НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ СБОРНИК №8

 


Этот номер музейного научно-методического сборника хочется начать словами Президента Российской Федерации В.В. Путина «Патриотизм – это, прежде всего дело, служение своей Родине, стране, России, своему народу. И об этом никогда нельзя забывать».

 

 

 

 

Управление культуры Белгородской области

МУЗЕЙ-ДИОРАМА «КУРСКАЯ БИТВА. БЕЛГОРОДСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ»

 

НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ СБОРНИК

№8

 

Посвящается 25-летию музея-диорамы

 

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

I Материалы военно-патриотических чтений «Роль военно-исторических экспозиций в военно-патриотическом воспитании и формировании гражданственности» (12 октября 2012 года Белгород, Россия)

РОЛЬ МУЗЕЕВ БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ  В ВОЕННО-ПАТРИОТИЧЕСКОМ ВОСПИТАНИИ МОЛОДЁЖИ.. 7

ВКЛАД ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ В СОЗДАНИИ ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИХ ЭКСПОЗИЦИЙ.. 9

ПАТРИОТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ В ВОЕННО-УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЯХ РОССИИ.. 15

ОСОБЕННОСТИ СОЗДАНИЯ ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИХ  ЭКСПОЗИЦИЙ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ. 19

МУЗЕЙ ЮЖНОРУССКОГО ПОГРАНИЧЬЯ:  КОНЦЕПЦИЯ СОЗДАНИЯ И РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОГО ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО КОМПЛЕКСА.. 23

«КАРИБСКИЙ КРИЗИС»  В ЭКСПОЗИЦИИ ЦЕНТРАЛЬНОГО МУЗЕЯ ВООРУЖЁННЫХ СИЛ  РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ   27

ВОСПРИЯТИЕ ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКОЙ ЭКСПОЗИЦИИ МУЗЕЯ-ДИОРАМЫ РАЗНЫМИ КАТЕГОРИЯМИ  МУЗЕЙНЫХ ПОСЕТИТЕЛЕЙ.. 33

ПАТРИОТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ ШКОЛЬНИКОВ В СВЕТЕ ФГОС ВТОРОГО ПОКОЛЕНИЯ: ОПЫТ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КРАЕВЕДИНИЯ И МУЗЕЙНОЙ ПЕДАГОГИКИ.. 39

ПРОБЛЕМЫ СОЗДАНИЯ ЭКСПОЗИЦИЙ В ШКОЛЬНЫХ МУЗЕЯХ.. 42

МУЗЕЙНЫЙ УРОК В ЭКСПОЗИЦИИ МУЗЕЯ-ДИОРАМЫ  В КОНТЕКСТЕ ИЗУЧЕНИЯ ИСТОРИИ  В ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ШКОЛЕ. 44

ПАТРИОТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ ГРАЖДАН   БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ.. 48

II Международный научно-практический семинар «Актуальные проблемы истории второй мировой войны»

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПАРТИЙНЫХ И ГОСУДАРСТВЕННЫХ СТРУКТУР КУРСКОЙ ОБЛАСТИ ПО ОКАЗАНИЮ ПОМОЩИ ДЕЙСТВУЮЩЕЙ АРМИИ НАКАНУНЕ И В ХОДЕ КУРСКОЙ БИТВЫ... 53

КУРСКАЯ БИТВА (5.07 – 23.08. 1943г.) КАК ЗАВЕРШЕНИЕ КОРЕННОГО ПЕРЕЛОМА В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ: РОССИЙСКОЕ И ГЕРМАНСКОЕ ВИДЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ... 62

РОЛЬ ГЛУБОКОЭШЕЛОНИРОВАННОЙ ОБОРОНЫ  КРАСНОЙ АРМИИ В СРЫВЕ ОПЕРАЦИИ «ЦИТАДЕЛЬ»  НА ЮЖНОМ ФАСЕ КУРСКОЙ ДУГИ.. 76

НЮРБЕРНСКИЙ ПРОЦЕСС:  ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ ЕДИНОГО ВЗГЛЯДА.. 80

III Научно-исследовательские материалы сотрудников музея-диорамы

40 АРМИЯ В КУРСКОЙ БИТВЕ Оборонительно-наступательная операция (с 4.7. по 18.7.1943г.) 82

УЧАСТИЕ 53 АРМИИ В БЕЛГОРОДСКО-ХАРЬКОВСКОЙ ОПЕРАЦИИ 3-23 августа 1943 г. 86

ОРГАНИЗАЦИЯ НЕМЕЦКИХ ЛАГЕРЕЙ ДЛЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ НА ТЕРРИТОРИИ Г. БЕЛГОРОДА.. 97

УЧАСТИЕ ЛЕТЧИКОВ 2 ВОЗДУШНОЙ АРМИИ В БОЯХ НА КУРСКОЙ ДУГЕ. ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ СРАЖЕНИЯ. 101

УЧАСТИЕ 38 АРМИИ В ОБОРОНИТЕЛЬНЫХ БОЯХ И КОНТРНАСТУПЛЕНИИ НА КУРСКОЙ ДУГЕ. 109

ПРИВЕТ ИЗ 1943. ЭПИСТОЛЯРНОЕ ТВОРЧЕСТВО КРАСНОАРМЕЙЦЕВ В ДОКУМЕНТАЛЬНОМ ФОНДЕ  МУЗЕЯ-ДИОРАМЫ. 113

27 АРМИЯ В КУРСКОЙ БИТВЕ. 119

КУЛЬТУРНАЯ ЖИЗНЬ БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ В 2012 ГОДУ.. 131

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ В 2013 ГОДУ.. 136

На книжную полку. 144

 

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:

М. Б. Кугина (редактор)

В.Н. Павлова (зам. редактора)

Предпечатная подготовка и дизайн – Зеленский В. Е. , Пигорев В.А.

Фотографии – Тарасова М.В., Бочкарев В.М.

 

Редакция рукописи не рецензирует и не возвращает

Ответственность за достоверность изложенных в публикациях фактов и правильность цитат несут авторы статей

Отпечатано в ЗАО «Белгородская областная типография» г. Белгород, пр. Б. Хмельницкого

 

ББК 63.3(2) 622л611я43+63.3(2Рос-4Бел)л611я43

 

 

 

 

 

Уважаемые коллеги!

 

Этот номер музейного научно-методического сборника хочется начать словами Президента Российской Федерации В.В. Путина «Патриотизм – это, прежде всего дело, служение своей Родине, стране, России, своему народу. И об этом никогда нельзя забывать».

Это великое чувство любви к своему Отечеству и народу собрало профессионалов и любителей военной истории в единое общество, чтобы на основе объективных исследований бережно разобраться в трагической и суровой военной судьбе своих предков, не дав их мужество и героизм на поругание.

В 2011 году на военно-патриотических чтениях, посвящённых 70-летию начала Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., проходивших в музее-диораме «Курская битва. Белгородское направление» инициативной группой было заявлено о намерениях создать Белгородское военно-исторической общество, избравшее предметом своей исследовательской деятельности изучение истории Второй мировой войны. В июне этого года состоялось общее собрание, на котором был утверждён Устав Белгородского военно-исторического общества, определивший его цели и задачи. С текстом Устава вы можете познакомиться на страницах сборника. В этот же день был избран Совет и Председатель Белгородского военно-исторического общества (БВИО).

Всех тех, кому не безразлична судьба своего Отечества, его прошлое, настоящее и будущее всех тех, кто готов подать свой голос против лжи и фальсификации истории Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. приглашаем стать действительным членом нашего БВИО

Совет Белгородского военно-исторического общества (БВИО)

1. Изонов Виктор Владимирович - доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального Штаба ВС РФ (г. Москва),

2. Коннов Юрий Васильевич – историк (г. Белгород),

3. Кугина Мария Борисовна – директор ГБУК «Белгородский государственный историко-художественный музей-диорама «Курская битва. Белгородское направление» (г. Белгород),

4. Павлова Валентина Николаевна – заместитель директора ГБУК «Белгородский государственный историко-художественный музей-диорама «Курская битва. Белгородское направление» по научной работе (г. Белгород),

5. Пенской Виталий Викторович – доктор исторических наук, доцент кафедры теологии социально-теологического факультета НИУ БелГУ (г. Белгород),

6. Поздняков Эдуард Николаевич – директор МКУК «Шебекинский историко-художественный музей» (г. Шебекино).

 

 

 

 

 

УСТАВ
БЕЛГОРОДСКОГО ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА
(ИСТОРИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ)

 

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

 

1. Белгородское военно-историческое общество, в дальнейшем именуемое «БВИО», является добровольным общественным объединением любителей отечественной военной истории из числа граждан Российской Федерации вне зависимости от их основной профессии, возраста, места жительства, имеющих целью изучение военной истории периода Второй мировой войны и Великой Отечественной войны 1941-1945гг. во всех её проявлениях.

2. «БВИО» состоит вне политики и осуществляет свою деятельность в соответствии с Конституцией Российской Федерации, действующим законодательством и настоящим Уставом, утверждённым общим Собранием Действительных Членов общества.

3. «БВИО» сотрудничает, а в необходимых случаях осуществляет свою деятельность совместно с другими организациями, обществами, движениями, объединениями и частными лицами, деятельность которых соответствует направленности целей «БВИО».

4. «БВИО» создаётся при ГБУК «Белгородский государственный историко-художественный музей-диорама «Курская битва. Белгородское направление».

Местонахождение постоянно действующего руководящего органа «БВИО» - 308000, Россия, город Белгород, ул. Попова, дом 2, музей-диорама «Курская битва. Белгородское направление». Регион деятельности «БВИО» – г. Белгород и Белгородская область.

 

ЦЕЛИ, ЗАДАЧИ И ВИДЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

 

5. Основной целью «БВИО» является всестороннее изучение истории Великой Отечественной войны 1941-1945гг. и Второй мировой войны. Главной задачей «Общества» является распространение исторически объективной и правдивой информации об этом периоде для формирования в общественном сознании должного понимания, уважения к своему Отечеству и почитания мужества и героизма народов СССР.

6. В соответствии с уставными целями и задачами «БВИО» осуществляет следующие основные виды деятельности:

6.1. Организует научно-исследовательскую работу в отечественных и зарубежных архивах, библиотеках, музеях и других учреждениях, а также частных собраниях.

6.2. Организует и проводит чтения, конференции, конгрессы, выставки и другие мероприятия, в том числе благотворительные, с привлечением отечественных и иностранных участников.

6.3. Разрабатывает и реализует целевые программы, проекты и иные мероприятия, стремится предоставить коллегам возможность получить недостающую информацию по широкому кругу проблем военной истории, уточняя направление поиска и оказывая помощь в самостоятельной работе.

6.4. Сотрудничает с отечественными и международными организациями, движениями, фондами, по вопросам входящим в компетенцию «БВИО».

6.5. Содействует пополнению музейных и архивных собраний, библиотек и иных хранилищ культурно-информационного характера.

6.6. Осуществляет издательскую деятельность.

6.7. Учреждает премии и стипендии «БВИО».

6.8. Взаимодействует с федеральными и местными СМИ.

6.9. Свободно распространяет информацию о своей деятельности.

6.10. Выступает с инициативами по различным вопросам и может вносить предложения в органы государственной власти и местного самоуправления по вопросам изучения военной истории и военно-патриотического воспитания.

6.11. Может участвовать в выработке решений органов государственной власти и местного самоуправления в порядке и объёмах предусмотренных Федеральным законом «Об общественных объединениях» и др. законами РФ.

6.12. Может осуществлять в полном объёме полномочия предусмотренные законодательством, регулирующим деятельность общественных организаций.

7. Основными источниками средств «БВИО» являются:

7.1. Поступления от собственной научной и предпринимательской деятельности; пожертвования от частных лиц и организаций, учитываются на внебюджетном Р/с музея-диорамы (с пометкой БВИО).

7.2. Финансовые средства «БВИО» направляются на:

а) осуществление уставных целей «БВИО»;

б) обеспечение деятельности «БВИО»,

в) приобретение средств для осуществления задач, предусмотренных Уставом;

г) учреждение премий и стипендий «БВИО»;

д) транспортные и командировочные расходы действительных сотрудников «БВИО», связанные с исполнением ими служебных обязанностей;

е) другие непредвиденные расходы в рамках законодательства РФ.

7.3. Поступающие средства от предпринимательской деятельности «БВИО» расходуются на уставные цели и распределению между Действительными членами общества не подлежат.

ЧЛЕНЫ «БВИО». ИХ ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ

8. «БВИО» состоит из членов общества: Действительных и Почётных.

9. Действительными и Почётными членами могут быть как военнослужащие, так и гражданские совершеннолетние граждане Российской Федерации, иностранные граждане, признающие и поддерживающие Устав общества.

10. Граждане принимаются в действительные члены «БВИО» на основании личного письменного заявления и рекомендации Действительного или Почётного члена общества после положительного прохождения 6-ти месячного испытательного срока, решением Председателя «БВИО».

11. Звание Почётного члена присваивается решением общего Собрания общества и Совета «БВИО» за большие достижения соответствующие целям и задачам «БВИО».

12. Действительные члены осуществляют свою деятельность по утверждённому Советом и Председателем плану деятельности и отчитываются перед ним о результатах проделанной работы.

13. Члены «БВИО» имеют право:

а) участвовать во всех мероприятиях и программах «БВИО»;

б) рекомендовать к вступлению новых сотрудников;

в) получать организационную помощь «БВИО»;

г) пользоваться информационными и методическими материалами;

д) получать полную информацию о деятельности «БВИО».

14. Действительные члены «БВИО» имеют право в любой момент выйти из общества с уведомлением Председателя личным заявлением.

15. Члены общества принимают на себя обязанность содействовать Обществу в осуществлении его уставных целей и задач.

16. Члены «БВИО» не исполняющие положения Устава и распоряжения Председателя, дискредитирующие своими действиями цели общества, могут быть исключены из членства решением Председателя.

 

УПРАВЛЕНИЕ «БВИО»

 

17. Во главе «БВИО» стоит Председатель Совета «БВИО».

18. Высшим руководящим органом является общее Собрание Действительных и Почётных членов «БВИО». Проводится не реже одного раза в год и правомочно принимать решения при присутствии на собрании более половины списочного состава.

Правом решающего голоса в общих собраниях пользуются только члены Почетные и Действительные.

19. Общее Собрание принимает решения по следующим вопросам:

а) внесение дополнений и изменений в Устав «БВИО»;

б) утверждение основных направлений деятельности общества;

в) избрание Совета (5 чел.), Председателя и секретаря на срок определённый общим Собранием, согласно выработанному регламенту;

г) утверждение отчётов Совета и Председателя о деятельности «БВИО» за прошедший год;

д) решение вопросов о ликвидации и реорганизации.

20. Совет является руководящим органом «БВИО». В компетенцию Совета входит:

а) привлечение и использование средств на цели общества;

б) определение основных направлений деятельности «БВИО», разработка и реализация целевых программ и мероприятий;

в) рассмотрение и утверждение сметы доходов и расходов по мероприятиям и программам «БВИО», осуществление контроля над их выполнением;

г) принятие решений о создании и ликвидации филиалов и председательств «БВИО» и утверждение положений о них;

д) принятие решений о структуре общества и реорганизации;

е) рассмотрение и принятие решений по всем вопросам, относящимся к деятельности «БВИО».

21. Совет «БВИО» проводит свои заседания по мере необходимости по созыву Председателя, но не реже двух раз в год. Заседание считается правомочным при условии присутствия на нём Председателя и более половины членов Совета. Решения принимаются простым большинством голосов.

22. В полномочия Председателя входит:

а) осуществление оперативного руководства «БВИО» в соответствии с его Уставом;

б) представление на утверждение Совета проектов, программ и мероприятий, предусмотренных Уставом, а также отчётов об их выполнении;

в) право действовать без доверенности, представлять интересы «БВИО» во всех учреждениях и организациях РФ и за рубежом;

г) обеспечение выполнения принятых Советом решений;

д) распоряжение имуществом «БВИО», включая его финансовые средства.

 

РЕОРГАНИЗАЦИЯ И ЛИКВИДАЦИЯ «БВИО»

 

23. Реорганизация «БВИО» может происходить по решению общего Собрания.

24. «БВИО» прекращает свою деятельность по решению общего Собрания.

25. В случае ликвидации «БВИО» общее Собрание создаёт ликвидационную комиссию, определяющую порядок передачи документов «БВИО» в научный архив ГБУК «Белгородский государственный историко-художественный музей-диорама «Курская битва. Белгородское направление».

 

Устав принят на общем Собрании 9 июня 2012 года.

 

 

Военно-патриотические чтения:
РОЛЬ ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИХ ЭКСПОЗИЦИЙ В ВОЕННО-ПАТРИОТИЧЕСКОМ ВОСПИТАНИИ И ФОРМИРОВАНИИ ГРАЖДАНСТВЕННОСТИ

РОЛЬ МУЗЕЕВ БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ
В ВОЕННО-ПАТРИОТИЧЕСКОМ ВОСПИТАНИИ МОЛОДЁЖИ

Н.В. Братчина, заместитель начальника управления культуры Белгородской области, г. Белгород

 

История Великой Отечественной войны дает массу примеров, достойных изучения и сохранения в народной памяти. Большая роль здесь принадлежит музеям – как беспристрастным «хранителям памяти поколений». Я хотела бы особо подчеркнуть роль музеев Белгородской области в формировании патриотического сознания подрастающего поколения. Патриотическое воспитание в Белгородской области представляет собой организованный и непрерывный процесс. Значение проводимых в области мероприятий патриотической направленности чрезвычайно велико. Это не локальные разовые акции, а целенаправленная работа на основе идей патриотизма и сохранения духовных ценностей нации. Постановлением правительства области от 23 октября 2010 г. № 358-пп утверждена долгосрочная целевая программа «Патриотическое воспитание граждан Белгородской области на 2011-2015 годы». На весь период реализации Программы объем финансирования за счет средств областного бюджета составляет 18267 тыс. рублей.

Без святого отношения к прошлому нельзя сформировать в подрастающем поколении любовь к своей Родине. Какие бы сложные процессы не проходили в обществе, патриотическое воспитание молодежи всегда остается актуальной и приоритетной государственной задачей. Несомненно, что одно из главных мест в воспитании граждан принадлежит музеям. Сохраняемое ими наследие, представляемое в постоянных экспозициях и временных выставках, дает уникальную возможность осмыслить историческое прошлое, донести объективные и взвешенные оценки прошедших эпох до наших современников.

Музеи играют значительную роль в реализации образовательно-воспитательной функции в обществе, имея в своем арсенале мощные средства воздействия на эмоциональную сферу (памятники истории и культуры, подлинные музейные предметы - свидетели исторических событий). С помощью музейных средств можно успешно влиять на формирование нравственных, духовных, эстетических, патриотических качеств личности, особенно подрастающего поколения. Огромные возможности в этом отношении имеют нетрадиционные формы работы музеев, а именно музейные уроки.

Сочетание идеи образования и развлечения характерно для определения деятельности сегодняшних музеев области. Большинство как государственных, так и муниципальных музеев стремится обучить посетителей посредством досуга.

Приоритетной аудиторией музея любого вида и профиля являются дети всех возрастов, включая дошкольников. Важно приобщать ребёнка к культуре своего народа, поскольку обращение к отеческому наследию воспитывает уважение, гордость за землю, на которой живёшь. Детям необходимо знать и изучать культуру своих предков. Именно акцент на знание истории народа, его культуры поможет в дальнейшем с уважением и интересом относиться к культурным традициям других народов. Музеи обладают уникальными экспонатами, при работе с которыми можно существенно расширить кругозор учащихся, оживить классно-урочную систему, пробудить интерес к различным отраслям знаний, оставить след в душе на долгие годы.

Ежегодно более 250 тыс. детей и подростков в возрасте до 18 лет посещают музеи области на бесплатной основе (в рамках исполнения постановления правительства области от 28 июля 2006 года № 157-пп «О мерах по совершенствованию музейно-образовательной деятельности»).

Работа музеев по патриотическому воспитанию, по увековечиванию исторической Памяти о Победе в Великой Отечественной войне, о сражениях, героях и участниках этой войны получает высокую оценку в обществе.

В 2011 году по инициативе правительства Белгородской области и Попечительского совета «Прохоровское поле» была учреждена Премия участника Великой Отечественной войны генерала армии М.А. Гареева «За выдающийся вклад в дело сохранения исторической памяти Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.».

В этом году лауреатами Премии стали авторские коллективы Государственного военно-исторического музея-заповедника «Прохоровское поле» (руководитель проекта – Овчарова Н.И.) за создание музейного проекта «Военно-историческая экспозиция Музея боевой славы Третьего ратного поля России» и Белгородского государственного историко-художественного музея-диорамы «Курская битва. Белгородское направление» (руководитель проекта – Зеленский В.Е.) за создание электронной базы данных «Мемориальные захоронения советских воинов, погибших в Курской битве (5 июля-23 августа 1943г.) на территории Белгородской области» и размещение её в открытом доступе.

Уважение к прошлому – это не декларации на политических сборищах и вымарывание «неудобных» событий из учебников: это сохранение, познание истории во всей ее драматической полноте. Только музеи способны сочетать рассказ о духовном наследии с показом наследия овеществленного.

Как ни пафосно это прозвучит, но музеи – это территория вечности: здесь хранят «культурный генофонд» нации, а значит – ее будущее.

По состоянию на 1 января 2012 года музейная сфера Белгородской области включает 40 музеев (1 федеральный музей, 4 государственных музея (и 3 филиала) и 32 районных муниципальных музея (в том числе и филиалы). Она охватывает 20 районов области и представлена музеями различного профиля. Это говорит о том, что в регионе создан механизм для содействия белгородцам в понимании непреходящей ценности и уникальности исторического и культурного наследия нашего региона, воспитания уважения к истории.

Вопросы военно-патриотического воспитания несовершеннолетних и молодежи в Белгородской области регулируются следующими нормативными правовыми актами:

  • Постановлением правительства Белгородской области от 1 июля 2005 года № 145 «Об областной программе «Патриотическое воспитание граждан Белгородской области на 2006-2010 годы»;
  • Постановлением правительства Белгородской области от 15 сентября 2008 года № 215 «О ведомственной целевой программе «Развитие и сохранение культуры и искусства Белгородской области на 2009-2013 годы»;
  • Постановлением правительства Белгородской области от 7 февраля 2007 года № 24-пп «О долгосрочной целевой программе «Духовно-нравственное воспитания населения Белгородской области на 2011-2013 годы»;
  • Постановлением правительства Белгородской области от 28 июля 2006 года № 157-пп «О мерах по совершенствованию музейно-образовательной деятельности»;
  • Постановлением Губернатора области от 20 мая 2005 года № 80 «О присуждении премии имени Н.Ф. Ватутина».

 

 

ВКЛАД ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ В СОЗДАНИИ ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИХ ЭКСПОЗИЦИЙ

В.В. Изонов, доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник НИИ(ВИ) ВАГШ ВС РФ, член Совета Белгородского военно-исторического общества, г. Москва

Военно-исторические экспозиции имеют целью возбудить интерес к военной истории своей Родины, способствовать популяризации исторических знаний, формированию научного мировоззрения, содействовать патриотическому, нравственному, эстетическому воспитанию. В каждом музее имеются свои особенности в построении военно-исторических экспозиций. Они зависят от содержания музейных собраний и музееведческих решений.

Что же такое военно-историческая экспозиция?

Военно-историческая экспозиция – основная форма музейной коммуникации, образовательные и воспитательные цели которой осуществляются путём демонстрации музейных предметов военного прошлого, организованных, объясненных и размещенных в соответствии с разработанной музеем научной концепцией и современными принципами архитектурно-художественных решений.

Военно-историческая экспозиция имеет свои особенности. Во-первых, в ней выставляются не предметы вообще, а музейные предметы имеющие отношение к военному прошлому, которые могут дать посетителю разнообразную информацию, возбудить чувство контакта с отраженными в них событиями, явлениями, оказать эмоциональное воздействие. Например, в ВИМАИВ и ВС демонстрируется 45-мм противотанковая пушка (1936 г.), расчетом которой командовал старший сержант А.Ф. Аликанцев, побывавшая только в одном бою под Сталинградом. Во-вторых, в основе военно-исторических экспозиций лежит научная концепция, разработанная коллективом музея. Эта концепция определяет ее содержание, принципы отбора предметов из музейного собрания, их группировку, композицию, интерпретацию и, подчеркнем особо, обосновывает требования к художественным решениям, которые в музее имеют свои специфические черты.

Военно-исторические экспозиции музеев исторического профиля весьма разнообразны. Они могут:

– знакомить с военной историей страны в целом. Например, ЦМ ВС;

– знакомить с жизнью одного вида или рода войск, армии или дивизии. Например, ВИМАИВ и ВС, музей боевого пути 3-й армии при гимназии № 1504 г. Москвы;

– раскрывать одну из сторон военной истории. Например, историю Великой Отечественной войны, ЦМ ВОВ;

– характеризовать своеобразие военного дела. Например, Военно-медицинский музей, музеи танков в Кубинке, ВВС и продовольственной службы в Монино Московской области;

– знакомить с жизнью полководца или военачальника. Например, Государственный мемориальный музей А.В. Суворова в Санкт-Петербурге, мемориальный кабинет-музей Маршала Советского Союза Г.К. Жукова в здании Генерального штаба ВС РФ.

В соответствии со специальным профилем музея военно-историческая экспозиция может быть ограничена хронологически. Например, МД «Курская битва. Белгородское направление». Все большим вниманием и любовью народа пользуются экспозиции мемориальных музеев, посвященных историческим событиям, героическим подвигам. Например, музей «Ильинские рубежи» в Калужской области. В 1941 г. курсанты Подольских пехотного и артиллерийского училищ под командованием старшего лейтенанта Мамчича на несколько дней задержали здесь рвущиеся к Москве части вермахт.

В военно-исторической экспозиции музейные предметы представляют собой научно организованную совокупность, однако качественно иную по сравнению с музейным собранием или коллекцией. Музейные предметы, отражая, конечно, состав музейного собрания, служат раскрытию определенных тем. В организации выставленного материала учитывается восприятие музейного зрителя, характер информации, которую он может из него извлечь, возможность его использования для пропагандистской, учебной и воспитательной работы, для эстетического воздействия.

 

 

Центральный раздел экспозиции музея-диорамы

 

Поэтому для экспонирования необходим тщательный отбор музейных предметов как источников информации, дополнительное целенаправленное изучение их с точки зрения аттрактивности и экспрессивности, определение их места в экспозиции и характера их художественного оформления, снабжение необходимыми пояснениями.

Принципы, лежащие в основе музейной экспозиции, едины. Первый принцип – построение экспозиции на основе научной концепции. Этот принцип, естественно, включает в себя понятие историзма.

