончив мобилизации. А теперь их границы были значительно восточнее, чем во время первой войны. Им нужно было силой или обманом оккупировать прибалтийские государства и большую часть Польши, прежде чем на них нападут. Если их политика и была холодно расчётливой, то она была также в тот момент в высокой степени реалистичной» [1].

Этого же мнения придерживались многие политики, социологи и историки, бывшие непосредственными свидетелями описываемых событий. Так, например, известный американский журналист и историк Уильям Ширер писал в конце 1939 года: «… Если Чемберлен поступил честно и благородно, умиротворив Гитлера и отдав ему в 1938 году Чехословакию, то почему же Сталин повел себя нечестно и неблагородно, умиротворяя через год Гитлера Польшей, которая все равно отказалась от советской помощи?».

Как видим оценки современников хоть и циничны, но довольно реалистичны. Нынешние дискуссии, в основном преследуют политические цели. К большому сожалению, очень мало места в них занимает обсуждение того, как заключение пакта повлияло на общественную и экономическую жизнь в СССР, на состояние Красной армии. Исследование таких аспектов, как партийно-политическая работа в армии, организация и структура частей и соединений, их подготовка к боевым действиям, а также военно-техническое сотрудничество с Германией может показать, что заключение пакта о ненападении опосредованно повлияло на общее состояние Красной армии к началу Великой Отечественной войны и послужило фактором неудач в начальный период. В самом тексте пакта ни в одной из семи статей нет указания на какие-либо изменения, касающиеся военной сферы каждой из сторон. Однако сам факт заключения пакта, а также последовавшие после этого изменения во всех сферах взаимоотношений двух стран соответствующе повлияли и на Красную армию.

В первую очередь, это сказалось на партийно-политической работе и моральном состоянии войск. Исчез враг, к войне с которым готовились столько лет. Очень хорошо высказался по этому поводу известный советский писатель и поэт Константин Симонов. В августе 1939 года он находился в качестве военного корреспондента в действующей армии во время советско - монголо - японского конфликта. «…Когда мы были там, на Халхин-Голе, когда там шла война, эта возможность удара в спину ножом связывалась с Германией. И вот вдруг наступила странная, неожиданная, оглушающая своею новизной эра предстоящего относительного спокойствия: был заключен пакт о ненападении — с кем? — с фашистской Германией...».

Изменилась вся пропагандистская и агитационная работа в войсках. Исчезла антифашистская пропаганда. О творимых немецко-фашистскими войсками преступлениях на оккупированных территориях Европы не рассказывалось. Газеты были полны рассказов о добрососедских отношениях, о развитии экономических отношений с Германией. Всякие носившие отрицательный характер новости исключались цензурой. В данных условиях немудрено, что большинство командиров и красноармейцев к лету 1941 года были дезориентированы в отношении врага в будущей войне. Любые проявления критического отношения к Германии немедленно пресекались органами НКВД. Наиболее трезво мыслящие командиры держали свои взгляды при себе. Основная же масса красноармейцев под влиянием пропаганды не считала Германию вероятным противником. Известны случаи, что в первые недели войны в плен сдавались командиры и красноармейцы еврейской национальности, хотя в отношении них немцы применяли самые жестокие карательные меры. Люди просто не знали о том, что их ждёт. Всё это было результатом кардинально изменившихся агитационных и пропагандистских мероприятий после подписания пакта.

В области вооружения Красной армии военно-техническое сотрудничество с Германией привело к серьёзному пересмотру необходимости принятия тех или иных образцов оружия, а иногда даже и шараханьям.

Весьма показательна история с нашим самым знаменитым танком Т-34. У него была весьма непростая судьба в серийное производство. Начальник АБТУ Д.Г.Павлов очень смело говорил Сталину: «Мы дорого заплатим за выпуск недостаточно боеспособных машин». И действительно у танка было весьма много проблем в начальный период производства. Много рекламаций поступало из войск. Для танкостроителей Т-34 оказался очень не прост в освоении. И всё же машину производили, внося изменения в ходе серийного выпуска. Но наркомат обороны требовал модернизации машины. Весьма некстати у Германии был куплен PzKpfw III Ausf. F. На Кубинке были проведены сравнительные испытания со всеми имевшимися на вооружении Красной армии машинами. Результаты испытаний произвели очень большое впечатление на советское военное руководство — по уровню своей подвижности, защищённости и удобству работы экипажа PzKpfw III Ausf. F был признан в СССР лучшим иностранным танком в своём классе, по многим параметрам превосходя Т-34 образца 1940 года, особенно по плавности хода, скорости на гравийном шоссе, работе двигателя и особенно комфортным условиям работы экипажа.

В результате 19 ноября 1940 года АБТУ инициировало изготовление опытного образца Т-34 с торсионной подвеской под названием Т-34Т. Затем ей был присвоен индекс Т-34М. Конец 40 и начало 41 года харьковские танкостроители разрабатывали новую машину. Многое от PzKpfw III было использовано в этой машине. Но завод срывал заказ по выпуску уже принятого на вооружение Т-34. Вместо оптимизации сборки выпускаемого танка завод готовился к серийному выпуску новой машины, перенастраивался сборочный конвейер. Всё это не способствовало ни выпуску качественной боевой машины, ни её освоению в войсках. К тому же шёл постоянный спор между представителями конструкторского бюро и сотрудниками наркомата обороны.

Отражением всех споров по поводу Т-34 и Т-34М стало постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) "О производстве танков Т-34 в 1941 году", принятое 5 мая 1941 года. Работы по Т-34М были остановлены, так как двигатель В-5, предназначавшийся для этого танка, так и не был готов ни к 1 Мая, ни к началу войны.

Только после принятия данного постановления танк Т-34 начали сдавать заказчику с первого представления, а в мае 1941 года завод начал выполнять все плановые задания по выпуску танков Т-34. Но до начала войны оставалось меньше месяца.

Такова история только одного образца вооружения.

Успехи вермахта, особенно при разгроме Франции, в Скандинавии приводили к тому, что в учебные планы постоянно вносились изменения. При этом командование вермахта не делало особых секретов от командования Красной армии. Наркомат обороны старался использовать передовой опыт, изменял структуру и штаты частей, например, вновь стали формироваться механизированные корпуса. Однако чехарда и неопределённость не способствовали боеспособности войск, что и проявилось в катастрофе первых месяцев войны.

Список литературы

1. Черчилль У. Вторая мировая война. – М.: Воениздат, 1991, т. 1, часть 1, глава 21

2. Ширер У. Взлет и падение Третьего Рейха. – Издательство: Захаров, 2010


21-я армия в боях летом – осенью 1941 года

Поздняков Э.Н. – директор МУК «Шебекинский историко-художественный музей» (г. Шебекино)

В самый трудный и трагический 1941 г. вместе с другими войсками Красной Армии, преодолевая суровые испытания начального периода войны, героически сражались с превосходящими силами противника воины 21-й армии, ставшей впоследствии 6-й гвардейской армией.

Этому соединению пришлось вести бои на западном направлении, участвовать в Смоленском сражении, в Киевской оборонительной операции, пробиваться из окружения. С первых дней боев, в которые армия вступила прямо из эшелонов, она принимала на себя главные удары врага, затыкая бреши, оставленные другими соединениями. Но, несмотря на тяжелые потери, 21-я армия, героически сражаясь, с честью выполнила свой долг.

Армия была сформирована весной 1941 г. в Приволжском военном округе в соответствии с директивой Народного комиссара обороны СССР, направленной на осуществление мер по усилению приграничных округов и передислокации на запад европейской части страны новых воинских формирований. В состав армии вошли 63-й (командир – комкор Л.Г. Петровский) и 66-й (командир – генерал-майор Ф.П. Судьков, затем – генерал-майор Ф.Д. Рубцов) стрелковые корпуса и отдельная 117-я стрелковая дивизия (командир – полковник С.С. Чернюгов), а также 25-й механизированный корпус (командир – генерал Кривошеин). Командующим армии был назначен генерал-лейтенант В.Ф. Герасименко, членом Военного совета – дивизионный комиссар С.Е. Колонин, начальником штаба – генерал-майор В.Н. Гордов.

В начале июня 1941 г. войска армии начали выдвижение в Белорусский военный округ. 21 июня, за день до начала войны, из г. Куйбышева к новому месту дислокации убыл штаб новосформированной армии. Начавшаяся война застала ее в пути, растянувшейся на сотни километров железных дорог, поэтому некоторые подразделения и части были переданы в другие формирования.

Обстановка на фронте ко времени сосредоточения армии сложилась крайне тяжелая. Противник прорвался к Бобруйску и быстро продвигался к реке Днепр. 21-я армия вошла в состав Западного фронта, которым командовал Маршал Советского Союза С.К. Тимошенко.

С прибытием в Гомель в состав армии вошли – 63-й, 66-й и 67-й стрелковые корпуса, кавалерийская группа генерала Борисова и 117-я отдельная стрелковая дивизия. Войска армии заняли оборонительный рубеж вдоль Днепра от Могилева до Лоева – на фронте протяженностью свыше 300 км.

К тому моменту противник уже вышел к стратегическому водному рубежу – реке Днепр. Кроме того, люфтваффе непрерывно бомбили железные и шоссейные дороги, железнодорожные станции, делая невозможным передвижение войсковых колонн в светлое время суток. В связи с этим составы с войсками приходилось разгружать ночью и вдали от линии фронта, а затем форсированным маршем двигаться к местам сосредоточения для занятия своих участков обороны. Негативной стороной, усугублявшей и без того сложную и запутанную обстановку, явилось увеличение сроков сосредоточения, нарушение связи между соединениями и штабом армии. Части армии приступили к оборудованию рубежей, одновременно участвуя в отражении вражеских атак.

В начале июля стойким сопротивлением, умелой обороной и смелыми контратаками войскам 21-й армии удалось остановить продвижение противника в восточном направлении, сорвав несколько его попыток форсировать Днепр сходу.

Тем не менее, в целом, обстановка продолжала оставаться крайне тяжелой. Вражеская авиация полностью господствовала в воздухе и непрерывно бомбила позиции и тылы наших войск, оказывая при этом и серьезное моральное воздействие на личный состав армии.

Хотя 21-я армия успешно обороняла порученные ей рубежи, общая обстановка на Западном фронте и особенно на Смоленском направлении ухудшилась. Наши войска, изнуренные непрерывными боями с превосходящими силами противника, несли большие потери и вынуждены были отступать.

В связи с тем, что генерал-лейтенант В.Ф. Герасименко был назначен командующим соседней 13-й армии, с 10 июля 1941 г. в должность командующего 21-й армией вступил генерал-полковник Ф.И. Кузнецов.

Учитывая тяжелое положение на фронте, войскам 21-й армии была поставлена задача нанести контрудар в направлении Бобруйска, выбить из города противника и восстановить положение на данном участке фронта по реке Березина. Начиналось Смоленское сражение, в котором важную роль предстояло сыграть войскам 21-й армии, сумевшим сковать на продолжительный период главные силы 2-й немецкой полевой армии.

Уже 13 июля 1941 г. части армии нанесли первый удар по противнику. На главном направлении действовали подразделения 63-го стрелкового корпуса. Они форсировали реку Днепр и продвинулись с боями на 16 км, освободив города Жлобин и Рогачев.

В городе Жлобине, освобожденном 21-й армией в июле 1941 года

В дальнейшем, продолжая наступление на Бобруйском направлении, войска армии смогли прорвать вражескую оборону и вклиниться на глубину до 35 км, отвлекая на себя несколько немецких дивизий и нанеся им значительный урон. Чтобы отразить удар, командованию группы армий «Центр» пришлось перебросить в полосу 21-й армии несколько дивизий и полков. Это в целом позволило ослабить натиск противника и замедлить его наступление на московском направлении.

24 июля 1941 г. 21-я армия вошла в состав образованного Центрального фронта, командование которым принял на себя генерал-полковник Ф.И. Кузнецов. Командующим 21-й армии стал генерал-лейтенант М.Г. Ефремов.

С конца июля наступающие части 63-го и 66-го стрелковых корпусов встретили сильное сопротивление полностью развернувшихся свежих сил противника и были вынуждены перейти к обороне. А с 30 июля все соединения армии перешли к обороне и удержанию занятых рубежей.

В июльском наступлении бойцы и командиры 21-й армии проявили массовый героизм, мужество и отвагу. Примеров того известно много, но еще больше героев тех страшных боев, к сожалению, навсегда остались неизвестными. Такова была обстановка лета 1941 г.

Поскольку генерал-лейтенант М.Г. Ефремов был назначен командующим Центральным фронтом, в августе командовать армией стал генерал-майор В.Н. Гордов, а затем – генерал-лейтенант В.И. Кузнецов.

12-14 августа 1941 г. противник перешел в решительное наступление по всему фронту армии. До пяти фашистских пехотных дивизий стремились здесь развить наступление на Гомель и не менее трех дивизий начали форсирование Днепра южнее Жлобина. Вначале наши части героически сдерживали натиск врага, но затем с тяжелыми боями они были вынуждены отходить. Учитывая исключительно тяжелую обстановку, сложившуюся в полосе армии, командующий армией отдал приказ отвести войска на восточный берег Днепра. Отход войск проходил в очень сложных условиях. Некоторые части и подразделения неоднократно попадали в локальные окружения и прорывались из них. Так, противнику удалось дважды окружить 63-й стрелковый корпус, но благодаря героическим усилиям бойцов и командиров многие его части смогли вырваться из окружения, нанеся врагу значительные потери.

Тем временем события продолжали развиваться стремительно и крайне неблагоприятно для частей 21-й армии. С 17 по 19 августа ее войска вели тяжелые оборонительные бои с превосходящими силами противника за Гомель.

С 25 августа 1941 г. 21-я армия была переподчинена командованию Брянского фронта, но по существу связи с ним не имела, так как находилась на очень большом расстоянии от его штаба. Армия продолжала отходить на юго-восток, ежедневно неся невосполнимые в условиях отступления потери. Однако она отвлекла на себя около 15 вражеских дивизий. Противник продолжал теснить наши части, используя свое превосходство в оперативном плане и техническом оснащении, расширяя прорыв. Наши части стали еще чаще попадать в окружения, вновь и вновь вырываясь из них, теряя при этом личный состав и тяжелое вооружение. 31 августа войска подошли к реке Десне и начали подготовку переправы. Занятый рубеж обороны на левом берегу реки удержать не удалось, так как противник силами до пяти дивизий стал обходить части армии с обеих сторон, угрожая охватом и новым окружением всей армии. Снова завязались ожесточенные бои.

Теперь уже не было сплошного фронта обороны. Разрыв между 21-й и соседней 40-й армиями увеличился и достиг 60 км.

5 сентября немецкое командование воспользовалось этим и бросило в прорыв 2-ю танковую группу Гудериана с целью выхода на тылы Юго-Западного фронта. Под натиском превосходящих сил противника 21-я армия вынуждена была начать отход в южном направлении к городу Нежин, постепенно утрачивая свою боеспособность.

Вследствие того, что армия была вынуждена отходить в полосу соседнего Юго-Западного фронта, было принято решение о ее включении с 6 сентября в состав фронта.

10 сентября противник занял город Ромны, а 13 сентября – Нежин и Бахмач. Фронт обороны 21-й армии был взломан окончательно, и армия фактически перешла к подвижной обороне. Начав отходить к городу Прилуки, армия вела тяжелые бои в полуокружении, а вскоре – в полном окружении. Для выхода из киевского «котла» войска раздробились на многочисленные отряды и группы, которые пробивались самостоятельно.

Генерал-лейтенант В. Кузнецов ценой неимоверных усилий всего личного состава все же вывел часть своих войск из вражеского кольца. Штаб 21-й армии под прикрытием кавгруппы из остатков 3-го кавкорпуса вышел в расположение 40-й армии. Командарм В. Кузнецов не смог выполнить директиву командующего фронтом о ликвидации немецкого прорыва и восстановлении фронта на стыке 21-й и 40-й армий. В киевском «котле» остались и погибли девять стрелковых дивизий 21-й армии – 24-я, 42-я, 55-я, 75-я, 117-я, 187-я, 219-я, 232-я и 277-я. Ни одна из них, как и дивизии других окруженных армий, не была восстановлена в октябре-ноябре 1941 г.

До 22 сентября 1941 г. остатки армии вышли из окружения и сосредоточились в районе Ахтырки для отдыха и переформирования. В состав 21-й армии вошли: 2-й кавалерийский корпус генерал-майора П.А. Белова, состоявший из 5-й и 9-й кавалерийских дивизий генералов В.К. Баранова и А.Ф. Бычковского, 1-я гвардейская стрелковая дивизия генерал-майора И.Н. Руссиянова и 81-я стрелковая дивизия, 1-я танковая бригада полковника А.М. Хасина и 129-я танковая бригада. В Ахтырке срочно формировалась 295-я стрелковая дивизия, в основном из личного состава подразделений, вышедших из окружения. При восстановлении 21-й армии ее руководство было сменено. Командование армией принял генерал-полковник Я.Т. Черевиченко.

Армия по приказу Маршала Советского Союза С.К. Тимошенко заняла полосу обороны шириной 80 км в первом эшелоне оперативного построения фронта по восточному берегу реки Псел на участке от Лебедина до Зеньков. Южнее оборону держал 5-й кавалерийский корпус генерала Ф.В. Камкова. Справа оборонялась 40-я армия, слева – 38-я.

27-30 сентября 1941 г. началось немецкое наступление к югу и к северу от Харькова, которое создало угрозу нового окружения для войск Юго-Западного фронта.

Соединения и части 21-й армии, еще не успев полностью укомплектоваться, уже с 27 сентября втянулись в ожесточенные бои, не допуская форсирования реки Псел, а затем добиваясь ликвидации прорыва вражеских войск на левом фланге армии. Особенно кровопролитное сражение завязалось у поселка Штеповка.

6 октября начался отвод войск 40-й и 21-й армий на правом фланге Юго-Западного фронта. 8-10 октября они должны были отойти на рубеж Суджа, Сумы, Ахтырка, Котельва, прикрыв Белгород и северные подступы к Харькову. Штаб 21-й армии дислоцировался в Грайвороне.

Однако противник, наседая на арьергарды отходивших советских частей, нарушил плановый отход и смог вклиниться на стыке 40-й и 21-й армий. Наступая на Белгородском направлении немцы силами 75-й и 168-й пехотных дивизий захватили 10 октября Сумы, а части 79-й и 44-й пехотных дивизий заняли Ахтырку, что вынудило советские войска откатываться еще дальше на восток.

После ожесточенных боев под Ахтыркой соединения 21-й армии вели тяжелые бои с переменным успехом в районе Богодухова. На новом рубеже ширина фронта обороны армии увеличилась вдвое, все дивизии были построены в одну линию, резервов и вторых эшелонов не было. Все это создавало новую угрозу прорыва.

12 октября Богодухов пал. Под натиском противника войска армии отходили к Белгороду.

В этот критический момент командующим армией был назначен генерал-майор В.Н. Гордов, членом Военного совета – бригадный комиссар Э.Т. Сердюк, а начальником штаба – генерал-майор А.И. Данилов.

Учитывая сложившуюся обстановку, 15 октября 1941 г. Ставка Верховного Главного Командования приняла решение об отходе с 17 октября армий Юго-Западного фронта на линию Касторная, Старый Оскол, Новый Оскол, Валуйки, Купянск, Лиман. Закончить его необходимо было к 30 октября. Это означало отступление на 70-100 км с оставлением Белгорода и Харькова.

Однако непрекращающееся немецкое наступление значительно ускорило установленные сроки отхода советских войск. Продвигаясь на белгородском направлении, немецко-фашистские войска 19 октября захватили Грайворон и Борисовку, а 20 октября – Красную Яругу и Ракитное.

К 22 октября соединения 21-й армии сосредоточились на первом промежуточном рубеже обороны по линии Подольхи, Белгород, Волчанск. Но, не успев закрепиться на нем, наши войска снова вступили в ожесточенные бои. Продолжение отвода армии на очередной промежуточный рубеж затруднялось загруженностью сверх всякого предела дорог к востоку от Белгорода эвакуируемыми учреждениями, гражданским населением и тыловыми частями. Согласно приказу главкома предписывалось удерживать занятый рубеж до 25 октября. Одновременно пришлось приложить все силы для расчистки дорог от застрявших в условиях осенней распутицы колонн. 23 октября, убедившись, что работа в данном направлении идет полным ходом, маршал С.К. Тимошенко распорядился о подготовке директивы по организации отхода войск фронта на назначенный Ставкой новый оборонительный рубеж по реке Оскол в ночь на 25 октября.

24 октября после тяжелых боев наши войска оставили Белгород.

С утра 25 октября армии Юго-Западного фронта продолжили отступление к реке Оскол. Дивизии должны были за четверо суток (к утру 1 ноября) отойти еще на 70-85 км в условиях катастрофической распутицы. Дороги превратились в вязкую трясину. Глубина грязи достигала полуметра, а тяжелая техника проваливалась и глубже. В запланированный график отхода войска не укладывались.

Во время отхода частям 21-й армии удалось оторваться от противника, и в течение двух суток активных боевых действий она не вела. Такое же положение создалось и в полосе правого соседа – 40-й армии.

В штабе Юго-Западного фронта опасались параллельного и опережающего преследования противником и его возможного выхода на Оскол раньше советских войск для захвата переправ и вклинивания в незанятый оборонительный рубеж.

То, что противник, вопреки ожиданиям, ведет себя пассивно, заметили не сразу. Большую часть наших войск он не преследовал, лишь на отдельных участках отмечалось появление разведотрядов и передовых подразделений численностью до батальона.

Немецкая 6-я армия продвигалась к Северскому Донцу по всем основным дорогам, но давления на части Юго-Западного фронта не оказывала и реку форсировала лишь там, где планировалось захватить предмостные укрепления.

В полосе 21-й армии, захватив Белгород, части 168-й и 79-й пехотных дивизий 51-го армейского корпуса вермахта заняли плацдармы на восточном берегу Донца, а 79-я продвинулась дальше – за реку Разумная.

Дело в том, что штаб группы армий «Юг» считал задачи осенней кампании 1941 г. выполненными. Целью операции ноября-декабря стало обеспечение безопасной зимовки и занятие плацдармов для будущего весеннего наступления. Поэтому по достижении реки Северский Донец наступательная операция 6-й армии была прекращена.

Учитывая пассивность врага, который не спешил форсировать Северский Донец, советское командование изменило план отхода армий Юго-Западного фронта. Всем армиям предписывалось отход прекратить и закрепиться на рубежах, проходящих значительно западнее ранее установленных, - между Северским Донцом и Осколом. Согласно оперативной директиве от 28 октября 1941 г. 21-я армия должна была удерживать рубеж Телешовка, Клиновец, Большетроицкое и сосредоточить основные усилия на прикрытии направлений Короча, Новый Оскол и Волчанск, Волоконовка.

В этот период в ее состав входили: 297-я, 81-я полковника А.И. Белова, 226-я генерал-майора А.В. Горбатова стрелковые дивизии и 10-я танковая бригада.

В ноябре-декабре 1941 г. войска 21-й армии улучшили свои оборонительные позиции. Так, 9 ноября части 226-й стрелковой дивизии во взаимодействии с левым соседом – 76-й горнострелковой дивизией 38-й армии атаковали авангарды 79-й пехотной дивизии противника. В ходе трехдневных боев последние были отброшены на 15-20 км и оттеснены за Северский Донец. Дивизия заняла рубеж западнее г. Шебекино, а 81-я стрелковая дивизия продвинулась западнее г. Короча.

В декабре 1941 г. дивизии 21-й армии занимали рубеж по восточному берегу реки Северский Донец, за исключением дуги Сажное, Дальняя Игуменка, Беловское, Разумное на подступах к Белгороду, - от истока реки до Волчанска. Части 297-й стрелковой дивизии закрепились на участке Радьковка, Подъяруги, Казачье; 81-я стрелковая дивизия – по берегу реки Разумная от Заячьего до Шеино, а 226-я стрелковая дивизия – на участке Мясоедово, Крутой Лог, Топлинка, Шебекино. Штаб армии находился в г. Новый Оскол, а Шебекино расположился вспомогательный пункт управления армией.

В условиях установившейся зимы линия фронта стабилизировалась.

Подводя итоги боевых действий 21-й армии летом-осенью 1941 г., следует отметить, что на долю бойцов и командиров выпали суровые испытания, так как бои этого периода по ожесточенности и тяжести не сравнимы с последующими. Длительные сражения с разрозненными группировками в условиях полного или частичного окружения без поддержки танков и авиации, перебои в снабжении боеприпасами и продовольствием, частые нарушения управления войсками во всех звеньях требовало колоссальных усилий командования и армейских частей, изрядно потрепанных и поредевших в предыдущих боях.

Отрицательно на действиях армии сказывались следующие факторы: частая смена ее командующих, неоднократные переходы в состав различных фронтов, низкий уровень управления и связи, поспешность в подготовке июльского наступления, отсутствие резервов, растянутость фронта обороны в один эшелон, недостаток оперативной информации, неоправданное проведение постоянных тактических контрударов, несогласованность действий армий.

Тем не менее, несмотря на вынужденное отступление с важных оборонительных рубежей и значительные потери, стойкость и героизм бойцов и командиров армии сыграли важную роль в сдерживании наступления противника, а также, несомненно, оказали существенное влияние на успешное развитие событий на других фронтах в 1941 г.

Источники и литература

1. ЦАМО РФ, ф 48-А, оп. 1133, д. 7, л. 139-140.

2. ЦАМО РФ, ф. 148-А, оп. 3763, д. 96, л. 72.

3. ЦАМО РФ, ф. 226, оп. 161, д. 35, л. 1-2.

4. ЦАМО РФ, ф. 229, оп. 161, д. 3.

5. ЦАМО РФ, ф. 229, оп. 161, д. 36, л. 4-16.

6. ЦАМО РФ, ф. 229, оп. 161, д. 177, л. 90-91.

7. ЦАМО РФ, ф. 251, оп. 2606, д. 32, л. 130-131.

8. ШИХМ КП 7148.

9. Баграмян И.Х. Так начиналась война. – М., 1971.

10. Василевский А.М. Дело всей жизни. Кн. 1. – М., 1988.

11. Вохмянин В.К., Подопригора А.И. Харьков, 1941-й. Ч. 1: У края грозы. – Харьков, 2008.

12. Вохмянин В.К., Подопригора А.И. Харьков, 1941-й. Ч. 2: Город в огне. – Харьков, 2009.

13. В сражениях за Победу. – М., 1974.

14. Историческая справка о боевом пути 6-й гвардейской (бывшей 21-й) армии в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг. – М., 1985.

15. Чурсин Н.И. 21-я армия в начальный период Великой Отечественной войны – М., 1986.


Бои на подступах к Старому Осколу летом 1942 года

Андрусенко Е.А. – заместитель директора по научной работе
УК «Старооскольский краеведческий музей» (г. Старый Оскол)

5 мая 2011 года Президент Российской Федерации подписал Указ № 588 о присвоении городу Старый Оскол почетного звания Российской Федерации «Город воинской славы» за мужество, стойкость и массовый героизм, проявленные защитниками города в борьбе за свободу и независимость Отечества.

Составлению развернутой исторической справки, которая была представлена в Российский организационный комитет «Победа», предшествовала большая исследовательская работа. Два года велась работа в Центральном архиве Министерства обороны РФ (ЦАМО). Целью работы с источниками было выявление и изучение документов, раскрывающих характер боевых действий на территории Старооскольского края в период 1942–1943 гг. Сложность работы заключалась в том, что в изучаемый период на территории края шли интенсивные боевые действия, и многие дивизионные и полковые документы были уничтожены. В ходе исследования особое внимание уделялось журналам боевых действий дивизий и полков, приказам, распоряжениям, историческим формулярам, статистическим данным по безвозвратным потерям, картам и схемам. Некоторые документы были рассекречены только в 2008 году. Помимо этого изучались письма, воспоминания непосредственных участников боевых действий, хранящиеся в фондах Старооскольского краеведческого музея, протоколы эксгумации останков павших бойцов, найденных членами историко-патриотического объединения «Поиск».

Данное сообщение посвящено боям на подступах к Старому Осколу в период с конца июня по июль 1942 года в ходе проведения Воронежско–Ворошиловоградской оборонительной операции.

Группировка советских войск на юго-западном направлении к июлю 1942 года включала три фронта: Брянский, Юго-Западный и Южный в составе которых находились 655 тыс. человек, танков – 744, орудий и минометов – 14 196, боевых самолетов – 1012. Вермахт на этом направлении сосредоточил группу армий «Юг», которая насчитывала: 900 тыс. человек, танков – 1263, орудий и минометов – 17 035, боевых самолетов – 1640, что существенно превосходило наши войска [2, с.3].

Летом 1942 года Красной Армией была предпринята Воронежско-Ворошиловоградская оборонительная операция (с 28 июня по 24 июля), задачей которой было отразить наступление противника на воронежском и ворошиловоградском направлениях. С немецкой стороны был разработан ряд операций. Первую под кодовым названием «Блау» на воронежском направлении начала группа «Вейхс». Противник готовился к операции «Блау», в ходе которой намечались следующие задачи для 40-го танкового корпуса и взаимодействующих с ним других частей противника. Танковый корпус противника в составе 6-й армии планировал окружить части Красной Армии, дислоцируясь на северо-востоке от Белгорода. Кроме того, в планы противника входил прорыв фронта нашей обороны между реками Волчья и Нежеголь, захват переправ на реке Оскол на участке Волоконовка, Новый Оскол с дальнейшим наступлением на Старый Оскол по восточному берегу реки. Одновременно 4-я танковая армия противника двигалась из района Курска в направлении Воронежа, одной группой планируя захват Старого Оскола, в районе которого противник намеривался сомкнуть кольцо вокруг частей 21-й армии Юго-Западного фронта и 40-й армии Брянского фронта [10, л.5-6].

Утром 28 июня после артиллеристской и авиационной подготовки соединения армейской группы «Вейхс» (2-я армия под командованием генерала Вейхса, 4-я танковая армия Гота, 2-я венгерская армия Густава Яни) перешли в наступление против войск левого крыла Брянского фронта. Главный удар противник нанес по левофланговой 15-й стрелковой дивизии 13-й армии, 121-й и 160-й стрелковым дивизиям 40-й армии. В итоге напряженного боя, немецкому корпусу удалось прорвать советскую оборону в стыке 13-й и 40-й армий, продвинуться на 8 – 15 км. на восток, и к исходу 28 июня выйти на рубеж реки Тим. 121, 160, 212,стрелковые дивизии 40-й армии, понеся большие потери, были обойдены противником, но боеспособности не утратили [8, л.3].

Беженцы уходят по грунтовой дороге, июнь 1942 года.

30 июня 6-я немецкая армия прорвала оборону войск на стыке 21-й и 28-й армий правого крыла Юго-Западного фронта. Вражеские войска двигались по направлению Старого Оскола и Воронежа. К концу 2 июля противник продвинулся в полосе Брянского фронта на глубину 60 – 80 км. и в полосе Юго-Западного фронта до 80 км. [13.с.66].

На усиление 40-й армии из резерва фронта были переданы 115-я и 116-я танковые бригады. Однако, продолжая наступление, 6-ая немецкая армия 3 июля соединилась в районе Старого Оскола с венгерскими войсками, замкнув кольцо. 6 дивизий 40-й и 21-й армий оказались в окружении [9, с.277].

Наиболее тяжелая участь выпала на долю 45, 62, 160, 124 стрелковых дивизий, которые оказались отрезанными от основных войск в районе Атаманского и Ямского лесов южнее и юго-западнее Старого Оскола. Практически полностью погибла 62-я стрелковая дивизия под командованием полковника П.А. Навроцкого. Павел Акимович Навроцкий похоронен в братской могиле № 31 около Атаманского леса.

Организовав круговую оборону, 5 дней в полном окружении сражались воины 45-й стрелковой дивизии. Противник двумя клиньями прошел с левого и правого флангов дивизии. Бои велись уже на Дону, боеприпасы закончились, и тогда, прорвав окружение, переправившись через р. Оскол, дивизия группами начала свой выход. 110 км люди пробивались к своим войскам. Дивизия понесла большие потери – из окружения с боями вышли: старшего и среднего комсостава – 156 человек, младшего комсостава – 71 и рядового состава – 255 человек [7, л.3]. В 1986 году на месте боев поисковики нашли сейф, в котором хранились военные билеты, армейские книжки, другие личные документы бойцов 45-ой стрелковой дивизии, фрагмент знамени, пломбир для опечатывания и некоторые другие предметы.

Из воспоминаний командира дивизиона 178 артполка 45 стрелковой дивизии А. Игнатьева: «Наша дивизия удерживала свои рубежи, но немцы прорвались правее и левее. Вышли в район Старого Оскола (две их группировки соединились восточнее Старого Оскола). Часть их войск пошла на Воронеж, другая вдоль Дона на юго-восток в район Сталинграда. Наша дивизия и еще несколько соединений оказались в окружении. Через Мантурово отошли в первых числах июля 1942 года в леса юго-западнее Старого Оскола. Кончились снаряды к орудиям, кончилось горючее для тракторов – тягачей и автомашин, побило лошадей, побило часть орудий, другие сами подорвали или вывели из строя. Бои были очень тяжелые, и много мы там потеряли хороших товарищей. Из моего дивизиона прорвались и вышли из окружения невредимыми 1 человек из каждых 6. Остальные погибли, многие были ранены, другие обессилены, т.к. кроме напряженных боев, переходов почти не осталось продовольствия и воды. Но жертвы были не напрасны, немцы потеряли несколько дней и наши успели создать оборону по реке Дон и не пустили немцев на восток» [11].

По некоторым сведениям, против окруженных советских войск противник применил миномётные химические снаряды с нервно-паралитическим газом. Вот, что вспоминает бывший венгерский офицер Даниэль Гёргени в книге «Один из первых»: «Мы вырвались на дорогу, сели в машину и проехали километра три к югу от Старого Оскола. Мой проводник попросил остановить машину чуть дальше развалин корчмы, что рядом с дорогой. У развалин мы свернули влево, и, проехав несколько сот метров по лесной дороге, я затормозил. Перед нами расстилалась большая лесная поляна, на которой саперы закапывали трупы русских солдат. Зрелище, прямо скажем, не из приятных. Ко мне обратился командир венгерской роты, солдаты которой закапывали трупы:

— Возможно, именно здесь и применено немцами их особое оружие. Посмотрите на этих солдат: они отравлены каким-то газом.

И без того я видел, что все эти люди отравлены. Я приказал, немедленно прекратить погребение и дождаться подхода химической роты, которая определит, что это за газ, не опасен ли он для наших солдат» [5, с.134].

Эти сведения косвенно подтверждают и члены клуба «Поиск», находившие в районе Старого Оскола в большом количестве фрагменты немецких реактивных мин образца 38 года к 158-мм. шестиствольному миномету «d» (15см. № b. W.41), а также останки наших бойцов, без следов внешних повреждений [12].

С тяжелейшими боями форсировала р. Оскол в районе Нижне – Чуфичево 160-я дивизия. Ее отход прикрывал 6 мотострелковый полк НКВД. 6 мотострелковый полк, входивший в состав 8 мотострелковой дивизии, вел арьергардные бои в районе Верхнее – Атаманского, Прокудино, Нижне – Чуфичево 4 – 5 июля. Полк прикрывал отход частей и соединений 21-ой и 40-ой армий. После переправы главных сил, противник предпринял контратаку с юга и 6-ой мотострелковый полк был отрезан от переправы. 5 июля в 18 часов связь с полком прервалась…[10, л.21].

Из воспоминаний командира батальона 8 мотострелковой дивизии подполковника Иткиса Ефима Израилевича: «В течение 6 дней, с 1 по 6 июля мы отбивались от выброшенных десантом и значительно превосходящих сил противника, особенно, начиная с 3 июля. Мы двигались ночами, прорывали кольцо противника, к утру занимали выгодную оборону, в течение дня подвергались «обработке» с воздуха и с суши минометным огнем, по нескольку раз в день отбивали атаки противника, а к вечеру оставляя небольшие заслоны, выходили сами (иногда с проводниками) прорывались и снова попадали в расставленные сети врага. Всеми этими операциями руководил комиссар 6-го полка Лелюк Ефим Антонович. Всего нас было около 5 тысяч человек. Сюда входили отдельные подразделения от различных дивизий 21 и 40 армий. В ночь с 6 на 7 июля, вырвавшись из очередного кольца, мы приблизились к деревне Сорокино, намериваясь смять фашистского гада, но внезапность не получилась, и мы завязали тяжелый бой. При обеспечении переправы на лодках и в брод под артиллеристским огнем противника погибло много воинов, в том числе и военный комиссар полка Лелюк Ефим Антонович. Затем, собрав остатки своего батальона, всего 129 человек, я с ними выходил через Выползово, Солдатское, Н. Уколово, Репьевка, через реку Потудань на Дон к нашим частям…» [3].

Ефим Антонович Лелюк, батальонный комиссар 6-го мотострелкового полка погиб 5 июля 1942 года и похоронен в братской могиле № 28 в селе Нижнее-Чуфичево.

Упорные бои велись на всей территории Поосколья, за каждую переправу через реку Оскол. Помимо дивизий, в районе сел Архангельское, Городище, Солдатское вступили в бой 4-й и 24-й танковые корпуса. Завязавшие бои танковые корпуса отходили параллельно фронту, увлекая за собой части противника до 600 танков [10, л.21]. В июле 1942 года в зоне оккупации оказалась вся территория нынешней Белгородской области. Немецкие войска вступили в Старый Оскол 2 июля 1942 года.

Вот как вспоминает первые дни оккупации жительница села Шмарное Журавлева Александра Михайловна: «…А где будут искать родственники солдат, которые погибли 5 июля 1942 года на поле нашего села? Все поле и в лесах было чуть не всплошную усыпано трупами солдат. Убирая в поле трупы уже разложившиеся на июльском солнцепеке, мы искали у погибших смертные медальоны с адресами. Мы с сестрой Татьяной собрали целое ведро таких адресов, оно у нас в сарае хранилось. И закрывали мы ведро это, а все равно во дворе был трупный запах. Мы хоронили погибших, где могли, находили место посвободнее от посевов и закапывали по нескольку человек неглубоко. Во время оккупации немцы хоронили своих с северной стороны от церкви. Половина села была занята могилами. Вся территория вокруг церкви была сплошное кладбище …» [4].

Со 2 июля 1942 года по 5 февраля 1943 года территории города и района находились в зоне оккупации. Более 2000 юношей и девушек в возрасте от 15 до 18 лет были угнаны в Германию, свыше 300 мирных жителей – расстреляны [1].

В ходе Воронежско – Ворошиловоградской операции советские войска были вынуждены под ударами превосходящей силы противника отступить. Среднесуточные потери наших войск во время операции составили: 2452 человека (Брянский фронт), 15516 человек (Юго-Западный фронт), 4 758 человек (Воронежский фронт) [6, с.178]. Ведя упорные бои, советские войска отошли с рубежа по реке Северский Донец на восточное побережье Дона, понеся значительные потери (по оценкам начальника штаба 21-й армии генерал-майора Данилова, на этом участке дивизии теряли около 50 % личного состава) [10, л.31]. Однако, во время отступления части Красной Армии вели упорные оборонительные бои, нанося значительный урон живой силе и технике противника, сдерживая его наступление на Дон.

До Победы оставалось еще долгих 3 года… Тысячи павших на Белгородской земле летом 1942 года – это тоже цена Великой Победы, о которой мы не должны забывать никогда.

Список литературы

1. Акт о материальном ущербе, причиненном немецко-фашистскими захватчиками в период временной оккупации Старооскольского района Курской области. 15 мая 1943 года. Архив СОКМ. Ф. 3. Оп.1.Д. 84. Л. 2- 5 об.

2. Великая Отечественная война – день за днем: по материалам рассекреченных оперативных сводок Генерального штаба Красной Армии. Министерство обороны Российской Федерации. – М: Военное издательство, 2008.–Т. 4 «Схватка на юго-западном направлении» 1 июля – 31 декабря 1942 г.– 671 с.

3. Воспоминания командира батальона 8-й мотострелковой дивизии подполковника Е.И. Иткиса. СОКМ ВХ 5127.

4. Воспоминания жительницы с. Шмарное А.М. Журавлевой (1919 г.р.). Архив СОКМ, М– 12.

5. Гергени Д. Один из первых. Авторизованный перевод с венгерского А.Логай. – М: Воениздат, 1970. – 312 с.

6. Гриф секретности снят Потери вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Статистическое исследование/ Под общ. ред. Г. Ф. Кривошеева – М: Воениздат, 1993. – 416 с.

7. Журнал боевых действий 45-й стрелковой дивизии. ЦАМО. Ф.955. Оп.1. Д.20. Л. 1-3.

8. Краткие замечания о боевых действиях 40 Армии в Воронежской оборонительной операции в июне – июле 1942 года (по личным воспоминаниям бывшего начальника штаба 40 Армии генерал-майора Рогозного). ЦАМО. Ф. 395. Оп. 9136. Д.102. Л. 1-6.

9. Немцев А.М. Боевые действия советских войск на территории Центрального Черноземья осенью 1941 – летом 1942 г. (по материалам Курской области): дис. …канд. истор. наук: 07.00.02.– Курск, 2006.– 432 с.

10. Описание боевых действий войск армии с 28 июня по 8 июля 1942 г. с приложением схем обороны и положения частей. ЦАМО. Ф. 335. Оп. 5113. Д. 121. Л. 1-31.

11. Письмо командира дивизиона 178 артполка 45-й стрелковой дивизии А. Игнатьева основателю клуба «Поиск» Э.И. Григорьеву. СОКМ ВХ 5126.

12. Протоколы эксгумации 2000-2004 гг. Текущий архив БРООИПО «Поиск».

13. Самсонов А.М. Сталинградская битва – М: Наука, 89.– 533 с.


Белгородский партизанский отряд в 1941 году

Коровин В.В.– доктор исторических наук, профессор кафедры конституционного права Юго-Западного государственного университета (г. Курск)

В августе – сентябре 1941 г. на территории Курской области, как и в большинстве других прифронтовых регионов страны, начал осуществляться комплекс мероприятий по организации сопротивления немецко-фашистским оккупантам. В современных условиях, государственные и ведомственные архивы, снимая гриф секретности с ряда документов военного времени, открывают для исследователей новые страницы летописи народной борьбы в тылу врага, что позволяет создать более объективное представление о происходивших событиях и явлениях.

Изучение рассекреченных документальных материалов в архивах общественно-политической истории и Управления ФСБ РФ по Курской и Белгородской областям, требует дополнительного обращения к дискуссионной проблеме эффективности организационной оформления и результативности боевой деятельности партизанских формирований.

Например, партизанский фонд (Ф.П.) архива УФСБ РФ по Белгородской области был сформирован в результате передачи соответствующей документации УКГБ СССР по Белгородской области, после изменений, внесенных в административно-территориальное деление Центрально-Черноземного региона в 1954 году. Хранящиеся в фонде документы представленные, в основном, списками личного состава партизанских отрядов и перепиской с руководящими органами, позволяют внести некоторые уточнения в историю организации сопротивления оккупантам.

В 1941 г. работу по формированию партизанских отрядов и организации их деятельности в Курской области возглавил областной комитет ВКП(б). Непосредственное выполнение задач, связанных с организацией партизанского движения, было возложено на Управление НКВД по Курской области. Оперативные работники УНКВД выезжали в районы, где совместно с начальниками РО НКВД и секретарями РК ВКП(б) из состава истребительных батальонов отбирали в партизанский отряд 50-60 коммунистов и комсомольцев, для боевой деятельности в тылу противника.[1, д. 191, т. 1, л. 38-40] К концу сентября 1941 г. подобная работа была проведена более чем в 30 районах Курской области, находившихся под угрозой оккупации.

Как следует из справки 4-го отдела УНКВД по Курской области, Белгородский партизанский отряд был создан в октябре 1941 года. Командиром отряда стал 35-летний уроженец Горьковской области, старший лейтенант Андрей Алексеевич Поляков. Он имел десятилетний опыт службы в РККА, а до оккупации Белгорода работал начальником охраны базы управления государственных ресурсов. Комиссаром отряда был назначен уполномоченный наркомата заготовок по Белгородскому району Александр Тихонович Сиверский.[ 2, л. 199]

На 3 октября 1941 г. в список Белгородского отряда были внесены фамилии 79 добровольцев, отобранных для борьбы на оккупированной территории. Но в момент отмобилизации отряда к месту базирования отказались идти в тыл противника более половины бойцов и командиров, в том числе начальник штаба отряда, а также представители командно-политического состава подразделений. Среди «отказников» оказались бывшие директор МТС, заведующий райфинотделом, начальник и парторг депо. Часть личного состава отряда была призвана в действующую армию. В то же время 13 человек подали заявления о зачислении их в отряд. Таким образом, численность Белгородского отряда составила 41 человек. На вооружении партизан были два ручных пулемета, 44 винтовки и 3000 патронов к ним.[2, л. 17-17-об.]

Осенью 1941 года только часть партизанских отрядов Курской области вела борьбу с врагом. Разведсводка, направленная в НКВД СССР на имя комиссара госбезопасности I ранга Л.П. Берия 14 ноября 1941 г., содержит информацию о том, что после установления связи с партизанскими отрядами, действующими в тылу противника, получены данные о боевой, диверсионной и разведывательной деятельности только Дмитриевского, Белгородского, Глушковского, Крупецкого отрядов.[1, д. 131, л. 50-51].