Второй принцип – принцип предметности – исходит из сущности музея и специфической особенности экспозиции. Он заключается в том, что посетитель получает возможность непосредственного ознакомления с музейными предметами военного прошлого, выступающими в качестве экспонатов.

Определим и третий принцип построения экспозиции как средства массовой коммуникации. Это доходчивость и универсальность, т. е. учет восприятия самых различных групп посетителей.

Существующие в мировой музейной практике методы построения экспозиций (метод показа, ансамблевый метод, комплексно-тематический метод) возникали и развивались вместе с развитием науки и с теми требованиями, которые предъявлялись музеям как популяризаторам культурных и научных ценностей.

Условия создания военно-исторической экспозиции требует наличия: фондов музейных предметов на тему экспозиции (это не исключает в случае необходимости дополнительного сбора материалов); авторского коллектива, ориентирующегося в проблемах намеченной общей темы и знакомого с методикой экспозиционной работы; помещения, предназначенного для экспозиции (размеры и характер помещения определяют масштабы развёртывания экспозиционных тем, влияют на состав экспонатов, на применение тех или иных приемов показа).

Одним из необходимых условий плодотворного развития любой отрасли научных знаний является критическое освоение наследия прошлого. Военно-историческая наука за многие десятилетия своего развития достигла внушительных результатов и располагает ныне большими возможностями для исследования сложных проблем, связанных с дальнейшим усилением обороноспособности нашей страны.

Связь военно-исторической науки с современностью проявляется прежде всего в том, что она способствует разработке рекомендаций, диапазон которых достаточно широк: от рекомендаций, направленных на повышение боеспособности и боеготовности Вооруженных сил до рекомендаций по созданию военно-исторических экспозиций музеев.

Каковы же наши рекомендации?

1. Важной методологической проблемой является определение актуальности тем для военно-исторических исследований. Вряд ли нужно останавливаться на том, что подлинно научной работой, строго говоря, может быть названа только такая, которая построена с учётом уже исследованного и опубликованного в данной области или по данной теме, которая не повторяет сделанного, а дополняет его новыми выводами, всесторонне аргументирует их, отвергает то, что у предшественников было ошибочным и развивает то, что было только намечено

В советской историографии Великой Отечественной войны многие бои, операции и сражения, не являющиеся символом успеха с точки зрения отечественного военного искусства, не подлежали детальному рассмотрению. Это обусловлено тем, что руководство страны, отдельные военачальники не были заинтересованы в объективном освещении собственных просчётов или неэффективных решений в ходе боевых действий на советско-германском фронте. Так, в августе 1942 г. 38-я армия Брянского фронта нанесла крупномасштабный контрудар в Воронежской области для срыва операции «Блау» (условное наименование наступательной операции противника на воронежском направлении). В операции участвовала и 60-я армия Воронежского фронтов.

В ходе проведённого контрудара с 12 по 15 августа 1942 г. 38-я армия поставленную задачу выйти в район Землянска и взаимодействуя с правым крылом Воронежского фронта разгромить противника в районе г. Воронежа, не выполнила. Безвозвратные потери армии составили 15 343 человека, 278 танков (67 % от списочного состава). Потери противника 7800 уничтоженных солдат и офицеров и 19 танков несопоставимы с нашими.

По известным причинам в военно-исторической литературе о событиях контрудара  38-й армии в августе 1942 г. написано не более двух строк. Поэтому новая военно-историческая экспозиция, создаваемая, например, краеведами Брянска или Воронежа, может послужить толчком к началу нового военно-исторического исследования, посвященного трагическим событиям войны.

2. К числу методологических вопросов, которые необходимо постоянно совершенствовать, над которыми военным историкам и краеведам надо усиленно работать, относятся формы, методы и приёмы разоблачения фальсификаторов истории. Например, в Центральном музее Вооружённых сил долгие годы демонстрируется военно-историческая экспозиция, посвященная Маршалу Советского Союза С.М. Будённому. Наряду с многочисленными государственными наградами СССР, на одном из стендов представлена фотография, датированная 1915 г., на которой грудь бравого старшего унтер-офицера 18-го Северского драгунского полка С.М. Будённого украшает полный георгиевский бант (георгиевские кресты 4-й, 3-й, 2-й и 1-й степени, медали «За храбрость» на георгиевской ленте 4-й, 3-й, 2-й и 1-й степени). В последние 20 лет нередко некоторые недобросовестные «историки» в СМИ высказывают сомнения в подвигах, за которые будущий маршал якобы был награждён в годы Первой мировой войны.

Постоянным спутником экспозиции является слово – письменные тексты разного характера и назначения. Все эти элементы экспозиции называются экспозиционным материалом. В данном случае, выписки из приказов или наградных листов, выявленные музейными работниками ЦМ ВС в Российском государственном военно-историческом архиве, могли бы развеять все сомнения по поводу вышесказанного.

Примеров фальсификации военной истории Отечества много. Поэтому музейным работникам важно учесть и всесторонне использовать при создании военно-исторических экспозиций накопленный военно-исторической наукой богатый и весьма полезный опыт борьбы с фальсификаторами истории.

3. Одна из очередных задач военно-исторической науки состоит в дальнейшем изучении военной истории дореволюционной России. Так, задача создания военно-исторических экспозиций, в которых рассматривалась бы вся совокупность фактов и событий развития военного искусства в России в XVIII в. еще ждет своего решения. До сих пор в музеях страны сравнительно мало разрабатывается история войн второй половины XIX в., в частности русско-турецкой войны 1877–1878 гг. Между тем это крупнейшая война второй половины XIX в. Широкий посетитель ждет новых военно-исторических экспозиций по истории русско-японской войны 1904–1905 гг. В обстоятельном изучении нуждается история Первой мировой войны 1914–1918 гг. Совершенно забыта история полков Русской императорской армии.

Музеям страны при создании военно-исторических экспозиций следовало бы обратиться к опыту деятельности Императорского русского военно-исторического общества, основанного в 1907 г. в Санкт-Петербурге. По уставу оно находилось в ведении Военного министерства. Общество было создано с целью изучения военно-исторического прошлого русского народа во всех его проявлениях. Отделы ИРВИО действовали во всех военных округах и насчитывали к 1913 г. около 3 тыс. человек. Члены общества занимались устройством военных музеев и библиотек в воинских частях, упорядочением военных архивов, археологическими раскопками на полях сражений. В составе ИРВИО были отделения: истории войн, полковых и корабельных историй, военной археологии и археографии.

4. Помимо постоянных музей, как правило, создаёт и временные военно-исторические экспозиции – музейные выставки. Передвижные выставки посвящаются актуальным вопросам военной истории – крупным сражениям, юбилеям военачальников, Героям Советского Союза и т. п. Они повышают доступность, общественную значимость музейных коллекций (выставки фондов), оперативно вводят в оборот научные достижения музея (отчёты по экспедициям, демонстрация реставрационных работ, новых поступлений). Разумеется, временность выставок отражается на составе экспонатов. Здесь могут быть показаны музейные предметы военного прошлого, обычно не подлежащие экспонированию в целях обеспечения сохранности, предметы из других хранилищ.

Выставки имеют возможность показать исчерпывающий материал по поставленной теме. Например, подготовленные в 2009 г. в ЦМВС фотовыставки передались в органы военного управления для их последующей демонстрации в период подготовки к 65-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. в гарнизонах, воинских частях и военно-учебных заведениях ВС РФ. С фотовыставками впоследствии знакомились не только военнослужащие и члены их семей, но и органы законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации, общественные, творческие, ветеранские организации, религиозные конфессии и средства массовой информации. Даже за рубежом, на военных базах в Беларуси, Азербайджане, Кыргызстане, Таджикистане, на Украине. Ведь в копилку Победы внесли огромный вклад представители всех наций и народностей многонационального советского государства. Наши отцы и деды воевали с фашистами, не деля друг друга на национальности, защищали единое Отечество. Интересен проект    2011 г. ЦМВС, музея-диорамы «Курская битва. Белгородское направление» и Великомихайловского музея Первой Конной армии «Русская кавалерия». А временные военно-исторические экспозиции ВИМАИВ и ВС объездили практически весь мир.

В отдельных случаях тема временной выставки может выйти за пределы профиля музея. Так, газета Весть (13 сентября 2012 г. № 333–336) Калужской области пишет о том, что в зале Кировского историко-краеведческого музея готовится временная выставка, посвященная генерал-лейтенанту В.Я. Качалову. Волею судьбы в июне-июле 1941 г. штаб 28-й армии располагался на улице Ленина в г. Киров. Тогда армия разворачивалась по левому берегу реки Десна для прикрытия Московского центрального направления от наступающего противника.

28-я армия и ее командующий имели несчастную судьбу. 60 % личного состава погибли, многие получили ранения, оказались в плену. Однако, действуя в районе между Рославлем и Починком, сконцентрированные в руках командарма силы не дали врагу соединиться, благодаря чему вокруг Смоленска не образовался котел, как например, под Брянском и Вязьмой. Сам Владимир Яковлевич участвуя в атаке на танке, был убит. Получив противоречивые сведения, Ставка ВГК объявила Качалова изменником. Сталин не поверил в гибель генерала Качалова, его заочно осудили и приговорили к смертной казни. (Приказ Ставки Верховного Главнокомандования об ответственности военнослужащих за сдачу в плен и оставление врагу оружия. № 270 от 16 августа 1941 г.). Семью репрессировали.

Только в 1953 г. генерала реабилитировали, и посмертно он был награжден орденом Отечественной воны 1-й степени. В немецких документах нашел отражение факт похорон командующего 28-й армией с воинскими почестями как пример мужества и доблести.

5. Настало время создать военно-исторические экспозиции по важнейшим операциям, о выдающихся полководцах и военачальниках, и не только советского периода истории, внесших крупный вклад в победу над врагом, по народным ополчениям 1812 г., 1941 г. Так, в ВИМАИВ и ВС целый зал посвящён фельдмаршалу М.И. Кутузову. Ещё ждут своего времени генералы А.Н. Куропаткин, военный министр (родился в Тверской области), Л.В. Леш, командующий 3-й армией (родился в Смоленской области), А.Е. Эверт, командующий Западным фронтом (похоронен в г. Верея Московской области). Список можно продолжать.

В этом году в стране будет широко отмечаться 400-летие изгнания поляков из Москвы. А много ли знают наши соотечественники о первом и втором народных ополчениях начала XVII в.? О П. Ляпунове, К. Минине, Д. Пожарском и И. Сусанине.

Следует подчеркнуть, что при создании военно-исторических экспозиций по операциям необходимо критически оценивать источники, прежде всего архивные и мемуары.

6. Для повышения познавательного значения военно-исторической экспозиции в неё могут быть включены экспозиционные научно-вспомогательные материалы.

В музейной практике используется ряд приёмов, не только повышающих внешнюю аттрактивность экспоната (специальное освещение, окраска музейного предмета, активно воздействующий фон, пространственное выделение), но и позволяющих довести до посетителя его словесное содержание. Документ должен иметь подробную аннотацию (например, в буклете ВИМАИВ и ВС ошибка в аннотации музейного экспоната «45-мм пушка», фуражка военачальника в музее «Штаб центрального фронта» и т. п.).

В настоящее время широко распространяется опыт включения в военно-историческую экспозицию фонодокументов. Экспозиция может сопровождаться магнитофонными записями песен – спутников Великой Отечественной войны, песен военно-патриотического характера и др. Возможно использование записей шумов (например, шум от работы машин, таков, грохот орудий и др.), фотография «говорить» и т.п.

В первую очередь это касается вооружения и военной техники. Например, линейные диаграммы дают наглядное представление об огневой мощи танков.

 

Таким образом, создание музейной военно-исторической экспозиции – сложный процесс, от правильной организации которого во многом зависит успех дела.

 

 

 

Научная подготовка экспозиции требует пристального внимания научного коллектива, администрации, общественных организаций, Учёного совета музея, участия широкого круга ученых разных специальностей (историков, экономистов, краеведов, педагогов и др.).

 

Литература:

  1. Будённый С.М. Пройденный путь. Кн. 1. М., 1958. С. 21–25.
  2. Государственная программа патриотического воспитания граждан России на 2011–2015 гг. М., 2011.
  3. Гулыга А.В. Эстетика истории. М., 1974.
  4. Закс А.Б. Всероссийский музейный съезд //Вопросы истории. 1980. № 12. С. 164–167.
  5. Коротков В.И., Ривин В.Л. Из опыта художественного проектирования экспозиции //Музейное дело в СССР. Массовая идейно-воспитательная работа музеев на современном этапе: Сб. науч. тр. М., 1979. С. 75–86.
  6. Разгон А.М. Исторические музеи в России (с начала XVIII в. до 1861 г.) /Очерки истории музейного дела в СССР. Вып. V. М., 1963.
  7. Скворцов Л.В. Время и необходимость. М., 1974.
  8. Федеральный закон Российской Федерации от 26 мая 1996 г. № 54-ФЗ «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» //Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 22.
  9. Федеральный закон Российской Федерации от 23 февраля 2011 г. № 19-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации»» //Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 9.

10.  Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации. Ф. 16. Оп. 993. Д. 32. Л. 138.


ПАТРИОТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ В ВОЕННО-УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЯХ РОССИИ

(вторая половина ХIХ – начало ХХ в.)

В.А. Стрельников, ведущий научный сотрудник НИИ(ВИ) ВАГШ ВС РФ кандидат исторических наук, доцент, г. Москва

Патриотизм как важный элемент отечественной гуманитарной науки и культуры имеет богатую историю и глубокие традиции. Он всегда рассматривался как воплощение мужества, доблести и героизма, силы русского народа, как необходимое условие единства, величия и могущества Российского государства.

Несмотря на давность происхождения, понятие “патриотизм” (греч. patriotes – соотечественник, от patris – Родина, Отечество) до сих пор не имеет четкого сущностного универсального определения. Разнообразность, многовариантность и неоднозначность трактовки термина “патриотизм” во многом объясняется сложной природой данного явления, многоаспектностью его содержания, неординарностью структуры, многообразием форм его проявления и т.д. Так, В. Даль толкует термин “патриот” как “любитель Отечества, ревнитель о благе его”. Военный энциклопедический словарь рассматривает патриотизм как “любовь к родине, своему народу, преданность им, стремление своими действиями служить их интересам”.

На современном этапе развития российского общества патриотизм призван дать новый импульс духовному оздоровлению  народа, модернизации экономики, формированию в России единого гражданского общества. Государственно-патриотическая идея пронизывает всю деятельность государственных органов по созданию нового облика Вооруженных сил, укреплению обороноспособности страны.

Составной частью патриотического воспитания является военно-патриотическое воспитание, направленное на формирование готовности к военной службе как особому виду государственной службы. Военно-патриотическое воспитание характеризуется специфической направленностью, глубоким пониманием каждым гражданином своей роли и места в служении Отечеству, высокой личной ответственностью за выполнение требований военной службы, убежденностью в важности формирования необходимых качеств и навыков для выполнения воинского долга в рядах ВС РФ, других войск, воинских формирований и органов.

В нашей стране формирование патриотической идеи своими истоками уходит в далекую древность и совпадает с возникновением Русского государства. Свидетельства о таком качестве людей, как патриотизм, встречались в военно-исторических документах и летописях еще в IХ в.

В годы правления Петра I патриотизм приобретает характер государственной идеологии, считается выше всех ценностей и добродетелей. Впервые законодательно патриотизм был закреплен в “Уставе ратных, пушечных и других дел…” (1607 г.). Воеводам строго предписывалось воспитывать у воинов чувство патриотизма и самим подавать пример служения Отечеству. Служба Отечеству, усердие в делах государственных были объявлены главной добродетелью и закреплены в «Табеле о рангах», «Учреждении к бою», «Артикуле воинском» как непременное условие получения чинов, наград и званий.

Более двух столетий офицеры и нижние чины Российского государства несли воинскую службу, воевали и умирали с патриотическим девизом: “За Веру, Царя и Отечество”. Первый опыт патриотического воспитания они получали в семье, в православном храме, в начальном учебном заведении. Здесь дети знакомились с народными традициями и искусством. Начиная с былинного эпоса, сказок, песен ребенок рос, впитывая любовь к Родине, воспитываясь как патриот, как защитник Отечества. Для мальчиков, пожелавших стать офицерами, это воспитание продолжалось в военно-учебном заведении. В этом плане наиболее интересный и поучительный опыт был накоплен во второй половине ХIХ – начале ХХ вв., когда патриотическое воспитание в военных гимназиях, кадетских корпусах, юнкерских и военных училищах сложилось уже в определенную систему, которая строилась на основе принятых документов, имела четкие направления, хорошо апробированные формы, средства и методы. Эту работу вели умелые и опытные воспитатели, обладавшие не только определенными теоретическими знаниями по этим вопросам, но и значительным опытом. Так, после реорганизации военных гимназий в кадетские корпуса вся воспитательная работа в них строилась на основе «Инструкции по воспитательной части для кадетских корпусов» (1886 г.).

Все воспитательные меры в кадетских корпусах были направлены на то, чтобы в их питомцах были заложены основы: «искренно и деятельно верующих христиан, самоотверженно преданных престолу, строго повинующихся законной власти и одушевленных сознательным чувством долга верных слуг России, добрых и почтительных сыновей, честных и трудолюбивых граждан, образованных, дельных и крепких духом и телом воинов, серьезно смотрящих на службу государству и обществу не как на средство, а как на благороднейшую цель своей жизни, с полною готовностью жертвовать ею на защиту царя и Отечества от врагов внешних и внутренних».

Большое значение в патриотическом воспитании кадет придавалось процессу обучения. «Классное преподавание, – предписывала Инструкция, – должно постоянно иметь в виду то воспитательное его воздействие на учеников, которое достигается общими, согласованными усилиями всех преподавателей заведения; точными и постоянными требованиями каждого из учителей, как для поддержания классного порядка, так и в отношении исправности всех учебных работ, задаваемых кадетам…». Так, например, при прохождении курса отечественной географии рекомендовалось «вызвать у кадет интерес к отечествоведению и уважение к способностям русского человека; следует употреблять все усилия к тому, чтобы пробудить в будущих деятелях отчизны искреннюю любовь к родине и горячее желание поработать над преуспеянием ее могущества…».

Значительный воспитательный потенциал имели также такие учебные предметы, как история, военная история, русский язык и тактика. В частности, преподавателям военной истории в юнкерских училищах рекомендовалось в ходе занятий чаще опираться на примеры героизма и доблести русских войск. «Изучение этих подвигов, – отмечалось в руководящем документе, – естественно должно оставлять глубокое впечатление в сердцах и умах юнкеров – будущих офицеров. Оно должно способствовать сознательному усвоению ими благородного стремления – быть достойными преемниками славного прошлого нашей армии, в ряды которой они вступают». От преподавателей требовалось также, используя примеры из отечественной военной истории, формировать у юнкеров убеждение в необходимости «глубокой преданности царю и родине». В училищах строго придерживались этих указаний, и преподаватели немало делали для воспитания у юнкеров патриотических чувств.

Наряду с учебными занятиями большое место в патриотическом воспитании кадет и юнкеров отводилось внеклассному чтению, которое имело «первенствующее, после учебной работы, значение». Поэтому в военно-учебных заведениях довольно строго подходили к отбору книг для чтения воспитанниками. В этих целях периодически издавался каталог, в котором все указанные книги с учетом возраста обучавшихся делились на категории.

В часы досуга в военно-учебных заведениях практиковалось проведение увеселительных вечеров, программа которых предварительно обсуждалась в Педагогическом комитете, с руководством заведения и включала: чтение поэтических произведений, исполнение музыкальных пьес на различных музыкальных инструментах, спектакли, выставки ручных поделок, танцы и т.п.

Важными формами патриотического воспитания юнкеров являлись экскурсии по достопримечательным местам города и его окрестностям, знакомство с историей православных храмов и монастырей, посещение предприятий, музеев, театров. Все эти мероприятия благотворно сказывались на формировании у юнкеров патриотических чувств, воспитании у них преданности царю и Отечеству.

Однако революционные события 1905–1907 гг. выявили в деле воспитания военно-учебных заведений и определенные проблемы, недостатки. Поэтому Главный начальник этого ведомства великий князь Константин Константинович в сентябре 1906 г. направил в военно-учебные заведения рескрипт о необходимости усиления патриотического воспитания. В этом документе он предписал руководителям «всеми условиями жизни заведения, всеми его воспитательными и учебными порядками, поднять значение воспитания в духе любви к Родине и в чувстве воинского долга». Особая роль в решение этой задачи отводилась преподавателям. «От последних, – как отмечалось в рескрипте, – вполне зависит претворить дело обучения в великое дело воспитания. Преподаватели всех предметов должны помнить, что программы следует выполнять не столько по букве, сколько по духу: пробуждение увлечения преподаваемым предметом, подготовка к самостоятельному мышлению, самодеятельность – вот главнейшие основы обучения». И далее великий князь Константин Константинович напомнил преподавателям, что «насадить и утвердить в сердцах наших питомцев чувство приверженности к Родине и уважение к ее государственным устоям могут только люди, сами до глубины души проникнутые этим чувством. Сомневающимся и колеблющимся не место в стенах военно-учебных заведений». Эти указания Главного начальника были доведены до всех преподавателей, офицеров военно-учебных заведений и активно претворялись в жизнь. В частности, только в последующие четыре года кадеты старших классов в сопровождении офицеров-воспитателей и преподавателей истории посетили и осмотрели достопримечательные места Севастополя, Полтавы, Москвы, Киева. Казани, Ярославля, Костромы, Нижнего Новгорода, а также ряд монастырей и храмов. Вряд ли кто будет возражать, что дух и основные идеи рескрипта не потеряли своей актуальности и сегодня, когда проблемы воспитания российской молодежи стоят на переднем плане.

В докладе военному министру В.А. Сухомлинову в январе 1910 г. Главный начальник военно-учебных заведений отмечал, что «ведение воспитания и обучения кадет в патриотическом направлении составляло всегда особую заботу ведомства военно-учебных заведений…»

Работа по патриотическому воспитанию в военных и юнкерских училищах особенно активизировалась в период подготовки и проведения юбилеев исторических битв и событий. Следует отметить, что Главное управление военно-учебных заведений (ГУВУЗ) направляло эту работу, давало рекомендации и всячески поддерживало добрые начинания и инициативу командования училищ.

В 1912 г., например, ГУВУЗ направило в военно-учебные заведения циркулярное письмо, в котором рекомендовало в ознаменование 100-летия Отечественной войны 1812 г. организовать летом экскурсии юнкеров по местам, «где происходили в эту войну наиболее значительные столкновения наших войск с неприятелем». В Москве, в частности, предлагалось побывать на Поклонной горе, посетить Кутузовскую избу, храм Христа Спасителя и Покровскую церковь в Филях. В селе Бородино – поле сражения, Спаса-Бородинский монастырь и исторический музей. В письме давались конкретные организационные указания по трехдневному посещению указанных мест экскурсионными группами от военно-учебных заведений.

В соответствии с предложениями военного министра, утвержденными  императором Николаем II, празднование юбилея было организовано не только в Петербурге, но и во всех крупных городах России «в виде торжественных богослужений и церковных парадов при широком ознакомлении подрастающего поколения и народа со значением празднуемого события для России».

В циркулярном письме ГУВУЗ от 12 января 1912 г. по поводу празднования юбилея предписывалось во всех военно-учебных заведениях, имеющих свои церкви, 25 августа, накануне дня Бородинского сражения, совершить всенощные бдения, а 26 августа – торжественную литургию. Военно-учебные заведения, не имевшие своих церквей, должны были направить воспитанников на эти богослужения в приходские церкви. После торжественной литургии предписывалось провести в гарнизоне церковный парад, в котором должны были принять участие и военно-учебные заведения. А Александровское и Алексеевское военные училища, кроме того, должны были направить по батальону юнкеров на Бородинское поле для участия 26 августа в параде войск.

Торжественно и с широким размахом отмечались в обществе и в военно-учебных заведениях юбилейные мероприятия, связанные с 200-летием Полтавской битвы, 300-летием Дома Романовых и другие. Многие из этих мероприятий имели патриотическое содержание и несли серьезный воспитательный заряд.

Интересно и поучительно для юнкеров проходили мероприятия, связанные с училищными историческими  событиями и датами, такими, как годовщина училища, вручение училищу знамени, открытие музея, посещение училища императором или шефом училища и другие.

Несомненно, глубокий след в памяти каждого юнкера оставляли такие события, как объявление приказа о зачисление в училище, принятие присяги и выпуск из училища. Этому способствовала особая торжественность подобных мероприятий и их значимость для каждого молодого человека.

Историческая память народов нашей страны из века в век, от поколения к поколению передает сведения о ратных подвигах сынов России, спасших ее от иноземных захватчиков и оказавших помощь другим народам, другим странам. Не случайно, что в воинах Красной армии в годы Великой Отечественной войны ярко проявились и доблесть дружины князя Олега, и отвага полка Игорева, и слава войска Александра Невского, ратников Дмитрия Донского, ополченцев князя Пожарского, и стремительный натиск чудо богатырей Суворова, и беспредельная стойкость героев Бородинской битвы Отечественной войны 1812 г., 200-летие которой в эти дни широко отмечается в нашей стране. Слава предков, гордость за их свершения, объединяли многонациональный народ Советского Союза в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг., вдохновляли его на преодоление трудностей войны, на боевые и трудовые подвиги. Эта слава и сегодня вдохновляет россиян на успешное решение всех задач, стоящих перед ними.

Литература:

  1. Военный энциклопедический словарь. М.: Воениздат. 2007.
  2. Военные училища и кадетские корпуса Русской императорской армии в Москве. ХIХ – начало ХХ вв. Сборник документов. /Под ред. И.О. Гаркуша. М.: «Древлехранилище». 2009.
  3. Даль В. Толковый словарь живого русского языка: Т.1–4. М.: Русский язык. Т. 3. 1990.
  4. Инструкция по воспитательной части для кадетских корпусов //Педагогический сборник. 1887. № 3.
  5. Инструкция по учебной части для юнкерских училищ. СПб., 1901.
  6. Клюжев И. Наше военное образование. М., 1916.
  7. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 725. Оп. 45. Д. 858. Л. 35об.
  8. Циркулярное предписание № 890 от 12 января 1912 г. //Педагогический сборник. 1912. № 5.

 


ОСОБЕННОСТИ СОЗДАНИЯ ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИХ
ЭКСПОЗИЦИЙ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

Н.И. Овчарова, директор ФГБУК «Государственный военно-исторический музей-заповедник «Прохоровское поле», п. Прохоровка Белгородская область

В 2010 году к 65-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне в посёлке Прохоровка Белгородской области был построен Музей боевой славы Третьего ратного поля России, который является объектом Государственного военно-исторического музея-заповедника «Прохоровское поле». Новый музей задуман как музей боевой славы русского солдата, благодаря мужеству, стойкости и героизму которого на прохоровском поле в июле 1943 года был совершён коренной перелом не только в Курской битве, но и во Второй мировой войне.

Прохоровское сражение вошло в историю, как крупнейшее танковое сражение Второй мировой войны. Подвиг, совершённый здесь в июле 1943 года должен быть достойно увековечен. К моменту создания музея мемориальный комплекс в Прохоровке имел обособленные и самостоятельные смысловые центры . С открытием музея боевой славы Третьего ратного поля России в настоящее время он отличается законченностью. Ему придано большое смысловое значение.

Военно-историческая экспозиция открыта 3 мая 2011 года и представлена в залах на площади более 1 тыс. кв.метров подлинными памятниками эпохи: документы, фотографии, предметы вооружения, нумизматики, мемориальные предметы и многие другие экспонаты в витринах и компьютерных базах. Попадая в музейные залы, с первых шагов погружаешься в атмосферу войны со всеми её ужасами и тяготами. Этому способствует оформление экспозиции с её цветовым решением и использованием современных мультимедийных технологий. Усиливает восприятие потолок с раздвигающимися листами опалённого железа, сопровождающийся подсветкой и звуками боя. На экранах – запрограммированные в режиме нон-стоп кадры видеохроники, запечатлевшие самые значительные события войны. В глубоких витринах залов макеты советской и немецкой техники, применявшиеся в Курской битве. Рядом с витринами сенсорные киоски, снабжённые поисковой системой, которые информационно расширяют экспозицию. Мультимедийные карты с пошаговым включением дают полное временное и пространственное представление о продвижении войск. Реконструкции и инсталляции дополняют и усиливают экспозиционные комплексы.

В основу построения экспозиции положен проблемно-хронологический принцип. Это позволяет провести группировку и интерпретацию экспозиционных материалов в соответствии с принятой в исторической науке хронологией процессов и явлений, отразить события и явления во временной последовательности их развития, в то же время – раскрыть проблемы, имеющие основополагающие значения для раскрытия исторического процесса.

1-й зал. Экспозиция начинается разделом, отображающим историю Прохоровского района в преддверии войны. Экспонаты раскрывают особенности начального периода Вов, которые определялись справедливым характером войны со стороны Советского Союза, вызвавшими глубинные патриотические чувства населения. Показан стремительный и трагический переход от мирной жизни к военной. Видеофильм «Вторжение» убеждает в масштабности и особой жестокости вооружённого противостояния. Экспонаты витрины «Оборонительные бои Красной Армии 1941-1942 гг» свидетельствуют о трагических событиях начального периода Великой Отечественной войны, о героическом сопротивлении, позволившем сорвать немецкие планы. Особое место в экспозиции отведено теме «Оккупационный режим». Экспонаты раскрывают самые мрачные страницы в истории Прохоровского района и охватывают основные направления человеконенавистнической политики захватчиков - расстрелы, угон населения на работы в Германию, сожжение военнопленных.

«Всё для фронта, всё для Победы!». Этот лозунг, прозвучавший в первые месяцы войны, стал определяющим для жизни всей страны в годы военного лихолетья. На примере прохоровцев показан подвиг во имя Победы сельских тружеников, прежде всего женщин, заменивших ушедших на фронт мужчин.

Экспозиция также раскрывает атмосферу жизни на фронте в перерывах между боями. Особо выделен комплекс «Письма домой», показывающий те истоки, которые давали сохранить физические и духовные силы бойцов Красной Армии.

2-й зал. Курская битва вошла в историю, как крупнейшее противоборство техники воюющих сторон. Противостояние двух сторон выражено в архитектурно- художественном и световом решении. В витрине «Штаб Воронежского фронта» экспонируются мемориальные вещи маршала Иванова С.П. В витринах представлены макеты разнообразной военной техники, предметы участников боёв. Последовательно показаны те соединения, которые были введены в бой в период с 5 по 11 июля на территории Прохоровского района. Первым соединением, принявшим бой на прохоровской земле стал 5 Гв. Сталинградский танковый корпус. Сдерживая противника на занимаемых позициях, воины корпуса показали образцы мужества и самопожертвования. В витрине выставлены личные вещи командира корпуса Кравченко А.Г - Дважды Героя Советского Союза.

В боях под Прохоровкой 11 июля особенно отличился старший сержант 2 танкового корпуса Борисов М.Ф, подбивший из своего орудия 7 танков. За этот подвиг Борисову было присвоено звание Героя Советского Союза. Прохоровка навсегда вошла в жизнь Михаила Фёдоровича. Он считал её своей второй Родиной. Прохоровцы чтят, помнят и гордятся М.Ф.Борисовым. Подвигу Борисова посвящена витрина во втором зале музея.

183-я стрелковая дивизия сыграла особую роль в истории Прохоровки. В начале 1943 года воины дивизии освободили посёлок. Затем, после того, как остановился фронт, вместе с прохоровцами строили оборонительные укрепления. А в июле буквально закрыли собой Прохоровку от немцев и держались до подхода резервов. Через личные комплексы участников боёв раскрывается тема участия 183-й стр.дивизии в боях под Прохоровкой.

11 июля вводится в бой, подошедшая из резерва 5 Гв. А под командованием генерал-лейтенанта Жадова А.С. В витрине, посвящённой этому соединению, прослеживаются судьбы воинов армии. Дополнительная информация в компьютерных киосках, установленных в зале.

3-й зал. Центральное место в зале занимает витрина, посвящённая боевым действиям 18 и 29 танковым корпусам 5 Гв.ТА. где выставлены личные вещи героев сражения. В комплексе «Бои на Псёльском плацдарме» раскрывается феномен Красной Армии, как армии народной из представителей различных наций и народностей. Взвод старшего лейтенанта Шпетного состоял из воинов различных национальностей. Ценой своей жизни они остановили немцев. Посмертно Шпетный П.И был удостоен звания Героя Советского Союза.

Неоценимый вклад в победу над фашизмом внесли советские женщины. Связистки и лётчицы, повара и библиотекари - они встали в строй наравне с мужчинами. «Женщины на войне» - тема, которая рассматривается в 3-м зале. Отдельно в витрине выделен экспозиционный комплекс «В госпитале»

4-й зал. Итоги Прохоровского сражения. Экспозиция зала рассказывает о значении Прохоровского сражения и о судьбе его участников. Раскрывается тема памяти. В зале представлен комплекс археологических предметов - немых свидетелей жарких дней июля 43-го года. В центре зала легендарный Танк Победы - Т-34, который вызывает неизменный интерес у посетителей. На баннер проецируются фамилии воинов, погибших на Прохоровской земле. В зале представлены личные вещи участников Прохоровского сражения, добившихся выдающихся успехов в различных отраслях науки, техники, производства, военного искусства. Здесь экспонируются комплексы личных вещей выдающихся военноначальников - Ротмистрова П.А, Кравченко А.Г, Бурдейного А.С, известного поэта Борисова М.Ф., профессоров Ястребова В.Д и Маргулиса У.Я и многих других.

5-й зал. «Победа советского народа в Великой Отечественной войне» - тема 5-го зала экспозиции. Последовательно расположенные тематические экспозиционные комплексы в витринах позволяют рассмотреть историю войны через судьбу прохоровцев - участников Великой Отечественной войны.

Год 1941. Битва под Москвой, положившая начало коренному перелому в ходе Великой Отечественной войны, представлена экспонатами, переданными в музей прохоровцами - защитниками столицы. Сюжеты баннеров погружают в атмосферу 1941 года.

1942 год. Летом 1942 года противник предпринял новое мощное наступление. Развернулась великая Сталинградская битва. С обеих сторон в ней участвовало более 2 млн. человек на территории в 100 тыс.кв.км. Сталинград выстоял и не сдался врагу. В ожесточённых боях участвовали прохоровцы. В витрине экспонируется пробитый пулей комсомольский билет, личные вещи героев.

1943 год. Курская битва развернулась на родной для прохоровцев земле. Им пришлось воевать рядом с домом, чаще всего не имея возможности даже на минутку повидаться с семьёй. Фотографии и личные вещи прохоровцев составили основу витрины, посвящённую Курской битве. Битва за Днепр - одна из самых кровопролитных битв, связанная с форсированием крупной водной преграды. Информация о прохоровцах - участниках битвы за Днепр, также представлена в витрине.

1944 год. В 1944 году Красная Армия полностью освободила Белоруссию, Прибалтику. Были созданы условия для развития наступления советских войск в Восточной Пруссии. Красная Армия в 1944 году приступила к выполнению своей исторической миссии по освобождению Европы от гитлеровской оккупации. В витрине личные комплексы, посвященные прохоровцам. Интерес у посетителей вызывают личные вещи партизанки Черкашиной А.М.

1945 год. Берлинская операция, проведённая Красной Армией с 16 апреля по 8 мая 1945 г., - стратегическая наступательная операция, в ходе которой был завершён разгром нацистской Германии. Погорелов Н.Е - участник штурма Берлина, через всю жизнь пронёс любовь к фотографии. В витрине представлены фотоприборы, которыми он пользовался во время войны.

В вестибюле второго этажа установлена декоративная кинематическая композиция «Машина войны», работающая согласно запроектированному сценарию с использованием проекционного и светотехнического оборудования.

Главная цель новой экспозиции музея – воссоздание полной и объективной картины Прохоровского сражения. Исходя из этой цели, экспозиция решает следующие задачи:

-освещает ход Прохоровского сражения ,его особый характер, как одно из главных составляющих Курской битвы, события которой повлияли на дальнейший ход Великой Отечественной войны;

-показывает музейными средствами с привлечением исторических источников Великую Отечественную войну;

-отображение человеческого фактора и показ жизни человека в различных ситуациях военного времени – на фронте, в тылу, в оккупации; психологию советских людей как важнейший ресурс Победы.

Исходя из целей и задач, экспозиция раскрывает проблемы – патриотизм, единство фронта и тыла, военное искусство.

Чем дальше в прошлое уходят военные события 1941-1945 гг., тем явственнее приходит осознание того, что память о подвиге советского народа не может предаться забвению, Нынешнее поколение, не видевшее войны и будущие поколения должны знать правду и помнить об этом всегда.

Ведущая идея, которую интеллектуально и эмоционально экспозиция должна донести до своих посетителей состоит в том, что русский солдат смог выстоять в тяжелейших условиях и победить, несмотря на огромные жертвы и тяготы войны. Новая экспозиция рассчитана на широкий круг посетителей. Это прежде всего молодёжь не только Прохоровского района, Белгородской области, но и всей России. Музей дорог ветеранам войны, которые здесь проводят встречи с целью военно-патриотического воспитания подрастающего поколения. В ныне существующей музейной сети экспозиция стала принципиально новой, отражающей историю Прохоровского сражения.

Сроки осуществления проекта - февраль 2009 г – 3 мая 2011 г.

Прохоровский музей располагает 18 тысячами музейных предметов основного и научно-вспомогательного фондов. Большая часть музейных предметов относится к истории Великой Отечественной войны по многим направлениям жизни советского общества – экономической, военной, культуры и быта. Это позволило создать экспозицию в основном на собственной базе.

Главные ценители экспозиции это многочисленные посетители, которые оставляют в книге отзывов следующие записи: «Великолепный музей, удивительные спецэффекты, уникальные экспонаты и прекрасные экскурсоводы моментально погружают в атмосферу того времени. Сердце наполняется благодарностью к прошлому поколению за мужество и героизм, и к вам, за то, что заставляете помнить». «Мы потрясены увиденным, преклоняемся перед подвигом нашего народа».

В данном проекте воплощена работа коллектива научных сотрудников Прохоровского музея и художников Комбината музейно-выставочного искусства (г. Санкт-Петербург) Генеральный директор Е.Михайлова. Ведущие художники В.Наливайко, А. Пазгалёв, Ю Алюшина, сумевших музейными средствами показать историю войны. Наряду с традиционными средствами музейного показа в проекте осуществлено сквозное проектирование систем мультимедиа, общего и локального освещения, программ светодинамичного акцентирования отдельных экспонатов в залах, срежессированных эффектов: «Летящий самолёт», «Механическое панно – танк». Архитектурно-художественное решение экспозиции выполнено с учётом интересов и особенностей восприятия современного посетителя. Каждый крупный раздел экспозиции зрительно выделен. Для выделения использованы как подлинные экспонаты, так и смысловые крупноформатные фотографии.

 

 

С момента открытия экспозиции прошло немного времени, однако она получила признание у многочисленных посетителей. Внедрение новых музейных технологий позволило расширить и качественно улучшить выполнение услуг посетителям музея. Музеефикация и мемориализация территории изменила не только её внешний вид, но главное - изменила психологию жителей Прохоровского района, создала единое культурное пространство, она способствует формированию гражданского, патриотического и нравственного облика региона.


МУЗЕЙ ЮЖНОРУССКОГО ПОГРАНИЧЬЯ:
КОНЦЕПЦИЯ СОЗДАНИЯ И РАЗВИТИЯ
СОВРЕМЕННОГО ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО КОМПЛЕКСА

И.В. Мазниченко, заместитель директора по научной работе МКУК «Шебекинский историко - художественный музей», г. Шебекино Белгородская область

В современном обществе все большую роль играют музеи с размытой границей между посетителем и экспонатом. На передний план выходят учреждения с открытой, живой структурой, которые наряду с традиционной функцией сохранения культурного наследия играют также важную роль в сфере предоставления услуг и организации досуга. Практика многих европейских городов показывает, что такие музеи притягивают к себе посетителей самых разных социальных слоев, возрастных категорий и культурного уровня, как местных жителей, так и туристов. Нередко такие учреждения становятся крупными культурными центрами и включают целый ряд объектов, подчиненных единой цели, но ориентированных на решение разных задач. Это позволяет сохранить баланс между новыми тенденциями и традиционной функцией музея как хранителя исторических ценностей.

В 2012 г. авторской группой Шебекинского историко-художественного музея была разработана научная концепция создания и развития историко-культурного и досугового центра «Музей южнорусского пограничья».

Наш регион – уникальная территория. Здесь расположены памятники, которые относятся к различным эпохам и народам, сохраняются уникальные традиции южнорусской (слобожанской) культуры. Открытие Музея южнорусского пограничья, с одной стороны, станет гарантом сохранности уникальных памятников, музейных ценностей и культурных традиций, а с другой стороны – позволит создать современный историко-культурный и досуговый центр, куда приходят не только за новыми знаниями и впечатлениями, но который выступает также как площадка для отдыха и коммуникации, служит местом зарождения новых идей и концепций, способом повышения имиджа региона, его туристской и инвестиционной привлекательности.

Создание Музея южнорусского пограничья и его последующая деятельность направлены на решение самых разных целей и задач в области науки, культуры, туризма, образования и просвещения. В их числе:

создание современного историко-культурного центра на базе совокупности экспозиций (в т.ч. «под открытым небом»), памятников и досуговых объектов для организации культурного отдыха населения;

формирование базы по изучению истории и культуры южнорусского пограничья, популяризация наследия;

создание благоприятных условий для развития туризма (сельского, внутриобластного, трансграничного);

выстраивание имиджа региона на основе его самобытных ценностей, формирование и продвижение бренда «Южнорусское пограничье»;

патриотическое воспитание, пропаганда толерантности на основе общности исторических судеб и этноконфессиональной близости русского и украинского народов, укрепление добрососедских отношений, трансграничного сотрудничества.

Мы не будем подробно останавливаться на истории южнорусского пограничья, характеризовать народы, населявшие эту местность в разные эпохи, описывать особенности культуры Слобожанщины. Это тема для отдельного выступления. Отмечу лишь причины, по которым мы предлагаем создать Музей южнорусского пограничья именно в нашем городе.

Сегодня малые городские поселения, такие как Шебекино (45 тыс. жителей), с одной стороны, являются точками, где сохраняются уникальные черты бытия пограничья, с другой стороны – имеют достаточно развитую социальную инфраструктуру, повышающую их туристскую привлекательность.

На территории Шебекинского района находятся многочисленные памятники археологии – скифские, хазарские и древнерусские городища, город-крепость XVII века; работают творческие коллективы и мастера, пропагандирующие традиции слобожанской культуры. Ежегодно в городе проходят международные фестивали авторской песни «Нежегольская тропа» и военно-исторической реконструкции «Белый город», крестный ход с чудотворной иконой Святителя Николая Ратного. Возможно сотрудничество с Купинским центром традиционной культуры, экопоселением «Кореньские родники», охотничьим хозяйством «Белоречье». Перспективным выглядит и использование местных природных комплексов, в числе которых ботанический заказник «Бекарюковский бор», Белгородское водохранилище. Следует также обратить внимание на набирающие популярность среди населения виды активного отдыха, такие как речной дайвинг, парапланеризм, скалолазание, горные лыжи, спортивная охота и рыбалка.

Еще одним положительным фактором служит местоположение Шебекино. Город находится в долине двух рек, является автомобильным и железнодорожным транспортным узлом, расположен недалеко от центра региона – г. Белгорода (35 км) и крупного областного центра Украины г. Харькова (95 км). Здесь можно воспользоваться услугами сети АЗС и СТО, городского маршрутного транспорта, а также многочисленных предприятий сферы торговли и обслуживания, досуговых учреждений.

Базой для создания Музея южнорусского пограничья станут фондовые коллекции Шебекинского историко-художественного музея. Они представляют собой обширное и разноплановое собрание (35 тыс. ед. хранения), во многом уникальное для региона. Учреждение имеет опыт работы с объектами историко-культурного наследия, высокий уровень деятельности музея неоднократно отмечен региональными наградами и премиями.

Имеется в Шебекино и подходящая площадка для размещения культурно-досугового центра – здание конторы Алексеевского сахарного завода, памятник архитектуры регионального значения. Оно расположено на берегу р. Нежеголь, возле исторической части города, на пересечении транспортных маршрутов, вблизи ряда образовательных и культурных учреждений. Напротив конторы находится выполненный в стиле «классицизм» Дворец культуры – яркий образец советской архитектуры и еще один памятник истории начала прошлого века – дом-магазин купца Ф. Золотарева.

В здании конторы сахарного завода разместится постоянная экспозиция Музея южнорусского пограничья – главный, объединяющий элемент культурно-досугового центра. Прилегающая территория будет использована для создания сопутствующей инфраструктуры и разделена на две функциональные зоны:

- информативная зона – пространство перед центральным входом, обращенное к площади. Включает элементы садово-паркового дизайна, вдоль пешеходных дорожек располагаются информационные стенды, посвященные основным вехам истории южнорусского пограничья и наиболее значимым объектам историко-культурного наследия. Центральным элементом зоны является памятник А. Ребиндеру;

- общественная зона – пространство позади здания, обращенное к р. Нежеголь. Часть этой территории трансформируемая – в летнее время она может служить площадкой для проведения массовых мероприятий, ярмарок, для устройства летнего кинотеатра, кафе, детской мини-площадки; в зимнее время – сада ледовых скульптур, снежных городков и крепостей и т.п.

Помимо постоянной экспозиции важным элементом Музея южнорусского пограничья станут мини-экспозиции «под открытым небом», расположенные на территории или вблизи исторических памятников. Они будут включать имитации натурных фрагментов старинных поселений и крепостей, смотровые площадки, сады малых архитектурных форм, зоны отдыха. Это будут динамические комплексы, которые при необходимости могут модифицироваться (в зависимости от времени года, целей экскурсии, состава группы), что позволит не только безопасно эксплуатировать уникальные памятники археологии и истории, но также поможет создать наиболее полное представление о той или иной эпохе, событии, явлении. Приведу несколько примеров.

 

Мини-экспозицию «Южнорусская земля в древности» можно расположить на территории ботанического заказника «Бекарюковский бор» – памятника природы, где сохраняются реликтовые растения кайнозойской эры – эпохи окончательного формирования современного лика Земли, ледниковых периодов и появления Homo sapiens. Основные элементы экспозиции: лесной участок с расположенными на нем элементами садово-паркового дизайна (скамьи, беседка, мостик, зеленый лабиринт), древесными скульптурами животных третичного периода (динозавр, мамонт, саблезубый тигр, пещерный медведь, древний человек); мобильные стенды, которые позволяют в течение нескольких минут насытить экспозицию информационным и иллюстративным материалом.

Мини-экспозиция «Неизвестный древнерусский город» располагается на территории Крапивенского городища – памятника археологии древнерусской культуры (IX-ХIII вв.), который являлся крупным городом Черниговского, затем Новгород-Северского княжества Киевской Руси, центром ремесла, торговли, православной культуры. Памятник изучается белгородскими археологами. Основные элементы экспозиции: расположенные на площадке городища натурные оборонительные сооружения древнерусской крепости (башня, фрагмент деревянной крепостной стены, ров с подъемным мостом), жилые постройки, ремесленная мастерская; часовня; открытая смотровая площадка с беседкой и скамьями; подземный монастырь (согласно предварительным данным, расположен в толще мелового холма); мобильные стенды для представления информационного и иллюстративного материала.

Мини-экспозиция «Крепость на Нежеголь-реке» располагается на территории Нежегольского городища – города-крепости Белгородской оборонительной черты, где в XVII веке несли пограничную службу стрельцы, казаки и дети боярские. Памятник малоизучен, внутри периметра находится сельское кладбище, но просматриваются ров и вал стены, место, где стояла башня с Московскими воротами. Основные элементы экспозиции: расположенная на открытом пространстве вблизи памятника реконструкция русской деревни с жилыми и хозяйственными постройками, кузней, колодцем-«журавлем»; деревянные скульптурные группы селян и домашних животных; мобильные стенды для представления информационного и иллюстративного материала. Связующим звеном между мини-экспозицией и историческим памятником станет реконструкция «Московских ворот».

И, наконец, последний элемент историко-культурного центра – дополнительные объекты, несущие функциональную нагрузку, но не включенные в структуру музея, – памятники истории и природы, культурные учреждения и т.п., расположенные по маршруту экскурсионных туров.

Перспективы деятельности Музея южнорусского пограничья в качестве современного музейного комплекса, который сохраняет уникальное южнорусское наследие и одновременно служит достижению большей открытости границ, многочисленны и разнообразны. И самым важным, помимо сохранения памятников Белгородчины, станет, пожалуй, приобщение детей, подростков и молодежи к истории родной страны, вековым ценностям ее культуры на базе современного историко-культурного и досугового центра.

 

 

 

Подобного рода объектов в нашей стране пока еще очень немного. Учреждения, которые в той или иной степени занимаются вопросами изучения и сохранения наследия южнорусского пограничья на Белгородчине, разрозненны и, как правило, функционируют по традиционной схеме. С этой точки зрения, Музей южнорусского пограничья станет единственным в своем роде историко-культурным и досуговым центром, как для нашего региона, так и для Слобожанщины, и для России в целом.


«КАРИБСКИЙ КРИЗИС»
В ЭКСПОЗИЦИИ ЦЕНТРАЛЬНОГО МУЗЕЯ ВООРУЖЁННЫХ СИЛ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

А.В. Смирнов, заместитель начальника по экспозиционно-выставочной работе ФГКУКиИ «Центральный музей Вооружённых Сил», г. Москва

 

ЦМВС располагает уникальными тематическими коллекциями, посвященными событиям мировой политики, изменившими ход истории.

Период с 1946 года до конца 80-х годов прошлого столетия, характеризуется острой политической, экономической, идеологической и военной конфронтацией, и противоборством на мировой арене между США и их союзниками, с одной стороны, СССР и его союзниками – с другой. Именно этот период мировой истории называют «Холодной войной». В ходе этой войны мир дважды находился на грани применения ядерного оружия.

В 1948 г. угроза применения США ядерного оружия, которого в тот момент в арсеналах Советского Союза не было, повлияла на снятие советской блокады вокруг Западного Берлина.

Однако лишь карибский кризис, разразившийся осенью 1962 г., когда две ядерные сверхдержавы оказались буквально на грани обмена ядерными ударами, стал своеобразным переломным моментом, после которого лидеры обеих держав стали избегать ситуаций, чреватых прямым крупномасштабным столкновением их вооруженных сил.

Сегодня мне бы хотелось остановиться на этой истории «Холодной войны», нашедшей отражение в экспозиции музея. Здесь образцы и модели вооружения и военной техники, личные вещи, фотографии, и документы людей, принимавших участие в наиболее ярких событиях «Карибского кризиса».

Предыстория этих событий такова. В конце 50-х-начале 60-х гг. по существу вдоль всей границы СССР начали появляться американские военные базы, что позволило Пентагону максимально приблизить носители ядерного оружия к территории Советского Союза. Началось интенсивное развертывание американских ракет средней дальности в Турции, Великобритании, Италии, Западной Германии. Непростой была обстановка и у Американского континента.

1 января 1959 года группа революционеров во главе с Фиделем Кастро захватила власть на острове Куба и начала проводить независимую от США внешнюю и внутреннюю политику. Вашингтон не мог смириться с потерей своего традиционного влияния в этом районе. После ряда неудачных попыток восстановить положение США начали активно готовиться к вооруженному вторжению на Кубу. С ноября 1961 года по распоряжению президента США Д. Кеннеди начал разрабатываться план «Мангуста», который предусматривал вооруженную интервенцию и, разумеется, полную оккупацию Острова свободы. Руководство молодого кубинского государства понимало, что выстоять в борьбе с американской агрессией можно только опираясь на помощь и поддержку Советского Союза.

В сложившейся обстановке советское руководство со всем вниманием отнеслось к просьбе кубинского правительства. Стремясь сдержать агрессию против кубинского народа и, в то же время, рассчитывая поставить руководство США в условия, максимально ограничивающие возможность безнаказанного применения им ядерного оружия против СССР, в Москве было принято решение разместить на Кубе группировку своих войск, оснастив ее стратегическими ракетами средней дальности.

Началась подготовка операции, которая получила кодовое наименование «Анадырь». Под видом стратегического учения планировалось скрытно перебросить на Кубу группировку советских войск в составе соединений и частей РВСН, Сухопутных войск, ВВС, ПВО и ВМФ численностью до 51 тыс. человек (реально было переброшено около 43 тыс.) морским транспортом из портов Баренцева, Балтийского и Черного морей.

В июне 1962 г. командующим Группой советских войск на Кубе был назначен видный военачальник периода Великой Отечественной войны, дважды Герой Советского Союза, генерал армии И.А. Плиев, его первым заместителем стал командующий Винницкой ракетной армии генерал-лейтенант П.Б. Данкевич.

Основу этой группы должна была составить 51-я ракетная дивизия РВСН, командиром которой был назначен генерал-майор И.Д. Стаценко. В состав дивизии вошли три полка, оснащенных ракетами средней дальности Р-12 (это 24 пусковые установки с дальностью действия ракет до 2 тыс. км), и два полка, на вооружении которых находились ракеты Р-14 (16 пусковых установок с дальностью действия ракет до 4,5 тыс. км). Макеты этих ракет и стартовый ключ ракеты Р-12 представлены в экспозиции музея .