Так, уже 29 октября 1941 г. в лесу около села Боровское группа партизан Белгородского отряда устроила засаду и напала на конный отряд немцев численностью до 30 всадников. Среди вражеских солдат поднялась паника, они разбежались, бросив убитых на месте боя.[3, л. 31]

Собранные партизанской разведкой сведения о положении в оккупированном Белгороде были изложены в донесении оперативного работника Белгородского горотдела НКВД И.Е. Нестеренко. В 4-й отдел областного УНКВД он передал такую информацию: «3-4 ноября 1941 года из лесов близ с. Никольское, я с группой партизан был направлен в разведку в гор. Белгород. Удалось пробраться только в его окрестности, а именно, на базу УГР. Разведкой установлено, что войдя в гор. Белгород противник согнал человек 500 населения на базу УГР и заставил отбирать и сортировать горевшее зерно и тушить пожар, так как не сгоревшее зерно к употреблению не годится в виду того, что оно пропитано керосином, то противник его вывозил в город якобы для использования в технических целях.

Через два дня, т.е. 27/Х-41 г. после того, как согнанное на базу УГР население собрало это зерно, немцы отобрали у них принесенные с собой мешки и разогнали их, открыв стрельбу из пулемета, в результате чего было убито 30 мужчин и женщин. На базе установлено два зенитных орудия. Деревянный мост через р. Северный Донец немцы восстановили, но по нему могут проходить только подводы, машины и танки проходить не могут.

Кроме того выяснено, что оккупанты, находясь в с. Никольское, взяли 50 коров у населения и выдали расписки, предложили пойти в Белгород получить деньги. Население ходило в гор. Белгород, где по этим распискам Блохин Иван Алексеевич в горкомендатуре выдавал деньги (или 300 руб. советскими или 30 марок немецкими). Блохин ранее работал в гор. Белгороде директором консервного завода и был членом Пленума горкома ВКП(б), сейчас он работает помощником немецкого коменданта города. Его обязанности заключаются кроме того в регистрации и прописке населения города.

Наряду с этим, известно, что в с. Никольское 27/Х-41 года была стычка красноармейской разведки с немцами, в результате чего был убит немецкий офицер. На следующий день в с. Никольское приехали 50 немцев и отобрали у населения все из сундуков, всю одежду и хлеб. Население подняло шум, схватили вилы и кто что мог, тогда немцы покинули село.

Кроме того сообщаю о боевой деятельности Белгородского партизанского отряда. 1. Отряд под командованием "П" до 3/Х1-41 г. находился в лесу Шебекинская дача около сел Боровское, Мясоедово. 2/XI-41 г. немцы в количестве 15 человек, вооруженные автоматами и двумя пулеметами встретились в этом лесу с партизанским отрядом, в результате произошел бой, после чего немцы отошли, унеся на шинелях одного убитого и двух раненых. У нас потерь нет. 2. 3/Х1-41 г. партизанский отряд перешел в лес Будановской дачи села Неклюдово, хутор Старков, где и находится сейчас, 6 ноября в село Неклюдово пришел противник до одного батальона и начал грабить мирное население в селе Неклюдово, в том числе захватил до 100 коров. Партизанский отряд, узнав об этом, напал на противника и в селе Неклюдово завязался бой, который был с 11 до 17 часов 6 ноября1941 года.

С превосходящими силами противника партизанский отряд вел борьбу до момента, пока немцы не покинули село и не бросили захваченный ими скот. Со стороны противника потери составили - 1 офицер и 1 солдат убитыми, ранено 5 немцев, у партизан потерь нет. В этом бою отличились партизаны Е. Гузеев и С. Мирошниченко, которые находились в селе у колхозной конюшни и вели обстрел немцев. Немцы окружили конюшню и хотели отрезать часть партизан, но Гузеев и Мирошниченко отбили немцев гранатами и прорвали кольцо. Лично Гузеев одной из гранат убил немецкого офицера и одного солдата (в числе указанных выше потерь немцев). Немцы ушли из деревни, унеся с собой трупы и раненых. Окровавленная шинель с немецкого офицера долго лежала на улице села».[2, л. 138-140]

Узнав от местных жителей, что в с. Неклюдово снова сосредоточился немецкий отряд численностью 250 человек, партизаны сообщили в штаб 81-й стрелковой дивизии. В ночь на 19 ноября 1941 г. совместно с красноармейцами партизаны внезапно напали на село, убив 8, ранив 13 и взяв в плен 2 немецких солдат.[3, л. 33]. 11 ноября бойцы того же отряда выяснили, что с целью грабежа местного населения по направлению к ближайшим от расположения партизанской базы селам Шебекинского района движется немецкий обоз и устроили засаду. Открыв по противнику внезапный огонь, партизаны убили 6 и ранили 18 немецких солдат.[3, л. 47-49]

Бойцы Грайворонского партизанского отряда

Тем не менее, руководство области было недовольно пассивностью большинства партизанских отрядов. Не владея достоверной и своевременной информацией о боевой деятельности и положении формирований народных мстителей, в том числе и по причине отсутствия регулярной надежной связи с зафронтовой территорией, органы управления сопротивлением передавали в тыл противника жесткие требования об активизации борьбы с врагом. 4 декабря 1941 г. командиру белгородских партизан А.А. Полякову был направлен приказ областного управления НКВД следующего содержания: «Полученные сведения о деятельности Белгородского партизанского отряда свидетельствуют, что борьба с немцами Вами проводится плохо. Со дня отмобилизации отряда, вместо активной борьбы и нападения на немцев, вы занимаетесь почти только разведкой и выполняете пассивную роль. Приказываю немедленно начать активную борьбу с немецко-фашистскими захватчиками, ставя целью истребление фашистов уничтожать продовольствие, горючее и т.п. Необходимо проделать следующее: 1) партизанский отряд должен перейти к активным действиям, производя нападение группами партизан на дороге Белгород-Шебекино в районе сел Разумное, Крутой Лог, Маслова Пристань с целью уничтожения передвижения отдельных немецких групп связистов и проходящий транспорт с продовольствием, горючим и боеприпасами; 2) организовать взрыв наведенного немцами моста под Белгородом, около старого города; 3) выделить несколько групп партизан и высылать периодически для нападения на проходящий транспорт немцев по шоссе от Белгорода на Обоянь в районе сел Шопино, Ячнево; 4) Организовать выявление и сжечь постройки, где разместились немцы в селах Разумное, Дорогобужено, Болховец, Крутой Лог, Ястребово, Мясоедово и Б. и Д. Игуменки. Также сжечь весь имеющийся на полях хлеб и фураж; 5) изыскать возможности проникновения по связям партизан в город Белгород и организовать покушение на бургомистра Блохина и его заместителя Розенталь. Эту работу подготовить лично уполномоченному НКВД т. Свинцову и командиру отряда Полякову; 6) Произвести разведку и выяснить, что сделано, немцами по восстановлению линии ж.д.на Харьков, на Готню…» [2, л. 124]

Но бойцы Белгородского отряда посильную борьбу с оккупантами не прекращали. 22 декабря белгородские партизаны обстреляли немецкий отряд, направлявшийся через хутор Соловьев в село Боровское. В результате боя было убито 9 и ранено 15 вражеских солдат.[3, л. 32]

В оперативной сводке штаба 226-й стрелковой дивизии сообщалось, что 27 декабря 1941 г. противник сжег село Мясоедово и часть села Севрюково. Население этих сел, расположенных на восточной стороне реки Разумное, со скотом направлялось в сторону расположения советских войск. Противник решил отрезать отход местного населения, выслал вслед около 30 человек. При подходе к опушке леса враг был встречен огнем боевого охранения 2-го батальона 987-го стрелкового полка и партизан Белгородского отряда. В результате боя противник вынужден был отступить в Севрюково.[4, д. 15, л. 56]

29 декабря 1941 г. советским пехотинцам удалось овладеть селами Севрюково, Ястребово, Беловское и Ближняя Игуменка. Как отмечалось в донесении политотдела 226-й стрелковой дивизии, в бою было уничтожено до 800 солдат и офицеров 222-го пехотного полка 79-й пехотной дивизии, эскадрон кавалерии 6 орудий (75 мм и 3 мелкокалиберных). Из захваченных орудий бойцы 987-го стрелкового полка вели интенсивный огонь по противнику, засевшему в каменных зданиях села Ястребово. Здание было разрушено и сожжено… Уничтожено 7 складов с боеприпасами, продуктами и вещами, 10 станковых пулеметов, разгромлен штабы артиллерии и пехотного батальона.[4, д. 1, л. 13; д. 15, л. 57-58; д. 91, л. 161-161-об.]

Белгородский партизанский отряд, участвовавший в этой операции, разделился на несколько групп, получил задание провести в тыл врага подразделения дивизии. Одна из групп скрытно подвела военнослужащих к селу Ястребово. Войдя в село, партизаны напали на штаб и забрали документы, убив в перестрелке 15 вражеских солдат. Вторая группа подвела красноармейцев к селу Беловское и была направлена на выявление огневых точек противника. При соприкосновении с вражескими солдатами партизаны забросали их гранатами, уничтожив 12 и ранив 4 человек. Третья группа вместе с бойцами 226-й стрелковой дивизии вела бой в с. Севрюково. В результате налетов на гарнизоны противника, совершенных в ноябре и 13-ти налетов, организованных в декабре 1941 г. партизанами Белгородского отряда было уничтожено соответственно 78 и 172 вражеских солдата и офицера.[2, л. 208]

Таким образом, осень 1941 года стала для белгородских партизан временем боевого крещения, а также обретения положительного опыта взаимодействия с частями РККА, выполнения боевых заданий армейского командования по дезорганизации прифронтовой полосы и ближнего тыла противника.

Список литературы

1. Архив Управления ФСБ РФ по Курской области (АУФСБ КО). Ф. 4-го отд. УНКВД.

2. Архив Управления ФСБ РФ по Белгородской области (АУ ФСБ БО). Ф. П. Д.1.

3. Государственный архив общественно-политической истории Курской области (ГАОПИКО). Ф. 2. Оп. 1. Д. 25.

4. Центральный архив Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ). Ф. 1267. Оп. 1.


Цели и задачи немецкой стороны в операции «Цитадель»

Замулин В. В. – студент 4 курса НИУ «БелГУ» Исторический факультет

«Операция «Цитадель» являлась решающим, поворотным пунктом войны на восточном фронте… С её неудачей, равнозначной провалу, инициатива окончательно перешла к советской стороне» [4, с.310], эти слова фельдмаршала германской армии Э. фон Манштейна, наглядно свидетельствуют о той огромной роли, которую сыграла победа Красной армии в битве под Курском летом 1943 г.

Однако, что бы глубже понять значение срыва операции «Цитадели» для дальнейшего хода истории Второй мировой войны, важно в деталях разобраться в тех целях и задачах, которые ставило перед собой немецкое высшее политическое и военное руководство. Их можно разделить на три группы: политические, военные, идеологические.

Прежде чем начать рассмотрение этих блоков, важно сказать об одной из главных и всеми признаваемых целей наступления 1943 г., стабилизации линии фронта. Данная задача, независимо от взглядов историков, на более глобальные предназначения «Цитадели», всегда признаётся, как одна из ключевых или вообще центральной.

Рассмотрение факторов, явившихся для А.Гитлера определяющими при принятии решения о начале наступления под Курском, не смотря на все доводы противников «Цитадели»[2, с.29], целесообразно начать с наиболее важного, политического. Поскольку, как будет показано далее, именно эта группа целей сыграла огромную роль в решении о наступлении.

Гитлер и его генералы у военной карты. Слева находятся генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн, Адольф Гитлер, генерал Теодор Буссе, и генерал-фельдмаршал Эвальд фон Клейст (1943 год)

По мнению ряда участников и исследователей Курской битвы, глобальной причиной начала «одной из крупнейших и не имевших себе равных по ожесточённости (битв) в истории человечества»[3, c.5] стало желание немецкого командования заключить на какой-то промежуток времени мир с США и Великобританией[5, с.74]. Как писал Э. фон Манштейн: «Если у нас была перспектива добиться мира с западными державами, то, видимо, только в том случае, если бы нам удалось отбить ожидавшиеся с их стороны вторжение или разгромить их на континенте… Но эти две возможности предполагали высвобождение немецких сил на востоке»[6, с.510]. Единственной возможностью для Вермахта, высвобождения сил на момент середины весны 1943 г. было сокращение линии фронта, а наиболее удобным местом для этого, являлся так называемый «Курский балкон».

К важным политическим целям, можно, так же отнести стремление руководства Германии сплотить вокруг себя союзников после оглушительного разгрома под Сталинградом и Верхнем Дону, а так же привлечь на свою сторону ряд стран, соблюдавших до этого нейтралитет.

Весной 1943 г. в странах Оси и сателлитах Германии, в связи с крупными провалами на восточном фронте, ситуация резко обострилась[4, с.36]: «В политических и военных кругах Италии и Венгрии начались брожения и глухое недовольство продолжающейся войной»[4, с.31]. После катастрофы на Волге и той роли, которую сыграли в неё венгерские и румынские войска, Гитлер открыто называл своих союзников не надёжными. «Их даже нельзя назвать «ополченцами»[4, с.37] заявлял он, а командование Вермахта не хотело снабжать их немецким вооружением, так как считало, что оно всё равно попадёт в руки противника.

В этих условиях не удивительно, что в политических кругах Венгрии и Румынии, чьи военные расходы и потери войск достигли значительных размеров, возник вопрос о выходе из войны. Даже Б. Муссолини, один из старейших и надёжных сторонников А. Гитлера, трижды обращался к нему с предложением о заключении мира[1, с.249]. На столь решительный шаг его подтолкнул не только разгром 8-й итальянской армии, но и пленения 200 тысячной группировки итальянцев в Северной Африке, начало массированных бомбардировок авиацией США и Великобритании крупнейших итальянских промышленных центров, а так же получение американцами и англичанами военных баз в регионе Средиземного моря, для проведения операций непосредственно на территории Италии. Эти обстоятельства поставили режим дуче, фактически перед катастрофой [4, с.37-38]. По словам начальника штаба немецкой группы армий «Юг» Т. Буссе: « Основные европейские союзники Третьего рейха стали очень не надёжными[9, с.22].

Ещё более конкретно выразился фельдмаршал В. Кейтель в мае 1943 г. в ходе беседы с А. Гитлером и генерал-полковником Г.Гудерианом: «Это наступление («Цитадель») нужно нам по политическим причинам»[2, с.340], другими словами «в целях восстановления пошатнувшегося авторитета Германии и предотвращения распада фашистского блока гитлеровское командование… решило начать наступление под Курском»[9, с.256]. Таким образом, политическая составляющая будущего наступления явилась определяющей для его проведения.

А. Гитлер считал, что кроме консолидации союзников, важным фактором в успехе будущих сражений явилось бы вступление в войну Турции.

В мае 1943 г. был организован «Пропагандистский аттракцион» [4, c.133] турецкой официальной делегации. Организатор его, по поручению фюрера, выступил Ф. фон Паппен, немецкий посол в Анкаре. Двенадцать старших офицеров и генералов, во главе с министром обороны были приглашены в район Харькова, в расположение 6-й и 7-я танковых дивизии ГА «Юг», где им продемонстрировали танковую мощь Германии. Изюминкой представления стал новейший тяжёлый танк «Тигр». Несколько боевых машин на полигоне преодолевали препятствия, стреляли по мишеням, имитировали танковый бой. Однако, акция не произвела должного впечатления на потенциальных союзников. Как выразился один из офицеров турецкой делегации: «Вермахт кажется столь мощным, что ему вряд ли понадобиться турецкая помощь»[4, c.133].

Не следует приуменьшать и военный аспект проблемы. Вермахт, как никогда нуждался не только в военной победе, но и в активных действиях на Востоке. Пассивность была для него не приемлема. Задачи, которые должны были быть решены операцией «Цитадель», шли в общем контексте стратегии ведения войны, которую предложил Начальник штаба Верховного командования сухопутных войск генерал К. Цейцлер. Его замысел состояла в том, чтобы сильными ударами подорвать мощь Красной армии и лишить её возможности, прежде всего бронетанковые войска, проводить широкомасштабные наступательные операции «и только после этого переместить основные усилия на борьбу против англо-американских войск в бассейне Средиземного моря и в Западной Европе»[5, c.74].

Военные цели летнего наступления можно разделить на две группы. Первая, это цели, изложенные в известных оперативных приказах № 5 и 6 на проведение наступления под Курском. Они заранее были не выполнимыми, так как не учитывали ни реального состояния вооружённых сил, ни экономического потенциала Германии. Ко второй относятся, сформулированные командованием ударных группировок, которые привлекались для проведения «Цитадели». Они, хотя и шли в общем фарватере указаний фюрера, тем не менее, являлись более реалистичными, не были перегружены чрезмерным оптимизмом и пустой риторикой.

После поражения под Москвой, когда А. Гитлер отправил в отставку ряд высокопоставленных генералов и сам стал непосредственно руководить сухопутными силами, создалась ситуация когда «перед войсками начали ставиться несуразные задачи и отдаваться не соответствующие обстановке задачи»[3, c.33]. У высшего политического руководства появилось острое желание поучить генералов их же ремеслу. В результате уже с 1942 г. начала нарастать тенденция подготовки различных грандиозных планов (например, прорыв в Индию через Кавказ), которые вермахт был не в силах реализовать. Наиболее масштабным из них можно считать «Цитадель». Масштаб, заложенного в её плане поражает. «Целью наступления, гласит приказ №6 от 15 апреля 1943 г. - является сосредоточенным ударом, проведённым решительно и быстро силами одной ударной армии из района Белгорода и другой – из района южнее Орла, путём концентрического наступления окружить находящиеся в районе Курска войска противника и уничтожить их»[5, c.520]. То есть, одним ударом за четверо суток (так гласил график операции) Гитлер предполагал окружить более чем миллионную группировку войск, которые полгода назад выстояли в горниле Сталинграда и наголову разгромили армию Паулюса!

Оценка этого замысла значительной частью командного состава уровня дивизия – корпус – армия (например, командующим 4 ТА генералом Г. Готом[3, c.34] и командиром 6 тд генералом В. фон Хюнерсдорфом[4, c.133]), обеих групп армий «Юг» и «Центр», а так же рядом высокопоставленных генералов в Берлине (в частности Г. Гудерианом[2, c.338]), была критической. В июне против этой авантюры выступали уже и Э. фон Манштейн[3, c.338] и генерал В.Модель[7, c.267], командующий 9 полевой армией ГА «Центр».

Поэтому ряд задач, ставившихся в приказе № 6, некоторыми генералами интерпретировались несколько по-иному. Так, командующий 4 ТА ударного оперативно - стратегического объединения, которому отводилось решающая роль на южном фасе Курской дуги Г. Гот, «решил, что приказ о наступлении прямо на север вдоль прямой трассы через Обоянь не следует понимать буквально»[3, c.34]. По его мнению, сначала надо было прорваться к Прохоровке, уничтожить русские подвижные резервы, а уже после этого планировать окружение двух советских фронтов. Ещё дальше пошёл генерал В.Модель, до начала наступления, он «построил в районе Орла серию оборонительных позиций, захватив даже тылы соседней 2-й армии»[7, c.263]. Причём, не поставив в известность об этом Берлин. Трудно себе представить, чтобы командующий армией, которой отводилась главная роль в наступлении, веря в победу, ещё перед началом наступления создавал оборонительные позиции в тылу своих войск.

Как видно, непосредственные исполнители «Цитадели» не разделяли оптимизма своего фюрера, но, будучи военными, были вынуждены действовать в русле его приказов. Пытаясь внести в планирование операции рациональное зерно и получить, как можно больше военных выгод они пытались корректировать задачи войскам. Поэтому, например, по утверждению Манштейна, наряду с главной целью, прописанной в оперативном приказе №6, они с Готом считали, что столь же важной является «задача обеспечить с востока этот удар от подходящих танковых и механизированных соединений, нанося встречные удары.

Разгром этих сил был также целью операции «Цитадель»[6, c.510].

Последней группой целей, которые должны были быть решены летом 1943 г. являлись идеологические. Моральный дух немецкого народа и его вооруженных сил вначале 1943 г. был подорван главным образом огромными потерями и отступлением армии на Востоке, а так же всё возрастающими лишениями, которые приносила война в Германии. Так с 1942 г. территория Рейха начала подвергаться всё возрастающим, мощным авиаударам союзной авиации.

Регулярные налёты на города и промышленные объекты оказывали сильно воздействие не только на мирное население, но и бумерангом били по солдатам в России. Вот цитата из секретного доклада службы безопасности СС о внутриполитическом положении от 11 января 1943 года: «На западе рейха продолжаются вражеские террористические воздушные налёты, влияющие на настроение населения. Воздушные налёты… произвели большое негативное впечатление на население»[10, c.91].

Если на немецкое население налёты производили «большое негативное впечатление», то у сателлитов Германии, в частности Италии, они «вызывали панику» и «дезорганизацию производства»[10, c.88]. Хотя, начиная войну, руководители Германии, в частности маршал авиации Геринг, заверяли, что ни одна вражеская бомба не упадёт на территорию Рейха.

В тоже время, если до января 1943 г. в обыденной жизни немцы сравнительно мало ощущали тяготы войны, поскольку, промышленность наряду с военной техникой, в больших количествах производила гражданскую продукцию, то после 13 января 1943 г., когда был подписан указ о «тотальной войне», это производство резко сократилось. Освобождавшиеся мощности переводили на выпуск оружия. В рамках этого приказа велась «тотальная мобилизация», в результате которой, зарегистрироваться для прохождения военной службы должны были мужчины в возрасте от 16 до 60 лет и женщины от 17 до 45 лет[4, c.22]. Доходило до того, что, в качестве прислуги на зенитных батареях в тылу использовали 15 летних подростков[11, c.93]. Всё это производило удручающее впечатление, как на самих немцев, так и на жителей государств сателлитов, подрывало веру не только в достижение победы, но и в идеологию нацизма. Гитлер понимал это, на совещании, в ходе которого была объявлена окончательная дата начала операции «Цитадель» он заявил: «успех наступления… желателен также с точки зрения его воздействия на наших союзников и на наш тыл» [8, c.374].

Таким образом, попытка разгрома советских войск на Курской дуге летом 1943 г. была актом отчаяния руководства фашистской Германии перед надвигающейся катастрофой.

Список литературы

1. Абатуров В.В, Барсуков А.И., Князьков А.С., ред. кол. Великая Отечественная Война.1941-1945. Кн.2. - М.: «Наука», 1998. – 499 c.

2.Гудериан Г. Воспоминание немецкого генерала. Танковые войска Германии во Второй мировой войне. 1939-1945. - М.: Центполиграф, 2009. – 340 с.

3.Замулин В.Н. Курский излом. - М.: «ЯУЗА», 2007. – 648 с.

4.Кросс Р. Операция «Цитадель». - Смоленск.: Русичь, 2006. - 310 с.

5.Курская битва: Материалы военно-научно-практической конференции. - М.: Наука, 1970. - 354 с.

6.Манштейн Э. фон. Утерянные победы. - Смоленск.: «Русич», 2003. - 672 с.

7.Ньютон С. «Пожарник» Гитлера – Фельдмаршал Модель. – М.: АСТ: АСТ Москва: Хранитель, 2007. - 507 с.

8. Откровения и признания. Нацистская верхушка о войне «третьего рейха» против СССР. Секретные речи. Дневники. Воспоминания. - М.:ТЕРРА, 1996. - 586 с.

9.Рокоссовский К.К. Солдатский долг. - М.: Воениздат, 1997. - 479 с.

10.Широкорад А.Б. Германия под бомбами союзников. 1939-1945 гг. - М.: Вече, 2008. - 464 с.


Участие немецких военнопленных в антифашистском движении
на примере деятельности Национального комитета
«Свободная Германия» и «Союза Немецких Офицеров»

(по материалам ЦАМО (г. Подольск))

Кадира А.С. – младший научный сотрудник отдела научно-экспозиционной работы, аспирант кафедры российской и всеобщей истории НИУ БелГУ

С самого своего начала Великая Отечественная война стала не только войной двух противоборствующих армий, но и превратилась фактически в борьбу двух идеологий: немецкого национального социализма и советского интернационального со­циализма. Исходя из этого, одной из задач советского партийного, полити­ческого и военного руководства в ходе Великой Отечественной войны было уничтожение национал-социалистичес­кой идеологии с помощью самих нем­цев, показ военнопленным преимуще­ств советского социализма. Это было необходимо для политического разложения ар­мии фашистской Германии, воевавшей против Советского Союза [4, 107-117].

Антифашист­ское движение среди военнопленных необходимо было для того, чтобы по­казать и доказать, что сами немцы идут против Гитлера и его идеологии, что не все немцы за Гитлера и его на­ционал-социалистическую идеологию.

Обобщение архивных документаль­ных материалов из фондов Центрального Архива Министерства Обороны, дает основание сде­лать вывод, что создание антифашист­ского движения среди немецких воен­нопленных, содержавшихся на терри­тории СССР, прошло три этапа:

· Подготовка необходимой органи­зационно-политической базы для раз­вертывания антифашистского движения среди военнопленных (1941-1942 гг.);

· Создание Национального комите­та "Свободная Германия" и Союза не­мецких офицеров, обеспечение их функ­ционирования (1943-1944 гг.);

· Реорганизация Национального комитета "Свободная Германия" и Со­юза немецких офицеров, их ликвида­ция (1945 г.).

Советское военно-политическое ру­ководство в начале войны недо­оценивало уровень и глубину идеоло­гизированности немецких солдат и офицеров, и их неприятия идей большевизма. Поэтому поставленная задача в начале войны перед Бюро военно-по­литической пропаганды при ЦК ВКП(б) и подразделениями специаль­ной пропаганды Красной Армии о необходимости создания мощной анти­фашистской организации среди воен­нопленных немцев, оказалась не такой уж простой, как это казалось. Связано это было с успешными действиями Вермахта на начальном этапе войны [4, 108].

Первая серьезная попытка по раз­вертыванию антифашистского движе­ния среди военнопленных была пред­принята в первой половине августа 1941 г. в лагере № 58 (г. Темников Мордовской АССР), где работала спе­циальная группа под руководством Д.З. Мануильского. Перед группой была поставлена зада­ча: склонить немецких военнопленных к составлению и подписанию антифа­шистского документа, изобличающего агрессивную политику фашистской Германии. Однако немецкие военноп­ленные и, прежде всего офицеры, ока­зали жесткое сопротивление [4, 110].

В результате проведенной индивидуаль­ной работы из числа немецких военноплен­ных было отобрано 30 человек, давших пред­варительное согласие на подписание анти­фашистского документа. Когда же необ­ходимо было поставить свою подпись, то 27 человек отказалось, а подписало документ лишь три человека рядового состава [4, 111].

После очередного тура индивидуальной работы свои подписи под антифашистским документом поставили еще три военноп­ленных. Таким образом, из содержавшихся в лагере № 58 немецких военнопленных в количестве 974 чел (в том числе 28 офи­церов) свои подписи под первым антифа­шистским документом поставили всего 6 человек. Лишь через три месяца политиче­ской обработки немецких военноплен­ных в лагере № 58 в октябре 1941 г. 158 немецких военнопленных подписали соответствующий антифашистский до­кумент, получивший название "Обра­щение 158". Этот документ был рас­пространен среди немецких военноп­ленных, содержавшихся в других лаге­рях, а также среди вновь поступающих военнопленных. Определенная часть немецких военнопленных, прежде все­го, рядового состава, присоединялась к "Обращению 158". Следовательно, на­чалом антифашистского движения сре­ди немецких военнопленных необходи­мо считать октябрь 1941 г. [4, 112]

Для активизации антифашистского движения среди военнопленных в июне 1942 г. во все лагеря была направлена программа политико-воспитательной ра­боты, рассчитанная на 390 часов, а при лагере № 74 (г. Оранки, Горьковской обл.) в апреле 1942 г. была организована антифашистская политическая школа (к занятиям приступили 5 мая 1942 г.) [4, 113].

Однако чтобы громогласно зая­вить о создании среди немецких воен­нопленных антифашисткой организа­ции, в нее должны были войти извест­ные офицеры и генералы немецкой ар­мии. Солидных военнопленных офице­ров, рангом не ниже полковника, к концу 1941 г. в советском плену не было. Они стали попадать в плен лишь с конца 1942 г. К этому времени во всех лагерях, где содержались немецкие во­еннопленные, была развернута мощная политико-психологическая обработка.

Переломным моментом в организации антифашистского движения среди немецких военнопленных стал 1943 год. Разгром 6-ой немецкой армии под Сталинградом (январь 1943 г.) способ­ствовал тому, что в советском плену оказалось значительное количество вы­сокопоставленных немецких офицеров и генералов во главе с генерал-фельдмаршалом Фридрихом Паулюсом. Само поражение лучшей армии Вермахта – 6-й полевой - разлагающе воз­действовало на пленных немцев, нахо­дившихся уже в лагерях для военнопленных. Как вспоминал адъютант фельдмаршала Паулюса, Вильгельм Адам:

«Прибытие «сталинградских генералов» было, конечно, сенсацией для «старых» немецких военнопленных. Полные любопытства, они стояли перед кухней в фартуках и белых колпаках или выглядывали из окон бараков. В лагере, по-видимому, было не очень много народу» [1].

Так на­зываемые "сталинградские пленные" принесли в лагеря военнопленных ра­зочарование войной и политикой Гит­лера, они были брошены Гитлером на произвол судьбы, что и не скрывали. Созданная к этому времени база для ан­тифашистской работы и формирования антифашистской организации была ис­пользована администрацией лагерей и представителями советской военно-по­литической пропаганды для подготовки создания солидной антифашистской организации в лагерях для военнопленных [4, 114].

Успешные боевые действия Красной армии, в частности победа в Курской битве летом 1943 года, способствовали закреплению тезиса о том, что Гитлер проиграл войну, и необходимо делать все для ее быстрейшего завершения, и думать о послевоенном устройстве Германии. Основные идеи созданного 12 июля 1943 года Национального комитета «Свободная Германия» заключались в следующем [3, 512]:

• мобилизация на борьбу против Гитлера и его военных преступлений всех слоёв населения, в том числе офицеров, сознающих ответственность за судьбу нации;

• полная ликвидация всех законов, основанных на расовой дискриминации и ненависти к другим народам, а также всех учреждений гитлеровского режима;

• отмена всех законов гитлеровского режима, основанных на принуждении и направленных против свободы и человеческого достоинства;

• восстановление и дальнейшее расширение политических прав тружеников, свободы слова, печати, союзов, а также свободы совести и вероисповедания;

• свобода хозяйственного развития, торговли и ремёсел;

• обеспечение права на труд и охрана собственности, приобретённой законным путём;

• возврат всего награбленного национал-социалистскими правителями имущества его законным владельцам;

• конфискация имущества военных преступников, конфискация военных прибылей; развёртывание торговли с другими странами;

• немедленное освобождение всех жертв гитлеровского режима и выплата им соответствующей компенсации;

• суд над военными преступниками;

• создание нового немецкого правительства.

В состав руководства «Национального комитета» вошли представители разных категорий военноп­ленных и социальных слоев: 4 кадровых офицера, 6 офицеров запаса, унтер-офи­церы, рядовые, представители политиче­ской эмиграции, врачи, священники и т.п. На первом заседании На­циональный Комитет единогласно избрал своим президентом известного немецкого поэта Эриха Вайнерта, первым вице-прези­дентом - майора Карла Хетца и вторым вице-президентом - лейтенанта Генриха графа фон Айнзиделя (Он рассказал, когда его взяли в плен, что является внуком Отто фон Бисмарка и что он сожалеет о том, что Гитлер нарушил золотое правило Бисмарка - не нападать одновременно на Россию и Запад.) [3, 514].

Участники движения получили возможность активно действовать на фронтах и вести антифашистскую пропаганду. Комитет действовал, как открыто - с помощью листовок и звуковещательных станций, так и нелегально, путём проведения акций в прифронтовой зоне и в тылу германских частей. Для бесперебойного обеспечения агитационных бригад комитета кадрами, создавались специальные школы, где преподавателями были наиболее политически подготовленные антифашисты и политэмигранты. Школы для немецких антифашистов имелись почти на каждом фронте [3, 515].

Согласно документам Центрального Архива Министерства обороны (г. Подольск), в ходе опроса пленных солдат и офицеров Вермахта инструкторами 7 отдела Политуправлений различных фронтов уделялось достаточное внимание наглядной агитации, в частности распространению среди военнопленных агитационных листовок, призывающих к добровольной сдаче в плен. Некоторые военнопленные и перебежчики сами намекали ответственным за агитацию инструкторам РККА, на что в первую очередь следует обратить внимание в листовках:

«В офицерских кругах существует мнение, что офицеров расстреливают в русском плену в любом случае – перешли ли они добровольно к русским или взяты в плен силой. Надо ясно сказать в листовках, что офицеры остаются в живых и позже попадут домой. Надо опровергнуть историю с Катынской трагедией…» [9, 208-209].

Другой военнопленный, обер-ефрейтор 1 батареи 186 артиллерийского полка 86 пехотной дивизии Ганс Бриль говорил о листовках, распространяемых активистами Национального комитета и инструкторами 7 отдела Политуправления Центрального фронта, следующее:

«Советские листовки солдаты читают с интересом. Последняя листовка, которую я читал, называется «Во что обойдется вам день наступления на Курск». В листовках пишется правда из жизни данного участка, где наступают или обороняются немцы. Все это оказывает большое влияние на солдат. Когда немецкая печать сообщала о том, что в Сталинграде все солдаты, генералы и офицеры погибли, а ваша листовка с фотографиями Паулюса и других генералов подтверждает, что они живы и находятся в плену. Солдаты верят листовкам больше, чем официальным сообщениям ОКВ (Верховного Главнокомандования Вермахта). Ведь мы прекрасно понимаем, что при любом окружении всех уничтожить невозможно, кто-то должен сдаться в плен» [6, 4].

Пленных в обязательном порядке знакомили с манифестом Национального комитета «Свободная Германия». Реакция на манифест и деятельность этой организации со стороны военнопленных была неоднозначной. Далеко не все военнопленные принимали идеи «Национального Комитета» положительно. Из датированных августом 1943 года протоколов опроса немецких военнопленных, хранящихся в Центральном Архиве Министерства обороны, можно сделать вывод, что немало военнопленных, в особенности представителей офицерского состава не охотно шло на сотрудничество с антифашистами [4, 113].

Так, командир взвода разведотряда 251 пехотной дивизии обер-лейтенант Эрнст Шюпе, взятый в плен в августе 1943 года во время сражения на Курской дуге, ознакомившись с Манифестом, заявил опрашивавшему его старшему инструктору 7 отдела Политуправления Центрального фронта, майору Дятленко следующее:

«Мне не понятно, что авторы Манифеста подразумевают под словами «свободный народ». По-моему он теперь и есть свободный – никакого террора или коррупции, как это говорится в Манифесте, мы и в Германии не знаем теперь. О какой свободе для немцев может идти речь, если они проиграют войну? Если Англия, Америка и Франция победят, они поставят Германию в такое положение, перед которым Версаль покажется детской игрушкой, а Комитет собирается создать какую-то сильную демократию. Где же его силы? Ведь это только бумага, слова» [8, 184].

Другой офицер Вермахта – взятый в плен в бою у села Поныри Орловской области 12 июля 1943 года обер-лейтенант Альфред Кекриц, командир 12 роты 479 пехотного полка 258 пехотной дивизии 9 полевой армии заявил, что:

«Среди вопросов, касающихся будущего Германии очень важен вопрос о расчленении страны. Если Национальный комитет сможет этому воспрепятствовать в случае поражения Германии – это очень хорошо. Но где гарантия, что Национальный комитет выполнит свою программу?» [7, 169].

То обстоятельство, что наряду с депу­татами рейхстага от Коммунистиче­ской партии Германии в его составе не было авторитетных и широко извест­ных высших офицеров, являлось слабой стороной НКСГ. Это давало по­вод враждебной пропаганде заявлять, что НКСГ - орган коммунистической пропаганды. Этим снижались возмож­ности его работы как в тылу врага, так и среди военнопленных.

По замыслу «Научно-исследовательского института № 99», как в целях конспирации именовалась Комиссия по работе с военнопленными Исполкома Коминтерна, перешедшая после его роспуска в ведение ЦК ВКП (б), а также Главного управления по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ) НКВД и Главного политуправления РККА (ГлавПУРа), было решено создать еще одну антифашистскую организацию - "Союз Немецких Офицеров" (СНО) [1].

В августе 1943 года нарком внутренних дел СССР Берия одобрил предложенную заместителем начальника, начальником оперативно-чекистского отдела ГУПВИ генерал-майором Мельниковым кандидатуру президента СНО - генерала фон Зейдлица. Хотя тот и занимал высокое положение в вермахте, фигура Паулюса на посту главы СНО была бы, разумеется, для советской стороны предпочтительнее. Но фельдмаршал возражал как против создания подобного союза, так и против своего участия в нем. Так начались работа Лубянки с Паулюсом и Зейдлицем, которым присвоили весьма красноречивые оперативные псевдонимы: первому - Сатрап, а второму – Презус [3, 251].

11-12 сентября 1943 года в Лунево под Москвой основывается Союз немецких офицеров, о чем объявила газета НКСГ "Свободная Германия". Как писал об этом событии адъютант фельдмаршала Паулюса, полковник В. Адам:

«Лагерь Войково вновь забурлил, когда пришло известие о создании Союза Немецких Офицеров. 11 и 12 сентября 1943 года в Луневе под Москвой собралось более ста делегатов от пяти офицерских лагерей, а также члены Национального комитета «Свободная Германия» и гости. Тяжелые поражения немцев на всех фронтах явились последним толчком для группы старших офицеров, которые начали действовать в духе движения «Свободная Германия». Инициатива Коммунистической партии Германии и ее Центрального Комитета, а также Национального комитета путем создания собственной организации облегчить офицерам присоединение к движению «Свободная Германия» и тем самым придать этому движению более широкую основу нашла благодатную почву» [1].

Президентом Союза был избран генерал артиллерии Вальтер фон Зейдлиц, вице-президентами - генерал-лейтенант Александр фон Даниэльс, полковник ван Гоовен и полковник Штейдле. Были провозглашены цели Союза: добиваться заключения мира между Германией и СССР, выступить с обращением к германскому народу и армии с призывом сместить гитлеровское правительство. Какое значение придавалось этому событию можно судить по тому, что собрание снималось "Союзкинохроникой", а сообщение о нем было опубликовано в газете "Правда". Для упрощения агитационной работы и налаживания взаимодействия между Национальным Комитетом и «Союзом Немецких Офицеров», Зейдлиц предложил руководству Управления НКВД СССР принять ряд мер, с целью улучшения деятельности антифашистских организаций в германской армии. В частности он предлагал обеспечить [5, 95]:

1. Нахождение особенно подходящего "уполномоченного" Национального Комитета (офицера для связи) при каждом фронтовом штабе Красной Армии.

2. Нахождение приблизительно трех сильных "фронтовых групп" для пропаганды на фронте (на участке каждого фронтового штаба Красной Армии), подчиняющихся названному в п. 1 "уполномоченному". Количество "фронтовых групп" зависит от ширины участка и положения в тот или иной период.

3. Нахождение в каждом фронтовом лагере-распределителе для военнопленных "лагерных групп" для получения сведений от пленных и приобретения сторонников движения "Свободная Германия".

4. Пропаганду в устном и письменном виде о положении на фронте в некоторых германских частях.

По мнению Зейдлица эти меры способствовали бы [5, 96]:

1. получению в большем объеме и лучшего использования показаний пленных и перебежчиков для пропаганды Национального Комитета;

2. более тщательному, приспособляемому к каждому данному моменту разъяснению германскому фронту путей и целей Национального Комитета;

3. вербовке и обучению подходящих участников пропаганды на фронте из рядов военнопленных:

4. подробному разъяснению новым военнопленным целей Национального Комитета и дальнейшей вербовки в ряды антифашистских организаций.

Кроме того, Зейдлиц тpебовал для членов СHО повышенные ноpмы питания, необходимые для "напpяженной умственной pаботы", солдат и унтеp-офицеpов для обслуживания во вpемя еды, сапожника, поpтного, паpикмахеpа, pадио, пианино или pояль, книги на немецком языке, лампы, часы, зимнюю одежду, возвpат орденов и т. п. Руководство УПВИ пошло на удовлетвоpение почти всех его требований [2, 120-138].

Создание «Союза» было встречено многими военнопленными и перешедшими на сторону Красной Армии немецкими солдатами неоднозначно. Так, перебежчик из 47 охранного полка обер-ефрейтор Петер Даргфреде выразил недоверие присоединению Зейдлица и других офицеров к программе Национального Комитета. В протоколе опроса приводятся такие его высказывания [10, 246]:

«….многие немецкие офицеры неискренне присоединились к программе «Национального Комитета». Я считаю, что такие генералы, как Зейдлиц и фон Даниэльс не могли за такой короткий срок поменять свое мировоззрение. Мне кажется, что они выступают против Гитлера из своих шкурных интересов, по-моему, они хотят добиться улучшения своего положения, хотят улучшить свое питание и бытовые условия. Когда эти генералы появятся в Германии, они не замедлят выступить против революционных масс Германии».

Другой перебежчик - обер-лейтенант Роберт Байер, старший ветеринар 2 дивизиона 6 артполка 6 пехотной дивизии 9 полевой армии Вермахта воспринял создание «Союза Немецких Офицеров» весьма положительно [9, 208]:

«Этот союз будет иметь большой авторитет среди немецких офицеров и солдат, так как имена генералов Зейдлица и фон Даниэльса пользуются среди офицеров большой популярностью. Когда солдаты узнают, что в России создан «Союз Немецких офицеров», они без колебаний пойдут в русский плен, так как будут уверены в том, что их не расстреляют».

Политическая работа ГлавПУРа и УПВИ с военнопленными не огpаничивалась действиями по pазложению вpажеской армии силами антифашистски настpоенных военнопленных. Тот же Зейдлиц неоднократно обращался в УПВИ с предложениями об оpганизации немецких воинских подразделений, аналогичных создававшимся в Вермахте «восточным формированиям» из советских военнопленных и перебежчиков. Однако на создание подобных подразделений советское руководство так и не пошло [2, 130].

В 1945 году на основании pешений Беpлинской конфеpенции об упpазднении всех военных и полувоенных оpганизаций в Геpмании и запpещении ношения в Геpмании военной фоpмы, было принято решение ликвидиpовать «Союз Немецких Офицеpов», пеpесмотpеть положение о военнопленных, котоpым было пpедоставлено пpаво носить знаки отличия и pазличия и "поставить пеpед диpективными оpганами вопpос о дальнейшем существовании Hационального комитета "Свободная Геpмания" и создании вместо него оpгана для политической pаботы сpеди военнопленных немцев в соответствии с требованиями нынешней политической обстановки".

30 октябpя 1945 г. было пpинято pешение Политбюpо ЦК КПСС о ликвидации Hационального Комитета "Свободная Германия" и Союза Немецких Офицеpов. Это pешение было пpедваpительно согласовано с ЦК Компаpтии Геpмании и pуководством Hационального Комитета.

2 ноябpя 1945 г. состоялось пленаpное заседание Hационального Комитета "Свободная Германия" совместно с бюpо Союза Немецких Офицеpов, на котоpом было пpинято pешение о самоpоспуске. Более 6 тыс. членов этих оpганизаций пpекpатили свою деятельность. В этот же пеpиод отчислены многие сотpудники "Института № 99" - немецкие коммунисты Вальтеp Ульбpихт, Антон Аккеpман, Эpих Вайнеpт и дpугие.

Исходя из всего вышеизложенного, необходимо сделать следующий вывод – военнопленные по обе стороны фронта нередко становились орудием политической борьбы в руках воюющих сторон. Учитывая уровень политической грамотности и глубокого восприятия большинством солдат и офицеров Вермахта идеологии национал-социализма, высшее военное и политическое руководство СССР понимало, что для победы на идеологическом фронте необходимо морально разложить Вооруженные силы противника, а сделать это можно было, активно привлекая военнопленных к участию в антифашистском движении, что и было реализовано на примере Национального Комитета «Свободная Германия» и «Союза Немецких офицеров».

Список использованных источников и литературы

1. Адам В. Катастрофа на Волге – http://militera.lib.ru/memo/german/adam/06.html

2. Безбородова И. В. Генералы Вермахта в плену Обозреватель-Observer №8, 2008 г.

3. Верт А. Россия в войне.- М.: Эксмо, 2003. 736 с.

4. Галицкий В. Антифашистское движение немецких военнопленных в СССР (1941 -1945 гг.)//Обозреватель-Observer №8, 2008 г.

5. Записка президента Союза Немецких офицеров генерала фон Зейдлица заместителю начальника Управления НКВД СССР по делам военнопленных и интернированных НКВД СССР комиссару госбезопасности Н. Мельникову// Хрестоматия по отечественной истории (1914 - 1945 гг.) под ред. А.Ф. Киселева, Э.М.Шагина. - М., 1996.

6. Протокол №54 опроса военнопленного – обер-ефрейтора 1 батареи 186 ап 86 пд Ганса Бриль.// ЦАМО ф.201 оп.384. д №66. л. 4.

7. Протокол №63 опроса военнопленного обер-лейтенанта Альфреда Кекрица, командира 12 роты 479 пп 258 пд 9 ПА. //ЦАМО ф. №201 оп. 384. д №66 л.169.

8. Протокол № 69 опроса военнопленного командира взвода разведотряда 251 пд обер-лейтенанта Эрнста Шюпе.// ЦАМО ф.201 оп.384. д №66 л.184.

9. Протокол № 78 опроса перебежчика 6 пехотной дивизии 6 артполка старшего ветеринара 2 дивизиона обер-лейтенанта Роберта Байера. // ЦАМО ф. №201 оп. 384. д. № 66 л. 208-209.

10. Протокол № 88 опроса перебежчика 47 охранного полка обер-ефрейтора Петера Даргфреде. //ЦАМО. ф.201. оп.384. д.№66 л.246.