После размещения на Кубе дивизия должна была быть готовой по приказу из Москвы нанести ракетные удары по политическим и экономическим объектам США. При этом следует особо подчеркнуть, что дивизия не имела задачи нанесения упреждающего ядерного удара по США, а должна была послужить определенным сдерживающим фактором для американцев.

Для боевого прикрытия ракетных полков на Кубу планировалось направить четыре отдельных мотострелковых полка. Для прикрытия с воздуха направлялись две дивизии ПВО. Кроме того, в группу советских войск на Кубе включались части ВВС и ВМФ, которые совместно с сухопутными войсками должны были быть готовы уничтожать боевые корабли и десанты США, охранять советские корабли, блокировать минами Гуантанамо (базу США на Кубе), вести разведку.

Всего кроме стратегических ракет, на Кубу направлялось 42 бомбардировщика Ил-28, 40 истребителей МиГ-21, 34 ракеты «Комета», береговая противокорабельная система «Сопка», 80 фронтовых крылатых ракет, 6 пусковых установок тактических ракет «Луна», 144 зенитные ракеты С-75.

Вся эта группировка должна была в максимально короткие сроки быть способной вести самостоятельные боевые действия на удалении 11 тыс. км от баз снабжения. После утверждения плана операции в движение перешла колоссальная масса людей и техники. Достаточно отметить, что для перевозки грузов и личного состава к местам погрузки потребовалась порядка 21 тыс. железнодорожных вагонов.

10 июля 1962 г. на Кубу на самолете Ту-114 вылетела передовая рекогносцировочная группа во главе с генералом И.А. Плиевым. В это время в Советском Союзе войска готовились к выполнению боевой задачи. Операция началась. Она проводилась в режиме строжайшей секретности. Круг лиц допущенных к планированию операции был строго ограничен. Вся система управления войсками осуществлялась устными распоряжениями, в крайнем случае - шифровками. Был разработан целый комплекс дезинформирующих мероприятий. Даже название операции - «Анадырь» было выбрано не случайно, оно должно было наталкивать на мысль, что войска готовятся к отправке в северные районы страны для участия в стратегических учениях. Для поддержания этой легенды личный состав снабжался лыжами, печками, полушубками.

После прибытия в порты отправки личный состав разместили подальше от людских глаз, переодели в гражданскую одежду, до минимума ограничили общение с внешним миром, лишили всех видов связи. Для перевозки войск и техники были использованы суда гражданского морского флота. За время операции было задействовано 85 судов морского флота, которым пришлось совершить около 180 рейсов. Погрузку производили по возможности скрытно, оружие маскировали под сельскохозяйственную технику, личный состав скрывали в трюмах. Никто не знал, куда пойдут суда (включая капитанов и начальников воинских эшелонов). Капитанам давались карты всего мирового океана и опечатанные пакеты. Курс и порт назначения они узнавали только после выхода в открытое море, вскрыв в условленном месте эти пакеты в присутствии начальника воинского эшелона и представителя контрразведки.

Погрузка на суда военной техники (особенно ракетной) оказалась делом не простым. Ракетная техника крупногабаритная, для перевозки морским транспортом не рассчитанная, не все ее элементы можно было разместить в трюмах. Все нужно было тщательно вымереть и рассчитать, агрегаты, размещенные на палубах, тщательно замаскировать под народнохозяйственные грузы.

Тем не менее, не смотря на все трудности, погрузка шла строго по графику. В течение августа-сентября морские транспорты с техникой и личным составом на борту взяли курс на Кубу. В условиях особой секретности 16 сентября из Североморска вышел дизель-электроход «Индигирка» с ядерными боеприпасами на борту. Следом за ним вышел сухогруз «Александровск» с аналогичным грузом.

Необходимо отметить, что для перевозки ракет и ядерных боеприпасов были разработаны особые меры предосторожности. Груз ни в коем случае не должен был попасть в руки неприятеля. Предполагалось, что при невозможности защитить морские транспорты, корабли, перевозящие их, должны были быть взорваны и затоплены.

Переход через Атлантику был не простым. Переброска громадного количества личного состава и техники осуществлялась в сложнейших условиях и требовала предельной концентрации физических сил от всех участников перехода. Большие проблемы были с перевозкой личного состава, так как основную массу военнослужащих перевозили грузовыми судами, твиндеки которых буквально набивали людьми. Им предстояло провести несколько недель в закрытых помещениях (твиндеках) в условиях стесненности, качки, высокой влажности и повышенной температуры в отсутствии элементарных санитарно-бытовых условий. Для соблюдения режима секретности выход личного состава на палубу был ограничен и осуществлялся только в ночное время группами по 20-25 человек. Пищу давали два раза в сутки (в темное время). Многие продукты из-за высоких температур быстро портились. Но, несмотря ни на что личный состав успешно перенес длительный (18-24 суточный) морской переход.

Весьма показательно, что американцы в свое время провели эксперимент: посадили в трюм корабля сотню солдат и вывели его в штормовое море. Через трое суток силы участников эксперимента были вымотаны до предела. Комиссия заключила, что скрытно через океан в тропическом климате переброску войск произвести невозможно. Что оказалось не под силу сотне хваленых американских рейнджеров, смогли сделать десятки тысяч солдат и офицеров Советской Армии. Президент США Кеннеди, узнав об этом, заявил: «Если бы у меня были такие солдаты, весь мир был бы под моей пятой!».

Один за другим приходили в кубинские порты советские корабли, доставляя личный состав и технику. С прибытием 9 сентября теплохода «Омск» началось сосредоточение на Кубе ракетной дивизии генерала Стаценко. Начался новый непростой этап операции. Предстояло выгрузить прибывающие войска и технику с океанских кораблей на необорудованные причалы острова, причем сделать это нужно было скрытно, как правило, в ночное время суток, а затем в кратчайший срок подготовить позиции, замаскировать технику и поставить ее на боевое дежурство.

Трудоемкие работы по оборудованию позиций велись с полным напряжением сил в джунглях, где не было движения воздуха, мучили духота и зной. Причем кроме работ по оборудованию основных позиций, которые в условиях интенсивной воздушной разведки со стороны американских ВВС скрыть было сложно, приходилось проводить целый комплекс мероприятий по дезинформации противника. Так кроме основных было оборудовано еще 16 ложных ракетных позиций, где имитировалось жизнедеятельность: движение заправщиков, и другой техники.

Исключительно много усилий было вложено в создание дорожной сети, подъездных путей в позиционных районах. Общий объем работ, выполненных в тех тяжелых условиях, оказался невообразимо велик. Только за 4 месяца было построено 350 км. шоссейных и грунтовых дорог, подъездных путей к боевым порядкам войск. Перемещено свыше 350 тыс. кубометров грунта, подвезено к местам фортификационных работ около 50 тыс. кубометров песка и щебня. За это время на автомобильном транспорте из морских портов к местам дислокации войск перевезено свыше 300 тыс. тонн различных грузов военного и бытового назначения. Чего только стоила подготовка к погрузке, сама погрузка и разгрузка (по много раз) военной техники и имущества. И все это в непривычных физико-географических и климатических условиях, где не всегда была нормальной санитарно-эпидемиологическая обстановка.

Безусловно, такой объем работ не мог остаться незамеченным. 14 октября американский самолет-разведчик U-2 представил своему командованию фотографии территории Кубы, в частности района Сан-Кристобаля, где оборудовались стартовые позиции для ракет Р-12. Эти фотографии опубликовал журнал «Тайм». 17 и 18 октября американской воздушной разведкой были получены новые снимки кубинской территории, по которым можно было судить о быстром обустройстве стартовых позиций наших ракет (к слову сказать, ракеты Р-12, точнее их стартовые площадки, американцами были обнаружены, когда уже все было готово к их боевому применению).

 

 

Стартовые позиции ракет Р-12

 

Граждане и руководство США впервые за всю историю своего развития почувствовали приближение войны к порогу США. В США началась паника, люди тысячами бросились на север, в Канаду, все понимали, что ядерная война уже дышит всем в лицо.

Обстановка осложнялась ежечасно. Над позиционным районом полков и дивизионов пролетали американские реактивные самолеты, по ночам рядом с частями постоянно возникали перестрелки, рвались гранаты. Американская армада стягивалась к берегам Кубы. Куба смотрела смерти в глаза. Изготовка «к бою» в любой момент могла перерасти в крупномасштабные боевые действия.

22 октября 1962 года президент Кеннеди объявил о начале военно-морской блокады Кубы, в которой приняли участие 183 боевых корабля. Это обстоятельство не позволило доставить на Кубу корабли с ракетами Р-14, которые по распоряжению советского руководства повернули назад. Но время для безнаказанной агрессии для американцев было уже упущено. Остров был превращен в неприступную крепость.

После объявления военной блокады 22 октября в 22 ч. 30 мин. советские войска на Кубе по приказу из Москвы были приведены в полную боевую готовность для «отражения совместно с кубинскими вооруженными силами возможной агрессии» со стороны США.

Опубликованное 23 октября заявление Советского правительства, предупреждало: «Если агрессоры развяжут войну, то Советский Союз нанесет самый мощный ответный удар».

Ракетные полки были приведены в наивысшую степень боевой готовности. 24 пусковые установки ракет Р-12, способные покрыть территорию Соединенных Штатов по линии Филадельфия - Сент-Луис - Даллас - Эль-Пасо были готовы к бою.

Были готовы к бою и воины ПВО, береговой обороны, мотострелки. Позиции возле города Ольгин занял личный состав отдельного мотострелкового полка, которым командовал Д.Т. Язов, будущий министр обороны СССР, Маршал Советского Союза. Все - от солдата до генерала трудились не покладая рук, тщательно соблюдая маскировку. Все чувствовали нависшую угрозу и готовились к отражению агрессии.

Удара авиации Соединенных Штатов по кубинским и советским объектам ожидали в ночь с 26 на 27 октября или с рассвета 27-го. Фидель Кастро в связи с этим принял решение - сбивать американские самолеты огнем зенитной артиллерии. В свою очередь, командующий советской группировкой генерал армии Плиев решил применять «все имеющиеся средства ПВО». Кубинские зенитчики сбили один истребитель F-104, летевший на малой высоте, а в 18 часов 20 минут по московскому времени ракетой С-75 (ЗРК «Десна»), на высоте 21 тыс.м был сбит самолет-разведчик США U-2, аналогичный тому, на котором в 1960 году летел Ф. Пауэрс. В экспозиции представлены пробка от горловины этого самолета, фотография его обломков, а также фотография расчета пусковой установки, сбившего этот самолет.

В ночь с 27 на 28 августа по установленному сигналу США планировали высадку на Остров 5-тысячного десанта из 70 морских судов различного типа, курсирующих вдоль морских границ Кубы. Одновременно должна была выступить и «пятая колонна». В эту ночь совместно с РВС Кубы было схвачено 440 контрреволюционеров организации «Альфа-66», подготовленных для осуществления государственного переворота. Успешное проведение этой операции не дало возможности американцам осуществить высадку десанта.

В одной из операций по уничтожению готовящегося к высадке десанта в районе Сан-Хулиан (западная часть острова) принимала участие группа советских летчиков под руководством дважды Героя Советского Союза Маршала авиации Е.Я. Савицкого.

Необходимо отметить, что пребывание частей и подразделений на Кубе сопровождалось постоянными вооруженными столкновениями с силами внутренней контрреволюции и отдельными американскими диверсионными группами. Практически в каждой части и подразделении имели место случаи обстрела, попытки совершения диверсионных актов контрреволюционерами против боевых порядков наших войск.

Человечество находилось тогда на грани третьей мировой войны, но разум взял верх. Конфликт удалось разрешить политическими средствами. Руководители Советского Союза и США пошли на взаимные уступки. Советское руководство согласилось вывести с Кубы ракеты Р-12 при условии отказа США от намерения вооруженного вторжения на остров. США взяли перед всем миром публичное обязательство не нападать на Кубу и удерживать от этого своих союзников. К тому же Вашингтон согласился в ответ на советское решение о выводе с Кубы носителей ядерного оружия убрать свои баллистические ракеты с территории Турции, угрожавшие СССР.

28 октября 1962 г. командующий Группой советских войск на Кубе

И.А. Плиев получил директиву Генштаба ВС СССР, по которой 51-я ракетная дивизия должна была демонтировать свои стартовые позиции и передислоцироваться в Союз. В период с 1 по 9 ноября 12 судов, которые находились в то время в портах Кубы, были загружены 42 ракетами и взяли курс домой.

Операция «Анадырь» была завершена. С военной точки зрения она была выполнена блестяще. Во-первых, в сжатые сроки (с 12 июля, когда на Кубу отправилось первое судно, по 22 октября, до момента установления США военной блокады) морским и авиационным транспортом удалось перебросить на расстояние 10-11 тысяч километров крупную группировку войск численностью 43 тысячи человек. Во-вторых, при переброске этой группировки и современнейшего для той поры вооружения удалось скрыть в основном масштаб операции. По американским разведданным численность советских войск на Кубе в сентябре - октябре (когда была уже достигнута практически полная численность) - оценивалась в 4 - 4,5 тыс. человек; в ноябре, после уточнения данных - 12 - 16 тысяч человек. Сведениями о наличии тактических ядерных боеприпасов на Кубе американская сторона не располагала до 1992 г., не было данных и о том, что на Кубу были доставлены ядерные боеголовки для ракет Р-12 и Р-14. Американская разведка считала, что боеголовки находились на теплоходе «Полтава», который не дошел до Кубы из-за блокады. В-третьих, гарантированно добиться ядерной безопасности. И, в-четвертых, советские военные специалисты, продемонстрировали умение в незнакомом регионе мира, в сложных климатических условиях эффективно эксплуатировать боевую технику и вооружение. Самолет-разведчик U-2 27 октября был сбит первой же ракетой.

В целом же цель операции - сдержать агрессию против Кубы со стороны США была достигнута и советские воины волею судьбы объективно стали первыми в военной истории миротворцами. Кубинский народ с благодарностью вспоминает советских воинов, оградивших их родину от американской агрессии в 1962 г.

Знакомясь с экспозицией, посетители музея могут увидеть фотографии и личные вещи руководителей Кубы и Советского Союза, а также некоторые подарки, полученные участниками операции от кубинского руководства, их личные вещи и сувениры, отражающие национальный кубинский колорит. Среди них особый интерес представляет 11,43 мм пистолет системы Кольта, подаренный РВС Кубы Е.Я. Савицкому, с характерной надписью «За борьбу против ЦРУ».

 

 

 

Прошло ровно полвека с того момента, когда мир балансировал на грани ядерной войны. Карибский кризис 1962 г. подвёл мир к гибельной черте, но он же и показал всю бессмысленность ядерной конфронтации. Возникновение ракетно-ядерного паритета сверхдержав закрепило сложившийся статус-кво. Хоть и в рамках холодной войны, но СССР и США стали постепенно двигаться в направлении большего реализма в своих взаимоотношениях, одновременно сохраняя и укрепляя свои позиции. Биполярный мировой порядок вступил в период своего относительно стабильного функционирования.

 


ВОСПРИЯТИЕ ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКОЙ ЭКСПОЗИЦИИ МУЗЕЯ-ДИОРАМЫ РАЗНЫМИ КАТЕГОРИЯМИ
МУЗЕЙНЫХ ПОСЕТИТЕЛЕЙ

М.В. Тарасова, научный сотрудник ГБУК «Белгородский государственный историко-художественный музей-диорама «Курская битва. Белгородское направление», г. Белгород

 

В 2012 году музею-диораме «Курская битва. Белгородское направление» исполнилось 25 лет. На протяжении четверти века интерес жителей и гостей города к военно-исторической экспозиции и тематике музея не ослабевал – из года в год посещаемость музея неуклонно росла. И сегодня музей продолжает держать высокую планку визитной карточки города Белгорода.

С момента открытия диорамы в 1987 году научными сотрудниками велась кропотливая работа по сбору экспонатов, выявлению документов в архивах, уточнению научных взглядов на историю Курской битвы. Результатом данной работы стало открытие постоянно действующей экспозиции «На земле опаленной». Где была помещена общая информация о Курском выступе, стратегической обстановке на фронте и боевых действиях в 1943 году, предшествующих боям на Прохоровском направлении, что помогает посетителям представить и масштабы сражения, и место отображаемых на картине событий в истории Великой Отечественной войны.

Над созданием экспозиции работали научные сотрудники музея в творческом содружестве с авторским коллективом Санкт-Петербургского комбината живописно-оформительских работ под руководством В.М. Пискунова. Умелое использование пространства внутри небольшого зала, его насыщение экспонатами позволило полно раскрыть основные этапы Курской битвы.

Однако сегодня нельзя не учитывать тот факт, что за 25 лет произошли значительные изменения – изменилось время существования музея, изменилось пространство существования музея – расширяется город, увеличивается число жителей Белгорода. Изменяется, соответственно, и посетитель музея – его мышление, его восприятие, его отношение к событиям, освещаемым тематикой музея-диорамы. В связи с чем, изучение современного посетителя является весьма актуальным и нужным для дальнейшего развития и существования музея.

Особенностью музея с научной и практической точки зрения была и остается функция передачи социально и культурно значимой информации от поколения к поколению, которая реализуется через общение посетителя музея с экспозицией, выставкой. Вся совокупность посетителей музея – это его музейная аудитория. Различаются типы и категории посетителей, многообразие которых определяется социально-демографическими характеристиками (пол, возраст, образовательный уровень, место жительства, социальная группа, профессия и пр.), социально-психологическими характеристиками (установки, нормы, ценности, ожидания и пр.), а также общепсихологическими характеристиками (особенности мотивационно-эмоциональной сферы, внимания, памяти, мышления и пр.). Соответственно, и восприятие музейной информации и музейного пространства будет отличаться многообразием.

В 2011 году в музее-диораме стала проводиться систематическая работа по изучению аудитории музея с целью выявления социально-демографического образа посетителя музея, а также определения элементов экспозиции, привлекающих наибольшее внимание аудитории. Основой социологического исследования стало анкетирование посетителей.

В 2012 году исследование музейной аудитории было продолжено. Но акцент в определении задач этого исследования был смещен в сторону выявления особенностей восприятия посетителями военно-исторической экспозиции музея-диорамы. В основу исследования положено анкетирование посетителей, которое проводилось в течение 6 месяцев (февраль-июль 2012 г.) За это время на вопросы анкеты ответили 62 человека. Следует отметить, что анкетирование проводилось на добровольной основе. Заполнить анкету посетителям предлагалось после осмотра экспозиции музея – это дало возможность высказать окончательно сложившееся мнение о музее.

Предлагаемая посетителям анкета содержит 14 вопросов, некоторые из которых имеют до 6 возможных вариантов ответа, плюс «открытый» вариант.

Первый вопрос анкеты относится к так называемым контактным вопросам. В анкете сложнее вступить в контакт, чем в интервью, так как разговор идет заочный. Поэтому необходимо начать анкету с того, что может тревожить, интересовать респондента, что он может чувствовать. Для этого анкета начинается с обычного, понятного и увлекательного вопроса – контактного. Тогда совершенно по-другому будут восприниматься и остальные вопросы, которые, может быть, не постоянно увлекательны респонденту.

Задача первого контактного вопроса заключается в том, чтобы поддерживать заинтересованность и внимание в течение всей работы с анкетой.

Первый вопрос анкеты – Вам понравилось у нас в музее? – и всего два варианта ответа – «Да» и «Нет». Во всех 62 анкетах был отмечен вариант «Да».

Фактологические вопросы фиксируют уже свершившееся действие, указывают на наличие какого-то факта. Эта группа вопросов представляет собой один из главных типов анкетных вопросов, и играет важную роль в социологическом исследовании. Эти вопросы позволяют получить объективную картину тех или иных сторон деятельности людей. Фактологические вопросы, обычно, не представляют трудности для восприятия и трудности для ответа. К фактологическим вопросам относятся вопросы второй, третий и четвертый в анкете.

Второй вопрос анкеты направлен на определение того, является ли анкетируемый жителем или гостем города. 74% посетителей, принявших участие в анкетировании, отметили, что являются гостями города. Соответственно 26% - жители Белгорода.

Третий вопрос анкеты – С кем Вы пришли в музей?

Половина, участвовавших в анкетировании посетителей музея ответили, что пришли с родными (53%), 34% - с друзьями, 6% - самостоятельно, 5% - с коллегами, 2% - с экскурсионной группой.

Четвертый вопрос анкеты, – Из каких источников Вы узнали о музее? – дает возможность определить каналы распространения информации о музее-диораме среди потенциальных посетителей музея. В результате удалось определить, что основным источником являются межличностные сведения: 63% респондентов узнали о музее со слов друзей и родственников; 23% - проходили мимо. Из сети Интернет о музее узнали 11% анкетируемых. Такой канал, как реклама, отмечен только в 2-х анкетах из общего количества.

Мотивационные вопросы имеют несколько форм и различное назначение: устанавливают мотивы поведения, дают оценку деятельности, определяют личностные установки, ценностные ориентации и т.д. Именно таков пятый вопрос анкеты.

5 вопрос. «Что привело Вас в наш музей?»

47% респондентов привело в музей стремление познакомиться с достопримечательностями города; 32% - стремление повысить свой культурный уровень; 11% - желание отдохнуть и провести свободное время. В ответе на данный вопрос посетители могли написать вой вариант ответа. Среди указанных ответов были такие: «почтить память», «помнить подвиг советского народа».

Следующие 4 вопроса (6-9) направлены на определение того, как наши посетители относятся к музею, как воспринимают экспозицию музея-диорамы и что они хотели бы видеть в музее.

 

На вопрос «Что вам понравилось у нас в музее?» в анкете содержится 3 готовых ответа – выставка, экспонаты, раздел экспозиции – причем предлагалась возможность уточнить – какая выставка, какие экспонаты, какой раздел экспозиции, и выбрать несколько вариантов ответа. Кроме того, посетители могли указать свой вариант ответа. В 18% анкет наиболее понравившемся экспонатом отмечена диорама. Также посетители отметили – оружие, комплексы научных реконструкций, обмундирование, письма, награды, хирургические инструменты, фотографии. Ответы «выставка» и «раздел экспозиции» вызвали некоторые затруднения у анкетируемых. Напротив этих позиций ответы были единичны и следующего содержания – «вся», «все», «не могу выделить что-то одно». В одной анкете отмечен наиболее понравившемся раздел экспозиции – «Медицина», в трех – «Зал №2».

Вопрос «Из какой коллекции экспонаты вам более интересны?» не вызвал затруднений. Здесь предпочтения распределились следующим образом:

58% респондентов интересны предметы военного быта, 53% - фотографии; оружие и документы выбрали 42%, 31% анкетируемых интересны награды, 23% - обмундирование. У посетителей была возможность написать свой ответ напротив графы «другое», которой воспользовались респонденты, указав – «все», «полное воссоздание прошлого».

Восьмой вопрос («Что может привлечь вас посещать наш музей чаще?») оказался достаточно информативным по результатам, так как он ориентирован на более частое посещение музея. По результат анализа анкет оказалось, что 31% анкетируемых привлечь в музей могут новые экспонаты. Посетителями были отмечены, какие именно новые экспонаты им интересны – «агитационные плакаты», «оружие», «документы», «награды», «письма», «личные вещи», «фотографии», «фигуры людей», «одежда», «дневники», «техника». 15% указали на то, что освещение деятельности музея в средствах массовой информации, стимулировало бы их посещение. 13% в музей привлекло бы проведение мероприятий и акций таких, как «костюмированные вечера с музыкой военного времени», «познавательные программы», «розыгрыши», «экскурсии в развлекательной форме», «выставка холодного оружия», «организованные экскурсии». Более низкая цена билета способствовала бы к посещению 11% опрошенных, за изменение режима работы высказалось 3%.

Диаграмма ответов на вопрос анкеты

«Что может привлечь вас посещать наш музей чаще?»

 

 

Девятый вопрос – «Чтобы вы изменили в музее, в экспозиции?» - анкеты не содержал вариантов ответа. В большинстве анкет на него не был дан ответ. Но небольшое число анкетируемых ответило следующим образом:

- «ничего не надо менять, все прекрасно, все достойно, на высоком уровне»,

- «поместить тексты на немецком или английском языке»,

- «больше залов для просмотра»,

- «расширение экспозиции»,

- «добавить оружие и находки с мест сражений»,

- «убрать яркий свет, добавить звучание музыки ВОВ»,

- «сделать возможным фотографирование с фигурами»,

- «проводить экскурсии по экспозиции для групп менее 10 человек»,

- «продавать буклеты, диски об освещаемых в музее событиях»,

- «добавить предметы военного быта»,

- «возможность трогать экспонаты руками».

Завершающий анкету блок вопросов направлен на определение социально-демографических данных посетителей – половозрастных характеристик, образовательного уровня и места жительства посетителей музея-диорамы.

Возрастной состав посетителей музея-диорамы, принявших участие в анкетировании (в % от общего числа респондентов)

 

Уровень образования посетителя музея-диорамы, принявших участие в анкетировании (в % от общего числа респондентов)

 

 

По ответу на 13 вопрос анкеты – В каком городе Вы проживаете? – можно судить о географии распространения информации о музее, и говорить о географии имиджа музея. Из 62 анкет 19 были заполнены жителями Белгорода и Белгородской области.

 

Области РФ

Края РФ

Республики РФ

Ин. государства

Белгородская

Московская

Ростовская

Нижегородская

Ленинградская

Челябинская

Мурманская

Тюменская

Тверская

Иркутская

Саратовская

Калининградская

Тульская

Орловская

Хабаровский

Алтайский

Забайкальский

 

Коми

 

Казахстан

Украина

Германия

14 области из

49 областей РФ

3 края из

6 краев РФ

1 республик из

21 республики в РФ

 

 

Из таблицы видно, что география имиджа музея довольно обширна.

Таким образом, анкета построена с учетом психологического восприятия ее респондентами – вопросы расположены в анкете по мере их сложности. По степени включенности респондента в работу вначале ему предлагаются вопросы на определение эмоционального впечатления о музее. Далее сложность вопросов возрастает. А по мере приближения к концу их сложность снижается, вопросы становятся более простыми и малословными. Если в начале работы, пока респондент не устал, он может их воспринимать достаточно внимательно (сложные по конструкции, содержанию и по количеству слов вопросы), то по мере утомления сложные и многословные вопросы он воспринимает с трудом. Этот психологический момент был учтен при построении вопросов и анкеты в целом.

В структуре анкеты необходимо уметь не только войти в беседу с респондентом, но и выйти из нее, т.е. правильно закончить работу. Необходимо предусмотреть, какое впечатление останется у респондента после ответа на последний вопрос. Если представить анкету, как заочную беседу, то необходимо постепенно подготовить респондента к выходу из разговора. С методической точки зрения правильный выход из беседы обеспечивает более качественную информацию. Напомним, что, отвечая на серию наших вопросов, иногда достаточно сложных, респондент постепенно устает, как бы хороша и интересна ни была анкета. Он начинает спешить, нервничать, менее внимательно вникать в смысл вопросов и все меньше задумываться над ответами.

Последний вопрос имеет большое функциональное значение. Сколь бы ни был длителен разговор, последняя фраза, как правило, запоминается. Так и в анкете последний вопрос, как последняя фраза, должен остаться в памяти. Он должен обязательно находиться в русле той темы, которая была основной в вопроснике. На последний вопрос нашей анкеты - «Порекомендуете ли вы посетить наш музей своим друзьям и знакомым?» - все респонденты ответили «Да».

Изучив и проанализировав данные анкетирования, можно сделать следующие выводы. Посетители музея-диорамы (принявшие участие в анкетировании) это молодые люди 17-22 лет; преимущественно музей посещают женщины; посетитель музея-диорамы, как правило, имеет высшее образование. Музей-диораму в большинстве своем посещают гости города. В музей посетители приходят с родными или друзьями, со слов которых в подавляющем большинстве случаев узнают о музее, как одной из достопримечательностей города. В первую очередь среди понравившихся экспонатов посетители выделяют диораму. Среди экспонатов, которые интересны посетителю музея-диорамы следующие (по мере убывания): предметы военного быта, фотографии, оружие, документы. Способствовать посещению музея-диорамы могут новые экспонаты, а, кроме того, посетители предложили поместить в экспозиции тексты на немецком или английском языке, добавить в экспозицию образцы оружия, предметы военного быта, в оформлении экспозиции – убрать яркий свет и добавить звучание музыки Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. и возможность держать экспонаты в руках.

Проведенное анкетирование, прежде всего, дало возможность выяснить мнения посетителей об экспозиции и их пожелания музею. Ответы опрошенных посетителей свидетельствуют об эмоциональной удовлетворенности после осмотра музея.

Обработка анкеты показала и некоторые ее недостатки. Второй и тринадцатый вопрос, по сути, дублируют друг друга и целесообразнее оставить вопрос о том, в каком городе проживает респондент, из ответа на который понятно гость или житель города анкетируемый. По ответам на шестой вопрос ясно, что посетителю, далекому от музейной деятельности трудно ориентироваться в понятиях «экспозиция», «раздел экспозиции» и трудно, соответственно, выбрать наиболее понравившийся, если они ярко не обозначены.

В связи с выявленными недостатками необходимо доработать вопросы анкеты и продолжить социологическое исследование.

 

Литература:

  1. Аверьянов Л.Я. Искусство задавать вопросы//Электронный ресурс: http://sbiblio.com/biblio/archive/aver_iskusstvo/isk3_1.aspx
  2. Кондакова С. Аудио-визуальная культура современного музея: музей в системе средств массовой коммуникации//Электронный ресурс: http://conf.cpic.ru/eva98/rus98exh/Doc/Event05/Second/docl03.htm
  3. Кубасова Т.С. Образ посетителя музея малого города//Электронный ресурс: http://museum.itaec.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=334
  4. Методика разработки инструментария социологического исследования//Электронный ресурс: http://www.smolsoc.ru/index.php/home/2009-12-24-13-38-54/images/referat/a880.pdf
  5. Музей и посетитель//Электронный ресурс: http://www.bvahan.com/museologypro/muzeevedenie.asp?li2=3&c_text=48
  6. Проективная модель музея XXI века: управление процессом коммуникации//Электронный ресурс: http://www.bvahan.com/museologypro/muzeevedenie.asp?li2=8&c_text=50
  7. Пространственно-временная организация музея и особенности ее восприятия посетителем//Электронный ресурс:
  8. http://www.bvahan.com/museologypro/muzeevedenie.asp?li2=8&c_text=98
  9. Пряникова Е.А. Механизмы и формы привлечения музейной аудитории//Электронный ресурс: http://skmuseum.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=21&Itemid=204
  10. Смирнова С.Н. Музей и посетитель//Электронный ресурс: http://www.kirmuseum.ru/issue/guide/detail.php?ID=2910
  11. Феномен музея: опыт музеологической рефлексии//Электронный ресурс: http://www.bvahan.com/museologypro/muzeevedenie.asp?li2=8&c_text=117
  12. Юбилейная книга-альбом «Диорама «Огненная дуга» 1987-2012». – Белгородская областная типография, 2012 г.

 


ПАТРИОТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ ШКОЛЬНИКОВ В СВЕТЕ ФГОС ВТОРОГО ПОКОЛЕНИЯ: ОПЫТ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КРАЕВЕДИНИЯ И МУЗЕЙНОЙ ПЕДАГОГИКИ

Т.А. Приставкина, кандидат педагогических наук, доцент кафедры художественно-эстетического образования ОГАОУ ДПО «БелИПКППС», г. Белгород

Люби Отечество земное…

Оно тебя воспитало, отличило, почтило,

всем довольствует

 

Святой праведный

Иоанн Кронштадский

 

Да будет Святая Русь не только в гражданском, но и в нравственном мире

первою державою во вселенной

 

В. Кюхельбекер

 

Превалирование материальных благ как смыслообразующих основ жизни современного человека, торжество клиповой массовой культуры, семантическое манипулирование в СМИ привело к духовно-нравственному кризису в российском обществе. Обоснование этого положения содержится в работах многих авторов: Е.П. Белозерцева, А.Н. Малюкова, Н.Д. Никандрова, Т.И. Петраковой, В.И. Слободчикова и др.

С другой стороны, в условиях конвергенции и глобализма усиливается поиск механизмов самоидентификации, гражданской идентичности. Это получило яркое подтверждение в ФГОС второго поколения, в Концепции духовно-нравственного развития и воспитания гражданина России.

Важной задачей модернизации образования является разработка нового подхода в организации образовательного процесса, поиск современных способов создания организационно-педагогических, организационно-методических, психолого-педагогических условий достижения нового качества образования. «Главные задачи современной школы - раскрытие способностей каждого ученика, воспитание порядочного и патриотичного человека, личности, готовой к жизни в высокотехнологичном, конкурентном мире. Школьное обучение должно быть построено так, чтобы выпускники могли самостоятельно ставить и достигать серьёзных целей, умело реагировать на разные жизненные ситуации (Национальная образовательная инициатива «Наша новая школа»).

Актуализация проблематики нравственно-патриотического воспитания отразилась в нормативных документах государственной системы образования (Закон РФ «Об образовании», «Концепция духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России», «Концепция федеральных государственных образовательных стандартов общего образования», Национальная доктрина образования в РФ и ряд других документов), в педагогической практике.

В Концепции «Духовно-нравственное развитие и воспитание личности гражданина России» представлены ключевые понятия: «духовно-нравственное воспитание», ценности, которые положены в основу Программы воспитания и социализации школьников. Вводится понятие «Национальный воспитательный идеал»: высоконравственный, творческий, компетентный гражданин России, принимающий судьбу Отечества как свою личную, осознающий ответственность за настоящее и будущее своей страны, укорененный в духовных и культурных традициях российского народа. В Программе воспитания и социализации школьников поставлена задача воспитания нравственных чувств и этического сознания в соединении с гражданским, патриотическим, трудовым, эстетическим воспитанием.

Актуальность избранной темы публикации определяется необходимостью решения задач духовно-нравственного, гражданско-патриотического воспитания личности, в том числе через использование этнокультурного материала, выделенных в приоритетах ФГОС нового поколения; поиском путей оптимизации качества функционирования современной школы.

Духовно-нравственное воспитание, в которое входит и формирование гражданственности, патриотических качеств, должно базироваться на изучении социокультурного опыта предшествующих поколений, представленного в культурно-исторической традиции. Система ценностей традиции складывалась на протяжении многих столетий. Она вбирала в себя опыт поколений, под влиянием истории, природы, географических особенностей территории, на которых жили народы России. Воспитание гражданина и патриота, знающего и любящего свою Родину, неосуществимо без глубокого познания духовного богатства своего народа и приобщения к его этнокультуре.

Одним из важных условий духовно-нравственного образования является использование этнокультурных традиций народов того региона, где оно осуществляется. Особенностью этнической культуры является то, что в условиях изменяющегося мира она не подвержена трансформации благодаря вековому отбору настоящего, ценностного, истинного, воплощающего в себе народную мудрость. Поэтому этнокультура является источником совершенствования образовательной системы и осуществляемого внутри нее этнокультурного образовательного процесса. Он наиболее успешно реализуется через интеграцию краеведения и музейной педагогики, что способствует развитию познавательного интереса, эмоционального отношения, творческих способностей детей; созданию особой предметно-пространственной развивающей эстетической среды.

Использование краеведения, местных памятников истории и культуры влияет на все стороны и формы взаимоотношений человека с миром: на его мировосприятие и гражданскую позицию, патриотическую и семейную ориентацию, интеллектуальное, этическое и эстетическое развитие, эмоциональное, физическое и психическое состояние; способствует формированию аксиосферы личности.

Педагогической традицией является введение этнокультурного материала с использованием элементов краеведения, музейных предметов на основе специальных программ; отдельными блоками в тематические занятия, досуговые мероприятия, в том числе во внеурочной деятельности в соответствии с ФГОС второго поколения. Цель – сформировать патриотические качества, представления о среде обитания, способствуя социализации и творческой самореализации личности. Для этого проводятся экскурсии по ознакомлению с местом проживания (селом, микрорайоном, городом), с достопримечательностями родной земли, ее природой; в музеях: экскурсии по экспозициям, отражающим историю и культуру края; музейные уроки, интегрированные занятия, лектории, музейные праздники, встречи и другие воспитательные формы.

Технология использования краеведения и музейной педагогики конструируется через организацию проектной деятельности школьников на основе региональной истории, музейных коммуникаций; вариативность культурно-образовательных, просветительских акций, которые реализуются в двух направлениях: в педагогической деятельности на базе образовательных учреждений, в семье (в светской системе образования), в духовно-просветительской деятельности (при использовании возможностей Русской Православной Церкви). Важной составляющей модели использования краеведения в региональном культурно-образовательном пространстве является социальное партнерство ОУ, в частности с учреждениями культуры, общественными организациями, духовно-просветительскими центрами. Данный фактор особенно эффективно используется в образовательной, просветительской деятельности музея-диорамы «Курская битва. Белгородское направление», в областном музее народной культуры; в школьных музеях г. Белгорода (МБОУ: «Лицей №10», «Лицей №32», «Гимназия №3»; СОШ № 20, 29, 35, 45, 46); в Краснояружском краеведческом музее, в Белоколодезском краеведческом музее (Вейделевский район), в школьных музеях Валуйского (Шелаевская СОШ), Грайворонского (Почаевская, Смородинская СОШ), Губкинского, Красненского, Прохоровского, Ровеньского, Старооскольского, Чернянского районов.

Таким образом, в условиях перехода на новые образовательные стандарты возрастает значимость обращения к этнокультурному материалу, этнокультурным традициям. Использование краеведения и музейной педагогики призвано содействовать решению актуальных задач нравственно-патриотического воспитания, фасилитации обучения, развития личности, а также ее социализации и инкультурации.

 

 

Губернатор Белгородской области Савченко Е.С.
зажигает памятную свечу в храме Святых Апостолов Петра и Павла

 

«Очень важно, чтобы и мы, ныне живущие, и те, кто придет к нам на смену, помнили о своих истоках, преемственности поколений, неразрывной связи времен. Чтобы честное прочтение прошлого облагораживало, при соприкосновении с былым не покидала гордость за свою малую Родину, а будущее звало к новым вершинам созидания. Чтобы нас вела к новым достижениям гордость за своих дедов, отцов, старших братьев, а желание достойно продолжать начатое ими дело - было бы смыслом жизни и делом чести каждого. Чтобы все лучшие человеческие качества, унаследованные, обретенные земляками, прорастали крепкими и надежными побегами в душах и характерах новых поколений молодых жителей России» (Е.С. Савченко).

 

 


ПРОБЛЕМЫ СОЗДАНИЯ ЭКСПОЗИЦИЙ В ШКОЛЬНЫХ МУЗЕЯХ

 

Е.В. Гринякина, заведующая отделом краеведения ГАОУ ДОД «Белгородский областной Центр детского и юношеского туризма и экскурсий», г. Белгород

Согласно архивным данным, первые краеведческие музеи в школах Белгородчины появились в 1939 г. В 50-х годах школьники области в составе 310 экспедиционных отрядов принимали участие во Всесоюзной туристско-краеведческой экспедиции пионеров и школьников.

В 1958 г. в СШ № 1 г. Шебекино был создан школьный краеведческий музей под руководством учителя истории Черняева Н.П. Ребята выполнили задание Московского института материальной культуры и стали участниками Ш Всероссийского слета туристов. В том же году начал свою работу школьный краеведческий музей в СШ № 1 г. Алексеевка под началом учителя географии Попова Г.Е. В 1965 г. был проведен 1 областной смотр краеведческих музеев и уголков школ Белгородской области.

В 2010 году Белгородским областным Центром детского и юношеского туризма проведена плановая паспортизация музеев образовательных учреждений Белгородской области. В паспортизации участвовали 408 музеев образовательных учреждений: действующие музеи, имеющие паспорта и свидетельства, и вновь созданные, независимо от профиля.

Областная комиссия по паспортизации отмечает, что в результате поисковой деятельности в школьных музеях происходит постоянное пополнение музейных коллекций различного плана, обновление и расширение экспозиций музеев. Процесс перепрофилирования происходит постоянно. Школьные музеи исторического многотемного профиля по-прежнему составляют большую часть среди музеев образовательных учреждений области – 28,4%, что немногим меньше числа паспортизированных в 2005 году того же профиля - 35,4%. Наблюдается процентное увеличение музеев краеведческого и комплексного профилей: краеведческие – 18,1% (2005 г.) – 22,2% (2010 г.); комплексные – 17,8% - 19,8%; на прежнем уровне осталось количество этнографических музеев – 9,4% - 9,4%. Уменьшилось количество музеев военно-исторического профиля – 11,9% - 10,6% за счет перепрофилирования в комплексные школьные музеи, хотя военная тематика актуальна практически для каждого школьного музея.

Одним из основных направлений школьной музейной деятельности является экспозиционная работа. Экспозиция музея представляет собой результат совместной деятельности ряда специалистов – экспозиционера, архитектора, художника, плотника и др. Экспозиции различают по форме представления материала и принципам структурной организации экспонируемого материала. К первым относятся стационарные и временные экспозиции.

На мой взгляд, в школьных музеях основной акцент правомерно делать не на стационарные экспозиции (хотя подобные не только могут, но и должны иметь право на существование), а на создание временных выставок, в том числе размещенных не только в помещении школьного музея, но и в кабинетах учителей-предметников, помещениях кружков, коридорах и пр. Кратковременные проекты, под которые специально формируются и над которыми временно работают определенные коллективы школьников, являются динамичной формой презентации результатов их поисковой, исследовательской, художественно-творческой деятельности. Большое значение имеют регулярно устраиваемые выставки временных поступлений, где показывается то, что было собрано в результате поисковой работы.

Наряду с «витринными», здесь могут быть собраны экспозиции, построенные по принципу интерактивности, то есть основанные на непосредственном контакте и взаимодействии с предметами. Такие экспозиции делают необходимым и возможным проявление активности школьников, которые получат возможность «работать» с экспонатами (трогать, исследовать, ставить опыты), погружаться в определенную историческую реальность (например, примерить исторический костюм, писать перьевой ручкой, готовить по старинным рецептам), заниматься творчеством (рисовать, мастерить, играть на музыкальных инструментах).

По принципам структурной организации экспонируемого материала экспозиции принято подразделять на тематические, систематические, монографические и ансамблевые. Выбор той или иной формы экспозиции, принципов систематизации материалов зависят от концепции школьного музея, от состава фондов, от творческой фантазии школьного актива и коллектива школы. Каждому школьному музею приходится искать собственное экспозиционное решение в зависимости от своих представлений, каким должен быть их музей.

В первую очередь активу школьного музея необходимо разработать концепцию будущей экспозиции, т.е. сформулировать цели и задачи её создания и использования, определить и объяснить тематику будущей экспозиции, особенности экспозиционных комплексов, дать общую характеристику представляемых материалов из фондов музея и привлекаемых вспомогательных материалов, доступных оформительских материалов и предполагаемого экспозиционного оборудования и т.п.

Следующим этапом экспозиционного проектирования может стать разработка тематико-экспозиционного плана. Это документ, в котором отражается конкретный состав экспозиционных материалов в соответствии с тематической структурой экспозиции. Такой план может разрабатываться как на всю экспозицию, так и по каждому экспозиционному залу или тематическому комплексу отдельно. Не буду останавливаться на подробном описании создания ТЭПа, конечно, его создание – работа кропотливая и трудоёмкая, но она позволит детально разработать и представить научную и идеологическую суть предполагаемого экспозиционного решения.

Понятно, что актив школьного музея – и учащиеся, и педагоги – не имеют специальных знаний и практического опыта разработки и создания экспозиций. Поэтому целесообразно посетить ближайшие музеи, как государственные, так и школьные, чтобы посмотреть их экспозиции и выставки с точки зрения компоновки научных материалов, художественного оформления экспозиции, техники изготовления экспозиционного оборудования, использования технических средств, получить консультации профессиональных музейных экспозиционеров. Специалисты государственного музея могут порекомендовать или предоставить возможность изучить специальную литературу. Всё это поможет активу школьного музея выйти на собственные оригинальные решения, избежать разного рода ошибок при создании экспозиции своего музея .

В процессе проектирования и создания стационарной экспозиции или выставки школьного музея могут принимать участие не только активисты школьного музея, но и весь коллектив учреждения образования – дело найдется каждому. В этой работе могут реализовать свой творческий потенциал и те, кто любит рисовать, слесарничать, столярничать, шить, создавать модели и т.д. Только в школьном музее может быть наиболее последовательно воплощена идея сотворчества учащихся, учителей и родителей. Именно школьный музей способен в полной мере реализовать принцип «Музей для детей и руками детей», перенеся основной центр тяжести с процесса восприятия коллекций на процесс созидания, делания музея, который, по существу, является постоянным и не должен иметь завершения.

Литература:

1. Информационно-методический Вестник детско-юношеского туризма в России. - М.:ЦДЮТур МО РФ, 1998.

2. Туманов В.Е. Школьный музей – хранитель народной памяти. Методическое пособие, изд. третье, дополненное. М.:ФЦДЮТиК МО РФ, 2006. С. 228.

 

 

МУЗЕЙНЫЙ УРОК В ЭКСПОЗИЦИИ МУЗЕЯ-ДИОРАМЫ
В КОНТЕКСТЕ ИЗУЧЕНИЯ ИСТОРИИ
В ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ШКОЛЕ

Е.И. Дубинина, старший научный сотрудник музея, музейный педагог ГБУК «Белгородский историко-художественный музей-диорама «Курская битва. Белгородское направление», Действительный член БВИО, г. Белгород

 

Для развития, обучения и воспитания подрастающего человека исключительно важна связь с прошлыми поколениями, формирование культурной и исторической памяти.

Создание музейно-педагогической программы является моделью реализации инновационной образовательной практики музея. Такая модель открывает возможность наиболее эффективного взаимодействия музея и школы, так как создаёт предпосылки для формирования музейно–педагогического процесса. Внутри этой области выделяются отдельные учебные предметы, рассчитанные на освоение в сотрудничестве с образовательной службой современного музея и в контексте общих целей и содержания школьного образования.

Эта проблема поднималась как среди педагогической общественности, так и среди музейных работников. Музей-диорама «Курская битва. Белгородское направление» не стал исключением и музейным педагогом была разработана программа «Юные патриоты России», которая связана с рабочей учебной программой курса «История» для 9 класса в соответствии с государственным образовательным стандартом основного общего образования по истории, составленная в соответствии с объемом учебного времени, отводимого на изучение предмета истории по учебному плану образовательного учреждения – 70 часов в год, по 2 часа в неделю.

Основные содержательные линии рабочей программы в 9 классах реализуются в рамках двух курсов – «Истории России» и «Всеобщей истории». Такая же программа разработана и для учащихся 11 класса.

В академическом школьном учебнике автор В.А. Шестаков «История России XX – начало XXI века» для 11 класса, профильный уровень на изучение главы 7 «СССР и Вторая мировая война» выделяется 5 параграфов, в параграфе 32 «Решающие битвы» подтеме «Коллаборационизм» уделяется один лист, а теме, связанной с Курской битвой, 70-летие которой будет широко отмечаться в следующем, 2013 году, три абзаца. Но и это ещё не самое страшное. На странице 242 читаем: «5 августа 1943 года были освобождены Орёл и Курск. В честь этой победы в Москве был произведён первый артиллерийский салют», хотя город Курск был освобождён войсками Красной Армии 8 февраля 1943 года, а первый салют в годы Великой Отечественной войны был дан в честь освобождения городов Орла и Белгорода, поэтому они являются городами Первого салюта.

Вышеизложенное ещё раз приводит к выводу, что для молодого поколения наших земляков и юных гостей Белгородчины есть выход, это посещение музея-диорамы «Курская битва. Белгородской направление» – храма-памятника народному подвигу, который служит своему посетителю на протяжении четверти века. И поэтому у музея и школы возникла потребность в создании специальной программы.

Наука – основа всех форм деятельности музея. И если музей собирает, хранит, экспонирует, изучает и популяризирует культурные национальные ценности, то это не представляется возможным без научной концепции комплектования, без исследования музейных коллекций, без научной концепции экспозиции, без основанных на научных знаниях экскурсий, лекций и музейных уроков.

Являясь научно-исследовательским и культурно-образовательным многофункциональным институтом, опирающимся на Науку, музеи будут необходимой культурной формой современного общества и тем мостом, который будет связывать прошлое с настоящим и будущим, что является главной особенностью человеческой цивилизации – её этики, морали и нравственности.

И неслучайно одним из главных направлений культурно-образовательной деятельности является проведение музейных уроков в основной экспозиции музея-диорамы, которые основаны на научных изысканиях сотрудников музея.

Музейный урок имеет свои специфические особенности. Он отличается от обычного урока тем, что проводиться в музее и основным источником новой информации для учащихся является не только рассказ музейного педагога, но и подлинные памятники истории и культуры, представленные в экспозиции.

Он проводится с целью углубления знаний учащихся по теме учебного курса школы (основного или факультативного) непосредственно в экспозиции музея. Данная форма организации музейно-педагогического процесса имеет четко выраженный адресный характер и рассчитана на коллективную работу с группой учащихся (школьным классом), характеризующуюся относительной однородностью социально-демографических и психологических признаков, а также единой мотивацией прихода в музей.

Музейные уроки, организованные в основной экспозиции музея-диорамы, где интерактивное пространство создаётся в ходе самого занятия (фотографии, штаб командующего Воронежским Фронтом, нашего земляка генерала армии Н.Ф. Ватутина, командный пункт генерал-лейтенанта командующего 5-ой гвардейской танковой армии П.А. Ротмистрова, даёт возможность погрузиться в особую историческую среду. Встретиться с живыми экспонатами. Именно здесь имеющиеся у наших юных посетителей знания приобретают эмоциональную окраску, появляется возможность лучше осознать историческое событие, пропустить их через себя и выйти на новый уровень познания.

Для того чтобы активизировать познавательный интерес у учащихся в музейной экспозиции необходимо использовать элемент краеведения.

Школьнику ближе постижение истории страны через историю своей родословной или через знакомство с предметами, принадлежащими генералу армии, нашему земляку Н.Ф. Ватутину. Музейный урок «Н.Ф.Ватутин – полководец и человек» основан на предметах из музейной коллекции Н.Ф. Ватутина и видеокадрах, посвященных биографии полководца. Ученикам предлагается выбрать предметы из представленных материалов, которые могли бы принадлежать Николаю Фёдоровичу и обосновать, почему они ему могли принадлежать (чернильница-непроливайка, подстаканник, сапоги, фляжка, бинокль). И предметы, которые не принадлежали полководцу, и так же объяснить почему (диск, дискета, гусиное перо, шариковая ручка). Опираясь на видеокадры, ученики знакомятся с этапами становления Красной Армии и основными событиями Великой Отечественной войны. Перед просмотром они получают задания в виде тестов, на которые смогут ответить, внимательно просмотрев фильм. Итогом урока является беседа, которая иногда перерастает в дискуссию о личности Николая Фёдоровича, как человека и как полководца.

Таким же образом разработаны уроки, связанные с персоналиями: «Г.К. Жуков – полководец и человек», «И.С. Конев – почётный гражданин города Белгорода», «П.А. Ротмистров – герой Прохоровки» и др. (в учебнике о них упоминаются только фамилии).

Действительно, гораздо легче привлечь подростков в музейную атмосферу возможностью пообщаться с музейным предметом вне пределов витрины, провести самостоятельное исследование. Примером может служить урок по теме: «М.Е. Катуков – командующий 1-ой гвардейской танковой армией», в форме игры «Что? Где? Когда?» в ходе которой, старшеклассники делятся на три команды. Каждая из команд получает задание через вращение волчка выбрать музейный предмет и описать его. Даётся время на выполнение задания, затем рассказ и дополнительные вопросы участников другой команды.

Ещё одна форма работы – поисково-исследовательская с использованием маршрутных листов по теме «Курская битва – коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны». Задания для учащихся играют роль путеводителя, что позволяет поддерживать внимание и интерес ребят к данному виду деятельности. Например, рассмотреть и дать описание экспоната; найти экспонат по описанию; сравнить экспонаты; сделать рисунок и сопоставить его с подлинником, высказать свое мнение, написать, что понравилось, и что не понравилось. Задания такого формата учат извлекать знания из первоисточников, находящихся в экспозиции, пользоваться аннотациями, ориентироваться в музейной среде. Ещё и ещё раз пополнить или поделиться своими знаниями об истории России в ходе Великой Отечественной войны с одноклассниками.

Поэтому вопрос о формировании исследовательского начала у школьников и представляется чрезвычайно актуальным. Конечно, при том условии, если музейный педагог не ограничивается лишь рамками одной конкретной экспозицией или конкретным залом, а соглашается с мыслью о том, что весь мир есть один огромный музей под открытым небом.

Особым интересом, как среди преподавателей, так и учащихся пользуется музейный урок по теме: «Картины музея-диорамы», а именно картина В. Сибирского «Подвиг бойцов батальона капитана Бельгина»; картины А. Самсонова: «Женщины и война» и «Освобождение», «Вечный огонь», в ходе которого они через изобразительное искусство, представленное художниками Студии военных художников имени М.Б. Грекова, знакомятся с событиями Курской битвы, получая не только знания по истории, но и познавая ценности отечественной культуры. Закрепление полученной информации путём использования презентации по изучаемым картинам (высвечивается картина и в листках активности или устно ученики отвечают кто автор, какому событию посвящена, когда написана).

Урок в музее – это наблюдение и размышление, в ходе которого устанавливая отношения с музейным предметом, и рождается диалог, который в последствии приводит к диалогу культур.