Помощь женщин Прохоровского района Курской области действующей армии, партизанам и подпольщикам в годы Великой Отечественной войны

Шеенко В. Б. - учитель математики и физики МОУ «Журавская СОШ» (Прохоровский район Белгородская область)

Свой вклад во всенародную заботу о раненых бойцах и командирах Красной армии внесли женщины Прохоровского района, чья территория оказалась ареной многих важных событий, испытала ожесточенные боевые действия и оккупацию. Женщины в тылу оказывали постоянную помощь военным, которые не только находились в селах области, но и временно останавливались при их прохождении. Они принимали и размещали на постой по домам солдат и командиров, помогали в обеспечении продуктами питания партизан. Так, в деревне Андреевка Прохоровского района Курской области женщины во время оккупации помогали разведчикам и партизанам. Они получали данные о противнике, располагавшемся в деревне, о его технике, о расположении караульного помещения, коменданта, кухни. Согласно архивным данным, однажды разведчики в 1942 г. пришли в дом Кучерявенко В. М., узнав необходимую информацию, они собирались уходить, но, увидев их, патрульный немец подал тревогу, тогда разведчики, не вступая в бой, повернули в обратное направление и смогли уйти в направлении передовой. Ранним утром Кучерявенко В. М. и другие женщины взяли санки и стали ездить по следу, по которому ушли в направлении фронта разведчики. Утром фашисты зашли в дом и начали допрашивать всех жильцов. Ответ был только один: «Русских солдат не было, и никого мы не видели» [2, с. 7].

У другой жительницы этого же села Марфы Ивановны Кулешовой разведчики обосновались в доме, спрятав под соломой белые маскхалаты, гранаты и лыжи. Утром к ней подъехали два немца и начали брать солому, в которой спрятано обмундирование разведчиков. Без промедления Марфа Кулешова со своими дочерьми Марией и Александрой, а также проживающей у них по эвакуации девушкой, вышли на улицу и уговаривали немцев зайти в дом погреться, тем самым, пытаясь их отвлечь. Немцы зашли в дом, тем временем Мария вывела лошадь со двора, стегнула ее, и она побежала в направлении села Прелестного. Зайдя в дом Мария, сказала немцам, что их лошадь убежала, они выскочили из дома и побежали за лошадью. Так были спасены разведчики и семья Кулешовой Марфы Ивановны [2, с. 7].

В годы войны свыше 6 тыс. госпиталей действовали на фронте и в тылу, они обеспечивали бесперебойное медицинское лечение и эвакуацию раненых [6, c. 296]. Важно сказать, что значительная часть шефской работы с госпиталями проводилась через областные комитеты помощи по обслуживанию больных и раненых бойцов и командиров Красной Армии. В прифронтовых районах Курской области, большую помощь оказывали женщины в полевых госпиталях, расположенных в селах области перед началом боевых действий на Курской дуге. Например, в селе Подольхи Прохоровского района дислоцировался хирургический полевой передвижной госпиталь № 2329 (ХППГ- 2329). В нем числилось свыше 100 медиков, помимо них здесь работали простые жительницы села, они трудились сутками, без сна и отдыха, обслуживая раненых бойцов и офицеров[4, с.168]. В течении Прохоровского танкового сражения, которое состоялось 12 июля 1943 г., немецкая авиация не раз совершала налеты на мирный санитарный объект, нарушая при этом, международную конвенцию. С прохоровского поля основной поток раненых шел сюда, в Подольхи. Необходимо отметить, что в помощи раненым участвовали не только медики, но и гражданское население. Привлечение местных жителей определялось в первую очередь необходимостью решения задач лечения и реабилитации раненых, пострадавших в ходе боевых действий. Около пятнадцати женщин откликнулись на призыв, они помогали медсестрам, работали на кухне, дежурили в палатах, стирали белье и др. В числе таких вольнонаемных были Аня Стрельникова, Мария Молчанова, Анастасия Черкашина, Мария Доманова. В районе Прохоровки возвратились к жизни тысячи раненых бойцов и офицеров, сотни мирных жителей, пострадавших от артобстрелов и бомбежек. Госпиталь № 2329 спас за войну тысячи раненых, семьдесят процентов из них вернулись в строй»[5]. Уроженка села Радьковка Прохоровского района Ефросинья Николаевна Воронова, работавшая в этом госпитале, вспоминала: «Работала санитаркой, в мои основные обязанности входило наводить порядок в помещении, приносить и кипятить воду и др. Я быстро освоила сестринское дело, могла и рану осторожно обработать, медиков не хватало, поэтому приходилось на ходу учиться всему» [3, c. 90-91].

Финансовая и материальная поддержка тыла воюющей армии выражалась в сборе средств и подарков. Данная работа была организована таким образом, чтобы в нее были вовлечены все имевшиеся на местах организации: предприятия, учреждения, колхозы, уличные комитеты и т.д. При этом применялись различные формы деятельности, т.к. массово-политическая работа: митинги, собрания в трудовых коллективах с обсуждением обращений инициаторов движений, периодическая печать и другие средства пропаганды.

Постановление ЦК ВКП (б) «О сборе среди населения теплых вещей и белья для Красной Армии», принятое 5 сентября 1941 г. обязывало обкомы, крайкомы, ЦК компартий союзных республик начать сбор среди населения полушубков, выделанных и невыделанных овчин, валенок, фуфаек, теплого белья, шерсти, рукавиц, шапок-ушанок, ватных брюк и других теплых вещей. Уже в сентябре 1941 г. под руководством секретаря Прохоровского райкома партии Курской области Т. Волчкова было принято решение о создании комиссии по сбору теплых вещей и белья для Красной Армии. Женщинами района было собрано и отправлено партизанам отряда имени Кирова 40 теплых мужских рубах, 71 пара нижнего белья, 10 полушубков, 20 пар валенок, 53 пары перчаток, 30 шерстяных шарфов, 90 пар носков и 60 метров крестьянского полотна [2].

Денежная проблема в условиях войны приобрела особую остроту для страны. В первые месяцы войны складываются различные формы участия населения в приумножении фонда обороны: ежемесячные отчисления однодневного или двухдневного заработка, взносы наличными деньгами, передача облигаций госзаймов, ценностей, продовольствия, перечисление средств, заработанных трудящимися на воскресниках. Прием денежных взносов и ценностей находился в компетенции различных организаций и учреждений. В целях пропаганды, движение широко освещалось в местной печати. Однако необходимо отметить тот факт, что денежные взносы в начале войны поступали в сравнительно небольших суммах. Количественный и качественный показатели выросли с конца 1942 – начала 1943 гг. Именно в этот период во многих районах Курской области начались массовые сборы средств на строительство новых танковых колонн и эскадрилий боевых самолетов. Так, Прохоровский район собрал 210 тыс. рублями и 90 тыс. руб. облигациями госзаймов[1, Ф.Р. – 1517. Оп. 1. Д. 61. Л. 29.].

Таким образом, женщины оказывали многочисленные вспомогательные работы в тылу для армии. Они снабжали солдат, разведчиков, партизан пищей, одеждой, лекарствами, передавали данные о противнике, располагавшемся в деревне или в городе, о его технике, о расположении караульного помещения и т. д. Жительницы Курской области производили сбор теплых вещей и денег, проводили ремонт и стирку красноармейского обмундирования, что являлось существенной поддержкой действующей армии, работали вольнонаемными в госпиталях, сдавали кровь для спасения раненых и др.

Источники и литература

1. Государственный архив Белгородской области (ГАБО). Ф.Р. – 1517. Оп. 1. Д. 61.

2. Архив Прохоровского государственного военно-исторического музея – заповедника «Прохоровское поле»

3. Сабельников М.А. Прохоровка: Величие подвига. – Белгород: «Везелица», 2005. – 108 с.

4. Сабельников М.А. Свет очей твоих. – Белгород: Везелица, 2008. – 176 с.

5. Сабельников М.А. Разве можно забыть теплоту ваших рук // Белгородская правда. 2005г. 12 июля.

6. Чиченков, А.П. Белгородчина в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. – Белгород: Изд-во «КОНСТАНТА», 2005. – 416 с.


Белгородские железнодорожники в начале Великой Отечественной войны (июнь-август 1941 г.)

Манжосов А.Н. – кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры истории, социальной работы и социальной экологии Курского института социального образования (филиал РГСУ) (г. Курск)

22 июня 1941 г. без объявления войны дивизии гитлеровской Германии вторглись на территорию СССР, атаковав советские пограничные заставы по всей линии границы от Баренцева до Черного морей. Началась Великая Отечественная война советского народа с фашистскими захватчиками.

В ряды активных защитников Советской Родины вставал и миллионный отряд советских железнодорожников. 22 июня 1941 г. на всех железных дорогах, на всех предприятиях транспорта прошли митинги, рабочие собрания, участники которых давали обещания бороться с фашистскими захватчиками, проявлять самоотверженность, смекалку, инициативу в труде, свойственную советским транспортникам.

На митинге начальник станции Белгород Юрченко отметил, что «железнодорожный транспорт – родной брат Красной армии. «На нас возлагается огромная ответственность перед Родиной. Мы должны быть организованными и дисциплинированными. Каждый из нас должен быть начеку, как часовой на своем посту». Решительно прозвучало выступление стрелочника станции Белгород Южной железной дороги Я.Д. Сотника. «Два моих сына идут на фронт защищать Родину, – сказал он, – Но если потребуется, то и я, несмотря на 60-летний возраст, возьму винтовку и пойду бить врага».[1, с. 17]

В экстренном выпуске газета белгородских железнодорожников «Сигнал» 23 июня опубликовала резолюцию митинга: «На призыв советского правительства... коллектив станции Белгород крепче сплотит свои ряды вокруг партии Ленина-Сталина, еще больше усилит большевистскую бдительность. Будем честно, самоотверженно трудиться, чтобы обеспечить бесперебойное продвижение грузов, необходимых для защиты социалистического Отечества...».

Выступая на митинге в паровозном депо Белгород, машинист Г.Федоров сказал: «У меня двое сыновей в армии. Я им дал наказ: «Бейтесь бесстрашно с врагами, сынки мои. Отец вместе с вами до последней капли крови готов защищать свою страну…».[3, с. 19-20]

Решающим шагом в приспособлении железных дорог страны к военным условиям явился перевод движения поездов па особый воинский график. Он был введен приказом НКПС от 23 июня 1941 года с 18 часов 24 июня 1941 г. взамен существовавшего в распоряжении начальников дорог воинского графика 1938 года. Сущность этого графика состояла в быстрейшем продвижении в первую очередь воинских эшелонов и особенно грузов, связанных с мобилизационными перевозками.

В новом графике предусматривалось первоочередное продвижение воинских эшелонов и транспортов, максимальное использование пропускной способности линий, обеспечение четкой работы станций. В отличие от графика мирного времени воинский был параллельным, то есть времена хода по перегонам и стоянки на станциях по техническим нуждам были приняты для всех поездов одинаковыми. Он исключал обгон одних поездов другими. Это позволило предусмотреть в графике максимальное количество поездов. Весовые нормы воинских эшелонов и транспортов были унифицированы, размеры пассажирского движения, как дальнего, так и пригородного, были сокращены до минимума. Несмотря на сжатые сроки, новый воинский график на 44 железных дорогах удалось ввести в действие без серьезных срывов.

29 июня 1941 г. Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) обратились к партийным и советским организациям прифронтовых районов с директивным письмом, в котором был представлен план борьбы против фашистских захватчиков. СНК СССР и ЦК ВКП(б) потребовали от партийных, советских и общественных организаций превратить страну в единый военный лагерь, подчинить все силы и средства интересам войны, перестроить работу советского тыла и народного хозяйства на военное положение.

Однако переход железнодорожного транспорта на рельсы военного времени оказался достаточно сложным. Это касалось особенно перевода локомотивных бригад на воинский график 1941 года, проведения светомаскировки железнодорожных объектов, подготовки личного состава предприятий к выполнению мероприятий местной противовоздушной обороны (МПВО).

Характерной чертой первых недель войны стал трудовой подъем среди работников железнодорожного транспорта. По инициативе железнодорожников начался пересмотр довоенных обязательств. Принимались новые, повышенные. Мысли и чувства работников магистралей были выражены в обращении, опубликованном 8 июля 1941 г. на страницах газеты «Ударник Дзержинской»: «Товарищи железнодорожники Советского Союза!.. Обеспечим полностью нужды Красной Армии в перевозках, быстро и бесперебойно доставим военные грузы на фронт, поможем Красной Армии разгромить фашистские банды... Надо особенно сейчас, в этот серьезный момент, показать всю силу, мощь и организованность железнодорожного транспорта, с честью выполнить все, что требует от нас наша Родина...».

Ремонт поврежденного паровоза

Высоким трудовым порывом ознаменовали первую военную неделю белгородские железнодорожники. 23 июня 1941 г., несмотря на неблагоприятную погоду, смена дежурного по станции Белгород Кизилова все поезда принимала по графику, перевыполнив суточное задание по погрузке. Машинисты паровозного депо С. Головин, Тюбов провели поезда с превышением веса и участковой скорости. Машинист-лунинец П.Д. Лушников провел тяжеловесный поезд из Белгорода до Основы на 25 минут раньше графика.[1, с. 20]

На всю Южную железную дорогу прозвучал призыв машинистов комсомольского паровоза ФД 20-2850. «Мы понимаем всю сложность и ответственность нынешней обстановки, – писали члены локомотивной бригады, машинисты П.Д. Лушников, Е.Д. Добронравов, помощники машиниста И.А. Федорков, М.А. Сошенко, И.Ф. Быков и другие – постараемся работать по-фронтовому, чтобы помочь Красной Армии разбить врага». По призыву машинистов-новаторов скоростного вождения поездов Ф.В. Беседина, С.И. Терещенко многие паровозники водили поезда с большим нагоном времени в пути (Г.И. Загребельный, Ф. Севрюков, В. Пересыпкин и др.). [3, с. 48-49]

29 июля 1941 г. в газете «Правда» был опубликован обзор писем под заголовком «Трудящиеся предлагают создать фонд обороны». В нем приводились многочисленные выдержки из писем, присланных в редакцию, в которых люди, предлагая создать народный фонд обороны страны, одновременно сообщали о сделанных ими первых взносах деньгами, облигациями госзаймов, различными материальными ценностями, продовольствием. В конце обзора говорилось, что добровольные взносы в фонд обороны можно вносить в любое отделение Госбанка на специальный счет.

31 июля коллектив московского завода «Красный пролетарий» обратился к рабочим, инженерно-техническим работникам, служащим, работникам науки и искусства Советского Союза с призывом начать отчислять в фонд обороны страны ежемесячно до окончания войны свой однодневный заработок. [2, с. 33, 37]

Рабочие вагоноремонтного пункта ст. Белгород слесари Лукьянов, Поликарпов, токари Мартынов, Завгородний, значительно (на 375 – 525 %) перевыполняли нормативы по ремонту автотормозов, насосов. Слесарь паровозного депо Белгород Олейников на 11 часов раньше закончил ремонт паровозного крана.[1, с. 20] В июле 1941 г. коллектив паровозного депо Белгород перечислил в Фонд обороны 10190 рублей. Машинист паровозного депо Г.И. Загребельный передал в Фонд обороны более одной тысячи рублей.[4, л. 34-35]

С большим подъемом участвовали транспортники во Всесоюзном воскреснике 3 августа 1941 г., посвященном Дню железнодорожника. Наряду с ремонтом подвижного состава и железнодорожных путей по всем отделениям в этот день был проведен сбор металлического лома. В итоге проведенного воскресника заработок, поступивший в фонд обороны, составил: по Курскому отделению – 30767 рублей, по Белгородскому – 29358.[4, л. 19]

3 июля 1941 года с обращением к народу выступил председатель Государственного Комитета Обороны И.В. Сталин. Тревожно звучали его слова о положении Красной Армии на полях сражений, о том, что должны делать советские люди в тылу и на фронте, о задачах в войне с гитлеровскими захватчиками. «Дело идет о жизни и смерти Советского государства, о жизни и смерти пародов СССР, о том, быть народам Советского Союза свободными или впасть в порабощение, – говорил И.В. Сталин. – Нужно, чтобы советские люди поняли это и перестали быть беззаботными, чтобы они мобилизовали себя и перестроили всю свою работу на новый военный лад, не знающий пощады врагу...». В ответ на речь председателя ГКО на предприятиях Курского, Белгородского и Льговского железнодорожных узлов прошли митинги.

Белгородские железнодорожники, проникнутые стремлением помочь Красной Армии в ее героической борьбе, в первые месяцы войны работали с подлинным энтузиазмом. Они показали самоотверженность, изобретательность и способность выходить из всякого рода затруднений, вызванных военной обстановкой. Машинисты, кондукторские бригады, станционные работники продолжали работу при налетах и бомбежках, выводя поезда из-под огня.

Источники и литература

1. В суровую пору: Белгородчина в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.: Сб. док. и матер. – Воронеж, 1978.

2. Волобуев А.В. Материальная и финансовая помощь тыла фронту в годы Великой Отечественной войны (на материалах областей Центрального Черноземья): Дис. … канд. ист. наук. – Курск, 2009.

3. Грякало А.Н., Ковьяров И.С., Чалый В.А. Магистраль в огне. Южная железная дорога в Великой Отечественной войне. Историко-документальный очерк. – Харьков, 1991.

4. Государственный архив общественно-политической истории Курской области (ГАОПИКО). Ф. П-1. Оп. 1. Д. 2636.


Деятельность женских добровольно-строительных бригад в городе Белгороде Курской области
в 1943-1945 гг.

Шеенко И. А. - старшая вожатая МОУ СОШ № 7 (г.Белгород)

После освобождения Курской области от немецких захватчиков первостепенной задачей являлось восстановление разрушенных городов, предприятий и учреждений. Город Белгород Курской области, почти полностью разрушенный в годы оккупации, был освобожден 5 августа 1943 года. По самым общим оценкам, материальный ущерб, нанесенный городу, не считая гибели людей, составил около 140 млн. руб.[1, Ф. Р. - 1517. Оп.1. Д. 5. Л. 10-14.]. В городе были разрушены все промышленные предприятия, железнодорожный узел, коммунальное хозяйство. Из 20 школ, имевшихся в городе до войны, 11 были уничтожены до основания, 9 требовали капитального ремонта; был разрушен драматический театр, кинотеатр, библиотеки [Там же.].

Восстанавливать город приходилось в тяжелых условиях. Особенно остро стоял кадровый вопрос. Большинство мужчин находилось в действующей армии, поэтому вопрос об использовании труда женщин, этого крупного резерва, имел в годы войны социально-экономическое значение.

Главные задачи по восстановлению хозяйства Курской области были сформулированы в решении 7-й сессии Областного Совета депутатов трудящихся «О первоочередных мероприятиях по восстановлению хозяйства Курской области и г. Курска» [Там же. Ф. Р. - 88. Оп.1. Д. 3. Л. 122.]. Они заключались в эффективном распределении имеющейся рабочей силы, в строгом соблюдении плана восстановления зданий города в соответствии со всеми техническими требованиями, а также в экономичном использовании строительных материалов. [Там же.].

Руководствуясь этими принципами, администрация области разработала конкретные меры по восстановлению города. Одной из таких мер стала организация добровольно-строительных бригад. Первая бригада была создана в г. Белгороде 20 августа 1943 года и состояла она из 10 человек. Свою работу бригада начала с восстановления кинотеатра «Челюскин». В итоге, к началу сентября кинотеатр был восстановлен. Члены бригады за период его восстановления отработали 3400 человеко-часов [Там же. Оп. 1. Д. 54. Л. 20.]. Надо сказать, что с августа 1943 года и до конца 1945 года добровольно-строительные бригады г. Белгорода проделали большую работу по восстановлению жилых домов, промышленных предприятий. Так, уже на пятый день после освобождения города была создана состоящая из женщин и подростков рабочая группа, которая провела очистку Центрального сквера [2, Ф. 549. Оп. 1. Д. 51. Л. 12.]; 15 августа состоялся первый городской воскресник по очистке улиц, в нем принимало участие 250 жителей города [Там же.].

Контроль над деятельностью добровольно-строительных бригад осуществлялся Исполнительным комитетом Белгородского городского совета депутатов [1, Ф. Р. - 50. Оп. 1. Д. 4. Л. 85.]. Каждый депутат должен был организовать на своем избирательном округе две – три добровольческие бригады, а списки членов предоставить в Горсовет [Там же.].

Кампания по организации добровольно-строительных бригад была широко развернута: в газетах печатались обращения бригадиров добровольно-строительных бригад, в них строители призывали женщин осваивать строительные специальности и вступать в ряды добровольно-строительных бригад. Например, в Белгородской правде от 15 апреля 1945 г. было напечатано следующее обращение: «Товарищи женщины! Все, как одна, вступайте в добровольно-строительные бригады, восстанавливайте родной город своими силами, – это призыв домохозяек улицы Ворошилова встретил единодушное одобрение всех домохозяек Белгорода. Тысячи женщин вышли на работу по благоустройству города. Домохозяйки ул. Литвинова ремонтируют тротуар возле дома № 32, домохозяйки Первомайской улицы наряду с ремонтом тротуара заготавливают кирпич. Отработали около 100 человеко-часов. Домохозяйки, проживающие на Красном переулке, оказывают коллективу городской водокачки большую помощь в устройстве дамбы. Домохозяйки убирают шлак и выполняют другие работы, обработав уже около 100 человеко-часов» [6].

Подобные обращения к женщинам-домохозяйкам звучали и на митингах, на которых принимались конкретные обязательства по восстановлению и благоустройству города. Так, 20 июня 1945 года «Белгородская правда» сообщала: «Как только была получена газета с обращением бригадиров добровольно-строительных бригад на Первомайской улице, состоялось многолюдное собрание. Собрание решило отремонтировать тротуар протяжением 600 кв. м. и дом № 19. Каждая домохозяйка работает не менее 20 ч. на восстановлении городской больницы и школы № 3 и примет активное участие в заготовке дров для семей военнослужащих» [7].

Уличными комитетами города проводилась агитационная работа среди женщин за овладение ими строительными специальностями. Так, в Белгородской правде за 4 января 1944 г. была напечатана следующая информация: «Активно проводится агитационная работа с домохозяйками улицы Пугачева. Домохозяйки поняли огромное значение восстановления родного города и взяли на себя конкретные обязательства. У них слова не разошлись с делом, ими отремонтировано 38 домов. Агитационная работа среди домохозяек поднимает среди них инициативу еще лучше и больше помогать мужьям и братьям» [4].

Об итогах деятельности добровольно-строительных бригад свидетельствуют количественные показатели. Так, в городе Белгороде в 1944 году было организовано и принимало активное участие в работах 584 добровольно-строительных бригад, в них членов – 5970 человек, этими бригадами выработано за год 650000 человеческих часов и проведены следующие работы: очищено кирпича и уложены в клетки – 1, 129 295 штук; очищено мусора на площади – 4 380 кв. м.; отремонтировано 304 квартиры; посажено деревьев – 3200 штук [1, Ф.Р. – 68. Оп. 1. Д. 4. Л. 12.].

В связи с реализацией программы обучения женщин строительным специальностям, в 1944 году 368 человек получили строительные специальности каменщиков, штукатуров, печников, плотников [Там же]. Важно отметить то обстоятельство, что женщины до начала войны не имели опыта работы в этой сфере, однако в силу экстремальных обстоятельств, женщины стали главной рабочей силой в городе. О мотивах приобретения строительных специальностей красноречиво «говорят» воспоминания самих участниц добровольно-строительных бригад. Так, жительница г. Белгорода М.И. Выродова писала: «По призыву курян я стала добровольцем-строителем. Сначала я вместе с другими женщинами приводила улицы в порядок, заготавливала кирпич, носила щебень. Но этого было мало: хотелось больше и лучше помочь Родине. Я решила стать плотником: как ни трудно было, но я свое желание выполнила: этим я оказала большую помощь строительной бригаде, в которой я работаю. Мы взяли на себя обязательство ко дню годовщины освобождения города отремонтировать дом № 25 по ул. Сталина. Вот тут-то и пригодилась моя специальность. Во всех комнатах дома я настилала полы, делала деревянную переборку, двери, оконные коробки, и так далее. Наша добровольческая бригада дело свое выполнила. Дом готов к приему жильцов. Муж и два сына прислали мне «фронтовое спасибо» [3].

Об объемах работы и сложностях повседневной работы при восстановлении города «свидетельствуют» воспоминания жительницы г. Белгорода В. Ищенко – бригадира добровольческой строительной бригады ул. им. Сталина: «Честно трудятся на восстановление и благоустройства любимого города домохозяйки ул. им. Сталина женщины решили своими силами сделать капитальный ремонт дома № 25 и вселить в него семьи фронтовиков. Работа предстояла большая, надо было сделать три печи, три оконных коробки, 6 рам, 4 двери, постлать пол в 4 комнатах, заделать щели в стенах и накрыть крышу. Жены фронтовиков дружно принялись за дело. В первую очередь они заготовили 5 тыс. кирпичей, подвезли 8 возов глины, песка. Извести из блиндажей, выбрали и перенесли необходимое количество досок, бревен. Собрали 160 листов железа и приступили к ремонту. Вот уже месяц трудятся женщины Е. И. Сторожилова, Е. И. Немыкина и другие, они никогда не были плотниками. А полы настлали ровненько, доска к доске. Сторожилова и Немыкина, как заправские плотники, сделали ремонт дверей и навесили их» [5].

В сентябре 1944 года в Белгороде были организованы молодежные бригады штукатуров (11 девушек) под руководством Зои Беликовой и каменщиков (15 девушек) под руководством Березуцкой. Силами этого коллектива были отремонтированы здания двух детских приемников, Городского совета, Городского жилищного союза, Городского комитета партии, 11 квартир [2, Ф. 549. Оп. 1. Д. 54. Л. 20; Д. 40. Л. 9.].

Работа женщин, участвовавших в восстановлении города, морально стимулировалась: об успехах лучших строительных бригад города писала газета «Белгородская правда», была учреждена Доска Почета [8]. Так, в январе 1945 г. в «Белгородской правде» сообщалось: «Когда домохозяйки по ул. Ворошилова узнали, что начато восстановление разрушенной немцами мельницы, они сочли своим долгом помочь строителям, 40 женщин в большинстве жен фронтовиков, вышли на площадку. Никто из них раньше не был каменщиком. Однако женщины мастерски работали на разборке каменных стен и на заготовке кирпича. Соревнуясь друг с другом, каждая женщина выполняла дневные нормы по 150%. Особенно хорошо потрудились. Тяжлова, Ткаченко и многие другие. Женщины заготовили 64 тыс. штук кирпича, вынесли щебня 53 м3, поднесли песка к стройке 287 м3» [9].

Таким образом, для восстановления разрушенного города женщины были вынуждены овладеть новыми для себя «мужскими специальностями» в рамках добровольно-строительных бригад. Несомненно, при этом трансформировалось и представление о своем месте в обществе в целом, поскольку помощь женщин в осуществлении восстановительных работ для города была очень существенная – они благоустраивали улицы города, принимали участие в ремонте и строительстве образовательных учреждений, жилых домов, промышленных предприятий и др.

Изучение одного из аспектов истории женской повседневности в годы Великой Отечественной войны – деятельности женских добровольно-строительных бригад – позволило выявить изменения традиционного положения женщины в Советском государстве. Эти изменения проявлялись в том, что женщины в массовом порядке, втянутые в общественное производство, в ходе войны добились равноправия в сфере социально-экономических отношений. Женские обязанности: рождение и воспитание детей, быт семьи, домашний труд и теперь, помимо этого, строительная работа в городе стала неотъемлемой частью их повседневности, а также, материальное обеспечение своей семьи. В итоге, трансформация жизненной практики женщин разрушила сложившийся стереотип о разделении труда между полами.

Источники и литература

1. Государственный архив Белгородской области (ГАБО).

Ф. Р. - 50. Оп. 1. Д. 4.

Ф.Р. – 68. Оп. 1. Д. 4.

Ф.Р. - 88. Оп. 1.Д. 3, 54.

Ф. Р. - 1517. Оп. 1. Д. 5.

2. Государственный архив новейшей истории Белгородской области( ГАНИБО).

Ф. 549. Оп. 1. Д. 40, 51, 54

3. Выродова М. И. Доброволец- строитель // Белгородская правда. 1944 г. 5 августа.

4. Действенная агитация // Белгородская правда. 1944 г. 4 января.

5. Ищенко В. Славные дела домохозяек улицы имени Сталина // Белгородская правда. 1944 г. 17 июня.

6. Корнеева М. Больше внимания добровольцам-строителям // Белгородская правда. 1945 г. 15 апреля.

7. Обязательства домохозяек // Белгородская правда. 1945 г. 20 июня.

8. Славный труд домохозяек // Белгородская правда. 1944 г. 22 июня.

9. Таранова М. Помощь домохозяек// Белгородская правда. 1945 г. 14 января


Генерал армии Н.Ф. Ватутин в воспоминаниях современников

Гончарова Л.С. – старший научный сотрудник, заведующая сектором выставочной работы ГУК «Белгородский государственный историко-художественный музей-диорама «Курская битва. Белгородское направление» (г. Белгород)

По словам маршала А.М. Василевского, «Звание полководца – общенациональное признание военных заслуг военачальника, его умения руководить войсками в битвах и сражениях, его выдающихся побед в войне». В одном ряду с Г.К. Жуковым, А.М. Василевским, И.С. Коневым, К.К. Рокоссовским и другими выдающимися полководцами имя нашего земляка Героя Советского Союза генерала армии Н.Ф. Ватутина, чье военное искусство, талант, мужество и воля к победе исключительно ярко проявились на полях сражений Великой Отечественной войны. Генерал Ватутин беззаветно служил народу, отдавая все силы укреплению военной мощи государства, борьбе за свободу, честь и независимость Родины.

Библиографической основой данной работы стали воспоминания полководцев и военачальников Великой Отечественной, статьи в периодических изданиях и местные краеведческие материалы.

Анализ мемуарной литературы, архивных источников, изучение военно-исторических трудов позволяет создать образ Н.Ф. Ватутина – легендарного полководца Великой Отечественной и живого человека, имя и деятельность которого являются гордостью всего русского народа.

В мемуарах Г.К. Жукова, И.С. Конева, К.С. Москаленко, С.М. Штеменко, других советских военачальников - страницы, посвященные Н.Ф. Ватутину. Маршалы и генералы, вспоминая о своем боевом соратнике, неизменно подчеркивают его полководческий талант, отмечают огромную работоспособность и такие черты характера Ватутина, как смелость и решительность, умение быстро сориентироваться в незнакомой обстановке, организовать стойкую оборону, сконцентрировать войска для наступления.

Знакомясь с биографией Ватутина, видишь, как упорно, день за днем воспитывал он в себе эти качества, как закалял свою волю, настойчивость, шел к намеченной цели. Как известно, Николай Федорович родился 16 декабря 1901 г. в селе Чепухино Валуйского уезда Воронежской губернии. Большая семья жила в бедности, в постоянной нужде. Но никакие трудности не могли оторвать Николая Ватутина от книги – закончив с отличием начальную сельскую школу, он продолжил учебу дальше: вначале в земском училище, затем в Уразовском коммерческом училище.

Татьяна Романовна Ватутина, супруга, вспоминала: «Колю я знала с детства. Мы жили на соседних улицах. Дружили. Он был видным парнем, но выделялся не своим ростом, а грамотностью».

Ватутина Елена Федоровна, сестра:

«Коля от всех нас отличался. Хотя в нашу породу, короткорукий, крепкий, невысокий. С детства не расставался с книгами. Шут его знает, где он их доставал, у кого выпрашивал. И откуда на него такая напасть? Ложится в постель и засыпает с книжкой. Мама говорит: «Коля, сходи завтра в Валуйки, купи солички». Туда километров двадцать. Мама по воскресеньям в церковь ходила. Оборачивалась в один день, к вечеру. И вот Коля пошел утречком за солью, день на исходе, уже смерклось, небо вызвездилось, а его нет. Наконец, пришел. И только переступил порог – к маме: «Мама, что я сегодня видел! Пришел в Валуйки, возле завалинки дед сидит, с окладистой бородой, книжку читает. Я подсел к нему. Он: «Что, внучек, книгами интересуешься? Пойдем в хату, я покажу тебе, сколько у меня книг». Мама, у меня глаза разбежались. Там и Пушкин, и Гарибальди, и Некрасов, и Суворов – всех не перечесть. Дал он мне книжку, и я весь день сидел рядом с ним читал». Мама спрашивает: «Сынок, а солички принес?» - «Мама, про соличку-то я и забыл. Завтра схожу».

И впрямь, без понукания, с утречка, отправился снова в Валуйки».

В автобиографии 1939 г. начальник штаба КОВО комбриг Н.Ф. Ватутин указал: «В РККА вступил 25 апреля 1920 г. по мобилизации».

Со свойственным ему упорством и энергией Н.Ф. Ватутин осваивал военное искусство. Служба в регулярных частях чередовалась для него с учебой – сначала на командных курсах в Полтаве.

Товарищ по службе, генерал-майор в отставке Захар Никитович Усачев вспоминал:

«Николая Ватутина я узнал на курсах. Его направили к нам, заметив незаурядные способности к военному делу. Серьезным был Николай Федорович курсантом, вдумчивым, дисциплинированным и удивительно трудолюбивым. Особенно увлекался тактикой и занятиями в поле. У нас ведь была необычная учеба – практика преобладала над теорией. Тогда по Украине шаталось множество банд всех оттенков: «беленькие», «маруси», анархисты. Часто мы прямо с занятий по тревоге уходили в бой».

Позднее, в книге «Дело всей жизни» Маршал Советского Союза А.М. Василевский отмечал:

«Суровый солдатский труд явился для будущего полководца первой школой, которая воспитала в нем безупречное отношение к выполнению воинского долга, твердость характера, решительность в действиях. Военное дело оказалось его призванием».

В аттестации 1925 г. на командира роты 67-го стрелкового полка 23-й отдельной стрелковой дивизии Н.Ф. Ватутина по-военному, четко и емко показаны его деловые качества:

«Сила воли развита в высшей степени. Энергичный. Служит примером для комсостава полка. Здоров, вынослив. В обстановке разбирается хорошо и оценивает правильно. К себе и подчиненным требователен. Авторитетный. Твердо знает свое дело. Хороший стрелок. Методист стрелкового дела. Любит военную службу. Заслуживает выдвижения вне очереди на должность начальника полковой школы».

Из этих качеств складывался полководец, им он был верен всю жизнь. Жажда знаний всегда отличала Н.Ф. Ватутина. Он окончил Киевскую высшую объединенную школу, Военную академию РККА имени М.В. Фрунзе, оперативный факультет при Военной академии РККА имени Фрунзе, Академию Генштаба РККА и вскоре (в 36 лет!) был назначен начальником штаба Киевского особого военного округа, а незадолго до войны (в 38!) утвержден заместителем начальника Генерального штаба РККА. Он был одним из самых молодых генералов Красной армии.

Ответственнейшие решения первых часов, первых дней войны. Н.Ф. Ватутин участвует в их подготовке, разработке и исполнении.

22 июня 1941 г. «Около 9 часов С.К. Тимошенко позвонил И.В. Сталину и просил разрешения снова приехать в Кремль, чтобы доложить проект Указа Президиума Верховного Совета СССР о проведении мобилизации и образовании Ставки Главного Командования», - вспоминал Маршал Советского Союза Г.К. Жуков.

- Короткий путь до Кремля автомашины наркома и моя покрыли на предельно большой скорости. Со мной был первый заместитель начальника Генштаба Н.Ф. Ватутин, у которого находилась карта с обстановкой стратегического фронта…

Прочитав проект Указа о проведении мобилизации и частично сократив ее размеры, намеченные Генштабом, И.В. Сталин передал Указ А.Н. Поскребышеву для утверждения в Президиуме Верховного Совета…

Примерно в 13 часов мне позвонил Сталин и сказал:

- Наши командующие фронтами не имеют достаточного опыта в руководстве боевыми действиями войск и, видимо, несколько растерялись. Политбюро решило послать вас на Юго-Западный фронт в качестве представителя Ставки Главного Командования…

Я спросил:

- А кто же будет осуществлять руководство Генеральным штабом в такой сложной обстановке?

И.В. Сталин ответил: Оставьте за себя Ватутина».

30 июня 1941 г. Н.Ф. Ватутин был назначен начальником штаба Северо-Западного фронта. Он принял активное участие в обороне Новгорода, возглавив действующую здесь оперативную группу войск. Под его руководством на подступах к Ленинграду был нанесен ряд контрударов, в результате которых 56-й танковый корпус Манштейна понес тяжелые потери.

Из наградного листа: Тов. Ватутин, являясь начальником Штаба Северо-Западного фронта, с начала войны с германским фашизмом проявил себя исключительно добросовестным, трудолюбивым, энергичным командиром. Умело сколотил работников Штаба и тем самым обеспечил руководство войсками фронта.

Помимо своей основной деятельности тов. Ватутин неоднократно выполнял боевые задания Военного Совета фронта, нередко в самые ответственные моменты боевых операций (в период прорыва противника на том или ином участке фронта) возглавлял части, организуя отпор врагу (Новгородское и Калининское направление).

В боях зарекомендовал себя мужественным, боевым командиром.
Достоин награждения орденом КРАСНОЕ ЗНАМЯ.

Командующий войсками СЗФ генерал-лейтенант Курочкин
Члены Военного совета:
корпусной комиссар В. Богаткин
/ генерал-майор Бочков
8 ноября 1941г.

Современники, лично знавшие генерала, отмечали в нем энергичность, трудолюбие, целеустремленность, увлеченность службой и прекрасные организационные способности.

«Личное мнение Н.Ф. Ватутина высоко котировалось в Генштабе и, конечно, оказало большое влияние на формирование здесь замысла операции советских войск в Донбассе, - писал в своих воспоминаниях бывший начальник Оперативного управления Генерального штаба генерал армии С.М. Штеменко. - Мы хорошо знали Николая Федоровича и не без оснований считали его одаренным в военном отношении, своеобразным оператором-романтиком. Он всегда был полон энергии и желания трудиться в поте лица. Я и сейчас помню, как еще летом 1942 года, будучи заместителем начальника Генерального штаба по Дальнему Востоку, Н.Ф. Ватутин целыми ночами колдовал над картами других операционных направлений, разрабатывал различные варианты действий наших войск на советско-германском фронте. Мы с удовольствием брали его разработки и использовали.

В мае-июле 1942 г. Н.Ф. Ватутин, будучи заместителем начальника Генштаба, провел большую работу в качестве представителя Ставки Верховного Главнокомандования на Брянском фронте. 14 июля он был назначен командующим войсками Воронежского фронта и успешно руководил оборонительной операцией против превосходящих сил противника на воронежском направлении.

«С Н.Ф. Ватутиным у меня издавна были самые добрые отношения: мы вместе учились, одновременно были выпущены из Высшей военной академии, и в канун войны не один раз вместе бывали на докладе у начальника Генерального штаба. А теперь вот сообща решали нелегкие боевые задачи.

Молодому командующему фронтом не сиделось в обороне. Человек энергичный, настойчивый, он не терпел пассивности. И Воронежский фронт с первых дней своего существования стал активным фронтом. Ватутин не мог смириться с тем, что почти весь город, размещенный на правом берегу реки Воронеж, находился в руках врага.

Очень много приходилось заниматься технической работой самому начальнику штаба и даже командующему фронтом. Ночью, когда несколько затихали телефоны, Николай Федорович брался за карандаш и лично писал донесение в Ставку или набрасывал текст распоряжения войскам. Иногда, пожалуй, это даже доставляло ему удовольствие: кто не любит «тряхнуть стариной!» - вспоминал Герой Советского Союза генерал армии М.И. Казаков, в 1942 г. – начальник штаба Воронежского фронта.

Особой ступенью в становлении полководца Ватутина явилась Сталинградская битва. Готовя контрнаступление в районе Сталинграда, Ставка Верховного Главнокомандования 22 октября 1942 г. назначила генерал-лейтенанта Ватутина командующим войсками вновь сформированного Юго-Западного фронта, который должен был наносить главный удар. К этому времени Н.Ф. Ватутин стал настоящим мастером формирования контрударных группировок и их эффективного применения. «Работая под непосредственным руководством Николая Федоровича, я узнал, сколько труда и боевого опыта вложил он в планирование Сталинградской операции, в подготовку войск и классическое ее осуществление на окружение крупной группировки противника в условиях примерного равенства сторон, - вспоминал генерал армии С.П. Иванов. За счет умелого планирования были обеспечены необходимое массирование сил и средств на направлении главного удара фронта, четкое взаимодействие и управление войсками, должное их материально-техническое обеспечение.

19 ноября 1942 г. войска Юго-западного фронта перешли в контрнаступление и 23 ноября соединились в районе Советский (восточнее г. Калач-на-Дону) с войсками Сталинградского фронта, завершив окружение 330-тысячной группировки немецко-фашистских войск.

В контрнаступлении под Сталинградом Н.Ф. Ватутин применил на Юго-Западном фронте артиллерийское и фактически авиационное наступление в полном объеме, а также умело использовал танковые корпуса для развития успеха и маневра на окружение крупных сил противника.

Развивая наступление, войска Юго-Западного фронта во взаимодействии с левым крылом Воронежского фронта в декабре 1942 г. провели операцию «Малый Сатурн» на Среднем Дону, в результате которой в середине февраля 1943 г. освободили часть территории Донецкого бассейна и Харьковской области. В этой операции удалось осуществить сочетание сильного флангового удара с одновременными фронтальными ударами.

Работать с Николаем Федоровичем было приятно и полезно. Он обладал большим оперативным кругозором и являлся умелым организатором. Отличаясь высокой штабной культурой, справедливой требовательностью, Николай Федорович по достоинству оценивал не только исполнительность подчиненных, но и их инициативность. Он всегда внимательно выслушивал предложения офицеров штаба, и все ценное и полезное находило у него необходимую поддержку».

Высокий уровень командного искусства отмечал маршал А.М. Василевский: Великолепно справились в Сталинградской битве со своими сложными задачами и командующие войсками фронтов – Н.Ф. Ватутин, А.И. Еременко и К.К. Рокоссовский, их военные советы и штабы, проявив при этом возросшее искусство в управлении войсками.

С 22 марта 1943 г. генерал армии Н.Ф. Ватутин назначен командующим Воронежским фронтом, которому предстояло отразить контрнаступление танковых и механизированных дивизий противника на курско-воронежском операционном направлении. В ходе летней кампании 1943 г. произошли важнейшие события Великой Отечественной войны.

Из воспоминаний Героя Советского Союза генерал-полковника И.М. Чистякова, командующего 6 гв. армией:

«Итак, мы приступили к строительству своих оборонительных рубежей. Траншеи и ходы сообщения были глубокие – один метр семьдесят сантиметров, копали, строили блиндажи и укрытия, готовили позиции для огневых средств. Войска работали день и ночь. Причем особая сложность состояла в том, что на первых позициях бойцы копали в целях маскировки только в ночное время.

Когда же в конце июня мне позвонил командующий фронтом Н.Ф. Ватутин и спросил: «Ну, как, закончили работу?» - я мог только ответить: «Конца - краю нет, роем, как кроты, день и ночь». Не могу не отметить, что на всех стадиях планирования оборонительной операции, а затем и в процессе возведения системы рубежей прослеживалась большая работа лично командующего фронтом генерала армии Н.Ф. Ватутина. Кстати, ещё обучаясь в Военной академии Генерального штаба, он в 1938 г. защитил дипломную работу по теме: «Роль укреплённых районов в современной войне». Знания, накопленные в ходе ее подготовки, безусловно, были востребованы и помогли Николаю Федоровичу весной и в начале лета 1943 г.».

Далее И.М. Чистяков подчеркивает: « Он любил своих солдат, и все операции начинал с «наступления» на собственные тыловые подразделения. Войска всегда были у него снабжены всем необходимым. Часто Ватутин выезжал на передний край, не для демонстраций, а для того, чтоб самому все увидеть, проверить».

В начале июля 1943 г. Воронежский фронт под командованием Н.Ф. Ватутина отразил сильнейший удар танковой группировки немецко-фашистских войск на Курск с юга, а затем нанес противнику ряд контрударов и совместно с войсками Западного, Центрального, Брянского и Степного фронтов перешел в контрнаступление. 5 августа Москва впервые за войну салютовала в честь освобождения Орла и Белгорода.

О незаурядных способностях к военному делу, ответственности, профессионализме и высоком интеллектуальном уровне личности полководца писал Маршал Советского Союза Г.К. Жуков:

«Н.Ф. Ватутин был прекрасный штабист. Он обладал завидной способностью коротко и ясно излагать свои мысли и к тому же имел на редкость красивый и четкий почерк. Большинство важных приказов, директив и донесений Верховному Главнокомандованию он писал сам.

Беспокойным человеком был Н.Ф. Ватутин. Чувство ответственности за порученное дело было у него развито чрезвычайно. Это был высокоэрудированный и мужественный военачальник. Его отличали исключительное трудолюбие и широта стратегического мышления. По моим наблюдениям, из командующих фронтами И.В. Сталин больше всего ценил Маршалов Советского союза К.К. Рокоссовского Л.А. Говорова, И.С. Конева и генерала армии Н.Ф. Ватутина».

Известно, что в марте 1943 г. Н.Ф. Ватутин посетил родной дом. Племянница, Мария Павловна Ватутина, позднее вспоминала:

Николай Федорович приезжал к нам в Чепухинку в марте 1943 года. Вся Чепухинка собралась, и каждый норовит в дом попасть. А он целует всех, обнимает, смеется. Для него самого это такая большая радость была. Кто-то из его приближенных, придирчиво оглядывая стены генеральского дома, неодобрительно кивнул на множество икон в святых углах. А бабушка наша и вправду была очень верующая. В каждой комнате по несколько икон висело. Николай Федорович в защиту Веры Ефимовны сказал спокойно, без смущения: «Кто хочет верить, пусть верит, а не верит – пусть своей дорогой идет». Когда провожали – плакали, такую большую гордость испытывали. Не думали, конечно, что в последний раз видимся. Вышли все на дорогу, а он на прощание рукой помахал и крикнул: «Скоро встретимся!»

Современники подчеркивают удивительную простоту, личное обаяние и скромность Н.Ф. Ватутина. Генерал-полковник К.В. Крайнюков, в 1943-1945 гг. член Военного совета 1-го Украинского фронта:

«Я близко знал его недолго, всего пять-семь месяцев. Но то было время трудное и напряженное, насыщенное большими боевыми событиями.

Н.Ф. Ватутин был простым и душевным человеком, он никогда не выпячивал себя, никогда не бахвалился ратными делами и все одержанные победы относил к боевому коллективу, ко всем войскам фронта. Я не помню случая, чтобы когда-либо Николай Федорович сказал, что это сделал он. Яканья он терпеть не мог и никогда не любовался собой. Скромность облагораживала его и усиливала наши симпатии и уважение к этому замечательному военачальнику. Ватутин обладал сильной волей, огромной военной эрудицией, личным авторитетом

Он трудился всегда с подъемом и напряжением. Это был необыкновенный трудолюбец».

Главный маршал бронетанковых войск П.А. Ротмистров вспоминал, что в контрнаступлении на Курской дуге был ранен в голову, получил контузию. Ватутин прислал своих врачей и письмо, в котором просил не покидать армию, если позволяет здоровье. « Я остался, - пишет Ротмистров. - Об этом эпизоде еще никогда я не рассказывал. Ведь это у нас считалось нормой поведения».

«В Киевской наступательной операции с особой силой проявилось высокое полководческое мастерство Н.Ф. Ватутина, - подчеркивал Герой Советского Союза генерал армии С.П. Иванов.- Оно отличалось умелой организацией и проведением в трудных условиях и в короткие сроки оперативной перегруппировки войск, нанесением внезапного удара по противнику крупными силами наших войск с небольшого плацдарма, умелым развертыванием наступления войск фронта на нескольких направлениях после прорыва обороны противника на одном из них, что отвечало задаче образования обширного и важного в стратегическом отношении плацдарма в районе Киева».

29 февраля 1944 г. в перестрелке с украинскими националистами командующий 1-м Украинским фронтом был тяжело ранен.

«…Даже находясь в тяжелом состоянии, он следил за тем, как разворачиваются события на фронте. 19 марта я получил от него из Киевского госпиталя телеграмму, в которой он поздравлял командование 3-го Украинского фронта и меня как представителя Ставки с успехами. Я тогда ответил Николаю Федоровичу: «Благодарю за поздравления и пожелания. От всей души, дорогой Николай Федорович, желаю тебе скорее поправиться, чтобы вновь вполне здоровым быть во главе своих войск на этом решающем направлении. Примем все меры, чтобы осуществить твои пожелания» - вспоминал маршал А.М. Василевский.

Современники, все близко знавшие Н.Ф. Ватутина, единодушны во мнении, что в его лице наша страна потеряла одного из талантливых полководцев.

Самоотверженное служение Отечеству, полководческий талант, гражданственность и патриотизм, высокие человеческие качества – суть личности Героя Советского Союза генерала армии Н.Ф. Ватутина, ставшего одним из творцов Великой Победы.

Источники и литература

1. ЦАМО, ф. 33, оп. 682523, д. 24

2. Ватутин и его время // Сборник материалов научно-практической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Н.Ф. Ватутина. Белгород, 2002.

3. Василевский А.М. Дело всей жизни. М.: Политиздат, 1983.

4. Военный энциклопедический словарь. БРЭ, М., 2001.

5. Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. М., 1974.

6. Иванов С.П. Штаб армейский, штаб фронтовой. М.: Воениздат, 1990.

7. Катуков М.Е. На острие главного удара. М.: ООО «Издательство АСТ», 2003.

8. Штеменко С.М. Генеральный штаб в годы войны. М.: Воениздат, 1981.

9. Куличкин С.П. Ватутин: к 100-летию генерала армии Н.Ф. Ватутина. М.: Воениздат, 2001.

10. Ярцев А.И. Талантливый полководец: к 100-летию со дня рождения Героя Советского Союза генерала армии Н.Ф. Ватутина. Белгород, 2001.

11. Зеленский С. Фамилия чистых кровей // Валуйская звезда - № 152 (330) от 15.12.2001.

12. Иванов Б. Талант полководца // Белгородская правда - № 89 (16402) от 04.1984. Фонды БГИХМД. КПНВ 719.

13. Иващенко Ю. Стоит над Днепром полководец // Комсомольская правда – 16.12.1971.

14. Игрунов Н. Память. Встреча в семье Ватутиных // Белгородская правда - № 190 (20191) от 15.12.2001.

15. Подольский В. Ватутин. Ватутинцы. // Белгородская правда. - 02.03.1985. Фонды БГИХМД. КПНВ 729,730.


Герои среди нас
(о Герое Советского Союза Ачкасове А.Г.)

Смоленская О.А. – кандидат исторических наук, доцент БГТУ им. В.Г. Шухова,
Рассолов Н.В. – студент группы ЭА-21 Белгородского государственного технологического университет им. В.Г. Шухова (г. Белгород)

Все мы, а особенно молодежь, должны помнить уроки войны, знать историю своего Отечества, четко определять свою гражданскую позицию. Слабых и духовно разобщенных, не уверенных в себе, в своих силах людей жизнь всегда наказывает. Для всех нас чувство патриотизма - это не дань моде, а смысл жизни, сохранение независимости и свободы родного края, своей страны.

Наш народ известен своим великодушием и добротой. Но история не дает нам права забывать о прошлом. Мы никому не угрожаем, но мы всегда готовы защитить себя. Интересы обороны страны, ее безопасности всегда должны быть первостепенными для России. Пренебрежение ими обходится слишком дорогой ценой.

Победа в Великой Отечественной войне - навсегда, на все времена! ‑ неотъемлемое достояние России, ее великая ценность. Ее негасимый свет озаряет наш путь. Победа в сорок пятом была, есть и будет главнейшим нравственным условием движения духа народного, источником силы и веры нашей всегда - на века! Слава фронтовикам и труженикам тыла, отстоявшим независимость нашей Родины и завоевавшим победу! Одним из таких героев является наш земляк Анатолий Андреевич Ачкасов.

Герой Советского Союза Ачкасов А.Г. (справа) с директором Центрального музея Вооруженных Сил
Никоновым А.К. (г. Москва)

Ачкасов А. Г. родился 18 октября 1923 года в селе Букреевка Щигровского района Курской области в семье крестьянина. Он, как и все мальчишки предвоенного поколения, мечтал стать военным. И когда 16 сентября 1941 года получил повестку из военкомата, был очень рад. В свои восемнадцать лет он, конечно же, не представлял, что ждёт его на войне.

Ачкасов Анатолий Григорьевич – Герой Советского Союза, участник парада победы в Москве, почётный гражданин г. Белгорода.

А тогда, осенью 41-го, была маршевая рота, сформированная Щигровским военкоматом, с которой он пешком дошёл до Волги. Было танковое училище в городе Камышине, где курсанты занимались с пяти утра и до одиннадцати ночи. И – никаких увольнений, веселий, только учились воевать – ведь шли тяжелейшие месяцы войны.

Через год младший лейтенант Ачкасов в составе 100-й отдельной танковой бригады получил уже боевую «обкатку» на Северо-Западном фронте, под Старой Руссой. А в мае 1943 года бригада была переброшена в Курскую область, под Обоянь. Танкисты замаскировали свои боевые «34-ки» в лесу и начали готовиться к боям, которые войдут в историю под названием Курская битва.

О первых военных воспоминаниях рассказал Ачкасов А.Г.: «В 1941 году мне исполнилось 18 лет. Я рос физически здоровым парнем, увлекался спортом и мечтал стать офицером. Когда началась война, очень волновался, что не попаду на фронт. Но, наши войска отступали, а в сентябре я получил повестку в армию. Меня направили в приволжский город, в танковое училище, где я отучился 10 месяцев. После учебы в должности командира танка был направлен в действующую армию. Первые полгода часть активных действий не предпринимала, хотя стрелять по вражеским танкам и пехоте приходилось. В район Обояни нашу бригаду перебросили весной 1943 года. Три месяца мы активно готовились к боям: изучали местность, обкатывали пехоту. Сама Курская битва началась для меня 6 июля. Наш танковый взвод был в засаде, когда прямо на нас двинулась вражеская моторизованная колонна. Впереди, на мотоциклах шла разведка. Её мы пропустили, зато по основным силам открыли огонь. Подбили 5 тигров, уничтожили до роты пехоты, несколько орудий. Очень скоро состоялся и мой самый тяжёлый за всю войну бой. В районе села Яковлево немецкие дивизии прорвали оборону советских войск. Нашу бригаду бросили наперерез трём немецким дивизиям. Перевес сил был у противника – 63 советских танка против 500 вражеских. С самого утра мы вступили в ожесточённый бой и весь день отражали атаки. К вечеру от бригады осталось 11 танков. Но и врагу нанесли серьёзный урон».

Бригада вошла в состав 31-го танкового корпуса 1-й танковой армии генерала М. Е. Катукова.

В книге «На острие главного удара» Катуков так вспоминает о первых июльских боях: «Мы оседлали автостраду Москва – Симферополь в районе села Яковлево, получив задачу: не допустить противника к Курску». Известно, что именно на этом участке немцы, прорвав нашу оборону, продвинулись от Белгорода на 35 километров. Стальным танковым тараном отборные дивизии СС «Адольф Гитлер», «Рейх», «Мёртвая голова» рвались к Курску.

С 5-го июля на этом танкоопасном направлении творилось что-то невероятное. С такими цифрами, когда немцы бросали в бой по 200 и даже по 700 танков и самоходок, нашим войскам не приходилось иметь дело.

Из письма Ачкасова А. Г. в Щигровский краеведческий музей: «Я вступил в бой на рассвете 5 июля. Уже в 3 часа 30 минут наш танковый взвод (он находился в засаде) расстрелял немецкую воинскую часть на марше. Я в первом бою подбил два «Тигра». В тяжелейших боях с переменным успехом 1-я танковая армия сдерживала немцев. Атака за атакой. В небе висят день и ночь «Юнкерсы» и «Хейнкели». А на земле горят танки. 31 день выпало мне быть в огне Курской битвы. Особенно запомнился мне бой 6 августа, когда мы ночью ворвались с шестью танками в село Кустовое. Жестокая схватка, и – из шести наших танков остался один только мой. Мы подожгли один тяжёлый немецкий танк, подавили несколько машин и пушек, уничтожили в подбитом автотранспорте 14 немцев.

Уже утром, раненые, я и мой товарищ, схватились с немцами в рукопашной схватке. И я из нагана убил гитлеровского офицера».

В этом бою Анатолий был ранен в руку и ногу. Но через месяц лечения в госпитале и месяц долечивания он был уже на фронте.

На Курской дуге Анатолий Ачкасов стал командиром танкового взвода, и ему было присвоено звание лейтенанта, на боевом счету которого за время боёв под Курском, было, пять подбитых и сожжённых немецких танков, из которых три – тяжёлых. Геройски сражался Ачкасов, он был в числе тех, кто, начиная с 7 июля, принимал участие в контрударе и разгроме «стального щита» фашистов, на южном фасе Курской дуги. В тот памятный 43-й нашему герою исполнилось всего лишь 20 лет.

Впереди у него ещё будут два фронтовых года. Он станет командиром роты – в неё входило 10 боевых «34-рок». Не раз будет гореть в танке Анатолий. Но всегда в бою будет впереди. И его любимое призывное: «Делай, как я!» - всегда увлекало в атаку танкистов.

Вместе со своим прославленным экипажем он подобьёт 24 немецких машин типа «Тигр», «Пантера», «Фердинанд». И весь путь его к 45-му победному году – восхождение к подвигу на Дукельском перевале. За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм 10 апреля 1945 года указом Президиума Верховного Совета получил Звание героя Советского Союза. Участник Парада Победы 24 июня 1945 года в Москве на Красной площади.

Ачкасов А.Г. в 2004 г. в обращение к молодежи сказал: «Кто из переживших минувшую войну не хранит в своей памяти безмерную радость, охватившую миллионы советских людей 9 мая 1945 года, в день, который со своего рассветного часа уже безраздельно принадлежит истории. Кто не хранит в своём сердце чувство гордости за свою Родину, её народ, её воинов, которое охватило тогда каждого советского патриота. Почти четыре года, день за днём, мы ничего не жалели для победы над врагом. И она пришла. Пришла долгой, трудной, крутой дорогой сквозь яростное пламя гигантских сражений и дым горящих городов и деревень, минные поля. Наша победа ковалась в тяжких трудовых буднях, её приближали мы, воины, весь наш многомиллионный советский народ. Велики были наши потери, но мы выстояли, победили, ибо в бой нас вела безграничная любовь к родине, ненависть к врагу.

В этот праздничный день мы, ветераны, обращаемся к Вам, молодёжи:

«Вы, молодые друзья, - наследники подвига советского народа – победителя. – Мы надеемся, что всегда будете любить и защищать нашу Родину, не позволите никому её осквернять».

Список литературы

1. Курская битва: взгляд из XXI века /под ред. В.И. Жукова – М., 2008. – 296 с.

2. Районный вестник № 43, 5 июня 2008.

3. Районный вестник № 39, 19 мая 2010.


Культурная жизнь страны в годы
Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

Морковская Ж.Н., Рогожина Э.Г.- учитель музыки, учитель русского языка и литературы МОУ СОШ №29 им. Д.Б. Мурачёва (Белгород)

22 июня 1941 года прервалась мирная жизнь советского народа – Германия без объявления войны напала на СССР. Началась Великая Отечественная война, длившаяся без малого четыре года. Война с нацистской Германией потребовала перестройки всех сфер жизни общества, в том числе культурной. Например, наука была переориентирована на нужды обороны, на годы войны пришлось «потепление» отношений церкви и государства. Еще большее влияние на сплочение и поднятие патриотического духа народа в военные годы оказало искусство. Опыт отечественного искусства в годы войны полностью опровергает ходячий афоризм: «когда стреляют пушки – музы молчат». Литература, музыка (особенно песенное творчество), живопись и плакатная графика, документальное и художественно кино – все искусство военного времени, независимо от вида, жанра, стилистики, имеет общие черты, определенные самой жизнью. С первых дней Великой Отечественной войны страна превратилась в единый боевой лагерь. Деятели культуры сражались с оружием в руках на фронтах войны, работали во фронтовой печати и агитбригадах. Свой вклад в победу вносили представители всех направлений культуры. Многие из них отдали жизнь за Родину, за победу. Это был небывалый социальный и духовный подъем всего народа.

Практически сразу возросло значение массовой информации, главным образом радио. Сводки Информбюро передавались 18 раз в день на 70 языках. Стали издавать плакаты "Окна ТАСС". Через несколько часов после объявления войны появился плакат Кукрыниксов (Кукрыниксы - псевдоним творческого коллектива графиков и живописцев: М.В. Куприянова, П.Ф. Крылова и Н.А. Соколова) "Беспощадно разгромим и уничтожим врага!", который был воспроизведен в газетах 103 городов. Большой эмоциональный заряд нес плакат И.М. Тоидзе "Родина-Мать зовет!". Огромной популярностью пользовались также плакаты В.Б. Корецкого "Воин Красной Армии, спаси!" и Кукрыниксов "Потеряла я колечко", изображавший Гитлера, "уронившего колечко" из 22 дивизий, разгромленных под Сталинградом. Плакаты были действенным средством мобилизации народа на борьбу с врагом.

Необыкновенного звучания в этот период достигли советская поэзия и песня. Есть среди песен Великой Отечественной войны такие, которые сыграли особенно большую роль в жизни народа. Многие из них имеют к тому же интересную историю своего появления на свет. Подлинным гимном народной войны стала песня В. Лебедева-Кумача и А. Александрова "Священная война" - это «песня-воин, песня-полководец». Ее слова были опубликованы в газете «Известия» через два дня после начала войны – 24 июня 1941 года. А 27 июня песня была впервые исполнена на Белорусском вокзале, с которого уходили на фронт военные эшелоны. Участник хора, который исполнял песню «Священная война» на Белорусском вокзале, Юрий Емельянов вспоминает: «В зале ожидания на вокзале было большое скопление народа, и когда хору настало время исполнять песню, в душе закралось сомнение – можно ли выступать в такой шумной обстановке? И вот взмах руки композитора, хор начинает петь – зал затихает… С первых же тактов было понятно, что песня захватила бойцов. А когда зазвучал второй куплет, в зале наступила абсолютная тишина. Все встали, как при исполнении гимна. На суровых лицах солдат отразились волнение и слезы. Песню требовали повторить пять раз подряд!»

С этого дня песня прошла долгий и славный путь. Она была «взята на вооружение» нашей армией, всем народом. Ее пели всюду: на переднем крае, в партизанских отрядах, в тылу врага. В те суровые военные годы каждое утро после боя Кремлевских курантов по радио звучала «Священная война». Но и сегодня ее нельзя слушать без волнения. Она напоминает нам о небывалом мужестве советских людей.

В песенной летописи Великой Отечественной войны особую главу составляют песни о партизанах. Особенность этих песен заключается в том, что они были тихие, повествовательные, лирические. В них отразились и трудный быт партизанских отрядов, и состояние постоянной опасности, и героические подвиги, совершенные в тылу врага. На фронте среди солдат также были очень популярны и веселые, шуточные песни. В самые трудные минуты они помогали переносить тяготы войны.

Большой известностью пользовались песни композиторов А. Александрова, В. Соловьева-Седого, М. Блантера, А. Новикова, Б. Мокроусова, М. Фрадкина, Т. Хренникова и др. Одним из ведущих жанров литературы стала боевая лирическая песня. «Землянка», «Вечер на рейде», «Соловьи», «Темная ночь» - эти песни вошли в золотую сокровищницу советской песенной классики. Даже интимная лирика обрела героические черты, как знаменитое стихотворение К. Симонова «Жди меня».

В годы войны было создано одно из самых великих музыкальных произведений XX в. - 7-я симфония Д. Шостаковича, посвященная героическим защитникам Ленинграда. В свое время Л. Бетховен любил повторять, что музыка должна высекать огонь из мужественного человеческого сердца. Именно эти мысли были воплощены Д. Шостаковичем в своем самом значительном сочинении. Д. Шостакович начал писать 7-ю симфонию спустя месяц после начала Великой Отечественной войны и продолжал работу в осажденном фашистами Ленинграде. Первые три части симфонии были закончены к концу сентября 1941 г., когда Ленинград уже был окружен и подвергался жестокому артиллерийскому обстрелу и воздушным бомбардировкам. Победный финал симфонии был завершен в декабре, когда фашистские орды стояли на подступах к Москве. "Моему родному городу Ленинграду, нашей борьбе с фашизмом, нашей грядущей победе посвящаю эту симфонию" - таким был эпиграф к этому произведению. В 1942 г. симфония была исполнена в США и в других странах антифашистской коалиции. Музыкальное искусство всего мира не знает другого такого сочинения, которое получило бы столь могучий общественный резонанс.

Именно в эту грозную пору с обновленной силой звучит в произведениях многих писателей тема Родины, России. В годы войны советская драматургия создала подлинные шедевры театрального искусства. В начальный период войны были опубликованы быстро ставшие популярными пьесы Л. Леонова "Нашествие", К. Симонова "Русские люди", А. Корнейчука "Фронт". Появились и такие известные и любимые многими и сегодня произведения отечественной литературы, как главы романа М. Шолохова "Они сражались за Родину", "Наука ненависти", повесть В. Василевской "Радуга". Во время войны были опубликованы первые главы романа А. Фадеева "Молодая гвардия". Публицистика тех лет представлена статьями К. Симонова, И. Эренбурга.

В форме клятвы, плача, проклятья, прямого призыва создавалась военная лирика М. Исаковского, С. Щипачева, А. Твардовского, А. Ахматовой, А. Суркова, Н. Тихонова, О. Берггольц, Б. Пастернака, М. Светлова, К. Симонова. Огромной популярностью пользовалась поэма А.Т. Твардовского "Василий Теркин". Более тысячи писателей и поэтов в рядах действующей армии работали военными корреспондентами. Десять писателей были удостоены звания Героя Советского Союза, среди них Муса Джалиль, А. Гайдар, К. Симонов, М. Шолохов, А. Фадеев, Н. Тихонов и другие.

Особое внимание в эти годы уделялось кинематографу, как важнейшему средству массового средства идейного воспитания. Кино военных лет создавало свою летопись, порой обращаясь к помощи литературы, но чаще – по оригинальным сценариям. Подвиг становился содержанием, сюжетом фильмов – подвиг воинский, трудовой, подвиг нравственный. Киноискусству открывались новые пласты жизни, новые грани народного характера. Хотя достижения кинематографа военных лет были неравноценны, его общий вклад в дело победы трудно переоценить. Была возрождена русская патриотическая тема в кинематографе. На экраны вышли такие фильмы, как «Александр Невский», «Суворов», «Кутузов». Кино черпало из жизни примеры героизма, стойкости, самопожертвования и в свою очередь возвращало зрителю заряд мужества, оптимизма, ненависти к врагу и веры в победу. Именно фильмы военных лет и прежде всего – «Секретарь райкома» и «Шесть часов вечера после войны» И. Пырьева, «Два бойца» Л. Лукова, – имели огромное воспитательное значение и оставили значительный след в эмоциональной памяти народа. Всего за годы войны были созданы 34 полнометражные картины и почти 500 киножурналов. На передовой линии фронта и в партизанских отрядах находилось более 150 кинооператоров.

Для культурного обслуживания фронта были созданы фронтовые бригады артистов, писателей, художников и фронтовые театры (к 1944 г. их было 25). За годы войны в составе таких бригад на фронтах побывали более 40 тысяч работников искусства.

Исключительным успехом пользовались в военные годы концерты симфонического оркестра Ленинградской филармонии под управлением Е. Мравинского, ансамбля песни и пляски Советской Армии под руководством А. Александрова, русского народного хора им. М. Пятницкого, солистов К. Шульженко, Л. Руслановой, А. Райкина, Л. Утесова, И. Козловского, С. Лемешева и мн. др.

Танцевальная группа Краснознамённого ансамбля красноармейской песни и пляски СССР

Война, героизм советских людей были отражены в полотнах художников А.А. Дейнеки "Оборона Севастополя", С.В. Герасимова "Мать партизана", картине А.А. Пластова "Фашист пролетел" и др.

В грозных испытаниях войны особенно ярко раскрылись лучшие черты народного характера – его неодолимая сила, упорство, оптимизм, готовность на любые жертвы, на подвиг ради победы. Для нашего искусства Великая Отечественная война была временем мощного подъема во всех областях художественного творчества.

Литература

1. Алещенко Н.М. Во имя Победы. – М., 1985

2. Беликов А.М. Тыл куёт победу. - М., 1965.. Очерки. Воспоминания. - В 4 т. - М., 1984. - Т.1,2,4.

3. Бревнова Н. Музы не молчали. - Омск, 1997. - Т. 11.

4. Великая Отечественная война. Вопросы и ответы./Под общ. Редакцией П.Н. Бабылева. – М., 1984

5. Всемирно-историческая победа советского народа 1941-1945гг. - М., 1971.

6. Соляник А.И. Роль культуры и искусства в патриотическом воспитании молодёжи. - Омск, 2000.

7. Форсова Н.К. Духовный поворот в условиях Великой Отечественной войны, его последствия. - Омск, 2000.

8. Щепкин Т.И. Незабываемые страницы истории. – Омск, 1992


«Дети и война»
в конкурсах ГОУ ДОД «Белгородский областной центр детского и юношеского туризма и экскурсий»

Гринякина Е.В. - заведующая отделом краеведения ГОУ ДОД «Белгородский областной центр детского и юношеского туризма и экскурсий» (г. Белгород)

В настоящее время в нашей стране активно развивается Всероссийское туристско-краеведческое движение обучающихся «Отечество», одним из ведущих направлений которого является исследовательская деятельность учащихся. Одна из подпрограмм движения так и называется «Дети и война». В архивных и других источниках сохранилось недостаточно материалов, отражающих эту тему. Поэтому для более полного освещения и понимания военного времени юные краеведы обращаются непосредственно к людям, хранителям памяти о суровых днях войны. Основным источником могут для работы могут послужить рассказы и воспоминания людей, чьё детство пришлось на годы войны. Как сложилась судьба детей – участников боевых действий после войны? Кто из них продолжил и далее службу в Вооруженных силах? Как сложилась судьба детей, находившихся в фашистском плену и оккупации?

Уже много лет подряд ГОУ ДОД «Белгородский областной Центр детского и юношеского туризма и экскурсий» организует и проводит областные конкурсы исследовательских работ и олимпиады по школьному краеведению. Как правило, одна из секций обязательно носит военную тематику, и практически в каждом конкурсе и олимпиаде есть исследовательские работы юных краеведов, посвященные теме «Дети и война».

Участники областных конкурсов и олимпиад не ограничиваются описанием событий Великой Отечественной войны, которые с теми или иными вариациями освещаются в отечественной литературе уже много лет. Ребятам удаётся найти и отразить темы, ранее не поднимавшиеся ни в литературе, ни в исторических исследованиях. Пусть эти темы не были глобальными, но он дополняют общую картину страданий и подвига российского народа, его борьбы за свободу и независимость своей Родины. Хорошо, что юные исследователи сумели обнаружить свое видение проблемы применительно к своему городу, селу, к дому, в котором живут. И в этом несомненная ценность таких исследований. Например, исследовательская работа Чернявских Алины (Красногвардейский район) называется «Отражение военного детства в литературном творчестве писателей – земляков». В своей работе Алина исследует отражение детских воспоминаний своих земляков в стихах, рассказах, очерках. Вот как рассуждает автор: «Великая Отечественная война… Если мы все знаем о войне, то откуда щемящая тоска, которую чувствуешь, когда звучит гимн Великой Отечественной «Вставай, страна огромная»? Откуда боль, от которой никуда не деться, когда из-под вороха пестрых современных фотографий выглянет пожелтевший уголок военной фотокарточки, где, обнявшись, стоят погибшие тогда, и умершие совсем недавно? Ведь не было в нашей стране семьи, которую бы не затронула война. Что есть дорогого у любого народа? У любой матери? Любого отца? Конечно же, дети. Война в жестокой слепоте своей соединила несоединимое: дети и кровь, дети и смерть. Ни один историк не сможет рассказать, что чувствовала семилетняя девочка, на глазах которой бомбой разорвало сестру и брата. О чем думал голодный десятилетний мальчик в блокадном Ленинграде, варивший в воде кожаный ботинок, глядя на трупы своих родных. Об этом могут рассказать только они сами. Дети войны…кто они? Те, кому шестьдесят с лишним лет назад не было и шестнадцати. Те, чьё детство опалено огнем Великой Отечественной – Василий Петрович Шершунов, житель села Малобыково, Александр Тихонович Харыбин, уроженец села Малобыково – краевед, писатель, публицист. Иван Лукич Бабичев, поэт, житель города Бирюча».

Работа Суковой Ирины (Шебекинский район) так и называется «Дети войны»: «…Люди не выбирают родителей, люди не выбирают детства. Их детство пришлось на войну, и их прозвали «детьми войны». Да, много они недобрали тогда. Еду, радости, смех, кино у них отняла война – жестокая, страшная, черная. Но война обладает страшным свойством – не только отнимать, не только убивать и ранить. Война заставляет сильнее ненавидеть, крепче любить, лучше знать цену вере и товариществу. Дети военного времени очень хотели помочь своим отцам и своей стране победить врага. Вспоминает о пережитом в годы войны Ерошенко Анна Семеновна, жительница с. Бершаково: на долю её поколения, подростков 10 – 14 лет, во время войны выпали тысячи лишений и испытаний. Когда она сдавала экзамены за курс начальной школы, им объявили, что началась война, это было для всех большим ударом. Анна Семеновна успела окончить 4 класса в 1941 году и получила табель, в котором были одни пятерки, но её радость была омрачена большим горем – войной. Все мужчины из села ушли на фронт, заботы легли на плечи женщин и детей. Анна Семеновна вспоминает о тех грозных годах с горечью и болью. С приходом немцев в село начались ужасы: немцы расстреляли директора школы Старцева Бориса Емельяновича как коммуниста, у населения забрали практически все, люди вынуждены были голодать. Спаслись от голода те семьи, которые сумели увести и спрятать своих коров. Надежными помощниками стали они, подростки. Они научились пахать, сеять, косить, ухаживать за скотом, выполнять другие мужские работы…»

Добрышин Василий (Корочанский район) пишет: «Я хочу рассказать о своей бабушке Добрышиной Екатерине Петровне, которая проживает в селе Ездочное. Она в лихую годину, будучи еще ребенком, испытала на себе весь кошмар военных лет и послевоенную разруху.

Мирный труд наших сельчан, как и повсеместно, был прерван в 1941 году сообщением о начале Великой Отечественной войны, которое пришло в село Ездочное из Чернянки. Практически сразу, по словам очевидцев, в селе началась мобилизация. Ежедневно забирали по 4-5 человек. В округе были слышны песни и женский плач. В числе первых на фронт ушли Жилков Григорий Константинович, Захаров Михаил Трофимович, Харченко Петр Яковлевич, оставив матерей, жен, детей и не зная, встретятся ли они вновь.

Семья Харченко Ефросиньи Яковлевны ничем не отличалась от других семей: муж ушел на фронт, наказав жене беречь четырех малолетних детей, да вести скудное крестьянское хозяйство. Ютилась семья в небольшой соломенной избе вместе со стариками, как и было принято. Катя была четвертым ребенком в многодетной семье. В период оккупации ей было 5 лет. Семье пришлось испытать голод, холод и другие невзгоды. Особенно тяжело приходилось им, детям: постоянно хотелось есть.

Много лет прошло с тех пор, а бабушка часто вспоминает: «Картошку, заготовленную на зиму, съедали далеко до прихода весны, а вот кожуру оставляли для посадки. Любимым лакомством была сахарная свекла, которую мама готовила в чугуне в русской печке. За столом собиралась вся семья, ели из одной большой миски. Жили бедно, но дружно. Особенно мы боялись авиационных бомбежек. Сам разрыв снаряда не был таким страшным, как свист падающих бомб». Из детей, переживших оккупацию, в живых осталась одна Екатерина Петровна. Дальнейшая судьба Харченко Екатерины Петровны была связана с родным селом. Здесь она трудилась, вышла замуж, воспитала троих детей, имеет 5 внуков, но воспоминания вновь и вновь возвращают ее в далекое военное детство… Память о прошлом – давала ей силы в разные периоды жизни, вселяла веру в торжество мира и добра».

Закончить своё сообщение хочется выдержкой из работы Фесенко Веры (Валуйский район): «Их было много, детей войны, и все они были разные, каждый со своим характером, привычками, наклонностями. И каждый по-своему проявил себя в критических ситуациях. Но есть у них немало объединяющего. Что же их роднит? Стойкость духа, слишком раннее взросление, преданность Родине, моральная чистота, готовность к подвигу – черты, которые воспитывают в человеке общество.

Русские дети всегда приобщались к делам своей родной страны, жили её болью, в трудные времена, живут её радостями и надеждами в мирное время. Наша страна – страна грандиозных свершений, в которые свой посильный вклад вносят сегодня и дети».


Генерал армии Н.Ф. Ватутин: история ранения

Будко А.А. - заслуженный врач РФ, профессор, полковник медицинской службы.

Сегодня, когда одной из немногих нерушимых святынь в России остается победа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг., не исчезает интерес к ее событиям и участникам.

В военных академиях многих стран как классический пример окружения и разгрома противника изучают сражение при Каннах, имевшее место в 216 г. до нашей эры. Повторить «Канны» не удалось ни Наполеону, ни Суворову, ни другим полководцам прошлого. А крестьянский сын, молодой генерал Николай Федорович Ватутин (1901-1944), совместно с другими советскими военачальниками дважды устраивал гитлеровцам сокрушительные «Канны». Один раз это случилось под Сталинградом, где была окружена 330-тысячная немецко-фашистская армия, другой раз под Корсунь-Шевченковским, где войска 1-го и 2-го Украинских фронтов взяли в кольцо крупную группировку врага, насчитывающую десять дивизий и одну бригаду. В первом случае Н.Ф. Ватутин возглавлял войска Юго-Западного фронта, во втором – командовал 1-м Украинским фронтом.

Н.Ф. Ватутин

Так распорядилась судьба, что финал обеих блестящих военных операций был связан с нарушением здоровья полководца: в 1942 г. – с серьезным заболеванием, а в 1944 г. – с тяжелым ранением, приведшим к смерти.

К сожалению, большинство литераторов и мемуаристов либо вообще упускают этот личностный аспект событий, либо упоминают его вскользь.

Развивая наступление по уничтожению окруженного под Сталинградом противника, войска Юго-Западного фронта во взаимодействии с левым крылом Воронежского фронта в декабре 1942 г. провели операцию под кодовым названием «Малый Сатурн» на Среднем Дону, в результате которой освободили часть территории Донецкого бассейна и Харьковской области. Во время проведения этой операции генерал Ватутин заболел.

Ю.Д. Захаров так пишет об этом: «16 декабря, зябко поеживаясь, Ватутин выслушивал командармов. Он был болен, но скрывал свой недуг. Ровным и спокойным голосом он отдавал распоряжения». [С. 84.]

Другой автор, М.Г.Брагин, в книге «Ватутин (Путь генерала)» более подробен: «В эти дни, когда от командующего фронтом требовалось нечеловеческое напряжение, Ватутин тяжело заболел. Злая и опасная своими осложнениями болезнь туляремия одолевала его. В ставке узнали о болезни Ватутина, предложили прислать заместителя, но Ватутин отказался». [С. 173.]

И Захаров и Брагин правы – Ватутин скрывал то, что он болен. Это подтверждают документы, обнаруженные нами в архиве Военно-медицинского музея МО РФ. Из донесения начальника ГВСУ Красной Армии Е.И.Смирнова заместителю наркома обороны СССР А.В. Хрулеву: «Докладываю: Генерал-полковник тов. Ватутин Н.Ф. 29 декабря заболел туляремией. С 9 января, после настойчивого требования лечащего врача тов. Ватутину установлен постельный режим. Температура держится на цифрах – 37,2°-37,3°. Сейчас отмечается улучшение самочувствия. Лечение тов. Ватутина поручено главному терапевту фронта профессору Яновскому, который и наблюдает больного с начала заболевания». [Архив Военно-медицинского музея МО РФ. Ф. 2-А. Оп. 58 367. Д. 1. Л. 2.]

Из документов становится ясным, что во время проведения операции «Малый Сатурн», начавшейся 16 декабря 1942 г. и завершившейся две недели спустя (Ватутин докладывал в Ставку об успешном окончании операции 28 декабря 1942 г.), генерал болел туляремией – острым инфекционным заболеванием, характеризующимся лихорадкой и поражением лимфатических узлов. В течение всей операции, будучи серьезно болен, Ватутин продолжал напряженно работать по 15-17 часов в сутки (даже после установления ему лечащим врачом постельного режима).

Последующие донесения Е.И.Смирнова, датированные 18 января 1943 г., сообщают об улучшении здоровья командующего фронтом. Как проходил реабилитационный период, неизвестно, но уже в феврале Николай Федорович посетил отчий дом, повидался с мамой – Верой Ефимовной.

28 марта 1943 г. генерал армии Н.Ф.Ватутин (это воинское звание было присвоено ему 12 февраля 1943 г.) вступил в командование войсками Воронежского фронта (20 октября того же года этот фронт был переименован в 1-й Украинский).

Заместитель Верховного главнокомандующего Маршал Советского Союза Г.К.Жуков в своих мемуарах пишет: «В конце марта и начале апреля мы с Н.Ф.Ватутиным побывали во всех частях фронта». [2] Из этого можно заключить, что исход заболевания туляремией для Ватутина был благоприятным.

21 февраля 1944 г. из Москвы в штаб 1-го Украинского фронта прилетел маршал Г.К.Жуков. Ставка поручила ему координацию действий 1-го и 2-го Украинских фронтов в предстоящей Проскурово-Черновицкой наступательной операции, являющейся прямым продолжением Корсунь-Шевченковской и Ровно-Луцкой операций по освобождению Украины.

Из воспоминаний Г.К.Жукова: «Днем 28 февраля, находясь в штабе фронта, зашел к Ватутину, чтобы еще раз обсудить с ним вопросы предстоящей операции. После двухчасовой совместной работы он мне сказал: «Я хотел бы съездить в 60-ю и 13-ю армии, чтобы проверить, как там решаются вопросы взаимодействия с авиацией, и будет ли подготовлено материально-техническое обеспечение к началу операции».

Я советовал ему послать своих заместителей, но Ватутин настаивал на своей поездке, ссылаясь на то, что давно не был в 60-й и 13-й армиях. Наконец я согласился». [2 . 113-114.]

Утром 29 февраля 1944 г. генерал армии Н.Ф.Ватутин и член военного совета фронта генерал-майор К.В.Крайнюков выехали в штаб 13-й армии, который находился в Ровно. Там они провели совещание с руководящим составом армии и в шестом часу вечера выехали в 60-ю армию. А поздно вечером в тот же день с полевого аэродрома Г.К.Жукову доложили о том, что туда привезли тяжело раненого командующего фронтом Н.Ф.Ватутина.

Об этих событиях имеется свидетельство генерала К.В.Крайнюкова: «Мы ехали по Ровенскому шоссе, направляясь в Славуту, в штаб 60-й армии, к И.Д.Черняховскому. Заметив проселочную дорогу, Н.Ф.Ватутин дал водителю знак остановиться.

- А зачем нам, собственно, делать крюк по шоссе? – спросил Николай Федорович. – Эта дорога тоже ведет в Славуту. Здесь всего каких-нибудь двадцать пять километров. Черняховский наверное, заждался нас. Давайте свернем напрямик и не будем делать объезд через Новоград-Волынский». [3. 116-118]

Проселочная дорога петляла по лощинам и буеракам, мимо маленьких рощиц. Попадавшиеся по пути села представлялись опустевшими. Никто из жителей не встретился, словно все вымерло.

Обстрел колонны начался совершенно неожиданно. Рядом послышалась беспорядочная стрельба. Машина с охраной, въехавшая было на окраину села Малятин, начала быстро пятиться. Порученец командующего полковник Семиков доложил, что колонна попала в бандеровскую засаду. Бандиты обстреляли машину и развернулись в цепь для атаки. «Все к бою! – выйдя из машины, скомандовал Ватутин и первым лег в солдатскую цепь.

Из-за строений показались бандиты, рассыпавшиеся по снежному полю. Их было немало, а наша охрана состояла лишь из десяти автоматчиков.

Обстрел все более усиливался. Факелом вспыхнула легковая машина командующего, подожженная зажигательными пулями. Затем запылал и другой автомобиль. Бандеровцы приближались. Наши автоматчики, занявшие позицию в глубоком придорожном кювете, открыли огонь. Заговорил и пулемет. Организованный отпор охладил пыл бандитов. Они залегли и в атаку поднимались уже менее уверенно». [3. 120-121]

Взять портфель с оперативными документами и под прикрытием огня автоматчиков выйти из боя Николай Федорович наотрез отказался, заявив, что командующему не к лицу оставлять бойцов на произвол судьбы. А портфель приказал вынести офицеру штаба, дав ему в сопровождение одного автоматчика. Бандиты продолжали наступать. Перебежками подбираясь к обороняющимся, они намеревались охватить их с двух сторон. Положение усложнялось. Во время перестрелки генерал армии Н.Ф.Ватутин был тяжело ранен. Попытка вывезти раненого на единственном уцелевшем автомобиле не удалась. Под обстрелом врага открытый «газик» проехал немного и остановился. Николая Федоровича на руках вынесли в первое попавшее на пути укрытие. Охрана продолжала вести бой.

Из последующих воспоминаний Крайнюкова: «Нежданно-негаданно навстречу показались сани с парой лошадей. Возница пытался было уйти от нас, но мы его все же остановили и положили в сани командующего. Перевязав наскоро кровоточащую рану, мы тронулись в путь по направлению к Ровенскому шоссе. Наконец мы выбрались на шоссе. Сумерки уже сгустились. В одной из хат, прилепившихся возле шоссе, мы нашли военного врача. Он оказал Николаю Федоровичу медицинскую помощь. После этого снова двинулись в путь и вскоре встретили машины с пехотой, высланные нам на выручке командующим 13-й армией генералом Н.П.Пуховым. О чрезвычайном происшествии ему доложил офицер штаба, выносивший портфель с документами. Колонну замыкала санитарная машина. На ней Николай Федорович был доставлен в Ровно, где ему тотчас сделали первую операцию». [3.122-124]

Доставив раненого командующего фронтом в военный госпиталь и проконсультировавшись с врачами, генерал Крайнюков доложил о происшествии по ВЧ Верховному главнокомандующему, а затем 1 марта 1944 г. отправил ему письменное донесение, описав и характер ранения: «Сквозное пулевое ранение правого бедра с переломом кости. По предварительному заключению хирурга Тринадцатой армии ранение относится к категории тяжелых, требующих лечения минимум два месяца. К оказанию медицинской помощи привлечены все лучшие силы. На 3.00 1.3.44 года состояние здоровья тов. Ватутина удовлетворительное. Находится в Пятьсот шестом армейском госпитале в Ровно. Врачи настаивают в течение суток не трогать, а 2.3 обязательно эвакуировать самолетом «Дуглас» в Москву». [3.125]

2 марта 1944 г. военно-санитарным поездом Н.Ф.Ватутин был эвакуирован в Киев, где его лечением занимались опытнейшие медицинские специалисты: главный хирург 1-го Украинского фронта профессор А.М.Гуревич, главный хирург Киевского военного округа (военного времени) профессор И.Н.Ищенко, главный терапевт 1-го Украинского фронта профессор В.Х.Василенко, начальник Военно-санитарного управления 1-го украинского фронта генерал-майор медицинской службы С.А.Семека.

Жизни раненого полководца вначале, казалось бы, ничего не угрожало, но уже 24 марта 1944 г. первый секретарь ЦК КП Украины Н.С.Хрущев докладывает Верховному главнокомандующему об ухудшении состояния здоровья генерала: «Вчера, 23 марта наступило резкое ухудшение здоровья т. Ватутина. Температура утром была 40,2°. В течение дня было два приступа ухудшения состояния, колебания температуры были от 39° до 40,2°. Вечером была также высокая температура – 40,3°. Врачи, основываясь на том, что т. Ватутин до ранения болел малярией и летом имел приступ малярии, посчитали, что у него повторился приступ малярии и дали больному хину, сделали несколько противомалярийных уколов. Сегодня утром я был у т. Ватутина. Утром было некоторое улучшение состояния здоровья, температура была 38°, но самочувствие было плохое. Сегодня в течение дня приступы ухудшения повторились. Температура колебалась от 38° до 39,8°. Врачи сделали несколько анализов, но возбудители малярии не обнаружены. Они до сего времени не могут установить диагноз болезни. Хорошо было бы поручить т.т. Смирнову и Бусалову завтра срочно выслать квалифицированных врачей из Москвы, чтобы они установили точный диагноз болезни т. Ватутина с тем, чтобы принять необходимые меры для лечения». [4.5-7.]

К лечению Н.Ф.Ватутина были привлечены после этого главный хирург Красной Армии академик Н.Н.Бурденко, его заместитель генерал-лейтенант медицинской службы В.Н.Шамов, главный терапевт Красной Армии генерал-майор медицинской службы М.С.Вовси. Но, несмотря на энергичное лечение, состояние раненого продолжало оставаться крайне тяжелым.

2 апреля 1944 г. Н.С.Хрущев отправляет в Москву повторное сообщение: «Сегодня 2.4.44. в 11.00 был у тов. Ватутина. Состояние его очень тяжелое, сознание не совсем ясное. В разговоре со мной терял нить мыслей – находился в легком бреду. Профессор Шамов и другие профессора лечащие тов. Ватутина считают, что надо идти на последние средства, чтобы сохранить жизнь – на ампутацию ноги. На мой вопрос, что будет, если не делать ампутации? Профессор Шамов заявил, что «почти нет никаких надежд на сохранение жизни без ампутации». На второй мой вопрос «а если пойти на ампутацию, какой может быть результат?» - он ответил, «что и при этом случае, можно сделать предположение, что учитывая наличие в организме стрептококков, стафилококков и возбудителей газовой инфекции есть всего только процентов 40-30 за то, что он будет жить». Сейчас профессора производят осмотр больного, после которого сделают окончательное решение об ампутации». [4.7]

По информации, которая содержится в цитируемом документе, можно сделать вывод о том, что ранение осложнилось остеомиелитом бедренной кости, газовой гангреной правого бедра и сепсисом.

5 апреля 1944 г. на консилиуме с академиком Н.Н.Бурденко признано необходимым произвести срочную ампутацию правого бедра, что и было сделано в тот же день. Операцию Ватутин перенес удовлетворительно, но исследование тканей ампутированной конечности показало распространенный гнойный процесс в костном мозге. Худшие опасения профессора Шамова подтвердились: операция не смогла пресечь этот губительный процесс.

К сожалению, никакими стараниями известнейших врачей и ученых не удалось спасти жизнь Николая Федоровича: в ночь на 15 апреля 1944 г. генерал армии Н.Ф.Ватутин скончался. Было ему тогда всего сорок три года – пора расцвета его дарования и полководческой зрелости.