Стоит сказать и о современных технологиях, которые адаптируют музейные ресурсы к потребностям учащихся путём создания продукта, содержащего всю необходимую информацию ещё и активизируют познавательную деятельность учащихся: это сайт музея – диорамы, один из самых полных ресурсов посвящённых теме Курской битвы и Книга памяти, которая позволяет стать исследователем и найти пропавшего без вести или погибшего родственника – участника Великой Отечественной войны, а благодаря информационному киоску используем музыкальное сопровождение при проведении музейных уроков в экспозиции, т.к. музыка является одним из сильнейших факторов эмоционального воздействия на психику. Она позволяет нашей памяти путешествовать во времени и пространстве. Позволяет пережить события давно минувших лет.

Музейный урок «Прохоровское сражение», где учащиеся слушают песню в исполнении народной артистки СССР Л. Зыкиной «Разве можно забыть » авторы: поэт О. Левицкий, а автор музыки Г. Кирьянов – участник Прохоровского сражения, на учеников производит неизгладимое впечатление. Интересным моментом, который привлекает внимание школьников, является использование экрана, на котором демонстрируются кадры кинохроники.

«Экран в экспозиции позволяет с лёгкостью путешествовать во времени и пространстве, решать образовательные задачи музея любого профиля. И не менее важно привить уважение к подлинному музейному предмету, подчеркнуть его уникальность и уязвимость в сравнении с изображением, вызванным «игрой электронов на экране».

Затем учащиеся знакомятся с живописным полотном музея-диорамы, а возвращение к видеокадрам является формой закрепления полученных знаний. Процесс познания всегда влечёт за собой процесс обучения.

Наличие экрана используется не только для просмотра фильмов, клипов в ходе проведения кинолекториев, но и работы с презентациями, созданными не только научными сотрудниками, но и старшеклассниками школ города.

Кадеты 9 «А» класса средней общеобразовательной школы № 45 г. Белгород, побывав на музейном уроке, посвящённом Герою Советского Союза, участнику Курской битвы М.Ф.Борисову, где были представлены предметы, принадлежавшие Михаилу Фёдоровичу (книги, фотографии, документы) заинтересовались и провели исследовательскую работу, итогом которой стала презентация о герое. Это подтверждает, что процесс обучения идёт через удовольствие.

Стоит отметить, что музейные уроки проводятся по всей теме «Великая Отечественная война 1941-1945 гг.», не только в основной экспозиции, но и в кинозале музея-диорамы с привлечением информационных технологии и фондовых коллекций.

 

 

 

Деятельность музея-диорамы показала, что на протяжении всего своего существования он является не дополнительным наглядным пособием к школьному курсу, а самостоятельным образовательно-воспитательным учреждением. И ещё раз хочется подчеркнуть, что музейные уроки раскрывают и развивают потенциальные творческие способности, заложенные в каждом ребенке с рождения; создают условия для самовыражения и реализации творческого потенциала.

Содержание занятий помогают школьнику создавать в своем воображении максимально цельную картину окружающего мира, совершать собственные маленькие открытия на пути постижения многовековой культуры человечества, ощущать себя наследником этого богатства.

Специфика образования в музее-диораме осуществляется на предметной основе и в специально организованной, эстетически значимой и информационно насыщенной предметно-пространственной среде, где органично сочетаются документально-достоверное и художественно-образное начала и где ученик находит кратковременное убежище от агрессии и шума внешнего мира.

 

Литература:

  1. Актуальные проблемы современного музейного дела. Сборник трудов творческой лаборатории «Музейная педагогика» кафедры музейного дела. – Вып. 8/ составитель И.М. Косова – АПРИКТ. М.: Издательство ИКАР, 2010 -146 с.
  2. Актуальные проблемы современного музейного дела. Сборник трудов творческой лаборатории «Музейная педагогика» кафедры музейного дела. – Вып. 8/ составитель И.М. Косова – АПРИКТ. М.: Издательство ИКАР, 2010 -146 с.
  3. XXIX Всероссийский семинар «Музей и подрастающее поколение»: Сб. материалов. – М., 2007.- 88 с.
  4. Данилов А.А. История России. XX – начало XXI века: учеб. для 9 класса общеобразоват. учреждений / А.А. Данилов, Л.Г. Косулина, А.В. Пыжиков. – 10-е изд. – М. «Просвещение» 2003. – 400 с.
  5. Загладин Н.В., Козленко С.И., Минаков С.Т., Петров Ю.А. История России. XX – начало XXI века: учебник для 9 класса общеобразовательных учреждений / Н.В. Загладин (отв. ред.), С.И. Козленко, С.Т. Минаков,Ю.А. Петров. – 11-е изд. – М. ООО «Русское слово – учебник». 2011. – 400 с.: ил.


ПАТРИОТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ ГРАЖДАН
БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ

А. А. Максименко, консультант управления по делам молодёжи Белгородской области, г. Белгород

Одним из приоритетных направлений развития Белгородской области является военно-патриотическое воспитание граждан, формирование у молодёжи высокого патриотического сознания, повышенного чувства верности своему Отечеству, готовности к его защите как важнейшей конституционной обязанности в отстаивании национальных интересов Российской Федерации и обеспечении ее военной безопасности перед лицом внешних и внутренних угроз.

В области сложилась стройная система патриотического воспитания граждан, основанная на дифференцированном подходе к различным группам населения, комплексном сочетании основных её направлений, тесном взаимодействии и сотрудничестве органов государственной власти и местного самоуправления, различных общественных организаций и молодежных структур. Об этом свидетельствует тот факт, что в 2009 году Белгородчина заслужила право на проведение финала Всероссийского Слета военно-патриотических клубов ЦФО «Армия. Родина. Долг». Воинская часть в Грайворонском районе принимала 400 юных патриотов из 18 регионов ЦФО России. Соревнования проходили по 15 направлениям и стали настоящей школой армейской жизни.

Выполнение государственной программы «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2011-2015 годы » (далее - Программа) и разработанной в соответствии с ней областной программы «Патриотическое воспитание граждан Белгородской области на 2011-2015 годы», предусматривает дальнейшее совершенствование процесса патриотического воспитания, расширение работы и определение приоритетов в этом направлении на современном этапе.

Во всех муниципальных органах местного самоуправления области разработаны аналогичные программы и планы мероприятий по реализации Программы.

Неукоснительное соблюдение законодательства Российской Федерации при организации патриотического воспитания на территории Белгородской области осуществляется посредством:

- постановления правительства области от 23 октября 2010 г. № 358-пп «Об утверждении долгосрочной целевой программы «Патриотическое воспитание граждан Белгородской области на 2011-2015 годы»;

- постановления правительства Белгородской области от 25 января 2010 года №21-пп «Об утверждении плана мероприятий, направленных на совершенствование допризывной подготовки молодежи Белгородской области к военной службе в Вооруженных силах Российской Федерации, на 2010-2014 годы»;

- постановления губернатора области № 36 от 28.04.09 г. «О мероприятиях по реализации проекта духовно-нравственного и гражданско-патриотического воспитания, обеспечения духовной безопасности молодежи Белгородской области «С верой в Отечество» на 2009-2012 годы»;

- распоряжения правительства области «Об утверждении положения и состава Белгородского областного организационного комитета «Победа»»№ 147-рп от 04.04.11 г.

- распоряжения Губернатора области «О выделении денежных средств на организацию и проведение мероприятий, посвященных 100-летию канонизации Святителя Иоасафа, епископа Белгородского» № 120-рп от 28.03.11 г.

Созданы региональные координационные советы и центры патриотического воспитания:

- Белгородский областной организационный комитет «Победа» (распоряжение правительства области «Об утверждении положения и состава Белгородского областного организационного комитета «Победа»» № 147-рп от 04.04.11 г.);

Координационный совет по организации выполнения долгосрочной целевой программы «Патриотическое воспитание граждан Белгородской области на 2011 - 2015 годы» (постановление правительства области от 23 октября 2010 г. № 358-пп «Об утверждении долгосрочной целевой программы «Патриотическое воспитание граждан Белгородской области на 2011-2015 годы»). Во всех муниципальных районах и городах области утверждены аналогичные советы и их состав.

Управлением по делам молодежи области заключен договор о сотрудничестве и совместной деятельности с областным советом ветеранов Великой Отечественной войны, Вооруженных Сил и правоохранительных органов. Договор пролонгируется на ежегодной совместной коллегии управления по делам молодежи Белгородской области и пленуме областного Совета ветеранов войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов «Нам доверена память!», также ежегодно утверждается план совместной работы.

Ежеквартально на совместной коллегии управления по делам молодежи Белгородской области, регионального отделения ДОСААФ России Белгородской области и областного Совета ветеранов войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов рассматриваются вопросы по ведению военно - патриотической работы в учебных заведениях, трудовых коллективах, предприятиях по формированию активной гражданской позиции и профессиональной преемственности, по созданию и функционированию музеев боевой и трудовой славы, организации наставничества и шефства.

Ежегодно проводится совместный семинар – совещание с участием управления по делам молодежи области, регионального отделения ДОСААФ России Белгородской области, военного комиссариата, органов образования, областного Совета ветеранов войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов, лидеров общественного мнения и представителей Русской Православной Церкви, посвященный развитию патриотического воспитания граждан Белгородской области.

На территории области продолжается развитие Регионального центра по допризывной подготовке молодежи к военной службе на базе РО ДОСААФ России Белгородской области совместно с в/ч 27898 г. Белгорода, призывным пунктом военного комиссариата Белгородской области, а также муниципальных центров патриотического воспитания молодежи совместно с МО ДОСААФ России, отделениями военного комиссариата на базе Новооскольского и Яковлевского центров патриотического воспитания.

В области развиваются различные формы гражданско-патриотического воспитания граждан, подготовки молодежи к воинской службе. Это военно-патриотические и детские общественные объединения, клубы, а также многообразные формы деятельности, включающие в себя поиск и сбор материалов, работу в походах и экспедициях, встречи с людьми, запись их воспоминаний, организацию экспозиций и выставок.

В каждом муниципальном образовании области в целях летней занятости молодежи и подростков организована работа летних трудовых военно-патриотических, эколого-патриотических лагерей, смен и отрядов.

Большое развитие на Белгородчине получило поисковое движение. В рамках формирования фонда музея – заповедника «Прохоровское поле» по результатам действий БРОО «Поиск» в музей передано более 1000 образцов снаряжения и техники военных лет.

Большую роль по военно – патриотическому воспитанию граждан Белгородской области играет Белгородская региональная организация общероссийской общественной организации «ДОСААФ России».

В настоящее время в области работают 19 советов ДОСААФ России, из них: 1 региональный, 1 городской и 17 районных. Региональный совет и 14 местных советов являются юридическими лицами, а 4 местных совета объединены с учебными организациями (3 – с Губкинской, Корочанской и Шебекинской автомобильными школами и 1 – с Алексеевской СТШ).

Авиационно-спортивный клуб ДОСААФ России и его 30 филиалов играют основную роль в подготовке юных парашютистов области. На базе клуба регулярно проводятся практические занятия по парашютно-десантной подготовке с воспитанниками ВПК.

Значимым событием в деятельности регионального отделения ДОСААФ России Белгородской области стало подписание трёхстороннего соглашения о взаимодействии и сотрудничестве в рамках допризывной подготовки, военно-патриотического и духовно-нравственного воспитания молодёжи с войсковой частью и Белгородской и Старооскольской Епархией.

С 2000 года вводились в штат Белгородской региональной организации РОСТО (ДОСААФ) должности специалистов-инструкторов по военно-патриотическому воспитанию молодёжи. На сегодняшний день их число составляет 101 единицу. Благодаря этому в 2012 году в области насчитывается 187 военно-патриотических клубов и спортивных секций с наполняемостью более 9500 воспитанников на постоянной основе и повремённой – свыше 22500 человек.

Все клубы, кружки и секции доступны для молодежи, так как в основе своей являются бесплатными.

Проанализировано состояние и опыт программного, научно-методического и кадрового обеспечения работы по патриотическому воспитанию молодежи в оборонно-спортивных, оздоровительных лагерях, военно – патриотических клубах, в молодежных общественных организациях патриотической направленности и по результатам анализа изданы и переизданы методические пособия и учебные материалы, нормативные акты.

Данный положительный опыт был распространен среди объединений патриотической направленности муниципальных образований области.

Примерами успешной работы являются такие военно-патриотические клубы как «Гранит» Новооскольского района, «Беркут» Волоконовского района, «Клуб А.Невского» г. Валуйки, «Руевит» г. Старый Оскол, «Ливенец» Красногвардейского района, центр тактико–специальной подготовки «Каскад» г. Старый Оскол, «Тайфун» г. Строитель, «Моряк» г. Белгород.

Уже 11 лет проводится Международный слёт военно-патриотического объединения «Поколение». В слете принимают участие свыше 350 человек из 22 команд от всех муниципальных образований области, а также команды Сумской области (Украина).

Благодаря тесному взаимодействию управления по делам молодежи области, военно-патриотического объединения «Поколение», областного военного комиссариата, ОГУ «Центр молодежных инициатив» и других заинтересованных структур ежегодно проводится Областной слет молодежных военно-патриотических организаций «Армия. Родина. Долг», в основе работы которого - военно-патриотическое воспитание молодежи, допризывная подготовка, формирование у подрастающего поколения любви к Отчизне и ответственности за судьбу Родины. Мероприятие объединяет 22 команды-участницы от всех муниципальных образований Белгородской области.

Ежегодно в целях патриотического воспитания, популяризации профессий пожарного и спасателя, профессионального ориентирования подрастающего поколения совместно с главным управлением МЧС России по Белгородской области проводится региональный слет-соревнование детско-юношеского движения «Школа безопасности» и организуется работа полевого лагеря «Юный спасатель» (всего принимают участие более 20 команд из муниципальных образований области).

В целях военно-патриотического воспитания молодежи, допризывной подготовки, формирования у подрастающего поколения любви к Отчизне ежегодно управлением по делам молодежи области совместно с комиссией по делам несовершеннолетних и защитите их прав при губернаторе области, проводится традиционная весенняя областная спартакиада им. А.С. Макаренко среди несовершеннолетних группы «социального риска» и оказавшихся в трудной жизненной ситуации. В спартакиаде принимают участие несовершеннолетние группы «социального риска» из 22 районов области, состоящие на различных видах профилактического учёта в образовательных учреждениях, территориальных комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их прав, органах внутренних дел.

Ежегодно, в августе в рамках проекта «Феникс» организуется работа лагеря «Патриот» для подростков групп социального риска на 100 человек на базе лагеря «Радуга» Старооскольского городского округа. Ребята занимаются военно-прикладными видами спорта, проходят строевую подготовку. С подростками встречаются представители правоохранительных ведомств, комиссии по делам несовершеннолетних, управления по делам молодежи области, антинаркотической комиссии. По мнению организаторов мероприятия, проект удался: многие из ребят, которые считаются трудными, имеют приводы в милицию или судимость, заинтересовались работой военно-патриотических клубов. «Дети задумались о своём будущем, подтянули дисциплину. Есть вероятность, что они уйдут с улицы в наши клубы», – отметили организаторы проекта.

Важную роль в воспитании будущих защитников Отечества, юных патриотов играют проводимые в области ежегодные акции «Вахта памяти», «Равнение на Победу. В акциях ежегодно принимают участие свыше 50 тыс. школьников.

Ежегодно в канун Дня защитников Отечества в области стартует месячник оборонно-спортивной и военно-патриотической работы. В рамках месячника в образовательных учреждениях области проводятся встречи с ветеранами Великой Отечественной войны, Уроки мужества, спартакиады.

Большой популярностью у подростков пользуются: военно-патриотическая игра «Зарница», областная парусно-гребная регата, акция «Призыв».

В феврале традиционно проводится Международный молодежный фестиваль – конкурс солдатской и военно-патриотической песни стран СНГ «Афганский ветер». Фестиваль проводится в целях сохранения памяти о воинах, не вернувшихся с Афганской и Чеченской войн, других локальных конфликтов, воспитания чувств патриотизма и верности солдатскому долгу у подрастающего поколения, расширения круга любителей солдатской песни, установления творческих контактов, духовного обогащения молодежи на идеалах героизма, гуманизма и подвига российских солдат.

Юные патриоты выступают инициаторами увековечения памяти героев-земляков в названии улиц, открытии мемориальных досок, в организации и помощи ветеранам и семьям погибших воинов. Они берут на себя заботы о воинских могилах, о поиске без вести пропавших воинов.

Свыше 40 общеобразовательным школам Белгородской области присвоены имена Героев Советского Союза, России, почетных граждан Белгородской области.

В области функционирует областной лицей милиции, создано свыше 140 кадетских классов в 19 районах и городах области, в которых обучаются около 3 тысяч школьников. Наиболее массово кадетские классы представлены в городах Старый Оскол, Белгород, Корочанском, Красногвардейском, Яковлевском районах.

Кадетские классы работают в тесном взаимодействии с военкоматами, органами внутренних дел, общественными организациями.

Распоряжением Губернатора Белгородской области от 12 июля 2010 года № 426-р «О создании рабочей группы по становлению и развитию движения казачества на территории Белгородской области» утвержден профильный сектор по организации патриотического и духовно-нравственного воспитания казачьей молодежи, работу которого координирует департамент образования, культуры и молодежной политики Белгородской области.

В 10 территориях области на базе учреждений дополнительного образования детей функционирует 39 творческих объединений, кружков, изучающих историю казачества, в которых обучаются свыше 700 детей.

В области в 10 образовательных учреждениях осуществляется образовательный процесс с использованием культурно-исторических традиций казачества.

Ежегодно с 1 апреля по 1 октября проводится областная эколого-патриотическая акция-эстафета «Мой двор, моя улица», которая включает в себя: благоустройство территории городов, районов и населенных пунктов области; работы по озеленению; посадку деревьев, кустарников, цветов; оказание шефской помощи ветеранам Великой Отечественной войны, вдовам, домам ветеранов.

В рамках ежегодно «Всероссийского дня призывника» органами по делам молодежи совместно с военными комиссариатами проводятся областные и районные «Дни призывника», приуроченные к весеннему и осеннему призыву граждан на военную службу, с приглашением ветеранов войны и труда, лидеров общественного мнения, представителей Русской Православной Церкви.

Ежегодно в декабре месяце подводятся итоги ежегодного областного конкурса на лучшую систему организации работы по допризывной подготовке молодежи к службе в Вооруженных силах страны и ежегодного областного конкурса «Готовы в армии служить!» на лучшую организацию работы по допризывной подготовке молодежи.

Одним из важнейших направлений в работе физкультурных организаций области является областная спартакиада допризывной и призывной молодежи, проводимая в три этапа, которая стала своеобразным смотром физической подготовленности молодежи к военной службе.

Спартакиада стала традиционной и проводится ежегодно по двум видам программы: полиатлон (стрельба пулевая, подтягивание на перекладине, плавание, бег на 100 м., бег на 3000 м., метание гранаты) и военно-прикладные полосы препятствий. В течение года спартакиаде предшествуют традиционные соревнования и турниры памяти прославленных земляков, погибших в годы Великой Отечественной войны и в «горячих точках»: по зимнему и летнему полиатлону, гиревому спорту, легкой атлетике, вольной борьбе, дзюдо и самбо, пулевой стрельбе и другим видам спорта. Так, в городе Валуйки проводится легкоатлетический пробег и шахматный турнир памяти Героя Советского Союза Н.Ф. Ватутина, в городе Белгороде – турниры по дзюдо памяти Героя Советского Союза А.Попова, Героя России В. Бурцева, в городе Грайвороне - капитана милиции А. Колесникова, в городе Губкине - Героя Советского Союза И. Хворостяного, в городе Строителе – Героя Советского Союза В. Шаландина.

Для физической подготовленности допризывной и призывной молодежи в области возобновилась работа среди учащихся по подготовке к выполнению и сдаче нормативов физкультурного комплекса «Готов к труду и обороне» (ГТО).

В этих целях принято совместное постановление коллегий управлений: образования, физической культуры и спорта, по делам молодежи области от 15.05.2001 года № 9 «О введении в образовательных учреждениях области физкультурного комплекса «Готов к труду и обороне» (ГТО).

Организация работы по физкультурному комплексу ГТО является одним из критериев областного смотра-конкурса на лучшую постановку спортивно-массовой и физкультурно-оздоровительной работы в общеобразовательных школах и способствует совершенствованию физической подготовки молодежи к службе в рядах Вооруженных сил РФ.

Очевидно, что основным объектом патриотического воспитания являются дети и молодежь – будущее любого общества. Воспитание детей и молодежи в духе патриотизма – сложный и своеобразный процесс. Поэтому патриотическое направление воспитательной работы выделено в нашей области в особое направление государственной и общественной деятельности.

 

Международный научно-практический семинар
«АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ
ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ»

 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПАРТИЙНЫХ И ГОСУДАРСТВЕННЫХ СТРУКТУР КУРСКОЙ ОБЛАСТИ ПО ОКАЗАНИЮ ПОМОЩИ ДЕЙСТВУЮЩЕЙ АРМИИ НАКАНУНЕ
И В ХОДЕ КУРСКОЙ БИТВЫ

 

К.В. Яценко, доктор исторических наук, профессор КГУ, г. Курск

 

Победа в сражениях на Курской дуге была заслугой не только действующей армии, но и тружеников тыла. Весомый вклад в нее внесли органы власти и население Курской области, чей край оказался в эпицентре решающих событий 1943 года. После освобождения от оккупации им пришлось в сложнейших условиях решать целый ряд задач: восстанавливать разрушенное хозяйство, давать стране хлеб и, самое главное, оказывать всемерную поддержку фронту.

На Х пленуме обкома ВКП(б), проходившем в освобожденном Курске 1–3 апреля 1943 г., выступивший с докладом первый секретарь обкома П.И. Доронин отмечал: «Наша область по-прежнему остается фронтовой. Поэтому центральной задачей работы нашей парторганизации и всего населения области является всемерная помощь Красной Армии...». Курскому горкому, райкомам партии, райисполкомам предлагалось обеспечить привлечение населения на строительство оборонных сооружений; оказывать практическую помощь воинским частям в улучшении обслуживания раненых бойцов, развивать шефство организаций над госпиталями, донорство; создавать в районах истребительные батальоны и отряды по охране порядка.

Одним из важнейших направлений деятельности местных органов власти была военно-мобилизационная работа. Всякая армия, ведущая кровопролитные бои, нуждается в постоянном пополнении своих рядов. В первой половине 1943 г. эта проблема остро стояла и перед обеими противоборствующими сторонами на советско-германском фронте. Германия пыталась залатать бреши в личном составе Вермахта путем «тотальной мобилизации». Потребность в притоке свежих сил испытывала и Красная Армия, которой было необходимо восполнить к решающим летним сражениям значительные потери, понесенные в начале 1943 г. Так, только Воронежский фронт за два с половиной месяца боев потерял около 154 тыс. человек.

На территории освобожденных районов Курской области находилось значительное количество граждан, подлежавших направлению в армию – молодежь, достигшая к этому времени необходимого для призыва возраста, лица старших возрастов, остававшиеся под оккупацией. В связи с этим необходимо было провести призыв и мобилизацию в РККА военнообязанных 1893–1921 годов рождения и призывников 1922–1925 годов рождения.

Мобилизация развертывалась в районах области по мере их освобождения и восстановления советских, партийных органов, военкоматов (к концу февраля она проводилась уже в 46 районах). Непосредственно ею занимались военкоматы и, в первую очередь, призывные комиссии, в состав которых обычно входили военком в качестве председателя и представители от райкома ВКП(б), райисполкома, РО НКВД и воинских частей.

На призывных пунктах и в пути следования команд мобилизованных к месту назначения проводилась разнообразная агитационно-пропагандистская работа: доклады, беседы о международном положении СССР, задачах Красной Армии в Отечественной войне, Сталинградской битве. На конкретных фактах рассказывалось о зверствах фашистов на оккупированной территории Курской области.

Успешному ходу мобилизации помогал высокий патриотический настрой самих призываемых. К концу февраля более двух тысяч курян подали заявления о зачислении их добровольцами в РККА. Большой вклад в укрепление рядов Красной Армии внесли курские партизаны – Первая Курская партизанская бригада передала частям РККА 1158 человек, Вторая бригада – 3503. Приходилось заботиться не только о количестве, но и о качестве пополнения, прежде всего – о боевой подготовке молодежи. С 1 марта в области было начато обучение в системе всевобуча 11989 призывников 1926 года рождения.

К концу февраля 1943 г. в войсковые части РККА было направлено 21283 человека, через месяц эта цифра выросла до 74493, а к началу июля – до 152188. Помимо этого, было выявлено и направлено в армию 27443 военнослужащих, оказавшихся ранее по различным причинам (окружение, плен) на оккупированной противником территории. 302 человека область дала Красной Армии в результате проведения поверочной регистрации военнообязанных, которая была организована в июне в соответствии с приказом Наркома обороны № 0316. Всего же в первой половине 1943 г. из Курской области в части РККА было направлено 179933 человека.

Направление большого количества курян в части Центрального, Воронежского фронтов, Степного военного округа позволило значительно пополнить их в один из самых решающих моментов войны. Так, в состав 13-й и 70-й армий влилось свыше 20 тысяч человек, более 80 процентов всего пополнения составляли куряне в 60-й и 47-й армиях. В общем количестве пополнения, поступившего в Красную Армию с апреля по июль (782 тысячи человек), доля мобилизованных с территории Курской области составляла, по нашим подсчётам, более 10%.

Другой серьезной проблемой была помощь действующей армии в обеспечении безопасности ее ближайшего тыла. К.К. Рокоссовский позднее напишет: «Охрана тылов была такой же важной задачей, как удержание позиций в обороне и выполнение приказа в наступлении...».

Обстановка в регионе весной–летом 1943 г. была очень сложной. Абвер в операции «Цеппелин» ввел в действие за первые шесть месяцев 1943 г. почти вдвое больше шпионов и диверсантов, чем за весь предыдущий год; только одно из его подразделений – «абверкоманда-104» – с октября 1942 г. по сентябрь 1943 г. забросило в тыл Красной Армии 150 разведывательно-диверсионных групп. Контрразведчики Центрального фронта в июне и июле 1943 г. обезвредили 15 таких групп (причем некоторые из них были предназначены для нападения на штаб фронта и совершения террористического акта в отношении командующего фронтом К.К. Рокоссовского). Факты заброски на территорию региона парашютистов противника фиксировались в документах неоднократно. Например, в Ястребовском районе 28–30 июля с самолетов было сброшено шесть парашютистов, которые имели задание совершить диверсионные акты и вывести из строя только что построенную железнодорожную линию Старый Оскол – Ржава. Скрывавшиеся в лесах предатели, пособники фашистов вместе с уголовными элементами, дезертирами нередко собирались в бандгруппы.