Источники и литература

1.Будко, А.А. Генерал армии Н.Ф.Ватутин: история ранения / Будко А.А. [и др.]. // Военно-медицинский журнал. – Ежемесячный теоретический и научно-практический журнал МО РФ. – М.: Издательский дом «Красная звезда», 2009. - № 3 (Т.330). – С. 83-86.

2. Жуков, Г.К. Воспоминания и размышления. – М.: Изд-во АПН, 1974. – Т. 2. – С 138

3. Крайнюков К.В. Генерал армии Николай Ватутин / К.В.Крайнюков. // Полководцы и военачальники Великой Отечественной. – М.:Молодая гвардия, 1970. – С. 72-75

4 Архив ВММ МО РФ... – Л.


Музейно-образовательный проект
«Сорок первый: хроника испытаний»

Мазниченко И.В. - заместитель директора по научной работе Шебекинского историко-художественного музея

Вопросам сохранения историко-культурного наследия в России, в т.ч. и на Белгородчине, в последнее время уделяется большое внимание. Работа ведется по самым разным направлениям, начиная с разработки соответствующих законопроектов и целевых программ и заканчивая использованием современных возможностей масс-медиа, Интернета и т.п. Несомненно одно – сохранить прошлое для будущего можно, лишь поддержав к нему интерес в настоящем. А значит, историю необходимо изучать и показывать; причем делать это следует так, чтобы сформировать как можно более полное представление о том или ином историческом факте, и в то же время так, чтобы это было интересно современному – довольно искушенному, а в какой-то степени даже избалованному – зрителю.

Важным направлением деятельности музеев наряду с хранением и изучением музейных коллекций является их публичное представление. Это означает активную выставочную и просветительную работу, связанную с сохранением исторической памяти, воспитанием патриотизма и духовности. Уникальность музеев, по сравнению с другими культурными и образовательными учреждениями, заключается в том, что музеи имеют возможность пропагандировать историко-культурное наследие, высокие духовные примеры, обычаи и традиции опираясь на конкретные памятники материальной и духовной культуры, воссоздавая на их основе неповторимую атмосферу ушедших эпох, обращаясь не только к разуму, но и к сердцу, душе человека. Позитивный эффект усиливается благодаря универсальности музейных экспонатов, большинство из которых доступны для восприятия любыми категориями населения – от дошкольников до людей преклонного возраста.

Как показывает практика, наилучший результат в ходе осуществления просветительной деятельности достигается при условии ее планомерности и систематичности. Следовательно, с точки зрения качества и эффективности, на первый план выходит реализация музейных проектов как комплекса разнообразных мероприятий, объединенных одной идеей, подчиненных одной цели.

Мнения специалистов по поводу музейных проектов разнятся. Кто-то считает, что главное сейчас – это образовательные программы, кто-то ставит во главу угла поиск современных экспозиционных решений, для одних основная проблема лежит в углубленном исследовании материала, для других – в налаживании партнерских отношений. Масштабы проектов также различны – от создания межмузейных центров до разработки новой выставки.

Шебекинский историко-художественный музей, образованный в 1986 г., на протяжении многих лет входит в число лучших муниципальных музеев Белгородской области. Среди факторов, которые позволили достичь высоких показателей работы (как количественных, так и качественных) важную роль сыграли наличие богатых и, в определенной степени, уникальных для региона фондовых коллекций, активная исследовательская деятельность, социальная ориентированность музейных мероприятий, применение инновационных методов и современных технологий, развитие партнерских связей.

Шебекинский музей относится к учреждениям муниципальной формы собственности, которые финансируются из местного, в нашем случае – городского, бюджета. Поэтому мы заинтересованы, в первую очередь, в проектах, которые не требуют значительных денежных вложений и кадровых ресурсов, но в то же время позволяют реализовать потенциал учреждения как важного историко-культурного центра края.

Первым нашим опытом в этом направлении стал выставочный проект «Мобильный музей». Его суть заключалась в проведении выездных выставок из фондов нашего музея в районных музеях Белгородской области. Основной его целью наряду с пропагандой историко-культурного наследия и обеспечением доступа широких слоев населения области к музейным ценностям были повышение статуса и популяризация деятельности Шебекинского музея; расширение культурного пространства Шебекинского района, развитие культурных связей между районами и внутри музейного сообщества.

Проект «Мобильный музей» осуществлялся в течение 2007-2009 гг. За это время в муниципальных музеях Белгородчины было проведено 12 выставок, которые посетило более 18 тысяч жителей районных центров нашей области.

В 2011 г. Шебекинский музей приступил к реализации нового, на этот раз музейно-образовательного, проекта «Сорок первый: хроника испытаний».

Не секрет, что основной и наиболее перспективной аудиторией с точки зрения просветительной деятельности музея являются школьники, а одним из главных направлений работы – военно-патриотическое воспитание. И здесь одной из важнейших исторических тем, не теряющих актуальности на протяжении многих десятилетий, без сомнения остается тема Великой Отечественной войны. Память о ней, о подвиге народа, о цене Победы должна и будет жить в сердцах наших соотечественников вечно. И хотя традиционно в наших странах широко празднуется День Победы, другая памятная дата – 22 июня, день начала войны, День памяти и скорби – является не менее значимой.

В 2011 г. исполняется 70 лет с начала вторжения захватчиков в Советский Союз. Эта дата разделила нашу историю надвое, запустила отсчет 1418 дней войны, каждый из которых это кровь и смерть, изнурительный труд и горечь утрат, лишения и гибель лучших сыновей и дочерей Отчизны. И в то же время это беспримерное мужество, ратная и трудовая доблесть народа, отстоявшего в борьбе свободу и независимость Родины.

Организация комплекса тематических мероприятий и выставок, посвященных памятной дате начала Великой Отечественной войны, объединение их в единый музейно-образовательный проект, на наш взгляд, позволит с максимальной эффективностью реализовать культурно-образовательный и воспитательный потенциал этой темы.

Основными целями проекта «Сорок первый: хроника испытаний» мы определили пропаганду военно-исторического наследия страны в целом и региона в частности и военно-патриотическое воспитание подрастающих поколений на основе публичного представления фондовых предметов и коллекций нашего музея.

Непременным условием эффективной музейной деятельности сегодня является социальное партнерство. Наш музей на протяжении многих лет в рамках договоров о сотрудничестве работает с целым рядом образовательных и культурных учреждений, общественных организаций. Нашими партнерами по проекту «Сорок первый: хроника испытаний» стали администрация городского поселения «Город Шебекино»; районное управление культуры; Белгородский государственный историко-художественный музей-диорама «Курская битва. Белгородское направление»; районный Совет ветеранов; Шебекинская гимназия-интернат; средние школы № 2 и № 6 г. Шебекино; начальная школа - детский сад; профессиональные училища № 3 и № 13, Станция юных техников; городская централизованная библиотечная система; летние лагеря и Дома отдыха для школьников; Клуб любителей военной истории; Шебекинская районная газета «Красное Знамя».

Проект «Сорок первый: хроника испытаний» носит комплексный характер и включает несколько разделов:

- выставочная работа предполагает проведение внутримузейных и передвижных тематических выставок, а также организацию их презентаций с привлечением широких слоев населения;

- культурно-образовательная работа предусматривает использование как новых, так и традиционных для музея форм и методов просветительной деятельности, применение информационных технологий, широкое взаимодействие с учреждениями культуры, образования, общественными организациями, турфирмами;

- информационное обеспечение и поддержка проекта призваны познакомить с его целями, текущими и планируемыми мероприятиями, ходом реализации и результатами как можно более широкий круг лиц.

Проект будет реализован в течение января – ноября 2011 г. Финансирование мероприятий осуществляется из бюджета музея и внебюджетных источников.

Касаемо ожидаемых результатов, мы считаем, реализация проекта «Сорок первый: хроника испытаний» создаст с помощью цикла разноплановых мероприятий благоприятные условия для пропаганды военно-исторической темы; сформирует представление о начальном периоде Великой Отечественной войны; повысит эффективность работы по военно-патриотическому и духовно-нравственному воспитанию; поддержит статус нашего музея как важного элемента культурной жизни региона; обеспечит популяризацию его деятельности по сохранению историко-культурного наследия.

Если проект вызовет интерес, мы рассмотрим возможность расширить его, дополнив мероприятиями и продолжив их проведение вплоть до 2015 г. – юбилейного года 70-летия Победы в Великой Отечественной войне.


Памятники воинской славы Белгородской области

Сарапулкина Т.В. – консультант группы по охране и использованию памятников истории и культуры управления культуры Белгородской области, к.и.н.

От героев былых времен
Не осталось порой имен.
Те, кто приняли смертный бой,
Стали просто землей, травой.

Евгений Агранович

Памятники воинской славы – это объекты культурного наследия, связанные с каким-либо военно-историческим событием. Следует отметить, что в типологии объектов культурного наследия нет такого вида памятников как памятники воинской славы. Эта категория стоит над данной классификацией и объединяет в себе несколько типов памятников: памятники истории, памятники искусства, достопримечательные места и т.д.

Памятники боевой славы — это свидетели и хранители великих подвигов народа, его героизма, мужества, отваги. В истории каждого народа есть славные события, которые навечно остаются в памяти поколений, становятся достоянием всемирной истории. Они не утрачивают с годами своего волнующего величия и будучи воплощенными в памятники, всегда сохраняются как дорогие реликвии. Именно к таким незабываемым памятным событиям прошлого относятся и увековеченные в мраморе, бронзе и камне многие выдающиеся ратные подвиги нашего народа.

В нашей стране были воздвигнуты тысячи величественных памятников, обелисков, сооружены мемориальные комплексы. На многих полях былых сражений установлены мемориальные доски, памятные колонны, постаменты с танками, самолетами или орудиями. Созданы холмы, рубежи и пояса славы, аллеи героев, восстановлены отдельные линии обороны, обозначены поля сражений, укрепления, командные пункты фронтов и крупных воинских соединений, партизанские землянки. На мраморе навечно вписаны имена сотен тысяч Героев. Многим из них сооружены памятники из бронзы и гранита. Именами Героев боевой славы названы города и поселки, их имена носят села и предприятия, учебные заведения и воинские части, государственные учреждения и корабли, площади и проспекты. Всего в нашей стране в настоящее время насчитывается несколько десятков тысяч памятников боевой Славы. Они имеются в каждой области или крае на всей территории России. Согласно преамбуле Закона РФ «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества» «уважительное отношение к памяти погибших при защите Отечества или его интересов является священным долгом всех граждан». Народная традиция чтить память своих Героев получила в нашей стране особенно широкое развитие и потому памятники, связанные с военно-историческими событиями, приобрели особое значение и были объединены в особую категорию.

Государственной охране подлежат места и здания, связанные с жизнью и деятельностью выдающихся военных деятелей, народных героев, военных специалистов, с особо выдающимися наступательными и оборонительными сражениями и операциями Советских Вооруженных Сил; воинские кладбища, братские могилы и одиночные захоронения советских воинов и партизан, могилы выдающихся военачальников; оружие и военная техника; военно-инженерные сооружения (доты, дзоты, рвы, капониры, окопы, траншеи, укрепленные районы), сыгравшие важную роль в усилении стойкости советских войск в обороне и мощности их в наступлении; произведения искусства (монументы, обелиски, скульптуры и др.), посвященные военно-историческим событиям, героизму русских воинов, партизан и граждан.

Белгородская область имеет богатую историю, тесно связанную с героической защитой Родины, изобилует историческими памятниками боевой славы. На нашей территории расположены следующие виды памятников воинской славы: братские могилы и одиночные захоронения воинов и партизан; могилы мирных граждан, погибших от рук немецко-фашистских захватчиков; могилы, умерших от ран в госпиталях; оружие и военная техника, памятные места и памятные знаки, военно-инженерные сооружения, командные пункты, произведения искусства, здания.

Наиболее старейшими памятниками воинской славы Белгородчины можно назвать могилу М.Т. Дренякина, сподвижника А.В. Суворова, расположенную в г. Белгород и могилу А.И. Кулявцева, участника восстания на броненосце «Потемкин», расположенную в г. Грайворон.

Более представителен период Гражданской войны. Это тяжелое для нашей страны время представлено на территории области братскими могилами и одиночными могилами красноармейцев; могилами убитых кулаками или белогвардейцами комиссаров, коммунистов, председателей колхозов, сельсоветов и ревкомов; бюстом героя Гражданской войны; памятниками жертвам белогвардейского террора и достопримечательными местами – местами расстрела и гибели защитников советской власти.

Огромное количество памятников и памятных мест в нашей стране связано с Великой Отечественной войной 1941-1945 годов, вошедшей в историю как один из самых героических периодов в жизни советского народа. 1418 дней продолжалась Великая Отечественная война, каждый день на фронтах, протянувшихся с севера на юг на тысячи километров, совершались сотни, тысячи изумительных по своей смелости, дерзости и находчивости боевых подвигов, знаменовавших собой величие духа нашего народа и его армии. История минувшей войны сохранила немало примеров, когда советские воины, в минуты грозной опасности, ради спасения любимой Родины добровольно шли на верную гибель, на смерть.

Наибольшее количество памятников воинской славы и в нашем регионе относится к периоду Великой Отечественной войны. Среди них особое место занимают братские могилы. Их более пяти сотен на территории нашей области. Особенно много братских могил имеется в районах, где в годы Великой Отечественной войны шли ожесточенные бои. Есть разные братские могилы. В одних из них захоронены десятки, сотни людей, в других - тысячи, десятки тысяч. Кроме того, следует учитывать и одиночные могилы (17) и могилы неизвестных солдат (16). На Белгородчине захоронено 37 Героев Советского Союза. Некоторые братские могилы и одиночные захоронения объединены в мемориалы, имеют обелиски, памятные знаки, вечный огонь (5).

Не меньшее значение имеют и братские могилы, и одиночные захоронения партизан и подпольщиков (12), умерших от ран в госпиталях (1), а также и мирных жителей, расстрелянных или замученных (14).

В большом количестве на территории области сохраняются памятники, бюсты (всего 41) и памятные знаки (9) в честь полководцев, выдающихся военачальников, командиров добровольческих народных формирований, Героев Советского Союза. Наш народ вечно будет помнить героические дела и своих выдающихся полководцев и военачальников, проявивших на полях сражений свои недюжинные способности и талант. Их имена неразрывно связаны с выдающимися военными победами советского народа на многочисленных фронтах минувших войн и военных конфликтов.

Почти в каждом населенном пункте установлены памятники "не вернувшимся с войны домой", памятники или обелиски в честь погибших в 1941-1945 гг. на фронтах Великой Отечественной войны воинов-земляков (105). Как правило, эти памятники, сооруженные в 1960-70-х годах на средства колхозов, совхозов, коллективов предприятий, а также на добровольные взносы средств населения, в художественном отношении чаще всего представляют небольшую ценность. Однако они имеют огромное историческое, воспитательное значение. Это не только память о погибших воинах-земляках, что также очень важно, но и проявление любви к людям, отдавшим свою жизнь за Родину, за свободу и счастье своего народа.

Особое внимание должно быть обращено на места сражений, где в борьбе с врагами, вторгнувшихся в пределы нашей страны, были достигнуты значительные военные успехи, произошли особенные события. На нашей территории это памятные места завершения Острогожско-Россошанской операции и место гибели марьевских комсомольцев.

Большое значение имеют сохранившиеся военно-инженерные сооружения: рвы, земляные валы, крепости, бастионы, оборонительные башни, линии обороны. Так на Белгородчине известны долговременная огневая точка в с. Ильинка Алексеевского района, противотанковый ров на участке 1243 стрелкового полка перед первой оборонительной полосой Курской дуги в Белгородском районе, рубеж, где советские войска остановили врага, рвавшегося к Курску и с этого рубежа начали операцию по разгрому фашистских войск в Ивнянском районе, блиндаж, окопы, ходы сообщения командного пункта 5 гвардейской танковой армии генерала П.А. Ротмистрова в Прохоровском районе, огневая позиция взвода третьей батареи 35 истребительного противотанкового артиллерийского полка в Яковлевском районе.

Памятник воинской славы. Село Новые Лозы Яковлевского района

Особой почести удостоились некоторые экземпляры военной и другой техники, послужившие в годы Великой Отечественной войны. Это автомобиль ГАЗ-АА, установленный в честь воинов-автомобилистов, танк ИС-2, установленный в честь воинов-танкистов, паровоз и вагоны, установленные в честь труда железнодорожников во время Великой Отечественной войны в г. Белгороде, 76-мм орудия ЗИС-3, установленные на рубеже обороны 7 гвардейской армии в п. Разумное, самолет ЛА-5, установленный в честь 14 гвардейской авиадивизии в п. Уразово Валуйского района, танк Т-34, установленный в честь воинов-кантемировцев, освободивших Грайворон от фашистских захватчиков, два артиллерийских орудия на постаментах, установленных в честь артиллеристов 40-й армии в с. Дмитриевка Ракитянского района, зенитное орудие и миномет, в честь воинов 1119 отдельного зенитного артполка 72 стрелковой дивизии, принимавшей участие в Курской битве в х. Ржавец Шебекинского района.

Достаточно молодой категорией объектов культурного наследия являются памятники в честь современных нам воинов. Это памятник воинам-интернационалистам в г. Валуйки и памятник воинам, погибшим в Афганистане, в г. Губкин.

Сохранить памятники воинской славы - одна из главных задач.

Общество активно способствует выполнению программы работ по реставрации, ремонту и благоустройству памятников. Но вместе с тем современные условия требуют повышения эффективности использования имеющихся сил, средств и возможностей. Общественность, ветераны войны и труда, родные и близкие павших озабочены имеющимися фактами равнодушного отношения к памяти погибших воинов, партизан и подпольщиков, небрежного содержания могил и памятников. В связи с этим и в целях приведения памятников воинской славы в образцовое состояние целесообразно постоянно проводить обследование состояния памятников войны, подготовить реально обоснованные предложения по их ремонту и реставрации, внести эти предложения в местные государственные органы для включения в планы ремонта и реставрации. Необходимо привлекать организации и предприятия принять долевое финансовое участие в мероприятиях государственных органов по реставрации, ремонту и благоустройству памятников; осуществить благоустройство памятников войны силами организаций.

Отдельно следует коснуться проблемы вандализма. Все чаще заметны приметы варварского отношения к нашей давней и недавней военной истории. Уже случается, что на пламени вечного огня подростки жарят сосиски, заезжают на мотоциклах на мемориальные плиты, мусорят на территории памятников, разрисовывают сами памятники и т.д. Решить эту проблему может не только и не столько жесткий контроль, а воспитание молодежи в духе патриотизма.

Памятники боевой славы обладают огромной силой воздействия на людей. Это не только свидетельства политических событий истории, но и безмолвные повествователи величия и героического прошлого народа, памятники мужеству, отваге и боевой славе. Они волнуют, будят благородные чувства гордости за свой народ, за свою страну.

Сооружая памятники боевой славы воинским частям, своим полководцам, военачальникам, героям беспримерных подвигов, народ выражает тем самым свою горячую любовь и признательность воинам героических сражений, увековечивает их для грядущих поколений.

Исторические памятники и в их числе военные - важные источники познания прошлого. Будучи своеобразным отражением истории народов, они помогают лучше понять и уяснить закономерность исторического развития, процесс совершенных событий.

Отечественная война оставила нам памятники, которые отражают основные стороны трудовой, общественной, в том числе военной, и культурной деятельности советского народа. Вооруженная борьба советского общества в период Великой Отечественной войны находит выражение и в исторических памятниках, и в памятниках архитектуры и в памятниках искусства.

Большую роль играет воспитание на героическом прошлом нашей Родины. Жизнь показывает, что для патриотического воспитания важное значение имеет пропаганда памятников воинской славы. Памятники воинской славы - это могучее средство воспитания людей, пропаганды величия Родины, борьбы с буржуазной идеологией. По своему содержанию военно-исторические памятники обладают огромной идейной силой. Это делает их важным средством воспитания патриотизма, любви к Родине, ко всему, что создано нашим народом и защищено благодаря героизму и жертвам армии.

Вместе с тем, ряд военно-исторических памятников, являясь произведениями искусства, отражают и выдающиеся военно-исторические события, и трудовой подвиг, и художественный гений народа. И поэтому эти памятники несут в себе большие возможности не только идеологического, но и эстетического воспитания.

Таким образом, военно-исторические памятники представляют собой могучее средство воспитания в духе патриотизма, русской национальной и военной гордости, в духе постоянной готовности с оружием в руках встать на защиту Родины.

Эффективно использовать огромные всесторонние возможности военно-исторических памятников для дальнейшего повышения сознания и культуры народа, для воспитания любви к Родине - одна из важнейших задач всех специалистов по охране объектов культурного наследия.


Непридуманные истории:
первый год войны глазами шебекинцев

Косенко З.В. - заведующая отделом научно-экспозиционной и просветительской работы Шебекинского историко-художественного музея

Воспоминания простых людей – тех, кого принято считать мирными жителями – не имеют доказательной силы официальных событий и военных фактов, они субъективны и малодинамичны и, возможно, представляют интерес лишь узкому кругу краеведов.

Но история Великой Отечественной войны – это не только история военных действий, деятельность военных соединений и боевой путь командиров. Это ещё и мозаика из разнообразных и малоизученных фактов, которые, быть может, имеют не меньшее значение, чем вышеперечисленные. Краеведческая составляющая истории Великой Отечественной войны, её бытоописание, жизнь различных категорий населения также важны для изучения, ибо они дают возможность понять место человека в событиях военной эпохи, его переживания и надежды, проследить судьбу своих предков и родной земли.

И именно эти крупицы памяти о военных годах, сохраненные и переданные нам, способны вдохнуть жизнь в сухую летопись истории.

Первый день войны для жителей нашего края им собственно и не был. Воскресный день, окончание школы, выпускные вечера – все несло новую жизнь и новые хлопоты. В те часы, когда бомбили наши города и на далекой границе погибали наши соотечественники, многие шебекинцы только-только забылись счастливым сном. Не все – возвращались домой встретившие рассвет выпускники. Многие из них в буквальном смысле «сидели на чемоданах» – в наступившие будни они собирались уезжать в Воронеж и Курск для продолжения учебы. Не спали многие школьники, радуясь предстоящему лету и новым впечатлениям, – начался сезон путевок в пионерские лагеря для семей работников сахарного завода «Профинтерн» и детей шебекинских колхозников. В первые дни войны железнодорожная станция Шебекино отказалась оформлять возврат купленных билетов – ожидали скорой победы и отправку в пионерлагеря и в студенческие общежития абитуриентов решили лишь отложить на некоторое время.

Не спали многие взрослые – весь район готовился к выборам в Верховный Совет СССР[1], открывавшим новый этап в развитии нашего государства. Этап начался, но совсем не такой, как ожидалось…

Не спали, по воспоминаниям Удовидченко П.И., и почти все колхозники хозяйства «Поляна» – на эту ночь пришелся большой окот скота, вселивший надежды в сердца работников на значительное перевыполнение плана в текущем году. В дальнейшем неокрепшее потомство, явно не способное выдержать длительную эвакуацию, пустили под нож к августу 1941 года[2].

Само лето выдалось жарким и сухим, и поэтому, когда было объявлено об общем собрании на площадях крупных сел и города Шебекино, большинство пришедших посчитало это еще одним призывом к «битве за урожай». В Шебекино собрание, посвященное началу войны, началось в 2 часа дня, с приездом оперуполномоченного из областного центра, в большинстве сел – позже. Услышав же о начавшейся войне, никто не верил в ее серьезность, а тем более длительность.

Как вспоминает шебекинка Ширева Н.М., «выступающие говорили кратко и сжато, многое осталось непонятным. Помня финскую, вопросы задать никто не решился. Женщины разахались, парни тайно торжествовали, мужчины вдумчиво начали вспоминать события прошлой, первой мировой войны и засилье в Харькове немецких солдат в годы «гражданки». Выступающие быстро выдохлись и распустили народ. Когда расходились, кто-то затянул «Броня крепка и танки наши быстры…», песню подхватили все»[3].

На следующий день перед заседанием райкома стихийно организовался митинг. По воспоминаниям старожилов, знающие о собрании руководителей города и района жители просто сходились к зданию горсовета «послушать решения»[4]. Останавливались проходящие по своим делам; завидев собирающуюся толпу, выходили из домов жители окрестных улиц, посылали ребятишек к соседям и друзьям. Примечательно, что некоторые из пришедших на собрание решили, что уже будет объявлено об окончании войны. Людей набралось до полутысячи, на митинг пришли даже жители окрестных сел и хуторов. Поэтому повестку дня внеочередного заседания решено было озвучить на нем. Выступления по регламенту коммунистов шебекинской ячейки были скомканы, начались стихийные выступления руководителей шебекинских предприятий, потом простых жителей.

Директора кожевенного и сахарного заводов обещали дать 20 и 30 процентов вне плана, это обещание было оформлено клятвой и подписано всеми присутствующими работниками. Давали обещания комсомольцы, колхозные бригады, выпускники шебекинского ФЗУ, даже школьники-пионеры. Каждое выступление-обязательство встречалось одобрительным гулом и аплодисментами, затем записывалось. Этот митинг вспомнят жители нашего города еще не раз – и при разрушении немецкими авианалетами сахарного и кожевенного заводов, и во время оккупации, когда шебекинские полицаи запросто могли спросить прохожего: «А ты на митинге выступал? Обязательства Советской власти давал?»

По воспоминаниям ныне шебекинца, а в годы войны жителя Ржевки Кучеева И.А., «в течении двух дней после объявления о начале войны на дверях всех поселковых советов и на центральной площади города был вывешен план призыва военноспособных (пофамильно). С течением времени он менялся на новый. К концу сентября и с приближением линии фронта план сменялся каждую неделю» – перед грядущей оккупацией районное руководство старалось задействовать все возможные людские ресурсы. У мальчишек появилось новое занятие – первыми заметить смену фамилий и отнести радостную, по их мнению, весть призывнику. По тому, как была воспринята их новость у родных, определяли, «настоящий ли солдат». В конце сентября, когда сводки с фронта становились все более страшными и тревожными, такая традиция оповещения будущих призывников прекратилась – за нее «могли и уши надрать»[5].

После первых дней войны и всеобщего недоумения район зажил привычной жизнью. Ожидали скорой победы, с недоумением вслушиваясь в скупые строки сообщений Совинформбюро. События жизни всей страны в страшный первый военный год в уменьшенном масштабе отражались на нашей земле. В первый месяц жители крутых изменений в своих буднях не заметили. Ушли на фронт добровольцы и призывники, но основная масса работников предприятий и колхозников осталась на своих местах. Убирали ранние хлеба, но из областного центра приходили противоречивые указания о сроках и месте их транспортировки. Шебекинские агрономы инспектировали рожь, но на отправленные отчеты так и не было получено ответов. Не откладывая до победы, сыграли традиционные летние свадьбы.

Но день за днем мозаика военных действий стала проникать и в мирную жизнь. В сентябре многие крупные села посетили особые группы, состоящие из шебекинских милиционеров и незнакомых военных. О чем они говорили за закрытыми дверями школы с некоторыми односельчанами, житель Титовки Малышев Г.А. не узнал, пока войска 21-й армии оставили территорию района. Вместе с ними пропали и те, кто был на встрече. Лишь потом несмело стали поговаривать, что нашим войскам активно помогали специально отобранные партизаны и большое число местных связистов[6].

В сентябре 1941 года начались занятия во всех школах города и района. Но уроки проводились не все – не хватало учителей – и лишь недолгое время. После второго, а иногда и первого уроков девочки шли на кружки санинструкторов, мальчики – на дополнительные курсы в ФЗУ. В училище говорили, что есть планы с весной 1942 года и подвозом железной руды преобразовать машиностроительный завод в оборонное предприятие. Всех желающих мастер училища Кравцов учил по статье в журнале тачать болванки для снарядов4.

В сентябре в Шебекино был организован временный госпиталь для раненых. Действовал он недолго, позже был разбросан по селам, где разместились части оборонявшей наш край 21-й армии. Врачей в госпитале хватало, но всегда принимали помощь местных жительниц по кормлению раненых, предварительной перевязке и стирке бинтов[7].

С приближением линии фронта к границам района пришла и неразбериха. Раза три местные жители собирались на эвакуацию оборудования уцелевших предприятий, которая из-за отсутствия вагонов так и не была проведена. Колхозные стада с местными пастухами отводили все дальше на восток, зачастую в не подготовленные к приему дополнительных голов тыловые колхозы.

В осенне-зимние месяцы стало ясно, что организованных массовых занятий в шебекинских школах не будет. Последние учительницы уходили на фронт санинструкторами, связистами, писарями. Совершенно не было письменных принадлежностей – их просто не откуда было взять. Местные жительницы, озаботившись проблемой хоть какого-то обучения детей школьного возраста, зимой 1941 года во главе с многодетной жительницей Шебекино Иванноковой Т.И. пришли в штаб 21-й армии с предложением хоть что-то сделать для бойцов руками детей – шить кисеты, вязать рукавицы, нарезать портянки. Но выслушавший их усталый штабист коротко ответил: «Не надо. Ничего нам уже не надо…»[8].

Осенью первого года войны в некоторых шебекинских селах вспыхнула скарлатина. Она еще вернется в предпобедном 1944-м, но тогда почти при полном отсутствии детских врачей, болезнь унесла не одну жизнь. Страшным знамением военного времени стало то, что позже – в голодный год оккупации – матери уцелевших ребятишек завидовали тем, кто «быстро отмучился»[9].

Немцы оккупировали Шебекинский район летом 1942 года, но немногие помнят, что уже в октябре первого года войны часть наших сел оказалась на территории, занятой врагом. Их жители ничего не знали о судьбе своих близких, оставшихся на советской территории, а о них самих родственники ничего не слышали до самого завершения Курской битвы. Кстати, тех шебекинцев, кто имел близкую родню на захваченной фашистами территории, сразу же ставили на учет в местных органах власти. По воспоминаниям Вдовиченко В.И., взрослых членов их семьи сразу же предупредили: о любых приветах и письмах от родных, а тем более посыльных, незамедлительно сообщать властям[10]. И однажды глубокой осенней ночью, его, еще толком не проснувшегося мальчишку, мать отправила к соседу-коммунисту с сообщением: «Пришли из Лога от родных!». Какие приветы принес неведомый посыльный, какова была его судьба – никто так и не узнал…

Осенью 1941 года по всей линии фронта в остававшейся советской части района развернулась многокилометровая «окопная страда», как ее прозвали местные жители. По воспоминаниям Камышенко М.Г., военные сами справились с основной линией окопов и траншей, а резервную, а также запасные и по окраинам небольших сел – так называемые «подготовленные рубежи отхода» – пришлось рыть местным жительницам. Даже подростки проходили специальную перепись и направлялись на рытье окопов. «Утром стучат в окно: На окопы! На окопы! На опушку Титовского леса (на Заячий и т.д.) И копаем. По целине! Глубоко! До кровавых мозолей! Кто повыше, шли за малорослыми, углубляли»7. Выкопанных траншей было очень много, часть из них так и не была использована ни в 1941-м, ни в 1943-м годах…

Мы знаем сорок первый год как год тяжелых поражений и административной неразберихи. Воспоминания же простых людей, семьдесят лет назад живших на нашей родной земле, помогают понять чувства простого обывателя, «статиста», волею судьбы оказавшегося в молохе войны.

Источники
[1] Выборы в Верховный Совет // «Пламя» – 21 июня 1941

[2] Воспоминания Удовиченко П.И. - НСА ШИХМ

[3] Воспоминания Ширевой Н.М. - НСА ШИХМ

[4] Воспоминания Косенко П.И., Мишина А.А. - НСА ШИХМ

[5] Воспоминания Кучеева И.А. – НСА ШИХМ

[6] Воспоминания Малышева Г.А. – НСА ШИХМ

[7] Воспоминания Камышенко М.Г. – НСА ШИХМ

[8] Воспоминания Рыниной О.В. – НСА ШИХМ

[9] Воспоминания Шаповалова Л.С. – НСА ШИХМ

[10] Воспоминания Вдовиченко В.И. – НСА ШИХМ


Использование бронепоездов
противоборствующими сторонами в Курской битве 1943 года.

Морозов А.А. – старший научный сотрудник, заведующий отделом научно-экспозиционной работы музея-диорамы «Курская битва. Белгородское направление»

1. Краткая историческая справка.

2. Бронепоезда СССР в Курской битве.

3. Бронепоезда Германии в операции «Цитадель».

4. Послевоенная судьба бронепоездов.

1.

Бронепоезд - это железнодорожный состав с мощным вооружением, укрытый броней. Впервые вагоны с пушками были применены в июне 1862 года в США во время войны Севера и Юга и показали высокую эффективность: железнодорожный путь позволял легко доставить артиллерию в нужную точку.

Броню на таких составах решили устанавливать англичане в начале ХХ века во время войны против буров. Все армии стран, участвовавших в первой мировой войне, использовали бронепоезда, в том числе Германия, Австро-Венгрия, Россия, Франция, Италия. На фронтах применяли и отдельные подвижные единицы - бронедрезины. Первый русский бронепоезд построен в военном 1915 году на Путиловском заводе, и к 1917 году их было семь.

За годы Гражданской войны Красной Армией был накоплен огромный опыт использования бронированных подвижных железнодорожных составов-бронепоездов. При этом широко использовались такие качества бронепоездов, как быстрота передвижения и маневренность, сила огня, мощная броневая защита и возможность применения бронепоезда в качестве тяговой силы для транспортирования 15 вагонов с грузом особой важности. В октябре 1920 года в составе броневых сил Красной Армии имелось 103 бронепоезда.

По состоянию на 22 июня 1941 года Красная Армия имела 53 бронепоезда (из них 34 относились к классу легких), в составе которых было 53 бронепаровоза, 106 артиллерийских бронеплощадок, 28 бронеплощадок ПВО и более 160 бронеавтомобилей, приспособленных для движения по железной дороге. Имелось также 9 бронедрезин и несколько моторных броневых вагонов.

Кроме Красной Армии бронепоездами располагали и оперативные войска НКВД. Они имели 25 бронепаровозов, 32 артиллерийские бронеплощадки, 36 моторных броневых вагонов и 7 бронеавтомобилей.

В Великой Отечественной войне участвовало свыше 500 советских бронепоездов, из которых 230 были специализированы как зенитные - стояли на узлах, отражая налеты вражеской авиации. Самым распространенным паровозом таких поездов был О. С осени 1941 года основной тактической боевой единицей решено были сделать особые дивизионы бронепоездов (ОДБП), которые формировались из двух составов.

Бронепоезда имели мощное вооружение - пушки и зенитную артиллерию. Борьба с авиацией стала важным элементом участия бронепоездов в боевых действиях. Условия службы солдат на бронепоездах были довольно суровыми. Вот требования одной из инструкций: "Солдат бронепоезда должен иметь крепкое сложение при небольшом росте, хорошо развитую мышечную систему, нормальные слух и зрение, крепкие нервы и твердость характера". И это не случайно. Во время боя в броневой орудийной башне солдат находился в условиях духоты от паровозного дыма и пороховых газов, летом было жарко, зимой - холодно, теснота, звон ударов пуль и осколков, а нередко - рядом убитые и раненые. Таково "поле боя" солдат бронепоездов.

Для восстановления разрушенных путей бронепоезда имели в своем составе платформы с путевыми материалами - рельсами, шпалами, скреплениями.

Зенитчики бронепоезда «Железняков» у 12,7-мм крупнокалиберных пулеметов ДШК

Надо отметить, что темп восстановления пути солдатами бронепоездов был довольно высокий: в среднем 40 м/ч пути и примерно 1 м/ч моста на небольших реках. Поэтому разрушение путей лишь на небольшое время задерживало движение бронепоездов.

2.

Весной 1943 года на Курском выступе развернулась подготовка к отражению фашистского наступления. Своевременно раскрыв планы гитлеровского генерального штаба, Ставка Верховного Главнокомандования дала указание войскам Центрального, Воронежского и Степного фронтов готовиться к глубокоэшелонированной обороне.

В битве под Курском летом 1943 г. принимали участие 14 отдельных дивизионов бронепоездов (ОДБП) (10, 21, 29, 31, 37, 38, 40, 43, 45, 49, 54, 55, 58, 60), из них в полосе Западного фронта – 2 дивизиона, Брянского – 7, Центрального – 3, Воронежского – 2. Некоторые из бронепоездов оказались в самом эпицентре боев как на Северном (49-й ОДБП в районе станции Поныри), так и Южном (60-й ОДБП у станций Сажное и Гостищево) фасах Курской дуги.

Весной 1943г. 49-й ОДБП, входивший в состав 13-й армии, был переброшен на северный фас Курской дуги . 27 апреля 1943г. бронепоезда №№ 663 и 704 двумя эшелонами прибыли на станцию Поныри. Их команды имели боевой опыт, участвуя в 1942 г. в отражении вражеских атак. Командир 49-го дивизиона майор Копылов получил приказ штаба артиллерии 13-й армии вести разведку, отражать атаки фашистских самолетов. 5 июля 1943г. фашисты перешли в наступление под Понырями. И уже на следующий день бронепоезда 49-го ОДБП вышли на позиции, огнем поддерживая части 307-й и 81-й стрелковых дивизий, сдерживавших натиск врага. Об их бое в документах Центрального архива МО указано по-военному кратко: “6.07.43г. в 9.00 бронепоезд 663 (командир ст. лейтенант Холмогоров) в третий огневой налет отразил атаку 18, а затем еще 13 немецких самолетов. Они сбросили бомбы, пикировали над поездом. Но благодаря выдержке машиниста М.Ф. Щипачева бронепоезд был сохранен”. 9 июля 1943г., когда сложилась тяжелая обстановка, бронепоезд № 704 был придан 4-й гвардейской воздушно-десантной дивизии и отразил десятки атак фашистов на юго-западной окраине поселка и в районе вокзала ст. Поныри. За несколько минут боя им было выпущено 600 снарядов. Бронепоезд поддерживал оборону гвардейцев, выполнявших приказ генерала армии К.К. Рокоссовского: “Понырей не сдавать!”. Более суток команда бронепоезда № 704 не выходила из боя. Командующий бронетанковыми войсками 13-й армии генерал-майор М.А. Королев вызвал по телефону командира капитана Б.В. Шелохова и поблагодарил весь личный состав за храбрость. С 6 по 16 июля 1943 г. бронепоезда № 663 и № 704 уничтожили до 850 вражеских солдат и офицеров.

В конце апреля 1943 г. на станцию Ливны железной дороги им. Ф.Э. Дзержинского прибыли два бронепоезда № 736 “Узбекистан” и № 742 “Патриот” 58-го отдельного дивизиона. Бронепоезд № 736 был построен рабочими паровозного депо Ташкент, а бронепоезд № 742 “Патриот” был сооружен в Ишимском паровозном депо Омской железной дороги. Вскоре бронепоезда 58-го ОДБП под командованием майора И.С. Мириджанова были переброшены на ст. Льгов Московско-Киевской железной дороги. Перед командованием 58-го дивизиона была поставлена задача – охранять участок Колонтаевка - Коренево, поддерживать артиллерийским огнём части 121-й и 141-й стрелковых дивизий 60-й армии Центрального фронта. В ходе боев на Курской дуге бронепоезда 58-го дивизиона подвергались частым и ожесточенным бомбежкам врага. Только в течение шести дней, с 30 июля по 5 августа 1943 г. на места их стоянки было совершено более 100 самолето - налетов, сброшено 1200 бомб, в тринадцати местах разрушено железнодорожное полотно.

…Одна из бомб попала в будку машиниста паровоза бронепоезда № 742, серьезно повредив броню. Взрывом еще одной бомбы паровоз был свален с рельсов, разбило броневое покрытие дышлового механизма. В течение двух часов личный состав дивизиона восстановил повреждения железнодорожного полотна, бронепаровоз был поставлен на рельсы. 2 августа 1943г. в ходе налета зенитчики бронепоезда № 736 сбили два “Юнкерса-88”, а пулеметчики взвода ПВО бронепоезда № 742 – один “Юнкерс-88”. Большую помощь в восстановительных работах экипажам бронепоездов оказали ремонтные бригады из Льговской дистанции пути.

Бронепоезд «Смерть немецким оккупантам»

В дни Курской битвы отважно сражались бойцы бронепоездов № 676 “Североказахстанец” и № 685 “имени Кирова” 40-го ОДБП. С 18 июня 1943 г. бронепоезда 40-го дивизиона базировались на станции Мармыжи железной дороги им. Ф.Э. Дзержинского, защищая небо от воздушных налетов. Станция Мармыжи являлась важнейшим узлом, через который шел поток эшелонов с войсками, боевой техникой, боеприпасами и вооружением для Центрального фронта. Каждую ночь гитлеровские самолеты бомбили Мармыжи, проходящие воинские эшелоны. Так в ночь с 21 на 22 июня 1943г., в ходе воздушного налета, пулеметчики бронепоезда № 685 открыли ураганный огонь. Вражеские летчики не смогли выполнить поставленной перед ними боевой задачи. В июле 1943г. зенитчики 40-го ОДБП отбили десятки воздушных атак противника.

С мая 1942г. в составе 3-й армии Брянского фронта сражались бронепоезда № 659 “Козьма Минин” и № 702 “Илья Муромец” 31-го отдельного Горьковского дивизиона. 21 апреля 1943 г. 31-й ОДБП был передан в подчинение командующего автобронетанковыми войсками 61-й армии и был направлен на железнодорожный участок Белев - Слаговище. Зенитчикам бронепоездов часто приходилось вести напряженную борьбу с авиацией противника. В июле-августе 1943г. зенитным огнем бронепоездов было сбито шесть вражеских самолетов. Отважно действовали боевые экипажи бронепоездов “Козьма Минин” (командир – капитан Т.П. Белов), “Илья Муромец” (капитан Н.Я. Клочко), обеспечивая в дни Курской битвы огневую поддержку войскам 61-й армии.

С 21 апреля 1943г. бронепоезда № 705 “Народный мститель” и № 656 “Роза Люксембург” 10-го ОДБП находились в составе 3-й армии Брянского фронта. 25 июня 1943г. бронепоезд № 656 был передислоцирован на станцию Скуратово. Командир 10-го ОДБП подполковник П.М. Бойко обязал экипаж бронепоезда прикрывать станцию с воздуха, охранять железнодорожный участок Горбачево – Выползово от воздушных десантов противника. В июле 1943г., совместно с 55-м ОДБП, бронепоезда 10-го дивизиона провели 14 боев с противником.

С февраля 1942 г. под станцией Сухиничи в составе 16-й армии сражались бронепоезда №№ 652 и 711 43-го ОДБП. В ходе Курской битвы они поддерживали войска 324-й стрелковой дивизии 50-й армии Западного фронта. Так в период с 13 по 15 июля 1943г. при огневой поддержке наступления 369-го стрелкового полка огнем бронепоезда № 652 был подавлен огонь пяти минометных батарей, 10 пулеметных точек, уничтожено более 250 гитлеровцев, был сбит самолет противника. Боевые машины 43-го ОДБП (командир капитан М.М. Барляев) в тесном взаимодействии с бронепоездами 21-го дивизиона поддерживали наступление частей 413-й стрелковой дивизии. В этих боях отличились командиры бронепоездов № 652 старший лейтенант А.Н. Беспалов, № 711 старший лейтенант Зайцев, награжденные орденами Красной Звезды.

Наиболее трагично в начале Курской битвы сложилась судьба броневых поездов 60-го отдельного дивизиона (командир майор В.Б. Панич). С 16 июня 1943г. бронепоезда дивизиона № 737 (командир капитан В.П. Павелко) и № 746 “Московский метрополитен” (капитан Б.П. Есин) в составе 6-й гвардейской армии Воронежского фронта дислоцировались на станциях Гостищево и Сажное Южной железной дороги. 7 июля 1943 г. в ходе наступления гитлеровцев на южном фасе Курской дуги бронепоезда № 737 и № 746 были разбиты вражеской авиацией и танками на участке Сажное – Беленихино. Как вспоминал очевидец этого боя В.М. Зоткин, “орудия одно за другим, вышли из строя. Все меньше оставалось бойцов в экипаже поездов. Они не могли покинуть бронеплощадки: за их пределами от рвущихся бомб живому не было места. Вскоре на колее остались груды растерзанного металла, в середине которых дымили остатки паровозов”.

В канун 40-летия Курской битвы на вокзалах станций Сажное и Беленихино были установлены мемориальные доски в честь подвига бронепоездов 60-го отдельного дивизиона. На одной из них надпись: «Бронепоезд «Московский метрополитен» под командованием капитана Б. П. Есина и заместителя командира по политической части капитана В. К. Паничкина 5–7 июля 1943 года в районе станции Сажное вел тяжелые бои с танками и самолетами немецко-фашистских захватчиков... Вечная слава героям Курской битвы!»

Были приняты меры по укреплению ПВО крупных железнодорожных узлов: Елец, Касторная, Курск, Воронеж, Мармыжи. В составе Воронежско-Борисоглебского дивизионного района ПВО сражался экипаж зенитного бронепоезда № 55 имени Тельмана. Построенный в январе 1942 года руками воронежских железнодорожников, он отличился при отражении воздушных нападений врага под Купянском, в боях под Харьковом летом 1942 года, участвовал в Сталинградской битве. В летние месяцы 1943 года экипаж бронепоезда имени Тельмана участвовал в отражении многочисленных воздушных атак в районе станций Щигры, Черемисиново, оборонял мосты стратегического назначения на Курском железнодорожном узле, участвовал в обороне воздушного пространства над станцией Курск в момент налета 500 вражеских самолетов 2 июня 1943 года. За этот подвиг экипаж бронепоезда весной 1944 года был награжден орденом Красного Знамени.

На участке Верховье — Красная Заря энергичные боевые действия вели бронепоезда 54-го отдельного дивизиона под командованием подполковника П. И. Иванова. «11 мая 1943 года после выполнения задания бронепоезд № 1 прибыл на станцию Хомутово на участке Верховье — Елец», — рассказывает бывший начальник штаба 54-го ОДБП, подполковник в отставке, почетный железнодорожник П. И. Волковой. «Экипаж бронепоезда занялся техническим осмотром и ремонтом вооружения. Неожиданно раздалась команда «Воздух!». Группа бомбардировщиков — около 20 машин различных типов — изменила направление, развернулась над станцией и атаковала бронепоезд. Я, находясь в рубке управления, отдал машинистам Н. Н. Морозову и И. П. Миронову команду «Вперед!». Бронепоезд, набирая скорость, вышел на перегон. В эти минуты расчетам зенитчиков было нелегко: самолетов противника было слишком много. Станция оглушалась взрывами бомб, пролетали с визгом осколки, куски рельсов...».

Командир орудия сержант М. С. Анашкин, работая за наводчика, подбил бомбардировщик «Ю-88», пикировавший на бронепоезд. Под руководством лейтенантов Е. И. Кирсанова и Б. А. Нейштадта бойцы бронепоезда расцепляли горевшие вагоны, тушили пожары, спасали боеприпасы, так необходимые на переднем крае артиллеристам. Многие из бойцов были ранены, на них горела одежда. Но они ликвидировали последствия бомбежки...

В начале мая 1943 года в составе 7-й гвардейской армии генерала М. С. Шумилова в районе Волчанска, восточнее Белгорода, сосредоточивались бронепоезда 26, 34 и 38-го отдельных дивизионов.

Бронепоезда 26-го дивизиона № 683 «Александр Невский» и № 707 «Александр Суворов» были построены рабочими паровозного депо Пермь 11 в декабре 1941 года. Многие уральские железнодорожники влились в состав их боевых экипажей. Весной 1942 года в Москве бронепоезда были существенно модернизированы. Затем по приказу начальника отдела бронепоездов Главного автобронетанкового управления Красной Армии генерал-майора П. Г. Чернова 26-й дивизион, которым командовал майор М. Ф. Рыжанов, был направлен для поддержки защитников Сталинграда. Но по дороге в Поворино после жестокой вражеской бомбежки оказались поврежденными пути. Бронепоезда «Александр Невский» и «Александр Суворов» срочно передали в подчинение 6-й армии Воронежского фронта и направили на участок Искорец - Аношкино.

Рядом с бойцами 309-й стрелковой дивизии полковника А. Н. Афанасьева экипажи этих бронепоездов отражали атаки фашистов, стремившихся захватить плацдарм южнее Лисок на левом берегу Дона. В ходе Острогожско-Россошанской наступательной операции 26-й дивизион участвовал в освобождении крупнейшего железнодорожного узла Лиски. А 3 января 1943 года бронепоезда уже вели бой на южной окраине Воронежа. Их командиры капитаны В. К. Адащик и Д. И. Кудряшов корректировали огонь артиллеристов своих бронеплощадок с наблюдательных пунктов. Фашисты несли большие потери. Но наша пехота не могла развить успех. Мешали бездорожье и глубокий снег, затруднявшие продвижение пехотинцев. Тогда в бой был брошен десант с бронепоездов под руководством старшего сержанта Петрова. В стремительной атаке было захвачено до 60 пленных фашистов, зенитные орудия, их впоследствии установили на обоих бронепоездах дивизиона.

2 марта 1943 года бронепоезда № 683 и 707 отражали налет 105 вражеских самолетов на станцию Валуйки. В результате бомбардировки был поврежден паровоз Ов-6747 бронепоезда «Александр Невский». После ремонта в вагонном депо Москва-Ярославская с полной заменой вооружения 26-й бронедивизион вновь возвратился на южный участок советско-германского фронта под Волчанск.

38-й отдельный дивизион бронепоездов под командованием майора М. И. Миронова 13 мая 1943 года прибыл на станцию Белый Колодезь. Личный состав дивизиона после потери в 1942 году бронепоездов в районе Черемисиново был выведен в Москву. В Горьковской области осенью 1942 года за короткий срок были построены новые крепости на колесах — № 754 «Имени газеты «Правда» и № 730 «Имени газеты «Красная Звезда». Средства на их вооружение собрали журналисты газет. А сами машины были вручены личному составу 38-го ОДБП. Бронепоезд «Имени газеты «Правда» выбрал себе удобные позиции на станции Великий Бурлук, а бронепоезд «Имени газеты «Красная Звезда» — на участке Шиповатое — Моначиновка, неподалеку от Купянска.

Рассказывает бывший командир бронеплощадки 754-го бронепоезда старший лейтенант В. Я. Куплевахский: «Каждую ночь поочередно бронепоезда совершали огневые налеты на различные цели в городе Волчанске, большая часть которого находилась в руках гитлеровцев. Немецко-фашистскому командованию мы причиняли весьма ощутимое беспокойство, и потому оно решило с нами расправиться. Началась ночная охота за бронепоездами. 18 мая один «свободный охотник», обнаружив нас по искрам из трубы паровоза, сбросил несколько бомб. Но не попал. Тогда он на бреющем полете вдоль железнодорожного пути прошелся над бронепоездом, сброшенной бомбой пробил тендер паровоза. Вода стала вытекать, топку загасили, бронепоезд потерял подвижность. Но вражеский самолет был уничтожен». А в восемь часов утра уже семь самолетов гитлеровцев двумя группами атаковали неподвижный бронепоезд. Одна из бомб угодила в зенитную бронеплощадку, погибло 18 бойцов и командиров. Среди них командир зенитного взвода лейтенант Ю. Н. Нес­теренко. Все они погребены в братской могиле в лесной посадке у станционных путей.

А что было с 34-м дивизионом? В те дни, в марте 1943 года, его бронепоезда отстали от наступавших войск фронта. Мост через реку Дон около железнодорожного узла Лиски оказался взорванным. Бронепоезда 34-го дивизиона участвовали в отражении массированных налетов авиации противника на этот важный железнодорожный узел и восстанавливавшийся мост. Когда мост был отремонтирован, дивизион получил приказ прибыть в район города Волчанска и войти в состав 7-й гвардейской армии.

К новому месту дислокации бронепоезда следовали поэшелонно: № 712 «Красноуфимский железнодорожник» под командованием старшего лейтенанта Ф. Т. Бондаря шел первым, за ним двигался бронепоезд № 667 «Смерть фашизму!» во главе со старшим лейтенантом А. Д. Крайновым.

Боевая обстановка на фронте была сложной. 15 марта наши войска вынуждены были оставить Харьков, освобожденный ими всего месяц назад, и отойти за Северский Донец. На этом рубеже они и вели оборонительные бои с противником.

Бронепоезда 34-го дивизиона несколько дней находились в боевой готовности на станциях Купянск и Купянск-Узловой, участвовали в отражении налетов фашистской авиации. Часть команды «Красноуфимского железнодорожника» во главе с лейтенантом И. С. Соколовым в течение трех дней выполняла инженерные работы в районе железнодорожного моста через реку Оскол. Были также вырыты и оборудованы пулеметные гнезда и ходы сообщения для обороны моста.

Но в первых числах апреля бронепоезда и база дивизиона, выполняя приказ, двинулись к Волчанску. Вражеская авиация постоянно бомбила этот участок железной дороги, поэтому все зенитные средства всегда находились в полной боевой готовности. Эшелоны и поезда, не имевшие зенитного обеспечения, двигались только в ночное время.

Поздним вечером «Красноуфимский железнодорожник» прошел станцию Белый Колодезь, где до него уже побывал 38-й ОДБП. На разъезде Гарбузовка, последним перед Волчанском, он сделал остановку, чтобы получить разрешение двигаться дальше. Дежурный по разъезду сообщил командиру бронепоезда, что станция Волчанск обстреливается противником, и поэтому поезда не принимает. Передний край обороны проходит в пяти-шести километрах от Волчанска по Северскому Донцу.

Пришлось экипажу вернуться на станцию Белый Колодезь. Не доезжая до станции, остановились на ночь у выходного семафора в сторону Волчанска. Основная часть команды отдыхала. Не спали дежурные зенитчики и боевое охранение. На рассвете четыре немецких самолета обстреляли бронепоезд из пушек и пулеметов, но, попав под огонь зенитчиков, на повторный заход не решились и улетели. В это раннее апрельское утро пришлось поработать и зенитчикам бронепоезда «Смерть фашизму!», который провел ночь на станции Приколотное. Он был обстрелян внезапно появившимся самолетом, шедшим на бреющем полете. Огонь его пушек и пулеметов прошелся по броне, но ущерба не причинил. Зато стервятник густо задымил, получив в хвост «подарок» от зенитчиков.

Утром командир 34-го ОДБП майор М. Я. Власюк с начальником штаба старшим лейтенантом К. В. Рудницким на бронемашине, снятой с платформы бронепоезда, выехали в штаб 7-й гвардейской армии, находившейся в городе Шебекино. Они доложили о прибытии дивизиона на боевой участок и получили приказ поддерживать огнем действия 15-й гвардейской стрелковой дивизии на участке Огурцово — Рубежное — Старица, отражать попытки противника форсировать Северский Донец. Кроме того, на участке железной дороги Великий Бурлук — Волчанск надо было зенитными средствами вести борьбу с самолетами противника, чтобы обеспечить безопасную разгрузку и свободное продвижение воинских эшелонов без задержки.

В этот же день после детального ознакомления с участком железной дороги командир дивизиона определил задачи по ведению боевых действий, указал предположительные районы выжидательных, исходных и огневых позиций, которые предстояло разведать. Местом стоянки бронепоезда «Смерть фашизму!» была выбрана глубокая выемка за разъездом Разоренное.

Пошли и на военную хитрость. Решили срочно сделать за Веровским дополнительное ответвление от основного железнодорожного пути в лесопосадку — для стоянки бронепоезда № 712. Команда во главе с лейтенантом К. Десятниченко приступила к выполнению задания. Через два дня работы были закончены, и бронепоезд въехал в лесопосадку, маскировавшую его от самолетов противника.

«На второй день пребывания на разъезде Разоренное «Красноуфимский железнодорожник» был обстрелян из пушек самолетом противника, шедшим низко над землей», — рассказывают ветераны 34-го ОДБП И. С. Ходос и М. А. Цветков. — «Самолет, сделав небольшой круг над бронепоездом, пошел на второй заход. Нападение было столь внезапным, что зенитчики с некоторым опозданием открыли огонь. И все же после нескольких выстрелов фашистский стервятник вдруг резко изменил направление полета и круто пошел вниз, в сторону переднего края. Работавшие на разъезде железнодорожники рассказали нам, что этот самолет каждое утро пролетал вдоль железной дороги от Белгорода в сторону Купянска и обстреливал все, что попадалось на его пути. Особенно охотился за паровозами. Но после этой встречи с зенитками бронепоезда полеты прекратились».

В ночь с 20 на 21 мая два взвода 15-й гвардейской стрелковой дивизии проводили разведку для определения системы обороны, наличия сил и огневых средств противника в селе Огурцово, а также с целью захвата «языка». Дивизион получил приказ поддержать действия разведотрядов. Каждому бронепоезду разрешалось использовать по 100 осколочно-фугасных снарядов. В 23 часа бронепоезда заняли огневые позиции и по команде начальника штаба дивизиона старшего лейтенанта К. В. Рудницкого, находившегося на командном пункте 15-й гвардейской стрелковой дивизии, обрушили огонь на указанные участки переднего края обороны противника. Действия разведотрядов развивались успешно; задачи, поставленные перед ними, были выполнены.

Противник неоднократно предпринимал попытки уничтожить бронепоезда. Однажды ночью после огневого налета «Красноуфимский железнодорожник» отошел на место стоянки в укрытый лесопосадками тупик. Проходя станцию Белый Колодезь, мы услышали гул самолета. Все зенитные средства были приведены в боевую готовность. На лунном небе четко вырисовывался силуэт самолета, летевшего, к нашему удивлению, с сигнальными огнями. Впервые за два года участия в боях мы увидели самолет с сигнальными огнями и решили, что это наши летчики возвращаются с боевого задания. Подали команду «Отбой!». И вдруг послышались очереди крупнокалиберного пулемета с крайней зенитной бронеплощадки, рев самолета, пронесшегося над бронепоездом, свист и взрывы бомб. Фашист хотел обмануть нас и обрушить удар на бронепоезд. Но огонь крупнокалиберного зенитного пулемета старшего сержанта И. А. Сарсатских заставил воздушного пирата отклониться в сторону, бомбы легли вдоль железной дороги. Осколки застучали по броне, посыпались комья земли, поднятые взрывом. На следующий день мы обнаружили шесть воронок от бомб.

Вскоре «Красноуфимскому железнодорожнику» пришлось выдержать тяжелейшее испытание. Утром 29 мая послышался гул моторов. Прозвучала команда «Воздух!». Бойцы заняли свои боевые места. Приближались две группы самолетов. В одной из них насчитали 22, в другой — 16 машин. Они шли параллельно линии железной дороги и вскоре скрылись за горизонтом. На бронепоезде подали команду «Отбой!». Разошлись завтракать. И вдруг самолеты появились над выемкой и начали пикировать на бронепоезд. Встречный огонь повели все орудия, зенитки, крупнокалиберные пулеметы, трофейная счетверенная установка 20-миллиметровых пушек. Из верхних люков бронеплощадок вели огонь пулеметы, извлеченные из бортовых шаровых установок и поставленные на сошки.

Взрывной волной первой разорвавшейся бомбы одна из бронеплощадок была сброшена с рельсов. Бронепоезд окутало черное облако дыма и пыли. Немецкие летчики, ощутив плотность зенитного огня, низко пикировать боялись. Бомбы рвались в стороне от состава. Конечно, одной из причин неудачного бомбометания немецких летчиков было то, что в этом месте, в выемке, железная дорога делает крутой поворот. Но все-таки решающую роль в том, что «Красноуфимский железнодорожник» уцелел, потеряв только одну бронеплощадку, и в дальнейшем продолжал вести боевые действия, сыграло мужество экипажа, всех его солдат, сержантов и офицеров, отражающих удар 38 самолетов врага. Налет их длился почти 30 минут. Зенитным огнем бронепоезда один самолет был сбит, другой поврежден и, дымя, ушел в сторону.

В этом трудном бою мы потеряли пять боевых товарищей. Погибли старший машинист бронепоезда М. А. Кулиш, помощник машиниста сержант П. А. Романов, командир пулеметного отделения сержант В. Ф. Важенцев, пулеметчики младший сержант П. Ф. Жуков и рядовой Ф. Т. Масленков. Их похоронили с воинскими почестями вблизи выемки, где они приняли свой последний бой. Ранено было 16 человек. Им оказали первую медицинскую помощь и на машине отправили в госпиталь. В госпитале умерли сержанты В. П. Васин, Н. А. Васильев, А. Г. Лыткин, рядовые Е. М. Жуков, И. Т. Ключкин, В. Г. Козлов, И. Ф. Купершмидт. С наступлением темноты разбитая бронеплощадка была поставлена на рельсы, путь восстановлен. После боя «Красноуфимского железнодорожника» с самолетами противника оба бронепоезда 34-го дивизиона продолжали вести активные боевые действия.

Все воевавшие на бронепоездах, были в тесном контакте с железнодорожниками. Успех действий во многом зависел от них. Под бомбежками и артобстрелами они обеспечивали движение поездов, содержали в исправном состоянии пути и железнодорожное хозяйство. А какого огромного труда стоило им восстановление всего разрушенного в ходе боевых действий.

В середине июня бронепоезд «Смерть фашизму!», произведя заправку водой и боеприпасами на станции Белый Колодезь, возвращался на место своей стоянки в районе Веровского разъезда и на стрелке сошел с рельсов. Это произошло днем, на открытом месте. Необходимо было принимать срочные меры, так как движение по главному пути оказалось перекрытым.

Своими силами поставить бронепоезд на рельсы было практически невозможно. Командованию дивизиона пришлось обратиться к купянским железнодорожникам с просьбой прислать аварийно-восстановительную бригаду. Надо отдать должное оперативности железнодорожников. Восстановительная летучка подъехала быстро. Возглавлял ее железнодорожник, на груди которого был орден Трудового Красного Знамени. К сожалению, мы не знаем его фамилии.

С помощью мощных гидравлических домкратов ремонтники поставили бронепоезд на рельсы. Во время восстановительных работ нам неоднократно приходилось по команде «Воздух!» занимать места у пушек и пулеметов, так как над нами несколько раз пролетали немецкие самолеты. По этой команде восстановительная бригада укрывалась в лесопосадке, а после отбоя снова бралась за работу. Когда бронепоезд въехал на свой тупиковый путь в лесопосадке, капитан А. Д. Крайнев от имени личного состава горячо поблагодарил ремонтников.

1 июля 1943 года в штаб дивизии прибыл заместитель командующего 7-й гвардейской армией генерал-лейтенант В. С. Петров и поставил задачу бронепоездам: оказывать разнообразную действенную помощь частям армии в отражении наступательных действий противника, попыток прорыва переднего края нашей обороны.

Жизнь экипажей бронепоездов была полна героических будней.

1 и 2 июля немецкая авиация нанесла бомбовые удары по бронепоездам, находившимся на Веровском разъезде и станции Белый Колодезь. Благодаря четким действиям зенитчиков и умелому маневрированию бронепоезда не пострадали.

Отражая налет вражеских самолетов на бронепоезд «Красноуфимский железнодорожник», пулеметчик первой бронеплощадки младший сержант Ерохин вел огонь из верхнего люка. Взрывной волной разорвавшейся неподалеку бомбы он был оглушен и вместе с оружием свалился в пулеметное отделение. Короткая очередь фашистского самолета в открытый люк пробила несколько снарядных гильз. Из них высыпался порох, загорелись деревянные детали стеллажа, на котором было уложено 96 снарядов. Это угрожало взрывом бронеплощадки, гибелью людей. Командир бронепоезда Ф. Т. Бондарь приказал личному составу покинуть бронеплощадку. Узнав о случившемся, заряжающий ефрейтор К. Сулейманов, который был в башне у орудия, кинулся в пулеметное отделение, где горел стеллаж. Вместе с младшим сержантом Ерохиным они открыли тяжелый наклонный бортовой люк и через него выбросили снаряды. Смелость и исключительная выдержка этих солдат предотвратили взрыв бронеплощадки, спасли жизнь членов экипажа.

В ночь на 4 июля в дивизион вновь прибыл генерал-лейтенант В. С. Петров и еще раз уточнил порядок ведения боевых действий бронепоездов в случае прорыва противником переднего края обороны наших войск. Предусматривался выход бронепоездов к станции Шебекино через реку Северский Донец по временному деревянному мосту. Это было сопряжено с большим риском для бронепоездов.

Но дальнейшее развитие боевых действий не потребовало выхода бронепоездов в сторону Шебекино. 5 июля 34-й и 38-й дивизионы участвовали в общем артиллерийском ударе по захватчикам, который начал Курскую битву.

За мужество и героизм, проявленные в боях, большая группа воинов 34-го ОДБП получила ордена и медали. Среди награжденных командир дивизиона майор М. Я. Власюк, заместитель командира дивизиона по политчасти майор В. П. Аникьев, начальник штаба капитан К. В. Рудницкий, командиры бронеплощадок старшие лейтенанты Л. Ф. Новоселов и М. А. Цветков, лейтенант медицинской службы Д. С. Дроботов, командир взвода управления лейтенант В. Сергеев, командир отделения связи старший сержант Э. Шульман, машинист бронепаровоза старшина Ф. Приступа и другие.

Боевыми орденами были отмечены заслуги командира бронепоезда № 712 «Красноуфимский железнодорожник» капитана Ф. Т. Бондаря, командиров бронеплощадок старшего лейтенанта И. С. Соколова, И. И. Кондратко, П. П. Радомского, командира зенитного взвода старшего лейтенанта Н. А. Коломийца, командира орудия сержанта А. Н. Козачинского, орудийного номера ефрейтора К. Сулейманова.

В жестоких боях в августе 1943 года станция Залегощь стала последним рубежом 54-го дивизиона перед Орлом. Фашисты уничтожили все железнодорожные пути, превратив местность в зону сплошных разрушений. Но воины 54-го ОДБП беспрерывно крушили передний край обороны гитлеровцев, накрывали огнем резервы и склады, способствуя успешному продвижению стрелковых батальонов в районе Орла в глубь территории, занятой врагом. 5 августа 1943 года войска Центрального фронта водрузили знамя над освобожденным Орлом.

После разгрома гитлеровских армий на Курской дуге боевой путь бронепоездов лежал на Украину. «Лунинец» и «Железнодорожник Алтая» участвовали в освобождении Бахмача, Киева, Фастова, Житомира. 13 февраля 1944 года 49-й дивизион бронепоездов под руководством капитана Д. М. Шевченко приказом Верховного Главнокомандующего был удостоен почетного наименования «Шепетовский». В боях за Шепетовку экипажи бронепоездов произвели 56 огневых налетов, отразили 15 вражеских атак. Бронепоезда участвовали в освобождении Ченстохова, Петркува, Радома. Боевой путь дивизион закончил в Нижней Силезии, в городе Оппельне.

3.

С началом войны места дислокации германских бронепоездов перемести­лись из Польши и Германии на оккупи­рованные территории Советского Со­юза. В группе армий «Север» бронепо­езд № 30 действовал на Ленинградском направлении, № 6 - на линии Дно - Новгород (однажды экипаж этого поез­да оказался на Дне), бронепоезд № 26 -на линии Дно - Новосокольники. В со­ставе группы армий «Центр» действо­вали бронепоезда: №№ 1 и 2 - Полоцк - Орша - Витебск - Смоленск, №№ 27, 28 и 29 - Брянск - Орел - Курск. Груп­па армий «Юг» эксплуатировала броне­поезда № 4 сообщения Днепетровск - Запорожье, № 31 - Кременчуг - Полта­ва, а новый бронепоезд № 10 стоял на запасном пути станции Дарница в Кие­ве. Бронепоезда №№ 3 и 7 убыли на ре­монт в Фатерлянд.

Высадка десанта из немецкого бронепоезда. На головной бронеплощадке установлена зенитная установка 2 cm Flakvierling 38 — счетверенный вариант 20-мм зенитного орудия FlaK 38.

Информация о подробностях боевого применения бронепоездов крайне скудна, не удалось также точно отсле­дить какие бронепоезда имели «евро­пейские» колесные пары, а какие - ши­рокие. Дислокация бронепоездов также менялась.

В преддверии операции «Цитадель» советские партизаны начали свою операцию, которая получила название «рельсовая война». Следствием «рельсовой» войны стало резкое снижение графика германских поездов на оккупированных территориях Советского Союза. В попытке вывести график на прежний «дорельсовый» уровень, на помощь группе армий «Центр» направили бронепоезда типа ВР-42 № 66 (первой серии), 67 и 68 (два первых поезда второй серии, № 67-72), Бронепоезд № 67 был подготовлен к боевому применению в конце августа 1943г., бронепоезд № 68 – в ноябре.

Вообще борьба с партизанами стала едва ли не главной задачей германских бронепоездов. Трактовать эту борьбу следует предельно широко - от непос­редственного применения оружия по партизанам до патрулирования ж,д ли­ний и стратегии «бронепоезд-in-being», то есть одно присутствие бронепоезда на станции заставляло партизан снизить активность в окрестностях.

На Восточном фронте после поражения в Курской битве германские войска окончательно перешли к страте­гической обороне и все чаще обороня­лись на тактическом уровне. В этих ус­ловиях оказался востребованным опыт советских бронепоездов, довольно удач­но в 1941 - 1942 гг., действовавших про­тив танков. Так в феврале 1943 г, нем­цы смогли удержать оборону на линии Дебальцево - Штеровка только благо­даря удачным действиям своего броне­поезда. Бронепоезд обеспечил отход германских войск на линию реки Ми­усс, где образовался так называемый «Миусс-фронт». Бронепоезда доволь­но часто использовались как «пожарные команды», затыкая бреши в самых кри­тических местах фронта, особенно на южном фланге советско-германского фронта.

В начале 1944 г. количество броне­поездов увеличилось до 30. В составе группы армий «Север» действовали бронепоезда №№ 51 и 63, в составе группы армий «Центр» - №№ 2, 21, 27, 61, 66, 67, 68, в составе группы армий «Юг» - №№ 7, 10, 11, 28, 30, 62, 69, 70, 71, на Балканах - №№ 6, 23, 64 и 65. На ремонте во Франции находились броне­поезда №№ 22, 25 и 31. В Рейхе ремон­тировались бронепоезда №№ 3, 4, 24 и 26. К этому времени из списков действу­ющих было исключено два бронепоез­да: № 5 - летом 1940 г. и № 29 - 23 фев­раля 1942 г.

4.

После окончания второй мировой войны служба бронепоездов продолжалась недолго. Единственным конфликтом, в котором они участвовали – это боевые действия в Китае 1946г.

Расформирование отдельных дивизионов бронепоездов началось в конце 1944 года, и продолжалось в 1945, 1946, 1947 и 1948 годах. Последние дивизионы бронепоездов – 8 Ясловский и 9-й - были расформированы в 1953 году.

Время бронепоездов прошло очень быстро. «Минобороны решило снять с вооружения армии бронепоезда в связи с их бесперспективностью» (газета «Белгородские известия» от 9 августа 2011 года).

Источники и литература

1. В пламени сражений. Боевой путь 13-й армии/ под ред. генерала М.А. Козлова. М., 1973. с. 69.

2. Ефимьев А.В., Манжосов А.Н., Сидоров П.Ф. Бронепоезда в Великой Отечественной войне 1941-1945гг. – М., 1992 – С. 202-203.

3. Паничкин В.К. На рельсах огненной дуги. Сб. воспоминаний. – Харьков, 1988, с. 39-41.

4. Русский архив: Великая Отечественная: Курская битва. Документы и материалы. 27 марта – 23 августа 1943г. т.15 (4-4), М., 1997, с. 401,416.

5. Синицын В.Н. Бронепоезда в боевых действиях на Курской дуге

6. ЦАМО РФ, Ф. 10 ОДБП, Оп. 86115, д. 10, л. 45-46.

7. ЦАМО РФ, Ф. 31 ОГВДБП, Оп. 328235, д. 1, л. 2-3.

8. ЦАМО РФ, Ф. 43 ОДБП, Оп. 349739, д. 1, л. 4-5.

9. ЦАМО РФ, Ф. 49 ОДБП, Оп. 328246, д. 1, л. 16.

10. ЦАМО РФ, Ф. 49 ОДБП, Оп. 328246, д. 1, л. 17.

11. ЦАМО РФ, Ф. 58 ОДБП, Оп. 327775, д. 1, л. 5-8.

12. ЦАМО РФ, Ф. 60 ОДБП, Оп. 36967, д.1, л. 36.

13. ЦАМО РФ, Ф.40 ОДБП, Оп. 100595, д. 2, л. 7, 12.


Всенародная помощь фронту в годы Великой Отечественной войны

(на основе архивных документов Государственного архива общественно-политического истории Курской области, центра документации новейшей истории Белгородской области).

Стовба Г.В. – старший научный сотрудник научно-экспозиционного отдела музея-диорамы «Курская битва».

Все дальше от нас уходят годы Великой Отечественной войны, ее события стали уже историей. Великая Отечественная война 1941-1945 гг. длившаяся 1418 дней, явилась яркой героической и в то же время трагической страницей в истории нашего народа, страны. Благодаря сплоченности, патриотизму и героизму, единству воинов и тружеников тыла, наш народ победил врага и возродил страну из руин.

Тема Великой Отечественной войны в историографии исключительно многоплановая. Но в многообразии проблем минувшей войны явственно выделяются две: тема фронта и тема советского тыла. Вооруженная борьба на фронте, как показывает анализ, изучена в нашей историографии достаточно полно. Довольно широко, хотя и с некоторой задержкой по времени, исследована и тема советского тыла. Среди проблем, посвященных состоянию советского тыла в годы войны, одной из важнейших закономерно выступает тема всенародной помощи фронту

Важность изучения данной темы позволяет гораздо полнее представить закономерность, масштабы, сущность, формы и методы народной, общественной помощи фронту, увидеть деятельность властных структур по ее организации. Актуальность исследования всенародной помощи фронту в период Великой Отечественной войны определяется особенностью того места, которое занимает период минувшей войны в истории нашей страны, общества, Вооруженных Сил, и той ролью, которую играла патриотическая помощь граждан в укреплении военной мощи государства, в упрочении единства армии и народа, фронта и тыла.

В содержательном плане понятие «всенародная помощь фронту» исключительно многопланово и емко. Оно включает в себя весь комплекс народной поддержки: трудовую, финансовую, материальную, военно-мобилизационную, социальную, культурную, моральную и иную помощь. Формы проявления этой помощи, как свидетельствует опыт минувшей войны, были самыми разнообразными. Эта помощь в период минувшей войны явилась ярким выражением единства армии и народа, убедительным проявлением патриотизма наших людей.

Лозунги «Все для фронта, все для Победы!», «Фронт и тыл – едины» с первых дней Великой Отечественной войны продемонстрировали неразрывную связь фронта и тыла.

В первые дни войны в правительственные учреждения и редакции газет стали поступать многочисленные устные и письменные обращения населения с предложением создать фонд обороны страны.

29 июля 1941 года в газете «Правда» был опубликован обзор писем под заголовком «Трудящиеся предлагают создать фонд обороны». Спустя три дня в передовой статье этой газеты «Фонд обороны — новое проявление советского патриотизма» было сказано: «Фонд обороны возник стихийно. Ему надо придать соответствующие организационные формы — об этом должны позаботиться партийные, профсоюзные и комсомольские организации» [9, 3]. Движение за создание фонда обороны приняло подлинно народный характер, получило всестороннюю поддержку.

Фонд обороны, фонд Красной армии — в годы Великой Отечественной войны добровольные пожертвования (денежные средства и материальные ценности), передававшиеся населением СССР на нужды фронта, одно из проявлений патриотизма. Во всех отделениях Госбанка были открыты специальные счета, на которые принимались взносы. В фонд обороны передавались личные денежные накопления, золотые и серебряные вещи, авторские гонорары и государственные премии, облигации государственных займов, выигрыши по займам и денежно-вещевым лотереям, перечислялись средства, заработанные на воскресниках, средства от продажи урожая, полученного со сверхплановых «гектаров обороны».

«Ежедневно в сберкассу №65, - писала «Белгородская правда», - приходят рабочие, служащие, домохозяйки и просят принять от них облигации госзаймов в фонд нашей Родины»[8, 2].

С глубоким патриотическим чувством откликнулись колхозники Курской области на предложение о создании фонда обороны. На собрании с/х артели « Верный путь» Микояновского района колхозники заявили:«Мы ничего не пожалеем для Красной Армии, чтобы разгромить фашистов».Колхозники вносили в фонд обороны птицу, мясо, яйца, сало и другие продукты. «За один день в Микояновском районе только одной птицы сдано в фонд обороны 5000 штук. Более 2000 килограммов зерна и 40 тыс. рублей в один день внесли в фонд обороны колхозники Томаровского района.

Жена красноармейца, ушедшего на фронт, колхозница с/х артели «Путь к социализму» Ивнянского района П.М. Рыбникова как только услышала о создании фонда обороны первая пришла в правление колхоза и просила принять небольшой подарок Красной Армии - 2гуся. Тов. Рыбникова призвала других женщин следовать ее примеру.

Отдельные граждане вносят в фонд обороны и ценности. Гр-ка сл. Уразово А.З. Белецкая, узнав о создании фонда обороны, сдала золотую монету 5 рублей и серебряную медаль весом в 47 граммов.

Врач Обоянской больницы М.И. Шевченко сдала в фонд обороны свое золотое кольцо» [13, 6]. «Коллектив преподавателей и служащих учительского института г. Белгорода постановляет отчислить из месячной зарплаты однодневный заработок в фонд обороны родины»[2, 1]. «В горсобес г. Белгорода обратились два пенсионера с просьбой отчислить их пенсию в фонд обороны»[8, 3]. «Предприятия и учреждения г. Белгорода перечислили в фонд обороны 28500 рублей»[3, 2].

Многие люди не только в Советском Союзе, но и за рубежом, делали личный вклад в фонд обороны. Известно, например, что С. В. Рахманинов (русский композитор, пианист и дирижер) перечислил в фонд Красной Армии денежный сбор от нескольких концертов, которые он дал в США. Денежный сбор от одного из своих концертов передал в Фонд обороны СССР со словами: «От одного из русских посильная помощь русскому народу в его борьбе с врагом. Хочу верить, верю в полную Победу».

М. А. Шолохов передал в Фонд обороны свою Сталинскую премию, полученную в 1941 г. за роман «Тихий Дон».

«Трудящиеся оказывали государству и прямую материальную помощь, внося личные денежные сбережения в фонд обороны и в фонд Красной Армии: за 4 года войны (на 1 мая 1945 г.) поступило свыше 16 000 млн. руб., много драгоценностей, сельскохозяйственных продуктов, а также теплой одежды для солдат. Они делали целевые вклады денег на приобретение изготавливаемых заводами танков, самолетов, артиллерийских установок. Многие держатели облигаций государственных займов сдавали их в фонд обороны, тем самым, снижая государственный долг по займам, что позволяло перечислять дополнительные средства на военные расходы страны»[1, 310].

Население изыскивало все новые и новые резервы для усиления помощи Красной армии. Ярким примером этому является подписка на Государственные военные займы. Эти массовые займы, распространяемые по подписке, были существенным личным вкладом трудящихся нашей страны в помощь государству в целях приближения победы над фашистскими захватчиками.

В 1942—1945 гг. были проведены четыре военных займа, каждый в двух выпусках «Поступления от военных займов намного превысили сумму всех довоенных займов, начиная с 1928 года, и составили 81,5 млрд. рублей. Подсчитано. что на эти средства страна могла вести войну в течение 222 дней» [1, 312].

Теперь облигации этих займов являются документальными памятниками военной истории Советской страны, свидетельствами тяжелейших дней войны 1941 —1945 гг. и патриотизма советских людей.

«В апреле 1942 г. с руководителями агитколлективов Курской области были проведены совещания по вопросу «О военном государственном займе». Агитаторы проводят беседы среди населения, умело мобилизуют и организовывают людей, с которыми они работают на выполнение конкретных задач – подготовка к севу, государственные поставки, проведение государственного военного займа, о сборе теплых вещей для Красной Армии»[20, 202].

«При каждом сельсовете созданы агитколлективы, агитаторы отобраны и утверждены на первичных парторганизациях»[20, 128].

«В Велико - Михайловском районе на основе проведенной агитационной работы среди колхозников, рабочих и служащих проведена подписка на денежно – вещевую лотерею на 90 тыс. руб. собрано средств на строительство танковой колонны – 27 тыс. руб. заготовлено мяса – 300 ц, картофеля – 3 тыс. ц. Изготовлено валенок – 370 пар, полушубков -21, собрано новогодних подарков для Красной Армии – 525 посылок»[20, 113].

В докладной записке Курскому обкому ВКП (б) (отдел пропаганды и агитации) о выполнении решения IX пленума Курского обкома ВКП (б) «О состоянии политической работы среди трудящихся области по Шебекинскому району» говорится: «Хорошо и правильно организованная политическая работа среди населения не может не сказаться на выполнении указаний т. Сталина о всемерной помощи фронту Хорошо обстоит дело с реализацией Государственного военного займа 1942 г. Здесь агитколлектив развернул большую работу. Большинство агитаторов являются уполномоченными по займу и в течение 4 -5 дней добились на своих участках 100% подписки и сбора наличных средств»[20, 97].

«Трудящиеся г. Старый Оскол и района, освобожденные от немецких оккупантов, дружной подпиской выразили свою любовь к Родине и отблагодарили Красную Армию. Об этом свидетельствуют цифры: сумма подписки на Второй Государственный военный заем по городу и району выражается в 656 3350 руб., что составляет почти свыше 300 процентов суммы, намеченной к реализации»[10, 1].

«Теперь, когда Красная Армия освободила от фашистской неволи наши города и села, - сказал колхозник колхоза им. Коминтерна Старооскольского района Кандауров И.Ф.- мы прилагаем все усилия, чтобы скорее разгромить врага. Для этого мы ничего не пожалеем. Разве мы можем сейчас считаться, когда наши сыновья и братья жизнь отдают за нашу родину? Нет. Ничего не пожалеем!» [11, 4].

Когда за месяц до начала боев на Курской дуге правительство выпустило Второй Государственный военный заем «этот «колхозник подписался на 20 тысяч рублей и половину денег внес наличными деньгами»[10, 2].

«Подписка на второй Государственный военный заем в стране через неделю превысила намеченную сумму более чем на 8 млрд. рублей. Успех ее явился ярким подтверждением растущего единства фронта и тыла»[12, 6].

«Наиболее яркой демонстрацией патриотизма является подписка на 3-й военный заем, где цифры ярче слов говорят о едином стремлении трудящегося Белгородского района отдать все для Победы над врагом. В первый же день выхода в свет закона о выпуске 3-го Государственного военного займа по району подписались 6370 человек на сумму 1820000 руб и внесло наличными 1329000 руб., выполнив сумму намеченную к реализации на 226 %»[21, 101].

Большие суммы в помощь фронту отчисляли доноры, отказывавшиеся от оплаты за сданную кровь в пользу фонда обороны. Развивалось донорское движение, имевшее огромное значение для спасения жизни раненых бойцов и сокращения сроков их лечения.

В годы Великой Отечественной войны труженики тыла близко к сердцу восприняли знаменитый лозунг « Все для фронта! Все для Победы!» Одним из способов поддержать Красную армию в тяжелой борьбе стал сбор средств на постройку танковых колонн, именных танков, авиаэскадрилий и других соединений.

Строительство боевой техники на средства трудящихся началось в некоторых районах страны уже летом 1941 года

На всю страну стало известно имя М. В. Октябрьской, на свои личные средства построившей танк «Боевая подруга» и воевавшей на нём, в 1944 г. посмертно ей было присвоено звание Героя Советского Союза.

С декабря 1942 года начался массовый сбор средств в фонд Красной Армии на строительство танковых колонн, авиаэскадрилий, боевых кораблей, бронепоездов, артиллерийских батарей, стрелкового оружия, миномётов, радиостанций, снаряжения, обмундирования боеприпасов.

«На 10 декабря 1941 г. населением Новооскольского района сдано 120000 руб. на постройку танка « Новосколец»[19, 7].

«В Корочанском районе в феврале 1942 г. в ходе сбора средств на постройку авиаэскадрильи «Курский партизан» колхозники Городищенского сельсовета собрали 8496 руб. наличными деньгами и 21830 руб. облигациями госзаймов. Колхозники Бехтеевского сельсовета собрали 12025 руб. наличными деньгами и 17395 руб. облигациями госзайма; колхозниками Яблоновского сельсовета собрано 27086 руб. наличными деньгами и 33425 облигациями госзайма» [19, 18].

«На 1 апреля 1943 г. собрано средств на постройку самолетов и танковой колонны по 55 районам Курской области около 30 миллионов рублей»[14, 42].

«На 27 июня 1943 г. комсомольцы Прохоровского района внесли на строительство танковой колонны 4470 руб. в ходе реализации государственного военного займа они подписались на общую сумму в 30 100 руб., в том числе наличными 17 760 руб. Кроме того, около 300 комсомольцев района были мобилизованы на оборонные работы»[18, 2].

«В январе 1945 г. начался сбор денежных средств на постройку самолета имени Героя Советского Союза Маснева Алексея Никоноровича. В первый день были собраны 2200 руб. наличными деньгами и 6455 руб. облигациями госзайма. В течение февраля 1945 г. колхозники района собрали на постройку самолета 200000 руб. и облигациями госзайма-135000 руб.» [14, 46].

Из сообщения Валуйской районной газеты « Знамя коммунизма» о сборе средств молодежью района на постройку танка «Генерал армии Ватутин» 20 июня 1944 г.

«Молодежь призывного возраста Валуйского района решили построить танк «Генерал Ватутин» и собрали для постройки этого танка16 00 руб.

Молодой колхозник из Мандровского сельсовета Николай Жаворонков внес 500 руб. и призвал последовать его примеру молодежь Валуйского района.

«Пусть танк имени нашего земляка, - заявил т. Жаворонков, - давит своими гусеницами поганых фрицев до самого Берлина!»

Сбор средств продолжается» [5, 2].

Письмо экипажа танка «Генерал Ватутин» жителям Валуйского района о своих боевых успехах

«Чтя светлую память своего земляка – талантливейшего полководца генерала армии Ватутина, трудящиеся г. Валуйки и района построили на свои средства боевую машину «Т-34». По желанию валуйчан танку присвоено имя Ватутина, и он был передан 1-му Украинскому фронту, которым командовал Ватутин.

И вот эта грозная машина с аккуратной белой надписью на башне «Генерал армии Ватутин» была вручена нашему коллективу. Мы приняли ее с гвардейской радостью и фронтовой любовью, тем более, что трое из нас земляки славного генерала - куряне. Танк « Генерал армии Ватутин» прошел с боями длинный путь от Вислы до Одера, и теперь идет к логову фашистского зверя.

Заверяем Вас, что танк, построенный на ваши средства. дойдет до Берлина, и в жестоких боях, умножит славу боевых подвигов, увеличит счет подбитой немецкой техники»[6, 4].

«Всего в фонд обороны и фонд Красной Армии поступило свыше 17 миллиардов рублей наличными, 13 кг платины, 131 кг золота, 9519 кг серебра, на 1,7 миллиардов рублей драгоценностей, свыше 4,5 миллиардов рублей облигаций, государственных займов и др.»[4, 138].

Русской православной церковью во главе с Патриархами Московскими и всея Руси Сергием и Алексием I собрано пожертвований на более чем 300 миллионов рублей. На эти деньги построены танковая колонна имени Дмитрия Донского и, авиаэскадрилья имени Александра Невского.

По данным Большой советской энциклопедии: «На добровольные пожертвования населения было построено более 2,5 тысяч боевых самолётов, несколько тысяч танков, 8 подводных лодок и 16 различных военных катеров»[4, 140].

Материальные пожертвования советских граждан, как правило, сопровождались телеграммами И. В. Сталину, которые вместе с его обязательным ответом опубликовывались в периодических изданиях. Примером тому могут служить следующие публикации:

Телеграмма трудящихся Алексеевского района Председателю Государственного Комитета Обороны И.В.Сталину о внесении денежных средств на постройку танков. 13 мая 1944 г.

«Мы рабочие, служащие, колхозники и трудовая интеллигенция Алексеевского района Воронежской области, сознавая долг перед Родиной об укреплении военной мощи Красной Армии желая приблизить час окончательного разгрома фашистской Германии, вносим в фонд победы над врагом 112500 руб. своих личных сбережений. Просим Вас, Иосиф Виссарионович, на наши средства заказать танковую колонну «Алексеевский колхозник»

Пусть грозные танки, построенные на наши трудовые сбережения, несут смерть и гибель ненавистным гитлеровским людоедам за те зверства и насилия, которые совершали они над населением нашего района во время своего черного господства.

Мы обещаем, что и впредь все наши силы, вся энергия, весь накопленный опыт будут направлены на скорейшее освобождение родной советской земли от гитлеровской нечисти.

От имени трудящихся Алексеевского района Воронежской области.

Секретарь Алексеевского РК ВКП (б) –Ф.П.Колыханов.

Председатель райисполкома трудящихся - П.В. Чернышов» [22, 175].

Из докладной записки обкома комсомола в ЦК ВЛКСМ о помощи комсомольцев и молодежи фронту. 8 мая 1943 г.

«После освобождения районов и городов комсомольские организации и молодежь принимают активное участие в оказании помощи фронту. Во всех районах, освобожденных от оккупантов, в короткий срок организовано прошел сбор средств на постройку авиаэскадрильи и танковой колонны «Курский партизан».

Всего по области собрано 18743000 руб. деньгами и на 11 000 000 руб. облигациями государственных займов, из них комсомольцы и молодежь собрали 21 307 258 руб. деньгами и облигациями…»[13, 33].

«Телеграмма Верховного Главнокомандования Красной Армии Курскому обкому ВКП (б) и облисполкому с благодарностью трудящимся области за помощь фронту. 25 апреля 1943 г.

Передайте трудящимся Курской области, собравшим 18743000 руб. и облигациями госзаймов 11 000 000 руб. на строительство танковой колонны и эскадрильи самолетов « Курский партизан» и сдавшим в фонд Красной Армии 558 000 пудов зерна, 303 пуда картофеля, 13000 пудов мяса, мой братский привет и благодарность Красной Армии. И.В.Сталин»[13, 48].

Огромный отклик на движение помощи фронту получило у лауреатов Сталинской премии 1943 года. Многие из них полностью или частично передали в Фонд обороны денежные составляющие своих премий, а также свои личные сбережения. Вот некоторые из них: писатели А. Н. Толстой, А. Е. Корнейчук, артисты А. А. Остужев Е. Д. Турчанинова композиторы М. В. Коваль, А. И. Хачатурян; учёные П. М. Жуковский А. Д. Сперанский. конструкторы А. С. Яковлев, Л. Н. Кошкин

Во время Великой Отечественной войны Красная армия зримыми и незримыми нитями была связана с народом, и эти связи постоянно расширялись и укреплялись. Непрерывным потоком на фронт шли вещевые и продовольственные посылки, индивидуальные и коллективные. Особенно много их было отправлено к 25-й годовщине Красной Армии и к 1 мая.

Особое внимание местными партийными и советскими органами в годы Великой Отечественной войны уделялось пропаганде патриотического движения за сбор различных продуктов для улучшения питания раненых фронтовиков.