Особую роль в поддержании порядка на территории области были призваны сыграть истребительные батальоны из местного населения. Согласно приказу Управления НКВД № 0010 от 19 марта 1943 г. к началу мая было организовано 34 батальона численностью 2303 бойца. К июлю их количество возрастает до 53, а численность личного состава – до 3968. Вооружены они были в основном оружием, найденным на местах боев или изъятым у населения, частично – полученным со складов НКВД. В помощь батальонам в населенных пунктах создавались группы содействия.

«Фронт рядом, товарищи! – говорилось в обращении обкома и облисполкома к колхозникам и колхозницам Курской области. – Немецкие коршуны кружат над нашими селами. Враг засылает к нам своих шпионов... Так будем же всегда начеку. Сами установим в каждом селе военный порядок и железную дисциплину. Организуем оборону от воздушных налетов, поставим охрану мостов, дорог, общественных построек... Не допустим ни одного постороннего человека для остановки в селе без разрешения советских властей. Враг не добьется цели, если мы будем бдительны».

Задачи, возлагаемые на истребительные батальоны, были определены в целом ряде документов военного времени. Например, в постановлении Военного совета Воронежского фронта № 0058 «О поддержании твердого государственного порядка в тылу фронта» от 31 мая, в постановлении бюро Курского обкома ВКП(б) и облисполкома от 14 июня 1943 г. от истребительных батальонов требовалось организовать охрану железнодорожных мостов и сооружений, узлов и линий связи, учреждений, предприятий и повседневное патрулирование в населенных пунктах, а также периодическое прочесывание местности (лесных массивов, оврагов, кустарников, нежилых строений, оставленных оборонительных сооружений) с целью выявления и задержания врага.

Результативность выполнения этих задач во многом зависела от подбора личного состава и командиров батальонов, их умения правильно организовать службу с учетом конкретной оперативной обстановки в районе. За период с апреля по сентябрь 1943 г. наибольшее количество задержаний было проведено Пристенским истребительным батальоном – 257, Льговским – 174, Поныровским – 155. В целом по области в 1943 г. с участием бойцов истребительных батальонов было задержано 7928 человек, в том числе 7 вражеских парашютистов, 17 летчиков с подбитых немецких самолетов, 32 бандита и их пособника, 678 нарушителей режима военного времени, 1470 дезертиров из Красной Армии и уклонившихся от военной службы и т.д.

Нередко бойцам-истребителям приходилось рисковать жизнью, проявлять выдержку и находчивость. Это ярко демонстрируют следующие примеры. В августе 1943 г. на территорию Хитровского сельсовета Чернянского района были сброшены два диверсанта-парашютиста. Член местной группы содействия И.А. Прядченков, встретив одного из них, предложил показавшемуся подозрительным незнакомцу ночлег. Однако привел он диверсанта не домой, а в сельсовет, где тот был задержан. На следующий день при прочесывании местности был задержан второй парашютист. В Новооскольском районе действовал бандит А.Д. Гиленко. При оккупации он служил у немцев старшим полицейским и лично расстрелял пленного комиссара Красной Армии. При освобождении района ушел с немецкой армией, однако затем вернулся и занимался грабежами колхозников. Командир истребительного батальона младший лейтенант милиции Силин организовал местный актив для поимки бандита. При задержании тот оказал вооруженное сопротивление и был убит. У убитого бандита были найдены пистолет, ручная граната и кинжал.

Бойцы истребительных батальонов занимались также сбором на полях боев оружия, боеприпасов и военного имущества, а также изъятием его у населения. В 1943 г. ими было собрано более 9 тыс. винтовок и более миллиона патронов к ним, а также значительное количество пистолетов-пулеметов, пулеметов, противотанковых ружей, минометов, мин и снарядов различных калибров.

В.Т. Аленцев, занимавший в то время должность начальника Управления НКГБ по Курской области, впоследствии напишет: «Несмотря на колоссальное передвижение наших войск и военной техники в районе Курской дуги, вражеской разведке не удалось совершить не только какого-либо диверсионного или иного серьезного подрывного акта, но и собрать сколь-нибудь важной разведывательной информации. Чекистам помогали многие советские люди». Последнее вполне можно отнести к бойцам истребительных батальонов.

Огромную работу проделали куряне и по оказанию помощи Красной Армии в оборонительном строительстве.

Как известно, подготовка советских войск к решающим сражениям 1943 года предполагала создание на Курском выступе целой системы мощных оборонительных сооружений. На участках Центрального и Воронежского фронтов оборудовалось шесть оборонительных полос. Главная полоса обороны создавалась первыми эшелонами армий и имела протяженность 550 км. Вторые эшелоны армий готовили вторую полосу, протяженностью 540 км. Далее, на удалении 20–40 км от переднего края главной полосы, проходила тыловая армейская полоса (580 км). За ней располагалось три фронтовых оборонительных рубежа. Отдельный оборонительный рубеж по реке Кшень и южнее оборудовался войсками Степного военного округа. Восьмой по счету – государственный рубеж обороны (ГРО) – создавался по левому берегу Дона. Все работы по инженерному оборудованию местности систематически проверялись Генеральным штабом, командованием и штабами фронтов и армий. Так, командующий Центральным фронтом К.К. Рокоссовский 21 марта 1943 г. в своем приказе №00123 о создании армейской полосы обороны требовал докладывать ему о ходе строительства с представлением исполнительных схем через каждые пять дней.

Масштабы этой работы были грандиозны, она велась непрерывно на протяжении нескольких месяцев. Ставка ВГК из имевшихся в ее распоряжении 13 управлений оборонительного строительства (УОС) резерва Главного Командования задействовала в районе Курского выступа 8, в составе которых насчитывалось 31 управление военно-полевого строительства (УВПС). Однако сил самой армии для ведения такого строительства было недостаточно. К тому же работу военных строителей серьезно осложняли постоянные бомбежки и обстрелы противника. Бывший начальник 22-го УОС полковник А.С. Корнев в своих мемуарах вспоминал: «Не стихали воздушные бои. Сотни бомбардировщиков и штурмовиков бросал враг против наших войск. Не прекращалось строительство рубежей. Рыть приходилось под обстрелом и почти без всякой техники: она немедленно уничтожалась вражеским огнем. Для нас это, пожалуй, было самое тяжелое испытание за всю войну».

Поэтому не случайно к работам, начиная с тыловой армейской оборонительной полосы, широко привлекалось местное население. Поскольку большая часть мужчин находилась в армии, этот груз в основном лег на плечи женщин и молодежи. Первое постановление военного командования о мобилизации гражданского населения Курской области на оборонительные работы датируется 22 февраля 1943 г. Это было постановление Военного совета Воронежского фронта, которое предусматривало выделение в распоряжение 38-го Управления оборонительного строительства 50000 курян. После этого мобилизации проводились неоднократно. Например, постановлениями Военных советов Воронежского и Центрального фронтов от 13 и 16 марта предлагалось мобилизовать 32200 человек и 1030 подвод.

В соответствии с указаниями военного командования принимались постановления облисполкома, обязывающие, в свою очередь, председателей горсоветов и райсоветов провести организаторскую работу в этом направлении. Например, 20 марта в соответствии с постановлением Военного совета Центрального фронта №096 было принято решение облисполкома о мобилизации на оборонительные работы в районе г. Курска сроком на 60 дней жителей города, а также близлежащих районов общей численностью 10 тысяч человек. Председателям райисполкомов предлагалось назначить постоянных ответственных представителей для проведения мобилизации и руководства работами, обеспечить явку людей с инструментом и 15-дневным запасом продовольствия, выделить помещения для ночлега мобилизованных.

Помимо мобилизаций по постановлениям Военных советов фронтов, решения о привлечении населения принимались также на уровне армий. В таких случаях их командование обращалось напрямую к органам власти районов. Так, постановление Военного совета 60-й армии №00317 от 13 марта обязывало произвести отбор граждан на оборонительные работы председателей 9-ти райисполкомов Курской области, Военный совет 1-й танковой армии 29 марта предлагал райкомам ВКП(б) и райисполкомам Обоянского и Ивнянского районов выделить на работы на срок до 1 мая по 3000 человек и т.д. С учетом того, что распоряжениями Комитета по учету и распределению рабочей силы при СНК СССР области неоднократно спускались задания по мобилизации людей на различные работы за пределами региона (по строительству промышленных объектов, добыче угля и т.д.), а также того, что в больших масштабах происходило привлечение рабочей силы на восстановительные и дорожные работы в самой области (только на строительстве железной дороги Старый Оскол – Ржава в начале июля работало более 19700 человек), можно понять сложность положения, в котором находились местные власти, от которых требовали еще и безусловного выполнения всех заданий по сельхозработам. В этом отношении показательна докладная записка Прохоровского РК ВКП(б) от 11 апреля 1943 г.

 

 

Курск после освобождения Красной армией. На заднем плане - Знаменский собор

 

Обращаясь к первому секретарю обкома П.И. Доронину в связи с получением от военного командования нарядов на мобилизацию 8500 трудоспособных жителей района, райком заявлял, что выполнение этого задания в полном объеме поставит под угрозу срыва проведение весеннего сева, так как в районе имеется вместе с подростками всего около 10000 трудоспособных. Для предотвращения таких ситуаций и обеспечения разумных количественных рамок мобилизации требовалось, прежде всего, четкое взаимодействие военных и местных гражданских органов власти.

Комплекс вопросов, связанных с проведением мобилизаций населения, организацией работ на строительстве, на протяжении нескольких месяцев постоянно находился в поле зрения областных партийных и советских структур. «Курская правда» писала в те дни: «На территории нашей области еще идут бои... Вполне естественно, что успех боевых операций наших войск во многом зависит от того, как население поможет Красной Армии сооружать укрепления... Командование воинских частей и местные Советы привлекают сейчас для трудового участия в помощь армии население городов и сел. Обязанность каждого гражданина – точно и аккуратно явиться на сборный пункт, получить задание... Любой военный объект должен быть пущен в ход вовремя, стало быть, выполнение норм должно стать законом для всех работающих... Возведем для нашей Красной Армии прочные укрепления, выполним свой долг перед освободительницей».

Однако нельзя сказать, что эта работа протекала гладко и беспроблемно. Например, в городе Курске не сразу удалось успешно решить все вопросы, связанные с мобилизацией местного населения и организацией его работы. Из-за неорганизованности, проявленной аппаратом райисполкомов, успешный ход строительства был поставлен под угрозу. Так, по Ленинскому району из 250 человек по плану 6 апреля на работу вышло всего 7 человек, 7 апреля – 127; по трем районам города – Ленинскому, Сталинскому и Дзержинскому – с 6 по 8 апреля было отработано 1320 человеко-дней вместо 3050. В Дзержинском районе в начале мая на строительстве работало не более 25 – 30 % от запланированного количества рабочих, и лишь после 10 мая эта цифра выросла до 65 %. Подобные примеры были не только в областном центре, но и в районах, о чем свидетельствует, в частности, донесение командующего 1-й танковой армией М.Е. Катукова Военному совету Воронежского фронта. Он докладывал, что на 7 апреля выход на работу по созданию оборонительного рубежа привлеченного населения Обоянского и Ивнянского районов составлял 15 – 20 % от требуемого количества.

Нельзя сказать, что местные партийные и советские органы не реагировали на такое состояние дел. Вопросы оборонительного строительства рассматривались ими в течение апреля–мая неоднократно. Так, на состоявшемся 11 – 12 апреля 1943 г. собрании партийного актива города Курска говорилось в том числе и о недостатках в организации оборонных работ, подчеркивалась исключительная важность строительства рубежей для превращения города в неприступную крепость. Кроме того, бюро горкома ВКП(б) трижды (8 апреля, 10 мая, 15 мая) специально рассматривало вопросы оборонительного строительства.

Что касается самого процесса строительства, то здесь сложилась следующая организационная структура: в каждом районе создавались строительные колонны, которые делились на отряды, взводы, бригады. Например, стройколонна №3 Кировского района состояла из двух отрядов по три взвода в каждом. Взвод объединял 4 – 5 бригад, которые формировались из населения, проживавшего на одной улице. В приказах по колоннам отмечалось состояние выполнения плана, объявлялись благодарности лучшим строителям, указывалось на факты нарушения трудовой дисциплины.

На оборонительных рубежах Курска проводилась агитационно-пропагандистская работа, для организации которой было выделено 62 политработника. На строительство ежедневно доставлялось около 500 экземпляров «Курской правды» и других газет. В отрядах и взводах проводились беседы по разнообразной тематике. Например, в июне месяце среди строителей Кировского района были организованы беседы по следующим темам: «Два года Отечественной войны», «О зверствах немецких оккупантов в Курске и Курской области», «Тов. Сталин о Великой Отечественной войне советского народа», о международном положении, о социалистическом соревновании и укреплении трудовой дисциплины.

В июне 1943 г. на оборонительных рубежах работало уже свыше 300 тыс. трудящихся Курской области – почти в три раза больше, чем двумя месяцами раньше. Многие строители показывали образцы самоотверженного труда, в тяжелых условиях (как уже отмечалось, строительство велось в основном вручную, часто под огнем вражеской авиации) перевыполняя поставленные задания. Людям приходилось осваивать новые для них строительные специальности. Так, А. Гуляева освоила специальность бурильщика и выполняла норму на 150 – 180%, А. Власова стала каменщиком и выполняла норму на 120 – 130%. 54-летний каменщик Ф.А. Шеблыкин, отец трех бойцов Красной Армии, в течение двух недель обучил своей профессии три женские бригады.

Маршал Советского Союза И.С. Конев вспоминал: «Тесная связь в то время была установлена с местными партийными и советскими органами… Тысячи людей, в основном женщины и подростки, отрывали окопы, строили противотанковые заграждения, дороги, мосты, которые могли бы сыграть весьма большую роль в случае прорыва немецких войск».

5 июля 1943 г. стратегическая пауза в боевых действиях на советско-германском фронте завершилась. Враг перешел в наступление, что значительно активизировало ход оборонительных работ. Свидетельством тому может служить пример Кировского района г. Курска. Когда 2 июля началось сооружение второй очереди оборонительных рубежей города, выход людей на работы в первые дни составлял 270 – 408 человек, затем превысил 600, а в середине месяца на строительстве ежедневно работало в среднем уже около 950 человек, что значительно превышало задание, данное району горсоветом. Если в начале июля работа начиналась в 8.00 и заканчивалась в 17.00, то с 5 июля люди стали приходить к 7.00 и работать до 19.00. Значительно выросла производительность труда, большинство строителей и бригад стали выполнять и перевыполнять нормы.

Много примеров самоотверженного труда жителей города приводилось в эти дни в донесении начальника политотдела 34-го УОС майора Тетдоева в политуправление Центрального фронта. В частности, говорилось об отличной работе бригады А.Ф. Чевычеловой, выполнившей за 15 дней июля план более чем на 148 % и награжденной командованием почетными грамотами. От нее не отставали бригады Толмачевой, Бесчетвертной, Кобозевой, выполнявшие дневную норму на 120–140 %. «Мы все помогаем нашей армии победить врага, – писала в эти дни бригадир Зоя Кобозева на фронт отцу. – С первого же дня после освобождения Курска я работаю на оборонительных сооружениях … Сейчас моя бригада одна из лучших. Мы строим грозные укрепления: немцы положат горы трупов, если попытаются вновь подойти к Курску».

Конечный результат работы, которую вели на протяжении нескольких месяцев вместе с воинами Красной Армии куряне и жители соседних областей, известен. На Курском выступе была создана самая совершенная в инженерном отношении и лучшая за истекшие годы войны оборона. На общую глубину 250 – 300 км он был покрыт сплошной системой траншей, окопов, противотанковых рвов, наблюдательных пунктов, блиндажей.

Во многом благодаря мощной в инженерном отношении обороне советские войска выстояли в оборонительных боях на Курской дуге, обескровили и разгромили наступавшие гитлеровские части. И не случайно «Курская правда», рассказывая о новом наступлении Красной Армии, в статье «Строитель укреплений – помощник воина» с гордостью писала об огромном вкладе тружеников прифронтовых районов в ее победы, в том числе – об их участии в оборонных работах: «Мы видим плоды этого труда – немец не прошел к Курску!».

Значительную помощь куряне оказали госпиталям в создании наилучших условий для лечения раненых и больных воинов. В силу особых условий фронтовой Курской области, только что освобожденной от оккупации, эта задача была особенно важна. Во-первых, здесь проходило развертывание госпиталей, прибывших вместе с Красной Армией, во-вторых, из-за близости линии фронта был очень велик наплыв раненых, госпитали были перегружены, что создавало дополнительные проблемы с инвентарем, питанием, транспортом.

Так, в марте 1943 г. ежедневный поток раненых по г. Курску достигал 2,5 – 3 тысяч человек. На 25 марта в госпиталях Центрального фронта, развернутых в городе, вместо 3100 раненых, предусмотренных по штату, имелось 8964 человека. Хирургический полевой подвижной госпиталь (ХППГ) № 380 60-й армии, имея штатное количество коек на 200 человек, фактически вмещал 1934 раненых и больных, а некоторые госпитали работали с 20-кратной перегрузкой. Наибольшие трудности были связаны с нехваткой запасов продовольствия на период распутицы, недостаточной обеспеченностью госпиталей автотранспортом (имелось по 1-2 машины вместо 7, положенных по штату), имелась большая потребность в перевязочных материалах, хозяйственном мыле, мягком инвентаре, дровах. Шефская помощь со стороны различных организаций, предприятий, колхозов, всего населения в таких условиях была просто неоценима.

10 марта 1943 г. на своем втором после освобождения Курска заседании бюро горкома ВКП(б) специально рассмотрело вопрос о шефстве над госпиталями города. Был утвержден список предприятий, учреждений, школ, прикреплявшихся к конкретным госпиталям для ведения шефской работы. Помимо этого, бюро также предложило партийным и комсомольским организациям развернуть работу среди населения по сбору для госпиталей мебели, белья, посуды, другого инвентаря, организовать силами общественности помощь в стирке белья и приведении в порядок помещений. К госпиталям Центрального фронта, находившимся в Курске, были также прикреплены близлежащие сельские районы: к госпиталю №1095 – Стрелецкий, к госпиталю №2620 – Бесединский, №1191 – Медвенский, №85 – Ленинский, №3240 – Свободинский.

Шефская помощь давала хорошие результаты. Только для пяти госпиталей, расположенных в Курске, к 20 марта было собрано около 500 железных кроватей, около 2 тыс. тарелок, вилок, ложек и другой посуды. Сельские районы доставляли раненым молоко, мясо и другие продукты. Колхозники Пашковского сельсовета Стрелецкого района стали инициаторами создания в Курской области «Фонда здоровья бойцов Красной Армии». К началу августа в него поступило 4,5 тыс. центнеров молока, причем сами пашковцы сдали в фонд сверх выполненных ими обязательных поставок государству 21000 литров молока. С первых же дней после освобождения в Курской области начало разворачиваться донорское движение, наибольшего размаха достигшее в дни боев на Курской дуге.

«То, что мы сделали для Красной Армии – все обернулось против врага, – писали в августе 1943 г. в обращении к жителям Курской области колхозники Иванинского района. – Мы строили дзоты, копали окопы, возводили баррикады. Все это пригодилось. Об эти укрепления и героизм наших бойцов разбили голову хваленые немецкие дивизии. Мы дали продовольствие Красной Армии, и солдатский котел пуст не бывает. А разве наши взносы на танки, разве наши займовые рубли не участвовали в июльских боях? А сколько раненых бойцов вернула в строй наша забота о госпиталях? Всем миром навалились советские люди на ворога...». Подписаться под этими словами могли бы многие куряне, которые, не щадя своих сил, всем, чем могли, помогали фронту и приближали таким образом час Победы.

Литература:

  1. Государственный архив общественно-политической истории Курской области (ГАОПИКО). – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 2900. – Л. 8.
  2. Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Статистическое исследование. – М., 1993. – С. 185–187.
  3. ГАОПИКО. – Ф. П-1. – Оп.1. – Д. 3142. – Л. 100.
  4. Была война народная. – Курск, 1992. – С. 25, 28.
  5. ГАОПИКО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д.3136. – Л. 88–89.
  6. Подсчитано автором по: ГАОПИКО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 3136. – Л. 86–87, 110 об.; Д. 3142. – Л. 100, 101.
  7. Козельский А.Г. Партийные организации Центрального Черноземья в годы Великой Отечественной войны. – Воронеж, 1983. – С. 91–92.
  8. Кардашов В.И. 5 июля 1943. – М., 1983. – С. 38.
  9. ГАОПИКО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 3136. – Л. 40–42, 86, 87, 110 об.
  10. Доманк А.С. Тыл Огненной дуги. – Воронеж, 1989. – С. 131.
  11. Сергеев Ф. Тайные операции нацистской разведки, 1933–1945. – М, 1991. – С. 254–255.
  12. Телицын В.Л. «СМЕРШ»: операции и исполнители. – Смоленск, 2000. – С.43.
  13. ГАОПИКО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 2851. – Л. 59–60.
  14. Архив Управления внутренних дел Курской области (АУВДКО). – Ф. 38. – Оп. 1. – Д. 7. – Л. 26 об.
  15. АУВДКО. – Ф. 38. – Оп. 1. – Д. 7. – Л. 41 об.
  16. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). – Ф. Оп. 43. – Д. 1125. – Л. 94.
  17. ГАОПИКО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 2962. – Л. 70–71.
  18. РГАСПИ. – Ф. 17. – Оп. 43. – Д. 1125. – Л. 223–225.
  19. АУВДКО. – Ф. 38. – Оп. 1. – Д. 7. – Л. 32 об.
  20. АУВДКО. – Ф. 38. – Оп. 1. – Д. 7. – Л. 32.
  21. АУВДКО. – Ф. 38. – Оп. 1. – Д. 7. – Л. 35 об.–37 об.; ГАОПИКО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 2963. – Л. 145.
  22. АУВДКО. – Ф. 38. – Оп. 1. – Д. 7. – Л. 10–12.
  23. Противостояние: Сборник очерков. – Воронеж, 1991. – С. 86.
  24. Василевский А.М. Дело всей жизни. – 5-е изд. – М., 1984. – С. 273–274; Колтунов Г. А., Соловьев Б. Г. Курская битва. – М., 1970. – С. 56–64; Курская битва. Военно–исторические материалы. – М., 1997. – С.19.
  25. Русский архив: Великая Отечественная. Прелюдия Курской битвы. – Т. 15 (4–3). – М., 1997. – С. 300.
  26. Маляров В.Н. Мобилизация трудовых и материальных ресурсов СССР на строительство оборонительных рубежей в годы Великой Отечественной войны (1941 – 1945 гг.): Дис. докт. ист. наук. – Санкт-Петербург, 2000. – С. 342–343, 345–346.
  27. Корнев А.С. У них были мирные профессии. – М., 1962. – С. 139.
  28. Курская область в период Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 – 1945 гг.: Сборник документов и материалов. – Т. 2. – Курск, 1962. – С. 30–31; ГАОПИКО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 2962. – Л. 132.
  29. Курская область в период Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 – 1945 гг.: Сборник документов и материалов. – Т. 2. – Курск, 1962. – С. 31–32.
  30. ГАОПИКО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 2962. – Л. 90, 113.
  31. Курская правда. – 1943. – 12 марта.
  32. РГАСПИ. – Ф. 17. – Оп. 43. – Д. 1133. – Л. 29 об., 52 об.
  33. Русский архив: Великая Отечественная. Прелюдия Курской битвы. – Т. 15 (4–3). – М., 1997. – С. 136.
  34. РГАСПИ. – Ф. 17. – Оп. 43. – Д. 1132. – Л. 27, 36.; Д. 1133. – Л. 29 об.–30, 48 об.–49, 52–53.
  35. Государственный архив Курской области (ГАКО). – Ф. Р–1026. – Оп. 6. – Д. 12. – Л. 1–10 об.
  36. Курская область в период Великой Отечественной войны Советского Союза 1941–1945 гг.: Сборник документов и материалов. – Т. 2. – Курск, 1962. – С. 37–38.
  37. ГАОПИКО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 3142. – Л. 83.
  38. История второй мировой войны. 1939 – 1945: В 12-ти т. – Т. 7. – С.138.
  39. Курская область в период Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 – 1945 гг. Сборник документов и материалов. – Т. 2. – Курск, 1962. – С. 42, 114.
  40. Конев И.С. Записки командующего фронтом 1943–1945. – 4-е изд. – М., 1989. – С. 11.
  41. ГАОПИКО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 3142. – Л. 82 об.–83.
  42. Курская область в период Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 – 1945 гг.: Сборник документов и материалов. – Т. 2. – Курск, 1962. – С. 42 – 43.
  43. Курская правда. – 1943. – 21 июля.
  44. ГАОПИКО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 3136. – Л. 31–32, 35–38 об.
  45. РГАСПИ. – Ф. 17. – Оп. 43. – Д. 1133. – Л. 2–4.
  46. ГАОПИКО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 3136. – Л. 21.
  47. Курская область в период Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941–1945 гг.: Сборник документов и материалов. – Т. 2. – С. 106.
  48. Курская правда. – 1943. – 10 августа.


КУРСКАЯ БИТВА (5.07 – 23.08. 1943г.) КАК ЗАВЕРШЕНИЕ КОРЕННОГО ПЕРЕЛОМА В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ:
РОССИЙСКОЕ И ГЕРМАНСКОЕ ВИДЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ

А.С. Пушкарев, кандидат исторических наук, доцент кафедры всеобщей истории и зарубежного регионоведения НИУ «Бел ГУ», г. Белгород

В нынешней России, ещё не утратившей обострённого интереса к ключевым событиям ХХ века, в средствах массовой информации преобладают, к сожалению, весьма недобросовестные «историки», пытающиеся навязать обществу ущербную версию восприятия подвига, совершённого нашими отцами и дедами в годы Великой Отечественной войны.

Благоприятную возможность предоставляет фальсификаторам истории статистика, согласно которой Красная Армия как бы и в самом деле, - по злому, но едва ли справедливому суждению писателя В.П. Астафьева, - вплоть до 9 Мая 1945г. врага «собственными трупами заваливала».

И, надо признать, в ходе Курской битвы сухопутные войска фашистской Германии действительно потеряли убитыми, ранеными и пропавшими без вести приблизительно 500 000 человек, тогда как РККА – 860 000. Соотношение потерь в танках и САУ было примерно 1 500 к 6 000 (1:4), в орудиях и миномётах 3 000 к 5 000 (3:5) не в пользу Советского Союза.

Однако, на наш взгляд, непозволительно делать какие бы то ни было умозаключения, - например, о «бездарности» политического и военного руководства СССР (А. Солженицын, В. Суворов), - на основании лишь выборочно применяемых методов научного исследования.

Вплоть до завершения в 1943г. коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны на территории СССР пыталась хозяйничать, вне всякого сомнения, лучшая армия мира, опиравшаяся на ресурсный и промышленный потенциал всей ранее покорённой ею Европы. Следовательно, ни под Москвой, ни в Сталинграде, ни на Курской дуге не имелось возможностей одерживать не кровопролитные, «лёгкие» победы над элитными частями и соединениями гитлеровского вермахта.