Массовое движение за создание «Фонда здоровья защитников Родины» началось в Тамбовской области, затем получило распространение по всей стране. В нем участвовали миллионы колхозников и рабочих совхозов, сотни тысяч жителей городов и рабочих поселков, десятки тысяч колхозов и совхозов. В фонд в большом количестве передавались: молоко, творог, яйца, масло, зерно, мука, мед, овощи, фрукты.

В Курской области инициаторами создания «Фонда здоровья бойцов Красной Армии» стали колхозники Пашковского сельсовета Стрелецкого района, Их письмо было напечатано в «Курской правде» 7 июля 1943 г. «В 1943 г. в «Фонд здоровья защитников Родины» патриоты сдали 25 млн. литров молока» [4, 142].

«Мы уверены, – писали в обращении пашковцы, – что наш почин и наш призыв найдут горячий отклик среди всех колхозников и колхозниц. Создадим, товарищи, и в нашем районе «Фонд здоровья бойцов Красной Армии», дадим нашим мужьям, сыновьям, братьям и сестрам – фронтовикам еще больше масла и молока. Пусть они еще крепче бьют проклятых гитлеровских разбойников, пусть скорее освобождают всю нашу родную землю от фашистской нечисти»[7, 5].

Через два дня было опубликовано постановление бюро обкома ВКП(б) и облисполкома, которые одобрили обращение пашковских колхозников и предложили райкомам ВКП(б) и райисполкомам организовать его обсуждение на общих собраниях колхозников, рабочих и служащих Обком также поручил управляющему трестом Маслопрома Иванову в двухдневный срок дать всем пунктам Маслопрома указания о порядке приема молока в фонд «Здоровья бойцов Красной Армии».

«К 1 августа в фонд поступило 4,5 тыс. центнеров молока, причем сами пашковцы сдали в него сверх выполненных ими обязательных поставок государству 21000 литров молока»[13, 50].

«То, что сделали мы для Красной Армии – все обернулось против врага, - писали в обращении к жителям Курской области колхозники Ивнянского района, - Мы строили дзоты, копали окопы, Об эти укрепления и героизм наших бойцов разбили голову хваленые немецкие дивизии. Мы дали продовольствие Красной Армии, и солдатский котелок не бывает пуст. А разве наши взносы на танки, разве наши займовые рубли не участвовали в боях? А сколько раненых бойцов вернула в строй наша забота о госпиталях? Всем миром навалились советские люди на ворога…»[15, 106].

Подписаться под этими словами могли бы многие труженики Курской области, которые, не щадя своих сил, всем, чем могли, помогали фронту и приближали День Победы.

Таким образом, результаты исследования по данной теме на основе архивных документов позволяют сделать вывод о значительном вкладе трудящихся Курской области в общее дело Победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.

Список использованной литературы и источников

1. «Тыл Советских Вооруженных сил в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». М. 1977.

2. Белгородская правда №181, 1941 г.3 августа.

3. Белгородская правда №191. 1941 г. 15 августа.

4. Большая Советская энциклопедия, изд-во « Советская энциклопедия», 1978 г. т. 10.

5. Валуйская районная газета « Знамя коммунизма» 19 апреля 1944 г.

6. Валуйская районная газета « Знамя коммунизма», 20 июня 1944 г.

7. Газета « Курская правда», 1943 г. 7 июля.

8. Газета «Белгородская правда» №183, 6 августа 1941 г.

9. Газета «Правда» от 29 июля 1941 года

10. Газета «Путь Октября» 15 июня .1943 г г. Старый Оскол

11. Газета «Путь Октября» 4 июня 1943 г. г. Старый Оскол.

12. ГАОПИ Курской области ф.1, оп.1, д.3371, л.6.

13. ГАОПИ Курской области ф.1. оп.1,д.2882

14. ГАСПИНО Курской области ф.1, оп.1, д.3136.

15. Курская область в период Великой Отечественной войны. Курск.. 1962 г. с. 106.

16. Материалы для сводки Информбюро г Курск от 07.07.1941г.// ГАОПИ Курской области ф.1. оп.1,л. 6.

17. Телеграмма трудящихся Алексеевского района Председателю Государственного Комитета Обороны И.В.Сталину о внесении денежных средств на постройку танков. 13 мая 1944 г.// ЦДНИБО, ф. 3, оп.1. д.300, л.175

18. ЦДНИБО ф. 22. оп. 1. д.207, л. 2. об.

19. ЦДНИБО ф.16, оп.1, д.205,

20. ЦДНИБО ф.2873 оп. 1,д.1.

21. ЦДНИБО, ф. 2, оп.1. д.143, л.101.

22. ЦДНИБО, ф. 3, оп.1. д.300, л.175.


Музей-диорама и его партнёры: пути взаимодействия

Квитко О.В. – старший научный сотрудник отдела культурно-образовательной деятельности музея-диорамы.

Отражая культурные ориентиры современного общества, музей стремится к информационной открытости, демократизации своей деятельности, взаимодействию со всеми участниками музейной коммуникации. Это заставляет его искать партнёров для различных проектов, которыми могут быть государственные, общественные, научно-исследовательские организации, учреждения культуры, досуга и образования, средства массовой информации, частные лица. Цель партнёрских отношений – формирование положительного имиджа музея в обществе, включение его в живые социокультурные процессы, противостояние негативным явлениям общественной жизни. Развитие партнёрства и важный источник дополнительных ресурсов в интеллектуальной, информационной, организационной, образовательной деятельности музея. [ 1, 6]

История музея это не только история складывания его коллекций, разнообразие экспозиций и выставок. Музей входит в социальную биографию общества ещё и взаимоотношениями со своей аудиторией. Память о музее сохраняется не только его многотомными научными трудами и сборниками – она в россыпи непосредственных о нём воспоминаний, которые наполняют посетителей после их приходов в музей.

Следует отметить, что смена историко-культурных ориентаций общества сказалась на всей деятельности современного музея, и, что существенно, в наши музеи приходит посетитель, принципиально отличающийся от того, который ещё несколько лет назад составлял ядро музейной аудитории.

На современном этапе развития общества музей во взаимоотношении с социальными партнёрами, прежде всего, отказывается от жестких идеологических установок, которые диктовали ранее его содержательную деятельность. Меняется отношение к самой аудитории, которая начинает восприниматься не как объект, который нужно обучать и воспитывать, а как равноправный участник коммуникативного процесса, диалога, осуществляемого в музейной среде. Одновременно музейная аудитория перестаёт рассматриваться как сумма абстрактных посетителей и достаточно строго дифференцируется по возрастным, образовательным и иным признакам. Формируется разнообразный репертуар работы с аудиторией, благодаря чему музей пытается перейти к новой стадии – объединению различных форм деятельности в систему. Музей стремится развивать свою деятельность в рамках системы интеграции. Основой становится теория, согласно которой сущностью этой деятельности является формирование у посетителей ценностного отношения к культурно-историческому наследию.

Речь идёт о создании таких условий, когда все категории населения включились бы в процесс музейной коммуникации. Развиваются диалоговые формы общения с аудиторией, когда на посетителя не смотрят как на объект воспитательного воздействия, а видят в нём партнёра, собеседника. Получают развитие новые формы деятельности, ориентирующиеся на индивидуальные предпочтения, творческие наклонности.

В музей приходят люди с новыми культурными установками. Нужно учитывать и тот факт, что сформировались совершенно иные социальные группы, у которых появились собственные запросы к такому учреждению культуры, каковым является музей.

И сегодня научные сотрудники музея озабочены построением такой модели взаимоотношений со своими социальными партнёрами, которая сохраняя культурно-образовательную энергию музея, накопленную за десятилетия развития, одновременно могли бы гармонизировать эти отношения.

Музей-диорама является учреждением культурной сферы, призванным на основе музейного собрания в совокупности с его научной интерпретацией ответить на фундаментальные вопросы нашего настоящего и будущего.

Главной своей задачей на данном этапе научные сотрудники считают стремление вносить свой вклад в социальное и культурное развитие региона. Музей-диорама призван усилить интерес к отечественной истории, краеведению, что, в конечном итоге, будет способствовать воспитанию у посетителей уважения к истокам, национальным традициям, региональной культуре.

Важнейшая социальная функция музея-диорамы и одно из ведущих направлений его работы – культурно-образовательная деятельность. Данное понятие включает в себя систему представлений о назначении музея в обществе и сущности его работы с посетителями. Культурно-образовательная деятельность интегрирует все процессы организации и проведения многоаспектной деятельности с различными категориями посетителя, как в музее, так и вне его; с различными социальными партнёрами.

Эта деятельность призвана содействовать усилению патриотического воспитания, расширению кругозора, воспитанию музейной культуры, введению музея в сферу жизненных интересов населения.

Ветераны Великой Отечественной войны на музейном мероприятии,
посвященном 70-летию победы в битве под Москвой

Важнейшей целью проводимой работы является формирование музейными средствами научных взглядов на события, связанные с военной историей края, возрождение национального и духовного самосознания, чувства любви к Родине и уважения к памятникам истории и культуры.

В музее-диораме осуществляется дифференцированный подход к музейной аудитории. Была проведена исследовательская работа, целью которой стало выявление основных групп посетителей и анализ работы научных сотрудников музея для дальнейшего определения основных направлений работы. Исследование позволило увидеть основные категории посетителей музея-диорамы, проследить развитие мотивации посещения, оценить, какое впечатление производит музей, а также определить основные задачи дальнейшей работы. Они кроются, главным образом, в совершенствовании методов и приёмов работы с экспозицией и музейными предметами с учетом возраста, психологии восприятия и связываются с применением интерактивных методик.

Анализ отчётов о посещаемости, проведённое анкетирование в стенах музея показали, что около половины числа посетителей составляют школьники. (Привлечению данной категории посетителей в музей способствует Постановление правительства Белгородской области от 28. 07. 2006г № 157 пп «О мерах по совершенствованию музейно-образовательной деятельности») Именно эта категория для нас сегодня является одной из приоритетных.

Этот процесс закономерен, ибо, как показывает опыт отечественных музеев - наиболее естественным и давним партнёром музея являются образовательные учреждения. Связь школы с музеем становится всё теснее, без этого уже теперь немыслим процесс качественного образования. Отсюда – главная задача музея: щедро знакомя детей с миром культуры через музейное и историко-культурное пространство, научить их понимать сложный мир, в котором они живут, правильно оценивать истоки явлений и событий, быть чище духовно.

Взаимодействия музея и школы, которая понимается широко, как связь всех ступеней образования, имеет глубокие исторические традиции. Особенно актуальным это взаимодействие становится в период реформ образовательной системы. Организация сотрудничества музея и образовательного учреждения (детский сад, школа различных типов) предполагает создание системы взаимодействия. Экскурсии в музей зачастую остаются случайным элементом школьной жизни, тогда как создание системы предполагает поэтапное приобщение ребёнка, школьника средних и старших классов к музею на разных стадиях образования, чтобы музейные собрания осваивались постепенно и каждый раз на новом качественном уровне. Различные категории учащихся нуждаются в особых формах приобщения к музейному материалу с применением специальных методик работы, ориентированных на возрастные особенности ее восприятия.

Исходя из вышесказанного, научные сотрудник, прежде всего музейный педагог, составляют план взаимодействия «музей-школа». Эта работа начинается накануне учебного года, в августе, во время выступления музейного педагога о формах работы музея с образовательными учреждениями на совещании учителей истории, проводимом специалистами Управления образования города, а также встреч научных сотрудников с организаторами внеклассной работы городских школ. Музей-диорама является военно-патриотическим центром области, осуществляется сотрудничество с Управлением образования области, но ввиду расстояния и времени, вовлечение учащихся области в образовательные и воспитательные программы музея носят скорее не системный характер. Рассмотрение этого вопроса является ближайшей задачей.

Школьники приходят в музей, в основном, в составе экскурсионных групп. Был сделан вывод о продолжении работы по адаптации экскурсий к запросам школьников различных возрастов, с учётом их психологических и возрастных особенностей, на основе внедрения интерактивных методик. Ибо задача музейного педагога – организовать личный опыт ребёнка в соответствии с физиологически необходимыми этапами восприятия и переработки информации.

Сегодня стало уже традиционным партнёрство музеев и вузов. У музея и учебного заведения есть целый ряд особенностей, которые программируют их сотрудничество. Музей и вузы создают, производят, транслируют научной и образовательной деятельностью новые знания, вовлекая в поле своих интересов, людей самого разного возраста, социального и профессионального статуса.

На протяжении всей своей деятельности музей-диорама сотрудничает с Белгородским государственным технологическим институтом им.В. Г.Шухова. Для студентов и гостей университета проводятся экскурсии; участники клуба памяти «Наши страницы» вносят свой вклад в проведение культурно-образовательных мероприятий музея. Год 65-летия Великой Победы стал годом проведения совместного выставочного проекта музея-диорамы и музейно-выставочного комплекса БГТУ им.В.Г.Шухова «Оружие Победителей и побеждённых». Преподаватели и студенты кафедры архитектуры и кафедры рисунка и скульптуры АСИ БГТУ им.В.Г.Шухова передали в дар музею свои картины во время проведения акции «Музей – наше общее достояние», посвящённой Международному дню музеев.

Для студентов исторического факультета БелГУ и студентов Института культуры и искусств научные сотрудники музея читают лекции по теме «Музееведение».

Студенты клуба «Патриот» Белгородского университета кооперации, экономики и права являются активными участниками встреч с ветеранами, вечеров памяти.

Музей не оставляет без внимания и взрослую аудиторию, прежде всего местных жителей региона. Данную категорию, наряду с экскурсиями по экспозиции музея, привлекают и музейные праздники, приуроченные, как правило, к государственным праздникам, а также знаменательным датам в жизни музея. Это театрализованное представление «Поклонимся великим тем годам», посвящённый Дню Воинской славы России – Дню победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945гг, это и музейная акция «Музей - наше общее достояние», посвящённая Международному Дню музеев. Площадкой для проведения праздников служит пространство музея и около музейные территории.

Партнёрами в деле привлечения в залы музея-диорамы пожилых людей выступают Областной и Городской советы ветеранов, МУ «Комплексный центр социального обслуживания населения». Музей-диорама призван сохранять память потомков о Великой Отечественной войне, поэтому одним из главных направлений деятельности музея является работа с ветеранами ВОВ (конференции, встречи; кинолектории).

Но в данном направлении музей значительно расширяет свою работу, привлекая в музей и сотрудничая с ветеранами Вооружённых Сил, правоохранительных органов, локальных войн и военных конфликтов – организован и действует клуб «Мужская работа». В его рамках проводятся вечера «Море зовёт», «Броня крепка и танки наши быстры» и др.

Тесные партнёрские отношения связывают музей-диораму не только с образовательными учреждениями области, с учреждениями науки и культуры, но и с музеями, отражающими военную историю края и страны: Государственным военно-историческим музеем-заповедником «Прохоровское поле», Центральным музеем Вооружённых Сил (г.Москва), Мемориальным государственным музеем обороны и блокады Ленинграда (г.Санкт-Петербург), Военно-медицинским музеем МО РФ(г.Санкт-Петербург). Отражением этого сотрудничества стали интересные выставки «Трофеи Красной Армии», «Возвращённые реликвии», «Милосердие без границ», «Непокорённый Ленинград» и др.

Музей-диорама тесно сотрудничает с Государственным образовательным учреждением дополнительного образования детей «Белгородский областной Центр детского и юношеского туризма». Научные сотрудники музея внесли предложения в разработку экскурсионно-образовательной программы по патриотическому воспитанию «Подвиг героев живёт в сердцах белгородцев». Программа ставит своей целью через знакомство с памятниками воинской славы, посещение государственных и школьных музеев боевой славы, участие школьников в учебно-тематических экскурсиях по историческим, памятным местам Белгородской и Курской областей, примеры личного мужества и героизма защитников нашего Отечества, способствовать воспитанию чувства патриотизма, гордости за свой край и Отечество.

Следует отметить ещё одного социального партнёра музея – воинские части города и области. Музей оказывает помощь воинским частям в проведении воспитательной работы среди военнослужащих срочной и контрактной службы. Осуществление этой деятельности проводится путём организации экскурсий, лекций по вопросам военной истории России. Хотелось бы остановиться на связях музея со средствами массовой информации (телевидение, газеты, журналы).

В воспитании, в общем просвещении аудитории музею способны помочь СМИ. Чтобы по–настоящему выполнять просветительские функции, музеи должны суметь заинтересовать граждан. Как раз средства массовой информации располагают всеми возможностями, чтобы заинтересовать людей и увлечь их. Сотрудничество музея и СМИ даёт возможность более широкого и многогранного общения специалистов и публики. Музей и СМИ могут проводить не только традиционные информационные компании, но и совместно создавать образовательные информационные программы, открывать специальные музейные рубрики на страницах печати. Даже из самого малозначительного факта можно с большим успехом сделать сенсацию. А что говорить, если открывается новая музейная выставка или проводится широкомасштабное музейное культурологическое мероприятие. Здесь открываются широчайшие возможности для создания интереснейших информационных сюжетов, репортажей и целых передач. [24, 2]

Примером такого сотрудничества служит совместный социокультурный проект музея-диорамы и телерадиокомпании «Мир Белогорья» к 65-летию Великой Победы «Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой»; совместно с ГТРК «Белгород» цикл программ о командире 270 стрелкового полка, Почетном гражданине г.Белгород Николае Эммануиловиче Прошунине; патриархе Пимене и т.д.

В завершении хочется отметить, что музей-диорама является важной, неотъемлемой частью жизни города и области. Музей-это живой организм, который должен реагировать на происходящие вокруг нас события, сохранять память об историческом прошлом страны.

В августе 2012 года музею исполнится 25 лет. Большую роль в развитии музея и неослабевающего к нему интереса играет, в первую очередь, конечно, сама его деятельность – комплектование фондов, выставки, новые яркие и современные формы работы с посетителями. Однако работа музея не была бы столь эффективна, если бы не сотрудничество с социальными партнёрами: образовательными учреждениями, учреждениями культуры, средствами массовой информации. Можно говорить о сложившейся системе музейного партнёрства, без которого невозможен современный музей.

Научные сотрудники музея понимают, что чрезвычайно перспективно включение в ряды партнёром музея представителей местного сообщества. Средствами организационного закрепления подобного партнёрства служит Клуб друзей музея, а также Сообщество добровольных помощников (волонтёров). Опыт других музеев свидетельствует, насколько важна для музея их поддержка. И работа в этом направлении станет одной из главных в плане подготовки к предстоящему юбилею музея-диорамы.

Литература

1. Музей и его партнёры: Сб. трудов творческой лаборатории «Музейная педагогика» кафедра музейного дела. Вып.5 /составитель И.М. Косова. - М.: АПРИКТ, 2004.- 200 с.

2. Музей и подрастающее поколение: Сб. ст. ХХIII Всероссийский семинар/ под ред. Е.Г. Вансловой, М: 2000 г.- 60 с.

3. Основы музееведения: Учебное пособие / Отв.ред. Э.Я.Шулепова. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2010.- 432с.


Методика и тактика проведения PR-кампании в музее-диораме

Тарасова М.В. – научный сотрудник, специалист по музейному маркетингу отдела развития и информационных технологий

В современном мире музеи России переживают период перемен. В своей деятельности музеи вынуждены вступать в конкуренцию за свободное время своих потенциальных посетителей и в спор за ограниченные ресурсы со своими коллегами. В связи с чем, в сфере музейной работы появились методики, которые призваны добиться общественного признания. Среди них – рекламная деятельность, работа по связям с общественностью (PR), маркетинг.

Одной из составляющих маркетингового развития музея является PR (Public Relations). Понятие Public Relations пришло в Россию во второй половине 1980-х годов (англ. public – общественный + relations – отношения, связи). Одним из наиболее обобщенных и универсальных считается определение PR как управленческой деятельности, направленной на установление взаимовыгодных гармоничных отношений между организацией и общественностью, от которой зависит успех функционирования этой организации. [11; 405]

Создание и поддержание устойчивых динамических отношений между организацией культуры и общественностью – первостепенная задача PR. [1]

В музее-диораме PR-кампания может представлять собой несколько PR-мероприятий, объединенных одной целью, охватывающих определенный период времени и распределенных во времени так, чтобы одно мероприятие дополняло другое.

По своей сути PR-кампания направлена на:

- формирование у аудитории определенного образа музея;

- формирование у других организаций образа надежного партнера;

- формирование у потенциальной аудитории определенного уровня знаний о конкретном предложении (выставке, культурном событии или акции, новых услугах);

- формирование потребности и заинтересованности в музейном предложении – программах, услугах, событиях и т.д.;

- стремление сделать определенную целевую группу постоянной аудиторией и партнером музея (галереи). [1]

PR-кампании включают комплекс мероприятий, формирующий или изменяющий отношения различных групп населения к музею. [8] PR-кампании различаются по видам и типам. Выбор того или иного типа кампании зависит от поставленных задач, целевой аудитории и т.д.

PR-кампания – это логическая последовательность действий, состоящая из 4 этапов:

• исследовательской (аналитической) работы;

• планирования (плюс подготовка);

• реализации;

• оценки эффективности. [4]

На аналитическом этапе PR-кампании происходит сбор, обработка, анализ всей информации, необходимой для проведения задуманной акции. Структура аналитической части PR-кампании содержит подробный перечень негативных и позитивных факторов, действующих в рамках ситуации (что работает в пользу данной PR-кампании, а что противодействует ее реализации).

Первый этап начинается с оценки ситуации и определения оснований для проведения PR-акции, а именно оценки проблем и возможностей.

Ситуация анализируется по четырем параметрам (SWOT-анализ) [9]:

strengths (сильные стороны), weaknesses (слабые стороны), opportunities (возможности), threats (угрозы). Первые два параметра рассматриваются как внутренние факторы (то, что можно изменить), последние два – как внешние (то, что должно быть учтено).

Применительно к организации PR-кампании в музее-диораме SWOT-анализ может быть следующим.

Среди сильных сторон можно выделить следующие [3]: музей-диорама – один из самых посещаемых музеев в городе и области; обладает хорошей заслуженной репутацией; музей-диорама – визитная карточка города, где с вниманием и заботой относятся к каждому посетителю; диорама «Огненная дуга» – крупнейшая диорама в России, победитель в номинации «Живописное полотно» в конкурсе «Семь чудес Белгородчины» (2010 г.); музей-диорама имеет договора о сотрудничестве с такими музеями РФ как – Центральный музей Вооруженных Сил РФ (г. Москва), Государственный Мемориальный музей обороны и блокады Ленинграда (г. Санкт-Петербург), Государственный военно-медицинский музей (г. Санкт-Петербург) и т.д.

Слабые стороны: музей находится в городе с населением менее 400 тыс. человек, сфера туристической инфраструктуры развита слабо; экспозиция постоянна, претерпевает изменения фрагментарно; отсутствие достаточной финансовой поддержки со стороны государства; доля собственно заработанных средств сравнительно невелика.

Возможности: перенесение центра внимания на заботу о посетителе, клиенте музея; переход музея от предложения публике того, что сам считает наилучшим для нее, к действительному обслуживанию запросов людей посредством доступных ресурсов; расширение целевой аудитории — привлечение в музей взрослого населения, основную часть рабочего дня находящегося на службе; способствовать созданию образа музея, привлекательного для семейных посещений; расширение спектра предлагаемых музеем услуг, коррекция ценовой политики и режима работы, введение системы баллов и бонусов.

Угрозы: открытие аналогичных музею-диораме новых экспозиций в непосредственной близости — в городе или области; уменьшение числа посетителей, в связи с потерей актуальности тематической направленности музея.

После того как определены и сформулированы проблемы и возможности наступает этап постановки целей и задач PR-кампании. Собственно говоря, определение цели представляет собой перевернутую формулировку проблем и возможностей. [4]

На аналитическом этапе происходит исследование элементов процесса коммуникации. К элементам процесса коммуникации относятся источники сообщений, целевые аудитории, сами сообщения (информационные послания) и каналы их распространения. Изучение источников сообщений (информаторов) в музее представляет собой выявление тех сотрудников, которые будут наиболее эффективными коммуникаторами для решения целей конкретной PR-кампании.

Эффективными коммуникаторами могут быть первые лица организации. В музее-диораме — это директор и его заместители, главный хранитель, руководители наиболее важных для целевых аудиторий служб и отделов (сектор выставочной работы, инженерный отдел, отдел культурно-образовательной деятельности, научно-экспозиционный отдел, отдел развития и ИТ, отдел учета и хранения фондов, руководитель службы безопасности);

Содержание сообщения — еще один ресурс, без правильного использования которого PR-кампания не принесет плодов. Следует опасаться сообщений, содержащих недостоверные сведения об услуге, продукте, компании или человеке. [2]

Анализ целевых аудиторий предполагает определение групп, которые являются получателями PR-сообщений.

В качестве целевых аудиторий музея-диорамы могут выступать сотрудники музея (внутренняя общественность); журналисты; политическая, экономическая и культурная элита города и области, лидеры мнений; спонсоры; представители органов государственной власти и местного самоуправления; деловые партнеры, потребители и клиенты (специальная общественность); массовая публика.

Таким образом, модель PR-деятельности учреждений культуры и музея, в частности, можно представить в следующем виде. Информация, соответствующим образом действуя на объект (целевую аудиторию или общественность в целом), оказывает на него влияние, изменяет его состояние. Весь процесс протекает на фоне конкретной обстановки, а реакция общественности изучается с помощью обратной связи. Сведения об этом передаются по каналам обратной связи и используются для корректировки замысла и последующих действий.

Модель коммуникационного процесса PR-кампании

В процессе реализации PR-кампании важное значение приобретает способ доставки PR-обращения: любой канал распространения информации при всех достоинствах всегда имеет свои технические лимиты и ограничения. [4]

К числу возможных каналов распространения PR-обращений, применительно к проведению PR-кампании в музее-диораме, относятся средства массовой информации, визуальные средства (например, наружная реклама), интернет, специальные мероприятия (круглые столы, конференции, презентации, праздничные акции), распространение информации через предмет (например, сувениры с фирменной символикой). Как средство коммуникации может выступать и личный канал (например, телефонные переговоры, личные встречи).

После того, как определены цели PR-кампании и целевые аудитории, выбраны источники коммуникации и каналы, можно переходить к этапу планирования, на котором:

• формируется объединенная программа, при надлежащем исполнении которой общие усилия приводят к достижению конкретных целей;

• обеспечивается содействие всех подразделений музея, от которых зависит успех PR-кампании.

В зависимости от преследуемых музеем целей можно использовать различные виды планов PR-кампании:

• стратегический, который предусматривает мероприятия на длительную перспективу (несколько лет) и содержит перечень целей воздействия на публику, на общественное сознание, на мнение целевой аудитории;

• оперативный (охватывает мероприятия годового цикла);

• ситуативный (решает локальные задачи, возникающие в связи с преодолением проблемной ситуации, неудачей отдельных мероприятий годового плана и помогает найти способы решения новых, впервые поставленных задач);

• текущий план-график (предмет является конкретная PR-акция, расписанная по временному циклу и по конкретным исполнителям). [4]

Важным аспектом организации PR-кампании является ее финансовое обеспечение. К основным видам затрат на PR-кампанию относят: затраты на предварительный анализ и исследование; организацию событий; рекламную поддержку.

Основой реализации кампании в музее-диораме могут выступать акции и мероприятия, задача которых в данном случае – напомнить, сообщить о музее максимальному числу потребителей, способствовать созданию благоприятного имиджа и репутации, рекламе услуг. [5]

К числу основных музейных PR-мероприятий можно отнести: презентации; конференции; круглые столы; дни открытых дверей; приемы; промоушн-акции.

В целом специальные события очень полезны с точки зрения обеспечения внимания СМИ. Если содержание организованных событий, масштабы, состав их участников и приглашенных гостей таковы, что сами по себе заслуживают быть новостью, то, несомненно, СМИ не смогут обойти их молчанием.

Таким образом, концепция PR-кампании соединяет в едином замысле постановку целей и задач, формулировку основной проблемы, а также принципиальный способ решения проблемы и средства реализации планов действий (ближайших, перспективных, стратегических).

Модель PR-деятельности учреждения культуры

Спецификой PR-кампании в музее является сложность оценки ее результатов из-за отсутствия критериев, по которым эти результаты можно было бы определить с достаточной точностью. [10]

К числу основных параметров, которые необходимо учитывать при анализе эффективности PR-кампании, могут быть отнесены:

• степень информированности общественности, способствующая продвижению новых идей и проектов;

• уровень развития мотивации специалистов музея, способствующий укреплению сплоченности коллектива;

• наличие новых идей и проектов, открывающих новые перспективы развития и роста музея;

• выход на новые рынки и новые целевые аудитории;

• преодоление изоляционизма и замкнутости в менеджменте, сотрудничество с профильными учреждениями и организациями;

• обеспечение развития, роста и прогресса музея;

• осознание и поддержание социальной ответственности.

Public Relations – как технология взаимодействия с обществом и способ влияния на общественное мнение – очень важна для музея, успешная деятельность и даже само существование которого напрямую зависит от того, насколько он востребован и признан обществом. Организация PR-кампании в музее-диораме предполагает прохождение четырех этапов – аналитический, планирования, реализации и оценки эффективности.

Таким образом, PR-кампания в музее представляет собой целенаправленную, системно организованную и завершенную совокупность PR-операций и обеспечивающих их мероприятий, объединенных общим стратегическим замыслом, направленных на решение конкретной проблемы организации и осуществляемых на определенном этапе деятельности. PR-кампании включают комплекс мероприятий, формирующий или изменяющий отношения различных групп населения к музею. Текущие мероприятия поддерживают сформированное отношение общественности к музею. [7]

К числу PR-кампаний, проведение которых будет способствовать поддержке имиджа музея-диорамы, привлечет дополнительную аудиторию, повлияет на поддержание репутации музея, как центра военно-патриотического воспитания подрастающего поколения города и области, можно отнести кампании по поддержке и продвижению крупных культурных проектов, проведению фестивалей, конкурсов, культурно-зрелищных мероприятий, по поиску спонсоров для осуществления своей миссии, по созданию и продвижению бренда «музей-диорама» как визитной карточки города и т.п.

Список литературы

1. Абанкина Т.В. PR некоммерческой организации: теоретические основы современных PR-технологий и модели коммуникации // Музей будущего: Информационный менеджмент (сост. А.В. Лебедев). – М., 2001. Публикация в сети Интернет –http://www.future.museum.ru/part01/010501.htm

2. Абрамова Е. Подготовка PR-кампании. 2002 // Публикация в сети Интернет – http://www.md-promotion.ru/articles/html/article10111.html

3. Гундарин М.В. Книга руководителя отдела PR. - СПб., 2006. Публикация в Интернет – http://www.evartist.narod.ru/text19/146.htm

4. Козлова Т.В. PR-деятельность учреждения культуры. Аналитика и планирование PR-кампании. Справочник руководителя учреждения культуры. 2006. № 12. Публикация в Интернет – http://www.library.ru/1/kb/articles/article.php?a_uid=295

5. Козлова Т.В. PR-деятельность учреждения культуры. Реализация и оценка эффективности PR-кампании. Справочник руководителя учреждения культуры. 2007. № 2. Публикация в сети Интернет – http://www.library.ru/1/kb/articles/article.php?a_uid=296

6. Музейное дело России. Под ред. Каулен М.Е. – М., 2006. – с. 199

7. «Новые технологии в музейном деле». Публикация в сети Интернет - http://www.museum.ru/RME/mb_newtec.asp

8. Пролеткин И.В., Шпак М.Е., Калинина Л.Л. Несколько PR-шагов музея в Интернете. Справочник руководителя учреждения культуры. 2010. №10. Публикация в Интернет – http://cultmanager.ru/magazine/archive/53/1270/

10. Шишкин Д.П., Гавра Д.П., Бровко С.Л. PR-кампании: методология и технология: Учеб. пособие. – СПб. 2004. Публикация в сети Интернет – http://evartist.narod.ru/text19/139.htm

11. Юренева Т.Ю. Музееведение: Учебник для высшей школы. – М., 2007. – с. 507


Белгородцы – участники локальных войн и конфликтов 20 века

Бирюков М.Ю. – научный сотрудник сектора выставочной работы музея-диорамы «Курская битва. Белгородское направление»

Неизменными спутниками послевоенного развития мирового сообщества стали локальные войны и вооруженные конфликты. Эти два понятия прочно связаны с характерным для всей второй половины XX века понятием «холодная война». «Холодная война» явилась формой противостояния двух сверхдержав – СССР и США – после окончания Второй Мировой войны. Начало холодной войны можно вести с 1949 года, когда в мае была принята конституция Федеративной Республики Германия, и, как ответ на это, была создана в октябре Германская Демократическая Республика. Европейский континент, а за ним и весь мир вновь стали ареной противостояния.

Только после окончания второй мировой войны на планете зафиксировано более 400 всевозможных столкновений так называемого «местного» значения, более 50 «крупных» локальных войн.

Оперативные группировки советских и российских войск для ведения боевых действий локального масштаба создавались несколько раз. Советские военнослужащие принимали непосредственное участие в войнах в Анголе и Эфиопии, во Вьетнамской войне, в арабо-израильском противостоянии. Отечественный военный компонент (техника и вооружение, советники и специалисты) стал неотъемлемой частью ирано-иракской войны, он же присутствовал почти во всех «крупных» локальных конфликтах послевоенного периода.

В военных формированиях Советского Союза, принимавших участие в локальных конфликтах второй половины XX века участвовали кадровые военные и военнослужащие сверхсрочной службы, призываемые в Советском Союзе. В числе участников этих конфликтов были и уроженцы Белгородской области. Белгородцы принимали участие в событиях в Венгрии (1956), Северной Корее (1950-1953), Сирии и Египте (1968-1982), Эфиопии (1977-1979), Чехословакии (1968), Афганистане (1979-1989). Все военнослужащие Советской Армии – участники локальных конфликтов – давали подписку о неразглашении государственной тайны. Лишь недавно гриф секретности был снят, и появилась возможность узнать об этих событиях «от первого лица».

25 июня 1950 г. на Корейском полуострове началась война между Северной Кореей (Корейская Народно-демократическая Республика — столица Пхеньян) и Южной Кореей (Республика Корея — столица Сеул). Искусственная граница, проходящая по 38-й параллели, была создана, как объявлялось в приказе Главнокомандующего американскими вооруженными силами на Дальнем Востоке, для удобства приема капитуляции японских войск двумя союзными державами, участвовавшими в разгроме Японии. Время оккупации объявлялось непродолжительным — только для приема капитуляции находившихся на полуострове японских войск и организации на занятой территории местных демократических органов власти. Бывшие союзники по антигитлеровской коалиции по-разному представляли себе пути развития Корейского полуострова.

Американцы оставили в Южной Корее советническую группу в составе пятисот военнослужащих, свой 7-й флот и на ближайших авиабазах в Японии и Филиппинах две воздушные армии. К 1950 г. в Южной Корее была создана оснащенная современным по тому времени оружием 100-тысячная армия.

Корейская народная армия (КНА) Северной Кореи уже имела десять стрелковых дивизий, одну танковую бригаду, мотоциклетный полк. На вооружении этих боевых частей состояло 1600 орудий и минометов, 258 танков, 172 боевых самолета. Кроме того, были сформированы охранные отряды министерства внутренних войск в приграничных районах. У СССР в данном регионе имелся только ограниченный военный контингент в Порт-Артуре.

Война началась 25 июня 1950 г., а 7 июля Соединенные Штаты провели через Совет Безопасности ООН решение о создании командования войск ООН для вторжения в Корею. Впоследствии к данному решению Совета Безопасности присоединилось еще два десятка государств — членов ООН: Эти и другие страны направили свои подразделения в распоряжение войск ООН на Дальнем Востоке. Их общая численность была незначительной, однако флаг ООН придавал им особый статус.

В первый период войны Корейская народная армия, нанеся мощный удар на сеульском оперативном направлении, прорвала оборону противника и форсированным темпом устремилась на юг. К середине сентября почти вся территория Южной Кореи, за исключением так называемого «пусанского плацдарма», была занята.

В октябре 1950 г. американо-южнокорейские войска перешли в наступление и вынудили северокорейские войска отойти с боями в северные районы страны, вышли на ближайшие подступы к границам КНР и СССР, нанесли воздушный удар по советскому аэродрому Сухая Речка.

На протяжении всей войны на территории Северной Кореи находились советские войска. Наиболее активную роль в войне 1950 — 1953 гг. сыграли советские летчики. Осенью 1950 г. в результате значительной активизации авиации противника КНА стала нести большие потери. В ответ на настойчивые просьбы корейского руководства советская сторона приняла решение о необходимости привлечь к боевым действиям свои регулярные авиационные части. На территории соседнего Китая началось переформирование двух советских истребительных авиационных дивизий (151-й и 28-й), которые совместно с прибывшей позднее 106-й истребительной авиационной дивизией были объединены в 64-й истребительный авиационный корпус.

Основной костяк советских летчиков-командиров в Корейской войне составляли настоящие асы, опытные участники боев в годы Великой Отечественной войны: И.Н. Кожедуб, Г.А. Лобов, Н.В. Сутягин, Е.Г. Пепеляев, С.М. Крамаренко, А.В. Апелюхин и многие другие. Основой корпуса с ноября 1950 г. являлись три истребительные авиационные дивизии: 28-я, 50-я и 151-я.

Среди советских военнослужащих, проходящих службу на территории КНР в период войны в Корее 1950-1953 гг. оказался Топоров Владимир Никифорович. Уроженец дер. Поляковочка Колпнянского района Орловской области Владимир Никифорович уже с детства мечтал о службе в армии. В 1943 г. сразу после освобождения территории Орловской области от оккупации, будучи 14-летним подростком сбежал из дома и попытался попасть в действующую армию.

Но судьба сложилась таким образом, что Владимир Никифорович попал в армию только в 1949 г. будучи призванным в ряды Советской Армии по достижении призывного возраста. Как имеющий техническое среднее образование прошел обучение в школе младших авиационных специалистов в г.Брянске, в группе авиационных оружейников. После ее окончания в августе 1950 г. 9 месяцев проходил службу в в/ч №36664 г. Ельца в 137 полку истребительной авиации ПВО.

В начале октября 1950 г. был зачитан приказ о правительственной командировке военнослужащих дивизии. После тщательного отбора, военнослужащие дивизии, успешно прошедшие проверку, были погружены в железнодорожные эшелоны и направлены к месту командировки. При оглашении приказа не было конкретизировано место командирования военнослужащих, в результате чего многие считали, что их направляют в Германию для замены расквартированных там военных контингентов советской армии. Но эшелоны были направлены на восточные границы СССР – на Дальний Восток. Пункт назначения – Пекин.

Советских военнослужащих указанной дивизии разместили на базе аэродрома, располагавшегося в 18 км. от Пекина. Там советские военные специалисты обучали китайских военнослужащих полетам на реактивных самолетах советского производства – Миг-9. В 1951 г. военнослужащие советской армии 1924-1925 годов рождения были демобилизованы и на их смену были направлены военнослужащие дивизии. Они направлялись в г.Андунь (КНР) для выполнения боевых задач по охране ГЭС на р.Ялуцзян от налетов авиации противника – южнокорейской республики и ее союзников. Летный состав дивизии проходил службу на театре боевых действий в течение 6 месяцев, после чего происходила его полная смена. Среди летчиков дивизии были Л.Колесников (племянник писателя Фаддеева), Григорий Беридзе, летавшие в паре. За время боев командир полка полковник Пепеляев сбил 20 самолетов противника, Г.Беридзе – 7, за что был удостоен звания Героя Советского Союза.

Советские летчики совершали полеты на самолетах МиГ 15. Летчики первого набора были направлены из Кубинки. На смену им были направлены летчики дальневосточных частей. Обслуживающий персонал частей – советские военнослужащие, в числе которых был и Владимир Никифорович – не сменялся. На территории КНР в составе советского контингента войск Владимир Никифорович в качестве мастера авиавооружения, позднее старшего механика прослужил с сентября 1951 г. до 27.07.1953г. – до окончания войны. Места службы: Андунь, Мукден, Аншань, По. 31.08.1953 г. все военнослужащие Советской Армии были направлены на территорию СССР. Все материальна часть была оставлена китайской стороне.

Еще один конфликт, в котором принимали участие советские военнослужащие – война между государствами Сомали и Эфиопия. 23 июля 1977 г. после серии крупномасштабных вооруженных провокаций на границе с Эфиопией сомалийские войска вторглись в ее приграничную провинцию Харэрге. Наступление сомалийских войск развивалось решительно и быстро.

Ожесточенные бои в августе разгорелись вокруг города Дире-Дауа и Джиджиги. В начале сентября 1977 г. правительство СССР отказывает Сомали в нейтралитете в этом конфликте. Уже в ноябре 1977 г. из Сомали в трехдневный срок были высланы 2 тыс. советских военных советников и в 24-часовой срок — все кубинские специалисты. Вслед за этим последовал разрыв дипломатических отношений Сомали с Кубой. СССР переориентируется в своей политике на Эфиопию. В Аддис-Абебу из Советского Союза по морю и воздуху широким потоком стали поступать военные грузы. Силами военно-транспортной авиации СССР был создан воздушный мост с Эфиопией. Большими партиями доставлялась военная техника производства СССР и стран соц.содружества. Появились даже сообщения о готовности воевать на стороне своего традиционного союзника — Эфиопии — израильских летчиков.

С началом боевых действий в Эфиопии из Советского Союза стали направляться военные специалисты, которые были необходимы для обучения правительственных войск Эфиопии.

В связи с активным снабжением эфиопской армии советской военной техникой были необходимы опытные офицеры, отслужившие в армии достаточный срок. Каждый кандидат проходил тщательный отбор. Но зачастую приходилось идти на хитрости, чтобы направить на театр боевых действий опытных, но еще не дослужившихся до «достаточного» звания офицеров. Среди них был и Николай Александрович Лутюк.

К моменту своей командировки он был старшим лейтенантом, занимающим должность начальника штаба танкового батальона. Для удовлетворения требований эфиопского руководства к направляемым советникам, Николай Александрович получил внеочередное воинское звание капитана и должность командира танкового батальона. после оформления необходимых документов капитан Лутюк Н.А. в числе других советских специалистов «входил в курс дела» на занятиях в 10-м Главном управлении Генерального штаба. Будущих советников знакомили с историей и традициями народов, населяющих Эфиопию, техникой и вооружением состоящем на обеспечении вооруженных сил Эфиопии. Ряд офицеров уже на данном этапе отчислялись из состава «военспецов». Перед отправлением каждому была выдана новая гражданская одежда.

Группа специалистов во главе с Н.А. Лутюком должны были обучать эфиопов вождению на танках Т-55. Обучение строилось по 2-х месячной программе. При этом возникал ряд сложностей: отсутствие материально-технической базы и самое главное, обучать приходилось военнослужащих, не имеющих даже начального образования и разговаривающих на различных диалектах, в которых полностью отсутствовала даже простейшая военная и техническая терминология. Подготовленные в ходе обучения экипажи под руководством военных советников сразу были направлены на театр боевых действий. После трудного марша, в ходе которого часть боевых машин выходили из строя вследствие поломок и падения в ущелья, колонна была доставлена в город Харар и передана военному руководству фронта. Здесь советскими специалистами были отремонтированы неисправные танки, и колонна продолжила свое движение в следующий пункт – Джиджигу, где впервые танковые экипажи приняли первый бой. В разработке плана боевых действий принимали и советские советники.

Далее были Дира-Даве, Джиджига, Бабиле, где, в основном военные специалисты из СССР занимались восстановлением поврежденной техники. Периодически боевые действия достигали и месторасположения ремонтных баз, заставляя быть специалистов в постоянной готовности отражать атаки войск Сомали. После нескольких месяцев службы в провинции Огаден, часть военных специалистов во главе с Николаем Александровичем были направлены на другой фронт военных действий – в Эритрею, являвшуюся провинцией Эфиопии.

Перед военспецами была поставлена задача подготовки танковых экипажей. В городе Аваш необходимо было организовать новую школу. Приходилось все делать «с нуля» - начиная с сооружения учебных, жилых и хозяйственных корпусов и заканчивая организацией питания и озеленения лагеря. В ходе работы советники из СССР имели личное время, которое заполняли обустройством быта, охотой, посещением живописных природных уголков Эфиопии. Связь с родными советские специалисты осуществляли с помощью писем, которые доставлялись с некоторой задержкой. Особенно затягивалась доставка писем для тех военных советниках, которые находились в районах боевых действий. Совместно с эфиопскими и кубинскими военными отмечались праздники. После ряда месяцев службы в Эфиопии правительственная командировка Николая Александровича закончилась.

Большинство граждан Советского Союза, принимавших участие в локальных конфликтах, в большинстве случаев привлекались именно в качестве военных специалистов, оказывающих консультативную и практическую помощь военным специалистам «дружественного» государства. В ряде случаев возникали ситуации участия в непосредственных военных столкновениях кратковременного характера.

Исследование данной тематики является достаточно перспективным, так как только в недавнем прошлом были сняты грифы секретности и участники локальных конфликтов получили возможность и право сообщать информацию, ранее относящуюся к категории государственной тайны.

Литература

1. Россия (СССР) в локальных войнах и вооруженных конфликтах второй половины XX века. — М.: Кучково поле; Полиграфресурсы, 2000. 576 с. Режим доступа: http://militera.lib.ru/h/russia_in_localwars/index.html

2. Лавренов С.Я. Советский Союз в локальных войнах и конфликтах/С.Я. Лавренов, И.М. Попов. – М.: ООО «Издательство АСТ»: ООО «Издательство Астрель», 2003. – С.15-17.

3. Россия (СССР) в локальных войнах и вооруженных конфликтах второй половины XX века – http://militera.lib.ru/h/russia_in_localwars/index.html

4. Военный энциклопедический словарь. – М.: Издательский дом «ОНИКС 21 век», 2002. – С.725

5. Россия (СССР) в войнах второй половины XX века. – http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/rus_war/index.php

6. Лутюк Н.А. Судьба солдата (Воспоминания офицера Генерального штаба). – Белгород: ИПЦ «Политерра», 2008. – С.112-349.


Пути взаимодействия музея-диорамы
со школьными музеями г. Белгорода

Дубинина Е.И. – старший научный сотрудник, музейный педагог отдела культурно-образовательной деятельности музея-диорамы «Курская битва. Белгородское направление».

Гордость за свою Родину, любовь к родному краю, уважение традиций, понимание неповторимости культуры своего народа, почитание его героев – всё это входит в понятие патриотизма. Без уважения к истории своего Отечества нельзя воспитать у школьников чувства собственного достоинства и уверенности в себе [1,3].

Становление патриота происходит не только на уроках, но и во внеурочное время: в клубах, кружках, школьных музеях.

Значение школьных музеев возрастает в связи с необходимостью реализации государственной программы по патриотическому воспитанию молодежи в рамках проведения образовательной реформой школы сейчас, так же, как это было и на рубеже ХIХ - ХХ веков. Они создавались для того, чтобы учитель мог насытить урок предметным материалом, познакомить детей с окружающей действительностью, развить в них способность к творческой и «ручной» работе. В период своего возникновения отечественные школьные музеи были музеями, созданными для детей и руками детей [2, 26].

Как раз в этом прослеживается преимущество школьного музея перед государственным музеем - их экспонаты можно потрогать, а это важно для обучающихся. Музей в школе способствует развитию, сотворчеству, активности, самодеятельности учащихся в процессе сбора, исследования, обработки, оформления и пропаганды материалов, имеющих воспитательную и познавательную ценность.

Школа остро нуждается в расширении культурного пространства, освоении новых источников информации, внедрении личностно-ориентированной педагогики. Решение этих проблем связано и с тем, какую роль в образовательном процессе будет играть музей, и в том числе музей школьный [3, 25].

Действительно, координатором, в том числе и военно-патриотической деятельности образовательного учреждения выступает школьный музей, который служит связующим звеном между школой и другими общественными организациями, в том числе и учреждениями культуры.

Одним из центров военно-патриотической работы на Белгородчине является музей-диорама «Курская битва. Белгородское направление», который связан системой сотрудничества со школьными музеями в городе Белгороде. Это взаимодействие строится совместно с управлением образования администрации города Белгорода.

Своё начало школьные музеи города Белгорода ведут от первых краеведческих музеев, созданных педагогами и учащимися в 1939 году. В настоящее время в городе насчитывается 24 паспортизированных музея и 25 уголка Боевой Славы и народной культуры.

В 2005 году - в музее-диораме проходила встреча руководителей школьных музеев, на которой шёл живой разговор о новых формах работы школьных музеев. Научными сотрудниками музея-диорамы была подготовлена презентация книги «А память, как колодец, глубока», посвящённая деятельности музеев в общеобразовательных учреждениях города.

Взаимодействие музея-диорамы с руководителями школьных музеев активизировалось после выхода в свет постановления губернатора Белгородской области Е.С. Савченко «О мерах по совершенствованию музейно – образовательной деятельности», что позволило научным сотрудникам стать постоянными участниками семинаров руководителей школьных музеев, они активно участвовали в создании музейных экспозиций средних общеобразовательных школ: № 13, 20, 29 им. Д. Мурачёва, гимназии № 1 г. Белгород и других учебных заведениях.

Одним из направлений совместной деятельности по сохранению культурных ценностей стала передача экспонатов из школьных музеев средних общеобразовательных школ: №13, 20 в музей-диораму, что позволит большему количеству посетителей познакомиться с биографиями воинов 89-й Гвардейской Белгородско-Харьковской стрелковой дивизии и лётчиков 23-го Белгородско бомбардировочного авиационного дальнего действия полка.

Учащиеся школы №29 в школьном музее им. Дмитрия Мурачева

В рамках экспериментальной площадки регионального эксперимента «Технологические алгоритмы функционирования школы-лаборатории, работающей на краеведческой основе» (октябрь 2008 г.) музейным педагогом был проведён мастер-класс для руководителей школьных музеев «Методика проведения экскурсий». Это занятие нашло положительный отклик среди коллег - руководителей школьных музеев, которые высказали предложение провести подобное занятие и для актива школьных музеев.

Такая встреча была организована и проведена в феврале 2011 года, среди 21 активиста школьных музеев города Белгорода. Своё отношение «молодые коллеги» высказали в анкете:

· Я был рад потому что … «узнала много нового и интересного; узнал то, что не знал раньше; погрузилась в атмосферу военного времени»;

· Я хотел бы вам сказать… «спасибо за проведённую экскурсию, познавательную экскурсию; музей очень хороший и правдоподобный»;

· Я считаю полезным… « знать события, произошедшие на моей малой Родине; знать истоки своей Родины; посещать музей-диораму; знать историю войны и в дальнейшем рассказать её своим детям и многим другим»;

· Самым интересным … «полотно диорамы; три картины художников»;

· Я болею сердцем … «за ваш музей; за Родину; за то очень сложное военное время; за Белгород; за жён матерей, которые ждали своих бойцов; за воинов погибших в сражениях»…

Как известно, заряд духовной культуры школьники могут получить только с помощью сохранённых несколькими поколениями музейных работников непреходящих культурных ценностей. И как нельзя лучше информацию о прошлом сверстники передают друг другу в ходе проведении экскурсий в музеях школ.

2010 год запомнился проведением первого фестиваля школьных музеев, посвященного 65-летию Победы в Великой Отечественной войне. Юбилейный, 2010 год – это и проведение смотра среди паспортизированных школьных музеев, в комиссию был включён музейный педагог музея-диорамы. Победителем данного смотра стал музей средней общеобразовательной школы №35г. Белгород. Фестиваль 2011 года был посвящён 50-летию полёта в космос А. Гагарина. Фестивали осветили всю палитру школьных музеев и систему их деятельности.

Школьный музей - естественное связующее звено между школой и государственным музеем. Он может быть организатором и пропагандистом экскурсий, музейных уроков, лекций подготовленных сотрудниками музеев для детей. Так же, школьный музей, может стать центром сведений о музейной жизни в городе [4, 69].

Музей-диорама внедряет свои наработки, это подтверждается в организации проведения музейных уроков для актива музея 89-й гвардейской стрелковой дивизии средней общеобразовательной школы № 20 (май 2009 г.). Такие встречи будут организованы с и другими активистами школьных музеев.

Пример сотрудничества музея-диорамы с музеями образовательных учреждений стало участие во временной выставке «Игрушки серьёзных людей» (февраль 2008 г.) музея средней общеобразовательной школы №29 им. Д. Мурачёва. Особенно было приятно учащимся этой школы, что при посещении выставки с представленными экспонатами ознакомились не только белгородцы, но и гости города.

В июне этого года была дана оценка деятельности музея-диорамы, за активное участие в развитии школьного краеведения и личный вклад в расширении сотрудничества государственных музеев и музеев образовательных учреждений Белгородской области музейный педагог была отмечена грамотой Белгородского областного центра детского и юношеского туризма и экскурсий.

Пути взаимодействия проявляются не только в методической помощи со стороны государственного музея, но и школьный музей может способствовать формированию правил поведения в музее и владению музейными терминами, без знания которых детям трудно самостоятельно работать в музее. Руководители школьных музеев имеют возможность «научить смотреть музей», а научный сотрудник «показывает музей». Попытки соединения этих задач в музейной экскурсии актуальны [5, 25].

Музей-диорама приглашает к дальнейшему сотрудничеству руководителей школьных музеев, которое будет способствовать формированию интереса к отечественной культуре и уважительного отношения к нравственным ценностям прошлых поколений.

Литература

1.М.Ю. Картушина День Победы. Сценарии праздников. М.: ТЦ Сфера 256 с.

2.Культурно-образовательная деятельность музеев. Сборник трудов творческой лаборатории «Музейная педагогика» кафедра музейного дела/ составитель И.М. Косова.- М.: Брандес, 1997.-120 с.

3.Музей и подрастающее поколение: Сб. ст. ХХIV Всероссийский семинар, под ред. Е.Г. Вансловой, М: 2001 г.- 100 с.

4. Музей и его партнёры: Сб. трудов творческой лаборатории «Музейная педагогика» кафедра музейного дела. Вып.5 /составитель И.М. Косова. - М.: АПРИКТ, 2004.- 200 с.

5. Музей и подрастающее поколение: Сб. ст. ХХIV Всероссийский семинар/ под ред. Е.Г. Вансловой, М: 2001 г.- 100 с.


Белгородский государственный историко-художественный музей-диорама «Курская битва. Белгородское направление» в 2011 году

ЯНВАРЬ

Продолжила свою работу временная выставка «Священную память храним» (из фондовых коллекций музея-диорамы).

Состоялось открытие временной выставки «Иллюстрация войны в моделях» (межмузейный выставочный проект музея-диорамы «Курская битва. Белгородское направление» и Шебекинского историко-художественного музея).

День воинской славы России – День снятия блокады Ленинграда. В рамках цикла «Шаги великой Победы» проведена литературно-музыкальная композиция «Запомни этот город – Ленинград!», посвященная 67-й годовщине снятия блокады Ленинграда. Открылась мини-выставка «Я иду к тебе, Ленинград» (из фондовых коллекций музея-диорамы).

ФЕВРАЛЬ

День воинской славы России – День разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Сталинградский битве. В рамках цикла «Шаги великой Победы» состоялся вечер «Волжская твердыня».

Открылась мини-выставка «Подвиг Сталинграда», посвященная 68-й годовщине победы советских войск в Сталинградской битве (из фондовых коллекций музея-диорамы).

Прошел кинолекторий «На войне маленьких не бывает» ко Дню юного героя-антифашиста.

Проведен первый областной ежегодный фестиваль военно-патриотической песни «Лира в солдатской шинели» в рамках мероприятий, направленных на совершенствование допризывной подготовки молодежи Белгородской области к военной службе в Вооруженных силах на 2010-1014 гг.

Состоялся вечер, посвященный Дню памяти воинов-интернационалистов, участвовавших в урегулировании военных конфликтов на территориях ближнего и дальнего зарубежья. Открылась мини-выставка «Афганистан болит в душе моей» (совместный проект музея-диорамы и белгородской местной общественной организации «Союз ветеранов Афганистана»).

Проведен вечер-чествование ветеранов Великой Отечественной войны, Вооруженных Сил, тружеников тыла, вдов, детей войны.

МАРТ

Проведен вечер «Во славу женщины России!» к Международному женскому дню 8 марта.

Состоялся вечер «Доблесть отцов – наследие сынов!», посвященный 100-летию со дня рождения Героя Советского Союза И.Е. Гриба, с участием родственников героя и церемонией передачи в дар музею его наград и мемориальных предметов.

АПРЕЛЬ

Состоялось открытие временной выставки «Прорвав земное притяжение» к 50-летию первого полета человека в космос (межмузейный выставочный проект музея-диорамы «Курская битва. Белгородское направление», музея Центра подготовки космонавтов им. Ю.А. Гагарина (Звездный городок), Центрального музея Вооруженных Сил (г. Москва), Шебекинского историко-художественного музея).

Прошла торжественная церемония вручения именных стипендий благотворительного Фонда регионального развития.

Проведен вечер памяти Героя Советского Союза Н.Ф. Ватутина. В рамках вечера состоялась презентация книги члена писателей России, лауреата Всероссийской литературной премии «Прохоровское поле» В.В. Колесника «Сказание о генерале Ватутине».

Состоялся вечер «Героям Отчизны посвящается...» к 77-летию учреждения звания Героя Советского Союза. На вечере учащиеся Томаровской МОУ «Среднеобразовательной школы № 1» представили литературно-музыкальную композицию, посвященную Герою Советского Союза А. Г. Ачкасову.

В рамках цикла «Шаги великой Победы» проведен вечер-встреча с ветеранами Великой Отечественной войны «Этот праздник со слезами на глазах...». В рамках вечера был дан старт ежегодной патриотической акции «Георгиевская ленточка – 2011».

МАЙ

Прошел вечер «Белгород – город воинской славы», посвященный 4-й годовщине присвоения городу Белгороду почетного звания Российской Федерации «Город воинской славы». Открылась мини-выставка «День Победы» к 66-летию Дня Победы.

День воинской славы России. День Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. (1945 г.). В рамках цикла «Шаги Великой Победы» проведен театрализованный праздник «Поклонимся великим тем годам» с солдатской кашей, посвященный 66-летию Победы.

Прошла ежегодная акция «Музей – наше общее достояние» к Международному дню музеев. Проведена интерактивная детско-юношеская игра «Отечеству верны!» им. Героя Советского Союза Г. Т. Лёвина в рамках региональной программы допризывной молодежи на 2010-2014 гг. Открылась мини-выставка «Музей и его герои» (из фондовых коллекций музея-диорамы).

Состоялась торжественная церемония награждения победителей 1-й областной музейной премии «Хранители памяти».

Проведена акция «Ночь в музее», посвященная Международному дню музеев.

ИЮНЬ

Проведен детский праздник «Лето! Ах, лето!» к Международному дню защиты детей. В его рамках прошли: конкурс рисунков на асфальте, мастер-класс по изготовлению бумажного голубя в технике оригами, фестиваль воздушных шаров.

Открылась временная выставка «Непокоренный Ленинград» к 70-летию начала Великой Отечественной войны (совместный выставочный проект музея-диорамы «Курская битва. Белгородское направление» и Государственного мемориального музея обороны и блокады Ленинграда (г. Санкт-Петербург).

Прошла героико-патриотическая акция «Самый длинный день в году…», посвящённая 70-летию начала Великой Отечественной войны.

ИЮЛЬ

В рамках цикла «Дни памяти полководцев в музее-диораме» прошел кинолекторий, посвященный 110-летию Главного Маршала бронетанковых войск, Героя Советского Союза П.А. Ротмистрова. Демонстрировался документальный фильм «Поле под Прохоровкой».

В рамках кинолектория «На земле опаленной» проведен вечер «Разве можно забыть нам с тобой 43-й…». Демонстрировался художественный фильм «Освобождение. Огненная дуга».

АВГУСТ

Проведена церемония по вручению паспортов гражданам Российской Федерации, достигшим 14-летнего возраста, приуроченная ко Дню освобождения города Белгорода.

В рамках работы клуба «Победители» прошел вечер «Озаренный первым салютом», посвященный 68-й годовщине освобождения города Белгорода от фашистских захватчиков в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. и Дня города. В рамках вечера открылась мини-выставка «Мой белый город» (из фондовых коллекций Российского государственного архива кинофотодокументов г. Красногорска Московской области).

Состоялся вечер-встреча «Курская Великая дуга!» с ветеранами Великой Отечественной войны, участниками Курской битвы и военнослужащими Белгородской воинской части в рамках работы клуба «Победители».

СЕНТЯБРЬ

Состоялся детский театрализованный праздник «Путешествие в страну Знаний», посвященный Дню мира и знаний.

В рамках кинолектория «На земле опаленной» прошел вечер «И на Тихом океане свой закончили поход» ко дню окончания Второй мировой войны. Демонстрировался документальный фильм «Хроника августа-сентября 1945 г.».

Открылась мини-выставка «Былое пролетает… Патриарх Пимен и его время» к 100-летию канонизации Святителя Иосафа, Епископа Белгородского Чудотворца (совместный выставочный проект музея-диорамы «Курская битва. Белгородское направление» и Белгородско-Старооскольской епархии).

Проведен вечер «Броня крепка и танки наши быстры» с ветеранами бронетанковых войск, посвященный Дню танкистов и 70-летия советской гвардии. В рамках вечера состоялось открытие мини-выставки «Рожденная в боях» (из фондовых коллекций музея-диорамы).

ОКТЯБРЬ

Состоялся вечер, посвященный 15-летию образования Белгородского городского клуба «Фронтовичка».

Открылась временная выставка «Русская кавалерия» (межмузейный выставочный проект музея-диорамы «Курская битва. Белгородское направление» и Центрального музея Вооруженных Сил (г. Москва)).

Состоялась презентация книги «Земля Белгородская в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.».

В рамках кинолектория «На земле опаленной» прошел вечер «Российскому флоту быть!». Демонстрировался художественный фильм «Адмирал Ушаков».

НОЯБРЬ

Прошла встреча «Артиллеристы! Зовет отчизна нас!» школьников с ветеранами Великой Отечественной войны и Вооруженных Сил РФ – артиллеристами, посвященная Дню ракетных войск артиллерии и 110-летию Маршала артиллерии М. И. Чистякова.

Состоялась церемония вручения Памятного знака Правительства Москвы «70-лет битвы за Москву» ветеранам – участникам Московской битвы.

Прошел кинолекторий «На земле опаленной».

ДЕКАБРЬ

В рамках цикла «Дни памяти полководцев в музее-диораме» прошел вечер «Маршалы Победы» к 115-летию со дня рождения Маршала Советского Союза, четырежды Героя Советского Союза Г. К. Жукова и Маршала Советского Союза, дважды Героя Советского Союза К.К. Рокоссовского.

Состоялась презентация книги «Музей и его герои», посвященная 25-летию музея-диорамы «Курская битва. Белгородское направление».

День воинской славы России – День начала контрнаступления советских войск против немецко-фашистских захватчиков под Москвой. Проведен вечер «В каждом сердце, ты, моя Москва!» к 70-летию битвы под Москвой. В рамках вечера открылась мини-выставка «Мы не дрогнем в бою, за столицу свою...» (из фондовых коллекций музея-диорамы).

Прошел вечер «Героя Отечества посвящается…», посвященный Дню Героев Отечества.

Состоялась торжественная церемония вручения дипломов лауреатам премии им. Героя Советского Союза Н.Ф. Ватутина за достижения в военно-патриотическом воспитании детей и молодежи.

В рамках кинолектория «Фронтовые дороги писателей, поэтов, режиссеров...» проведен вечер «Подвиг молодогвардейцев» к 110-летию со дня рождения советского писателя, общественного деятеля А. А. Фадеева. Демонстрировался художественный фильм «Молодая гвардия».


Памятные даты Белгородской области на 2012 год


Январь
01.01. - 55 лет со дня рождения Владимира Васильевича Бурцева
(1957-2000), Героя Российской Федерации (1997), уроженца села Иловка Алексеевского района Белгородской области.
09.01. - 90 лет со дня рождения Василия Яковлевича Горина (1922), председателя колхоза им. Фрунзе Белгородского района, дважды Героя Социалистического Труда, почетного гражданина Белгородской области, уроженца села Бессоновка Белгородского района Белгородской области.

- 70 лет со дня рождения Ивана Григорьевича Трунова (1942), художественного руководителя Белгородской государственной филармонии, заслуженного деятеля искусств Российской Федерации, уроженца села Вязовое Прохоровского района Белгородской области.

25.01. - Памятная дата России. День российского студенчества.
27.01. - День воинской славы России. День снятия блокады Ленинграда (1944).
31.01. - 35-летие организации (1977) военизированной пожарной охраны МВД СССР в Белгороде (ныне Государственная противопожарная служба).

Февраль

02.02. - День воинской славы России. День разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Сталинградской битве (1943). Победа над Сталинградом ознаменовала коренной перелом в Великой Отечественной войне.

- 90 лет со дня рождения Георгия Иосифовича Балдина (1922), полного кавалера Ордена Славы, уроженца села Терновое Корочанского района Белгородской области.

09.02. - 65 лет со дня рождения Владимира Ефимовича Молчанова (1947), писателя, председателя Белгородского регионального отделения Союза писателей России, члена Союза писателей России, уроженца станицы Ильская Краснодарского края. С 1976 г. живет и работает в Белгороде.

- 70 лет назад (1942) в районе камышитового завода села Михайловка (ныне город Белгород) немецко-фашистские оккупанты расстреляли и сожгли более двух тысяч человек.

10.02. - 20-летие открытия (1992) Пушкинской библиотеки-музея ЦБС

города Белгорода.

14.02. - 20-летие образования (1992) Белгородской таможни.
15.02. - Памятная дата России. День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества.
23.02. - День воинской славы России. День победы Красной Армии над кайзеровскими войсками Германии (1918), День защитников Отечества.

Март

01.03. - 90 лет со дня рождения Николая Александровича Скворцова (1922-1945), Героя Советского Союза (1945), уроженца села Юшково Губкинского района Белгородской области.

- 285-летие образования (1727) Белгородской губернии.

03.03. - 65 лет со дня рождения Валерия Николаевича Черкесова (1947), писателя, члена Союза писателей России, уроженца города Благовещенск Амурской области. С 1982 г. живет и работает в Белгороде.
06.03. - 75 лет со дня рождения Анатолия Яковлевича Зеликова (1937), государственного деятеля, председателя Белгородской областной Думы в 1997-2010 гг., писателя, члена Союза писателей России, почетного гражданина Белгородской области, уроженца села Богдань Воронежской области. С 1956 г. живет и работает в Белгороде.
07.03. - 80 лет со дня рождения Юрия Ивановича Гончаренко (1932-2007), ветерана архивной службы, краеведа, исследователя истории Белгородчины, уроженца города Белгорода.
10.03. - 105 лет со дня рождения Алексея Павловича Поддубного (1907-1986), Героя Советского Союза (1943), уроженца села Солохи Борисовского района Белгородской области.
11.03. - 80 лет со дня рождения Николая Стефановича Игрунова (1932), общественного деятеля, публициста, почетного гражданина Белгородской области, уроженца села Спасское Курской (ныне Липецкой) области.
12.03. - 95 лет назад (1917) в Белгороде был создан первый Совет рабочих и солдатских депутатов.
17.03. - 95 лет со дня рождения Ивана Филипповича Литовченко (1917), полного кавалера Ордена Славы, уроженца села Борисовка Волоконовского района Белгородской области.

- 95 лет со дня рождения Алексея Митрофановича Жданова (1917-1945), Героя Советского Союза (1945), уроженца села Круглое Красненского района Белгородской области.

24.03. - 95 лет со дня рождения Ивана Сергеевича Шабельникова (1917-1947 гг.), Героя Советского Союза (1945), уроженца села Пушкарное Корочанского района Белгородской области.

- 95 лет со дня рождения Ивана Стефановича Швеца (1917-1945), Героя Советского Союза (1945), уроженца села Барсук Новооскольского района Белгородской области.


Апрель

12.04. - День воинской славы России. Русские воины, возглавляемые новгородским князем Александром Невским, разбили немецких рыцарей на Чудском озере (1242, Ледовое побоище).

- Всемирный день авиации и космонавтики. Гражданин СССР, старший лейтенант Ю.А. Гагарин на космическом корабле «Восток» впервые в мире совершил орбитальный облет Земли, открыв эпоху пилотируемых космических полетов.

- Памятная дата России. День космонавтики.

- 75 лет со дня рождения Анатолия Сергеевича Смелого (1937), скульптора, уроженца города Белгорода.

13.04. - 55 лет со дня рождения Владимира Федоровича Желобка (1957), художника, члена Союза художников России, уроженца хутора Ново-Ивановский Краснодарского края. С 1985 г. живет и работает в Белгороде.
16.04. - 90 лет со дня рождения Никиты Никифоровича Кононенко (1922-2000), Героя Советского Союза (1946), уроженца села Самотоевка Краснопольсколго района Сумской области. С 1965 г. жил и работал в Белгороде.
17.04. - 70 лет со дня рождения Евгения Федоровича Дубравного (1942), писателя, журналиста, члена Союза писателей России, уроженца Кубани. С 1971 г. живет и работает в Белгороде.
22.04. - 90 лет со дня рождения Николая Никитовича Калинина (1922-1943), Героя Советского Союза (1944), уроженца хутора 2-й Волчий Волоконовского района Белгородской области.
25.04. - 75 лет со дня рождения Бориса Ивановича Осыкова (1937), писателя, члена Союза журналистов России, члена Союза писателей России, уроженца Воронежа. С 1944 г. живет и работает в Белгороде.

Май

03.05. - 115 лет со дня рождения Ивана Васильевича Пономарева (1897-1995), матроса с легендарного крейсера «Аврора», участника Гражданской и Великой Отечественной войн, уроженца села Нижняя Серебрянка Ровеньского района Белгородской области.

- 80-летие открытия (1932) медицинского колледжа Белгородского государственного университета.

07.05. - День Российских Вооруженных Сил.

- День радио. В этот день преподаватель физики и электротехники Минных офицерских классов в Кронштадте А.С. Попов на заседании русского физико-химического общества сделал доклад об изобретенной им системе связи без проводов.

09.05. - День воинской славы России. День Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. (1945)
10.05. - 95 лет со дня рождения Андрея Александровича Дементьева (1917), Героя Советского Союза (1946), уроженца села Долгое Вейделевского района Белгородской области.
24.05. - 85 лет со дня рождения Николая Ивановича Власова (1927), полного кавалера Ордена Славы, уроженца села Лучки Прохоровского района Белгородской области.
30.05. - 105 лет со дня рождения Леонида Дмитриевича Чурилова (1907), Героя Советского Союза (1945), уроженца города Купянск-Узловая Харьковской области.

Июнь

11.06. - 90 лет со дня рождения Николая Федоровича Беседина (1922-1989), Героя Советского Союза (1943), уроженца села Гостищево Яковлевского района Белгородской области.

- 15-летие (1997) выпуска первого номера общественно-политической газеты «Белгородские известия».

22.06. - Памятная дата России. День памяти и скорби (установлен Указом Президента РФ от 08.06.1996 г. №857). Начало Великой Отечественной войны советского народа против фашистских захватчиков (1941-1945 гг.).
24.06. - 95-летие (1917) выпуска первого номера областной общественно-политической газеты «Белгородская правда».
29.06. - Памятная дата России. День партизан и подпольщиков.

Июль

10.07. - День воинской славы России. День победы русской армии под командованием Петра I над шведами в Полтавском сражении (1709).
17.06. - 90 лет со дня рождения Ивана Федоровича Гнездилова (1922), Героя Советского Союза (1944), уроженца села Щелоково Прохоровского района Белгородской области.
20.07. - 100 лет со дня рождения Кузьмы Федоровича Ветчинкина (1912-1986), Героя Советского Союза (1941), уроженца села Покровка Волоконовского района Белгородской области.
28.07. - Памятная дата. России. День крещения Руси.

Август

01.08. - День тыла (установлен приказом МО РФ в июле 1998 г.). В этот день в 1941 г. приказом НКО №0257 создано главное управление тыла Красной Армии.
02.08. - 95 лет со дня рождения Григория Тимофеевича Левина (1917-2008), Героя Советского Союза (1945), уроженца Кадилевского района Луганской области. С 1960 г. жил и работал в Белгороде.
04.08. - 25-летие открытия (1987) Белгородского государственного историко-художественный музей-диорама «Курская битва. Белгородское направление». Проект здания разработан авторским коллективом «Белгородгражданпроект». Живописное полотно создала творческая группа художников-баталистов студии им. М.Б. Грекова: народный художник РСФСР Н.Я. Бут, заслуженные художники РСФСР Г.К. Севостьянов и В.Н. Щербаков, а также художник М.А. Сычев. В основу идейно-художественного замысла одной из крупнейших в стане диорам положено встречное танковое сражение под Прохоровкой 12 июля 1943 г. В первый день диораму посетило более 50 тысяч человек.

- 45-летие награждения (1967) Белгородской области орденом Ленина.

09.08. - День воинской славы России. День первой в российской истории морской победы русского флота под командованием Петра I над шведами у мыса Гангут (1714).
15.08. - 365-летие основания (1647) города-крепости Верхососенск (ныне село Верхососна Красногвардейского района) Белгородской области.
23.08. - День воинской славы России. Завершилась Курская битва, одна из решающих битв Второй мировой войны (1943).
31.08. - 105 лет со дня рождения Семена Павловича Иванова (1907-1993), генерала армии (1968), Героя Советского Союза (1945). В годы Великой Отечественной войны был начальником штаба ряда фронтов, принимал участие в Курской битве в должности заместителя командующего Воронежским фронтом.

Сентябрь

02.09. - День Российской гвардии. (Установлен Указом Президента РФ от 22.12.2000 г. №2032).

- Памятная дата России. День окончания Второй мировой войны.

03.09. - Памятная дата России. День солидарности в борьбе с терроризмом – в память о событиях в Беслане.
08.09. - День воинской славы России. День Бородинского сражения русской армии под командованием М.И. Кутузова с французской армией (1812).
11.09. - День воинской славы России. День победы русской эскадры под командованием Ф.Ф. Ушакова над турецкой эскадрой у мыса Тендра (1790).
21.09. - День воинской славы России. День победы русских полков во главе с великим князем Дмитрием Донским над монголо-татарскими войсками в Куликовской битве (1380).
23.09. - 145-летие открытия (1867) Шебекинского машиностроительного завода.

Октябрь

11.10. - 80 лет со дня рождения Евгения Николаевича Савотченко (1932), художника, члена Союза художников России, члена Творческого союза художников России, заслуженного работника культуры РФ, почетного гражданина города Белгорода, уроженца города Амвросиевка Донецкой области. С 1957 г. живет и работает в г. Белгороде.
15.10. - 100 лет со дня рождения Андрея Федоровича Сергеева (1912), полного кавалера Ордена Славы, уроженца села Хотмыжск Борисовского района Белгородской области.
27.10. - 25-летие создания (1987) Белгородского филиала Российского фонда культуры.

- 50 лет со дня рождения Николая Георгиевича Бирюкова (1962), композитора, члена Союза композиторов России, уроженца города Гурьевск Кемеровской области. С 1990 г. живет и работает в Белгороде.


Ноябрь

04.11. - День воинской славы России. День народного единства.

- 110 лет со дня рождения Николая Мартыновича Кооля (1902-1974), автора текста песни «Там, вдали, за рекой...», написанной им в 1924 году под впечатлением от событий Гражданской войны на юге России, в которой он сам принимал участие.

05.11. - 95 лет со дня рождения Павла Дорофеевича Тебекина (1917-1980), Героя Советского Союза (1945), уроженца села Воротниково Старооскольского района Белгородской области.
07.11. - День воинской славы России. День проведения военного парада на Красной площади в Москве в ознаменование двадцать четвертой годовщины Великой Октябрьской социалистической революции (1941).

- Памятная дата России. День Октябрьской революции (1917).

12.11. - 90 лет со дня рождения Николая Алексеевича Пьянкова (1922), Героя Советского Союза, уроженца деревни Мокрецово Никольского района Вологодской области. Жил и работал в Алексеевке.
17.11. - 110 лет со дня рождения Григория Ивановича Спольника (1902-1944), Героя Советского Союза (1944), уроженца села Байцуры Борисовского района Белгородской области.

- 100 лет со дня рождения Анатолия Михайловича Рудого (1912-1943), Героя Советского Союза (1944), уроженца слободы Борисовка Борисовского района Белгородской области.

- 95 лет со дня рождения Григория Николаевича Найдина (1917-1977), Героя Советского Союза (1944), уроженца села Салтыково Старооскольского района (ныне город Губкин) Белгородской области.

18.11. - 90 лет со дня рождения Николая Григорьевича Шеломцева (1922-2007), Героя Советского Союза (1943), уроженца села Заполовница Вохоломского района Костромской области. Жил и работал в Белгороде.
20.11 - 100 лет со дня рождения Александра Семеновича Евтушенко (1912), Героя Советского Союза (1945), уроженца села Знаменка Валуйского района Белгородской области.
26.11. - 100 лет со дня рождения Николая Яковлевича Казакова (1912), Героя Советского Союза (1943), уроженца села Верхопенье Ивнянского района Белгородской области.
27.11. - 90 лет со дня рождения Николая Максимовиач Тюсина (1922-1979), Героя Советского Союза (1945), уроженца села Шереметьевка Лысогорского района Саратовской области. Жил в городе Белгороде.

Декабрь

01.12. - День воинской славы России. День победы русской эскадры под командованием П.С. Нахимова над турецкой эскадрой у мыса Синоп (1853).
02.12. - 270 лет со дня рождения Петра Борисовича Иноходцева (1742-1806), астронома, уроженца Москвы. В 1783 г. выступил с докладом на общем собрании Академии наук о сильной магнитной аномалии земли в районе Белгорода.
04.12. - 45 лет назад (1967) в Белгороде началось регулярное троллейбусное движение.
05.12. - День воинской славы России. День начала контрнаступления советских войск против немецко-фашистских войск в битве под Москвой (1941).
09.12. - Памятная дата России. День Героев Отечества.
12.12. - Памятная дата России. День конституции РФ.
23.12. - 105 лет со дня рождения Ивана Алексеевича Жарикова (1907-1969), Героя Советского Союза (1945), уроженца города Короча Белгородской области.

- 105 лет со дня рождения Николая Павловича Московиченко (1907-1977), Героя Советского Союза (1944), уроженца села Холодное Прохоровского района Белгородской области.

24.12. - День воинской славы России. День взятия турецкой крепости Измаил русскими войсками под командованием А.В. Суворова (1790).
28.12. - 100 лет со дня рождения Александра Прохоровича Ткаченко (1912-1971), Героя Советского Союза (1943), уроженца села Терновка Яковлевского района Белгородской области.

- 115 лет со дня рождения Ивана Степановича Конева (1987-1973), Маршала Советского Союза, дважды Героя Советского Союза, участника Курской битвы. В Белгороде его именем названа улица и установлен памятник.

- 20 лет назад (1992) вышла в эфир первая передача Белгородского телевидения.

29.12. - 95 лет со дня рождения Кузьмы Георгиевича Кучерявченко (1917), полного кавалера Ордена Славы, уроженца города Старый Оскол Белгородской области.

В 2012 исполняется:

- 1020-летие учреждения (992) Белгородской епархии.

- 400-летие возведения (1612) Белгородской крепости на Северском Донце.

- 375-летие основания (1637) города-крепости Усерд. Просуществовал до 1779 г. Согласно плановому административно-территориальному делению России 29 декабря 1779 г. Усерд был упразднен. На месте города Усерда ныне расположено село Стрелецкое Красногвардейского района Белгородской области.

- 365-летие основания (1647) города Царев-Алексеев (ныне город Новый Оскол Белгородской области).

- 360 лет со дня рождения Бориса Петровича Шереметева (1652-1719), российского дипломата, полководца, воеводы Большого Белгородского полка, владельца слободы Борисовка.

- 345-летие возобновления (1667) Белгородской и Обоянской ерапхии.

- 360-летие начала (1652) заселения поселка Ракитное Белгородской области.

- 355-летие основания (1657) поселка Томаровка Яковлевского района Белгородской области.

- 315-летие формирования (1697) Белгородского пехотного полка. Был сформирован в 1697 г. из солдат Преображенского и Семеновского полков как выборный солдатский генерала Христофора Регимана.

- 300 лет со дня рождения Василия Васильевича Нарышкина (1712-1779), белгородского губернатора (1763-1765).

- 290 лет со дня открытия (1722) епископом Епифанием Тихорским первого учебного заведения в Белгороде – Словено-российской школы (ныне Духовная семинария).

- 275-летие основания (1737) Смоленского собора в Белгороде.

- 230 лет назад (1782) построен дом Селиванова (ныне Литературный музей) в Белгороде.

- 225 лет со времени посещения (1787) Белгорода Екатериной II.

- 240 лет со времени посещения (1772) Белгорода Емельяном Пугачевым.

- 195 лет назад (1817) российский император Александр I посетил Белгород.

- 145 лет со дня рождения Вейнбаума Алексея Алексеевича (1867-после 1917), белгородского купца 2-й гильдии, владельца гостиничных номеров и типографии, издателя открыток с видами Белгорода.

- 125 лет со дня рождения Алексея Васильевича Мокроусова (1887-1959), участника русских революций, Гражданской и Великой Отечественной войн. Его именем названа улица в Белгороде.

- 100 лет со дня рождения Василия Васильевича Бунина (1912-1965) – подполковника, командира 273-го гвардейского стрелкового полка 89-гвардейской Белгородско-Харьковской стрелковой дивизии, почетного гражданина города Белгорода.

- 100 лет со дня рождения Елены Васильевны Виноградской (1912 (по другим данным 1914)–1941) – члена подпольной антифашистской группы в Белгороде. В начале декабря 1941 г. арестована. После жестоких пыток повешена на Базарной площади.

- 110 лет со дня рождения Петра Ивановича Косенко (1902-1973), Героя Советского Союза (1945), уроженца села Великомихайловка Новооскольского района Белгородской области.

- 105 лет со дня рождения Федора Николаевича Аглоткова (1907-1944), Героя Советского Союза (1944), уроженца села Новоездоцкое (ныне Валуйский район Белгородской области).

- 100 лет со дня рождения Николая Даниловича Маринченко (1912-1943), Героя Советского Союза (1943), уроженца поселка Чернянка Чернянского района Белгородской области.

- 100 лет со дня рождения Александра Лаврентьевича Середенко (1912-1944), Героя Советского Союза (1943), уроженца села Красный Куток Борисовского района Белгородской области.

- 100 лет со дня рождения Андрея Егоровича Черникова (1912-1950), Героя Советского Союза(1945), уроженца села Казацкое Белгородского района Белгородской области.

- 100 лет со дня рождения Федора Павловича Литвинова (1912), Героя Советского Союза (1945), уроженца села Велико-Михайловка Новооскольского района Белгородской области.

- 95 лет со дня рождения Александра Михайловича Салова (1917-1940), Героя Советского Союза (1940), уроженца города Валуйки Белгородской области.

- 95 лет со дня рождения Петра Павловича Кожанова (1917-1943), Героя Советского Союза (1942), уроженца села Клиновец Корочанского района Белгородской области.

- 95 лет со дня рождения Дмитрия Ивановича Белокопытова (1917-1943), Героя Советского Союза (1944), уроженца села Короткое Корочанского района Белгородской области.

- 95 лет со дня рождения Ивана Ивановича Хмелева (1917-1944), Героя Советского Союза (1944), уроженца города Старый Оскол Белгородской области.

- 90 лет со дня рождения Михаила Васильевича Мягкого (1922-1944), Героя Советского Союза (1944), уроженца села Ровеньки (ныне рабочий поселок Ровеньского района Белгородской области).

- 90 лет со дня рождения Петра Петровича Крамчанинова (1922-1990), Героя Советского Союза (1945), уроженца города Белгорода Белгородской области.

- 20 декабря 1967 г. решением Белгородского городского исполнительного комитета было создано предприятие «Объединенные котельные и тепловые сети» (ныне муниципальное унитарное предприятие «Гортеплосети»).

- 85 лет со дня рождения Виталия Михайловича Лимаренко (1927-1991), архитектора, члена Союза архитекторов СССР, уроженца села Тепловка Полтавской области. С 1955 г. проживал в Белгороде.

- 55-летие открытия (1957) Белгородского индустриального колледжа.

- 75-летие создания (1937) швейной фабрики «Россиянка» в Белгороде.

- 40-летие открытия (1972) санатория «Красиво».

-25-летие открытия (1987) историко-художественного музея-диорамы

Литература

Белгородская энциклопедия. – Белгород, 2000. – С. 312.

Город Первого Салюта: Путеводитель по памятным местам Великой Отечественной войны Белгорода. А. Н. Крупенков. – Белгород: 1998. – 96 с., фотоил.

Здравствуй Белгород! Путеводитель по городу. Сост.: Ю. И. Гончаренко, Л. Д. Дятченко, И. Г. Пархоменко, Ю. Н. Шмелев. – Центрально-Черноземное книжное издательство, 1983. – 80 с., 34 ил.

Календарь знаменательных и памятных дат по Белгородской области на 2001 год / Белгор. гос. универс. науч. б-ка. Отдел крееведческой лит.; Сост. Г. Н. Захарова, Е. Н. Зубова, Т. Н. Кублова, И. В. Медведева. – Белгород, 2003. – 128 с.

Ратная доблесть белгородцев. Сост.: Ю.И. Гончаренко, В.Е. Молчанов – Белгород: Издательство «Истоки», 1995.


Мероприятия музея-диорамы на 2012 год

К 25-летию музея-диорамы «Курская битва. Белгородское направление»:

- временная выставка «Музейный вернисаж»;

- вечер «Диорама собирает друзей»;

- акция «Музей – наше общее достояние» с участием дарителей всех лет;

- областной конкурс «Юные белгородцы – музею-диораме»;

- военно-патриотические чтения.

Пройдут циклы встреч с интересными людьми в клубах:

1. «Шаги Великой Победы»:

- Литературно-музыкальная композиция «Запомни этот город – Ленинград», посвященная 68-й годовщине снятия блокады;

- Вечер «Город солдат. Город-Герой – наш Сталинград боевой»;

- Вечер-встреча с ветеранами Великой Отечественной войны «Мы этой памяти верны...». В рамках вечера проведение ежегодной патриотической акции «Георгиевская ленточка – 2012».

2. «Победители»:

- Вечер-встреча «Озаренный первым салютом!»;

- Вечер «Курская Великая дуга...!»;

- Вечер «Стояли насмерть под Москвою», посвященный 71-й годовщине Московской битвы.

3. «Мужская работа»:

- Вечер «Море зовет», посвященный Дню командира корабля ВМФ РФ;

- Вечера-встречи с ветеранами пограничной службы, женщинами военнослужащими.

Продолжит свою работу кинолекторий «На земле опаленной».

В рамках мероприятий, направленных на совершенствование допризывной подготовки молодежи Белгородской области к военной службе в Вооруженных Силах РФ на 2010-2014 гг., пройдут:

- ежегодный фестиваль военно-патриотической песни «Лира в солдатской шинели»;

- интерактивная детско-юношеская игра «Отечеству верны!» им. Героя Советского Союза Г. Т. Лёвина;

- интерактивная детско-юношеская игра «Аты-баты, шли солдаты» ко Дню призывника.

К международному Дню музеев:

- Акция «Музей – наше общее достояние»;

- Ночь в музее-диораме.

Пройдут культурно-досуговые мероприятия военно-патриотической направленности:

- игры «Во славу Родины», «Тропа к Генералу»;

- викторина «Листая страницы военной истории»;

- фестиваль «Память живет в наших сердцах».

- героико-патриотическая акция «Самый длинный день в году», приуроченная ко Дню памяти и скорби.

Состоятся детские театрализованные праздники:

-«Летние каникулы – веселая пора!» к Международному Дню защиты детей;

- «Здравствуй, школа!» ко Дню мира и знаний.

Пройдет торжественная церемония вручения ежегодной премии за достижения в военно-патриотическом воспитании детей и молодежи им. Героя Советского Союза Н. Ф. Ватутина.

Откроются временные выставки:

- «Я посетил музей…»;

- в рамках проекта «Память не знает границ. Города Герои городу Воинской славы и первого Салюта – Белгороду» «Вместе мы сильны» (межмузейный выставочный проект музея-диорамы «Курская битва. Белгородское направление» и Военно-медицинского музея (г. Санкт-Петербург).


На книжную полку

Выпущенное к 70-летию начала самой кровопролитной в истории нашей страны Великой Отечественной войны издание рассказывает о тяжелых периодах в истории Белгородчины, об оккупации, о сражениях удачных и неудачных для Красной Армии, о большой патриотической работе, проводимой в Белгородской области в настоящее время, но в первую очередь книга помогает сохранить память для ныне живущих о тех страшных событиях, о тех героических людях.

Особое место в книге уделено освещению событий Курской битвы. Инициатором издания книги «Земля Белгородская в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» выступил Фонд регионального развития под председательством С.В. Муравленко.

Уткин Б.П. Генералиссимус И.В.Сталин – интегральный полководец Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. – М., 2010. – 484 с, илл.

Книга ветерана Великой Отечественной войны и одного из участников парада 7 ноября 1941 г. на Красной площади генерал-полковника в отставке Бориса Павловича Уткина посвящена важнейшим и актуальным до сегодняшнего времени вопросам государственного управления в сфере военного строительства Советского Союза и Российской Федерации.

История развития военной организации общества показана сквозь призму личности Иосифа Виссарионовича Сталина – интегрального полководца Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов. Издание содержит множество смысловых единиц и большой объем малоизвестной широкому кругу читателей информации по истории России.

Основы музееведения: Учебное пособие / Отв. ред. Э. А. Шулепова. Изд. 2-е, испр. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2010. – 432 с.

Впервые в учебном пособии представлен учебный материал по музейному источниковедению и разнообразным современным технологиям.

На базе территориального и тематического подходов раскрыта история музеев мира и России, а их экспозиции охарактеризованы как главные артерии музейной коммуникации. В совокупности учебное пособие представляет музеи как архив человеческой памяти, приобщающий посетителей к культурному наследию и служащий социокультурным потребностям современного человека.

Для студентов университетов и педагогических институтов, а также для искусствоведов, культурологов и всех заинтересованных

Дорогие друзья!

Музей-диорама активно развивается, реализуются новые проекты. Каждая выставка музея, его героико-патриотическая акция, театрализованный праздник – яркое событие культурной жизни Белгородчины.

Посещая музей, белгородцы и гости города имеют уникальную возможность прикоснуться к раритетным экспонатам, отражающим военную историю страны.

В историю каждой семьи жителей нашей страны Великая Отечественная война вписала трагические страницы. Практически не осталось представителей поколения завоевавших Победу и право на жизнь нашему поколению. Но остались документальные свидетельства того героического времени – письма, фотографии, воспоминания фронтовиков.

Мы обращаемся ко всем жителям Белгородчины с убедительной просьбой передать в музей предметы, отражающие историю того героического времени.

Будем искренне признательны, если Вы откликнетесь на нашу просьбу! Приглашаем Вас к сотрудничеству, активному участию в жизни музея!

Адрес музея: г. Белгород, ул. Попова, 2.

Контактные телефоны: 58-98-55, 32-96-89.

Интернет: http://31md.ru


Обложка и вкладки


 
Конкурс «Лучшая проектная идея – 2016» Культура.РФ beta.gosuslugi.ru Яндекс.Метрика