В победе же советского оружия в Курской битве (и Великой Отечественной войне) даже самым тенденциозным «исследователям» пока ещё не приходится сомневаться. Но если таковую и нельзя, в принципе, «отменить», то некоторыми неблагодарными потомками предпринимаются настойчивые попытки к тому, чтобы хоть как-нибудь её опорочить.

В послевоенной германской историографии нашлось место и тому образному определению Курской битвы, которое сделал командующий Степным фронтом генерал армии (впоследствии Маршал Советского Союза) И.С. Конев: «лебединая песнь немецких танковых дивизий».

Кроме того, и в американской историографии, несмотря на конфронтационное мышление времён «холодной войны», М. Кэйдин в 1974г. сделал следующее, впечатляющее своей объективностью и научной добросовестностью признание: «Битва под Прохоровкой 12 июля, независимо от того, какие цифры русских потерь отдельные лица могут состряпать в будущем (курсив мой – А.П.), навсегда лишила немцев возможности диктовать, когда и где возникнет новое поле боя».

Ради столь решающего успеха, предопределившего дальнейшее развитие событий и исход всей второй мировой войны, советские воины насмерть стояли в преднамеренной обороне и на танках Т-34, на дистанциях до 1 500м насквозь прошиваемых бронебойными снарядами «тигров» и «фердинандов», ходили в неудержимые лобовые и фланговые атаки под Прохоровкой.

Теоретически, в интервале 5-11 июля 1943г., ни на одном фасе Курской дуги невозможно было выдержать концентрированного, тяжеловесного немецкого удара.

По свидетельству Г.К. Жукова, «делая основную ставку на танковые и моторизованные войска, немецкое командование сгруппировало их на узких участках, создав в первые дни битвы значительное превосходство над советскими войсками, занимавшими тактическую зону обороны».

 

 

Начало атаки 270 гв.Сд 7 гвА

 

По мнению гитлеровского генерала Меллентина, ни одна из ранее проводимых вермахтом наступательных операций «не была подготовлена лучше, чем эта… Боевой дух наступающих войск был исключительно высок. Они были готовы выдержать любые потери и выполнить все поставленные перед ними задачи».

Но советские воины – выстояли. И ни один фальсификатор не осмеливается применительно к Курской битве делать грязные намёки на «решающую роль» военной контрразведки (СМЕРШ), трибуналов, штрафбатов и заградительных отрядов НКВД, поскольку массовый героизм, проявившийся на «Огненной дуге», по определению возможен только в тех случаях, когда солдаты воюют не за страх, а за совесть.

Надо признать, что и Адольф Гитлер, ещё на стадии разработки операции «Цитадель», проявлял несомненное понимание значимости для неё как профессионального, так и морально-психологического фактора. Вермахт целенаправленно готовили к взятию реванша за Сталинград. Даже фронтовые части и соединения порой планово отводились в ближние тылы на отдых, переформирование, перевооружение и длительную боевую учёбу.

В оперативном приказе ставки Гитлера от 15 апреля 1943г. говорилось: «На направлении главных ударов должны быть использованы лучшие соединения, наилучшее оружие, лучшие командиры и большое количество боеприпасов. Каждый командир, каждый рядовой солдат обязан проникнуться осознанием решающего значения этого наступления. Победа под Курском должна стать факелом для всего мира».

Расчёт делался на фактор внезапности, массированное применение войск и надёжное прикрытие их флангов из глубины; на наступательный порыв, неослабевающий натиск и высокие темпы продвижения передовых частей, что должно было обеспечить окружение и ликвидацию советской группировки.

Гитлер, обращаясь к солдатам в самом начале операции «Цитадель», то есть 5 июля 1943г., говорил: «…Наша пехота, как всегда, в такой же мере превосходит русскую, как наша артиллерия, наши истребители танков, наши танкисты, наши сапёры и, конечно, наша авиация».

Победить, по его мнению, надо было любой ценой: «Немецкая родина – ваши жёны, дочери и сыновья, самоотверженно сплотившись, встречают вражеские воздушные удары и при этом неутомимо трудятся во имя победы; они взирают с горячей надеждой на вас, мои солдаты».

Однако, по свидетельству генерал-лейтенанта Зигфрида Вестфаля, «брешь в рядах немецкой армии, появившуюся после гибели 20 лучших дивизий 6-й армии, так и не удалось закрыть, хотя вместо разгромленных в Сталинграде дивизий были сформированы новые». И, в дальнейшем, под Прохоровкой дополнительно выявилось также несовершенство тактических приёмов, наличие конструктивных просчётов в танкостроении («тигры» и «фердинанды» не имели надёжной противопожарной защиты и не были оснащены пулемётами), отсутствие у ряда танковых экипажей фронтового опыта.

Имело место и ещё одно весьма существенное обстоятельство, выявленное английским военным психологом Норманном Коуплендом. Касаясь темы ближнего боя, Коупленд справедливо и обоснованно подмечал: «С точки зрения немцев, этот метод хорош только в том случае, если создаётся ощутимое материальное превосходство. Но если наступает равенство сил, то непривычный для немцев метод ведения боя вызывает у них страх. Немцы никогда не славились высокими моральными качествами».

Оправдывать доверие и ожидания фюрера воспитанным им «белокурым бестиям» было невероятно тяжело. По свидетельству рядового 8-го взвода 5-й роты гренадерского полка моторизованной дивизии «Великая Германия» Ги Сайера, несмотря на предшествующий сражению длительный учебно-тренировочный процесс, 5 июля 1943г. даже и ему, бывалому солдату, пришлось преодолевать сильнейшую стрессовую ситуацию. «Пока мы пробирались под советской проволокой, делая не более 15м в час, постарели, наверное, на несколько лет», - впоследствии сознавался Ги Сайер.

Ещё труднее было выполнять свой воинский долг личному составу обычных дивизий вермахта. Послевоенные германские историки установили, что пополнения в основном оставляли желать лучшего, поскольку «большинство новых солдат прибывали на фронт после 6-8 недель обучения». В дальнейшем, к концу 1943г., до 80% всех молодых офицеров имело не более чем трёхмесячную подготовку. Соответственно, «боеспособность даже численно пополненных или вновь сформированных воинских частей не могла сравниться с тем, что было в начальный период войны». Соотношение сил (в том числе и в качественном измерении) «окончательно изменилось в пользу Красной Армии».

Но, конечно же, в ходе Курской битвы предположительное советское превосходство над вермахтом ещё только предстояло доказать. Так, например, в 9-й гвардейской воздушно-десантной стрелковой дивизии в ходе зимне-весенних боёв 1943г. имелась большая убыль убитыми и ранеными, а возникающие командирские вакансии замещались офицерами запаса и выпускниками военных училищ, наспех обученными по сокращённой программе. Как следствие, многие из них в качестве командиров всего лишь дебютировали в беспрецедентных по ожесточённости боях на Курской дуге. Поэтому 11 июля 1943г. некоторые растерявшиеся, деморализованные командиры рот 26-го гвардейского десантного полка, как было недавно упомянуто в открытой печати, в состоянии острого психического расстройства покончили жизнь самоубийством.

И всё же беспримерная солдатская доблесть и морально-политическое единство общества, которых изо всех сил добивался от немцев Адольф Гитлер, в годину испытаний оказались органически присущи не «арийской расе», но многонациональному советскому народу, убедившемуся на горьком опыте 1941-42 гг. в несовместимости своих жизненных интересов с фашистским «новым порядком».

Общеизвестно, что у победы множество «отцов», а поражение – всегда «сирота». От нацизма и лично от Адольфа Гитлера пытались и во время войны (заговор 1944г.), и, в особенности, после её окончания отмежеваться некоторые высшие военачальники III Рейха, дружно преобразившиеся вдруг в «историков» и мемуаристов.

Имеют место многочисленные послевоенные суждения о Гитлере как об исключительно волевом, но малосведущем руководителе, вздорные импульсы и капризы которого обернулись для Германии не только провалом операции «Цитадель», но и в целом военными неудачами лета-осени 1943-го и последующих 1944-45гг.

К. Типпельскирх, вспоминая войну, с нескрываемым сожалением говорил: «Гитлер не мог освободиться от своего старого стремления постоянно преуменьшать силу русских. Так, он бесцеремонно отвергал результаты обработки разведданных в генеральном штабе сухопутных войск, считая, что они преувеличивают силы противника и безо всякого основания сгущают краски». Как следствие, 5 июля 1943г. вместо предполагаемого триумфа немцы добились лишь частичного успеха: «Русское командование располагало столь мощными резервами, что смогло не только предпринять крупные контрудары, но и приступить к осуществлению далеко выходивших за пределы Курского выступа операций, в результате которых оно захватило стратегическую инициативу на Восточном фронте в свои руки и больше уже не упускало её до самого конца войны».

Уже зимой 1943/44гг., по признанию не понаслышке знавших Восточный фронт немецких авторов, вермахт необратимо деградировал, приобретая свойства, в качестве «родимых пятен» обыкновенно приписываемые нашими недоброжелателями Красной Армии.

«Невероятное упрямство Гитлера, не соглашавшегося на временные потери ненужных территорий - говорится в «Роковых решениях вермахта», - облегчало крупные победы русских, а иногда даже являлось их причиной. Получая приказ оборонять не представляющие никакой ценности участки, войска несли тяжёлые потери. Дивизии постоянно нуждались в пополнениях и, без отдыха сражаясь против, как правило, значительно превосходящих сил противника, постепенно теряли боеспособность. Без всякой цели их бросали в самое пекло. Вынужденная бороться за каждый клочок русской земли против войск, превосходство которых в технической оснащённости росло, немецкая армия неудержимо катилась назад».

Единственно, кто не пытался излишне демонизировать Адольфа Гитлера, так это Г. Гудериан – несмотря на имевшиеся между ними разногласия концептуального и организационно-кадрового характера.

Так, должность начальника Главного штаба вооружённых сил занимал генерал-фельдмаршал В. Кейтель, а Гудериан в обстановке весны 1943г. гораздо более достойной считал кандидатуру Э. фон Манштейна. Гитлер возражал: «Манштейн, возможно, и является самым лучшим умом, рождённым генеральным штабом, но он может оперировать только свежими, хорошими дивизиями, а не развалинами, которыми мы сегодня только и располагаем. Так как я не могу дать ему сегодня ни одного свежего, способного к действиям соединения, назначение его не имеет смысла».

В свою очередь, Гудериан недоверчиво отнёсся 10 мая 1943г., на берлинском совещании по поводу операции «Цитадель», к излишне патетическому, на его взгляд, заявлению заискивавшего перед Гитлером В. Кейтеля: «Мы должны начать наступление из политических соображений».

Существует версия, что и у других высших военачальников, за исключением командующего группой армий «Центр» генерал-фельдмаршала Г. фон Клюге, имелись обоснованные сомнения в целесообразности большого наступления на Восточном фронте летом 1943г.

Гудериан свидетельствовал, что ещё на аналогичном совещании, проводимом Гитлером 3-4 мая в Мюнхене, наметились некоторые разногласия:

1). Против плана летнего наступления как такового высказывался командующий 9-й армией фельдмаршал В. Модель.

2). Об упущении благоприятных, апрельских, сроков для перехода в наступление и о недостаточности людских ресурсов говорил генерал-фельдмаршал Э. фон Манштейн. (Он же безуспешно выпрашивал у А. Гитлера в своё распоряжение две дополнительные пехотные дивизии).

3). С обоснованной критикой нового танка Т- V («пантера») выступил министр вооружений А. Шпеер.

Сам Гудериан 10 мая 1943-го, - в интересах дела, - как бы даже сознательно нарушил обязательную для немецкого офицера субординацию. Он вспоминал: «После окончания совещания я взял Гитлера под руку и попросил разрешения сказать ему несколько слов. Он согласился, и я начал убедительно просить его отказаться от наступления на Восточном фронте, так как ему должно быть видно, с какими трудностями мы должны бороться уже сейчас…».

Эта историко-психологическая зарисовка производит довольно глубокое впечатление и пробуждает в нашем сознании некоторые весьма принципиальные ассоциации.

Возникает вопрос: а почему, собственно, при условии столь удивительной близости к Адольфу Гитлеру, Гудериан так и не смог его ни в чём убедить?

Как известно, в 1944-м командующий 1-м Белорусским фронтом генерал армии К.К. Рокоссовский при обсуждении в Ставке плана операции «Багратион» блестяще обосновал и защитил свой нестандартный вариант нанесения по врагу сразу двух главных ударов. Между тем, он никогда в жизни не вёл доверительных разговоров с Верховным Главнокомандующим товарищем Сталиным и уж, конечно, не имел возможности брать его под руку.

Кроме того, 23 июля 1866 и 13 июля 1870г. соотечественник Гудериана, канцлер Пруссии Отто фон Бисмарк, заведомо рискуя карьерой, дважды навязывал свою точку зрения королю Вильгельму I. Это позволило в одном случае условиями почётного мира надёжно нейтрализовать Австрию, а в другом (инцидент с Эмсской депешей) - в наилучшие сроки начать и триумфально закончить франко-прусскую войну, что и способствовало провозглашению 18 января 1871г. в Зеркальном зале Версальского дворца воссоздаваемой «железом и кровью» Германской империи.

Может быть, в отличие от Рокоссовского и Бисмарка, Гудериану попросту недоставало уверенности в своей правоте?

Ведь в Германии не могли не отдавать себе отчёта в том, что после Сталинграда наиважнейшее значение приобретал фактор времени. СССР («колосс на глиняных ногах»?), выстояв в начальный период войны и сохранив, за счёт эвакуации промышленных предприятий на восток, оборонный потенциал, в условиях фронтового затишья стремительно наращивал свою военную мощь. Его неоспоримое преимущество в территории, природных и людских ресурсах, его высочайшая международная репутация и несомненное морально-психологическое превосходство над противником позволяли уверенно вести сколь угодно длительную войну, тогда как Германии вновь, как и в кампаниях 1941-42 гг., приходилось прилагать судорожные усилия к организации очередного «блицкрига».

Немцы просто не могли не активизироваться на Курском выступе. Несмотря на то, что операция «Цитадель» изначально была исполнена немалого риска, все остальные варианты действий на Восточном фронте, по своим долговременным последствиям для Германии, были ещё хуже.

Не исключено, что в глубине души угадывал и осознавал эту безысходность и Г. Гудериан. Поэтому он и не мог, в отличие от Бисмарка или Рокоссовского, более твёрдо отстаивать перед высшим руководством свою не вполне, по-видимому, определившуюся точку зрения.

Германская армия была обречена на то, чтобы действовать по единственно возможному (и прекрасно понимаемому советским командованием) сценарию – впрочем, из этого отнюдь не следует, что у вермахта в данной ситуации вовсе не было шансов на успех.

Беспристрастный и мужественный человек, лётчик-испытатель, писатель и историк Мартин Кэйдин сомневался в наличии реальной генеральской оппозиции Гитлеру в первой половине 1943г. и говорил, что она имела не более чем мифический характер. Проанализировав многообразные германские военные приготовления 1943-го, Кэйдин вопрошал: «Если надежды на победу, как утверждают многие, не было, как могли возникнуть планы укрепления немецкой обороны против вторжения союзников в Италию? Как оказалось бы возможным нарастить прочность Атлантического вала? Из какого источника могли немцы раздобыть солдат и оружие для осуществления плана «Песец» - захвата и оккупации Швеции? С помощью какого трюка немецкая армия рассчитывала прорвать прочную оборону русских и преуспеть в том, в чём она раньше потерпела неудачу, - ворваться в Москву?».

Ответом Кэйдина на поставленный военной историей вопрос было: «Всё решилось под Курском».

Этот вывод обесценивает умственные спекуляции битых на поле брани и пытавшихся найти себе последующее оправдание гитлеровских генералов, но, безусловно, импонирует всякому честному русскому сердцу.

 

Литература:

  1. Вестфаль З., Крейпе В., Блюментрит Г., Байерлейн Ф., Цейтцлер К., Циммерман Б., Мантейфель Х. Роковые решения вермахта. Ростов-на-Дону, 1999. С. 252
  2. Вольфганг Блейер, Карл Дрехслер, Герхард Фёрстнер, Герхард Хасс. Германия во второй мировой войне (1939-1945). М., 1971. С. 258
  3. Гейнц Гудериан. Воспоминания солдата. Смоленск, 1999. С. 431 [1] Мировые войны ХХ века. Книга 4. II мировая война. Документы и материалы. М., 2002. С. 403, 409-410
  4. Ги Сайер. Последний солдат Третьего рейха. М., 2002. С. 212-220
  5. Жуков Г.К. Разгром фашистских войск на Курской дуге//Курская битва. Воспоминания, статьи. Воронеж, 1982. С. 33
  6. Замулин В.Н. Засекреченная Курская битва. Неизвестные документы свидетельствуют. М., 2007. С. 323
  7. К. Типпельскирх, А. Кессельринг, Г. Гудериан и др. Итоги II мировой войны. Выводы побеждённых. СПб., М., 2002. С. 130
  8. Курт фон Типпельскирх. История II мировой войны 1939-1945. М., 2001. С. 424
  9. Манштейн Э. Утерянные победы. М., 1957. С. 423
  10. Мартин Кэйдин. Курская битва – величайшее сухопутное сражение в истории//От Мюнхена до Токийского залива: Взгляд с Запада на трагические страницы истории второй мировой войны. М., 1992. С. 342
  11. Норманн Коупленд. Психология и солдат (пер. с англ.). М., 1991. С.49-50

 

БОЕВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ «СМЕРШ» И ИСТРЕБИТЕЛЬНЫХ БАТАЛЬОНОВ НКВД В 1943 ГОДУ НА ТЕРРИТОРИИ
КУРСКОЙ ОБЛАСТИ

Г. Д. Пилишвили, кандидат исторических наук, доцент кафедры социологии и политологии Курского государственного университета, г. Курск

Органы контрразведки «Смерш» были образованы в апреле 1943 г. «Смерть шпионам!» («Смерш») – так лаконично и в то же время емко определил основную задачу этой специальной службы И.В. Сталин. Но органы контрразведки «Смерш» не только надежно защищали части и соединения Красной Армии от вражеских агентов и диверсантов, но и добывали ценную разведывательную информацию, которая использовалась советским командованием при организации обороны и контрнаступления; вели радиоигры с противником.

Накануне решающего сражения Великой Отечественной войны – Курской битвы для советской контрразведки не было более важной задачи, чем сохранение в тайне плана советского контрнаступления. Здесь ведущая роль принадлежала Главному управлению контрразведки «Смерш» НКО СССР. ГУКР «Смерш» вело разноплановую деятельность по защите секретов в штабах Красной Армии и принятию неотложных мер по перекрытию каналов утечки информации к противнику, предотвращению хищений или утраты секретных документов, по их сохранности или уничтожению в случае угрожающего положения на фронте.

В этих целях в Генеральном штабе Красной Армии, штабах фронтов и армий органами военной контрразведки осуществлялся жесткий режим и оперативный контроль за разработкой и хранением планов предстоящего наступления. В боевых порядках отслеживалась скрытность рассредоточения войск, соблюдение мер маскировки, а в необходимых случаях во взаимодействии с Генеральным штабом Красной Армии проводились мероприятия по дезинформированию гитлеровского командования.

Другим источником информации для гитлеровского командования служили дезертиры и изменники. Накануне боев наибольшую угрозу представляли внедренные в части Красной Армии агенты Абвера и «Цеппелина», а также заброшенные в советский тыл разведывательно-диверсионные группы противника. Именно на этом участке борьбы были сосредоточены основные усилия отечественных органов государственной безопасности. С помощью агентуры и при активной поддержке населения им в большинстве случаев удавалось в короткие сроки выявлять и разоблачать шпионов и диверсантов противника.

Серьезной проблемой, решаемой курянами в 1943 г., была помощь действующей армии в обеспечении безопасности ее ближайшего тыла. К.К. Рокоссовский позднее напишет: «Охрана тылов была такой же важной задачей, как удержание позиций в обороне и выполнение приказа в наступлении...»

Обстановка в регионе весной – летом 1943 г. была очень сложной. Противник пытался внести дезорганизацию в работу тыла Красной армии, добыть накануне решающих боев на Курской дуге максимум информации о ней. Например, Абвер в операции «Цеппелин» ввел в действие за первые шесть месяцев 1943 г. почти вдвое больше шпионов и диверсантов, чем за весь предыдущий год; только одно из его подразделений - «абверкоманда-104» – с октября 1942 г. по сентябрь 1943 г. забросило в тыл Красной армии 150 разведывательно-диверсионных групп. Контрразведчики Центрального фронта в июне и июле 1943 г. обезвредили 15 таких групп (причем некоторые из них были предназначены для нападения на штаб фронта и совершения террористического акта в отношении командующего фронтом К.К. Рокоссовского). Факты заброски на территорию региона парашютистов противника фиксировались в документах неоднократно. Например, в Ястребовском районе 28–30 июля с самолетов было сброшено шесть парашютистов, которые имели задание совершить диверсионные акты и вывести из строя только что построенную железнодорожную линию Старый Оскол – Ржава.

 

 

Начальник Главного управления контрразведки «Смерш» НКО СССР  В.С. Абакумов

 

По мере продвижения частей и соединений Красной Армии на запад и освобождения от фашистских войск временно оккупированных территорий, органам государственной безопасности пришлось решать еще одну масштабную задачу – выявление и изобличение военных преступников, совершивших злодеяния против мирного населения. При расследовании этих преступлений оперативным работникам и следователям, немало повидавшим и хлебнувшим на войне своего и чужого горя, пришлось снова - вместе с палачами и их жертвами - пройти все девять кругов ада: предательство, человеческая мерзость и подлость.

Чем дальше линия фронта отодвигалась от Курска, тем больше в докладных записках, справках и отчетах о следственной работе органов контрразведки «Смерш» и НКВД занимали место разделы, связанные с поиском военных преступников и гитлеровских пособников, запятнавших себя кровью соотечественников.

Наглядное представление об этой деятельности дает докладная записка начальника УКР «Смерш» брянского фронта генерал-майора Н.И. Железникова в Главное управление контрразведки «Смерш». В ней в частности, сообщалось: «Бывшие военнослужащие Красной Армии... Цветков, Бородавкин, Фролов, Рябцев, Шмаков изменили Родине, перешли на службу к фашистам и оказывали им активную помощь в злодейском истреблении содержащихся в Орловском лагере военнопленных путем зверских издевательств, неоказания медицинской помощи, принуждения работать полуголодными на оборонительных сооружениях, в результате в лагере погибло 5 000 человек… Дело на Цветкова и других в ближайшее время будет следствием закончено и направлено на рассмотрение суда».

Всего за два месяца, с 1 июля по 31 августа 1943 г., только отделами «Смерш» этого фронта, во взаимодействии с другими органами государственной безопасности и внутренних дел было разыскано и арестовано «298 активных пособников оккупантов».

Скрывавшиеся в лесах предатели, пособники фашистов вместе с уголовными элементами, дезертирами нередко собирались в бандгруппы, причем некоторые из таких групп прямо ставили перед собой задачи оказания помощи немецким войскам и террора против местного актива.

Особую роль в борьбе с различными враждебными элементами, поддержании строгого порядка на территории области были призваны сыграть истребительные батальоны из местного населения. Они создавались в районах сразу же после их освобождения от оккупации и восстановления местных структур власти. Согласно приказу Управления НКВД № 0010 от 19 марта 1943 г. к началу мая было организовано 34 батальона численностью 2 303 бойца. К июлю их количество возрастает до 53, а численность личного состава – до 3968. Вооружены они были в основном оружием, найденным на местах боев или изъятым у населения, частично - полученным со складов НКВД. Оружия на всех не хватало. Так, например, на 1 июля на вооружении курских истребителей имелось 2 982 единицы стрелкового оружия, как отечественного, так и трофейного, в том числе 123 пулемета и автомата, а также 569 гранат. В помощь батальонам в населенных пунктах создавались группы содействия.

«Фронт рядом, товарищи! – говорилось в обращении обкома и облисполкома к колхозникам и колхозницам Курской области. – Немецкие коршуны кружат над нашими селами. Враг засылает к нам своих шпионов... Так будем же всегда начеку. Сами установим в каждом селе военный порядок и железную дисциплину. Организуем оборону от воздушных налетов, поставим охрану мостов, дорог, общественных построек... Не допустим ни одного постороннего человека для остановки в селе без разрешения советских властей. Враг не добьется цели, если мы будем бдительны».

Задачи, возлагаемые на истребительные батальоны, были определены в целом ряде документов военного времени. Примером может быть постановление Военного совета Воронежского фронта № 0058 «О поддержании твердого государственного порядка в тылу фронта» от 31 мая 1943 г. В его развитие 14 июня было принято совместное решение бюро Курского обкома ВКП(б) и облисполкома, предусматривавшее целый ряд мер как по поддержанию режима военного времени, так и по борьбе с вражескими элементами – шпионами, диверсантами, с бандитизмом, дезертирством. В обоих документах были поставлены задачи и перед истребительными батальонами: они должны были организовать охрану железнодорожных мостов и сооружений, узлов и линий связи, учреждений, предприятий и повседневное патрулирование в населенных пунктах, а также периодическое прочесывание местности (лесных массивов, оврагов, кустарников, нежилых строений, оставленных оборонительных сооружений) с целью выявления и задержания врага11. Результативность выполнения этих задач у разных батальонов была неодинаковой. Во многом она зависела от подбора личного состава и командиров, их умения правильно организовать службу батальона с учетом конкретной оперативной обстановки в своем районе. За период с апреля по сентябрь 1943 г. наибольшее количество задержаний было проведено Пристенским истребительным батальоном – 257, Льговским – 174, Поныровским – 155, Щигровским – 131. В целом же по области в 1943 году в ходе проведения мероприятий с участием бойцов истребительных батальонов было задержано 7 928 человек, в том числе 7 вражеских парашютистов, 17 летчиков с подбитых немецких самолетов, 32 бандита и их пособника, 91 пособник немцев, 182 бежавших из лагерей военнопленных, 210 уголовников. 678 нарушителей режима военного времени, 1 470 дезертиров из Красной армии и уклонившихся от военной службы и т. д. Нередко во время несения службы бойцам истребительных батальонов и членам групп содействия приходилось рисковать жизнью, проявлять выдержку и находчивость. Это ярко демонстрируют следующие примеры.

20 июля у села Коншино Боброво-Дворского района во время прочесывания лесов и оврагов бойцы истребительного батальона Е.В. Иголкин и А.П. Казанцев обнаружили вооруженного человека. Он оказал сопротивление и пытался скрыться, но в ходе завязавшейся перестрелки был убит. Убитый оказался бывшим полицейским, активным пособником врага, скрывавшимся от возмездия. У него были обнаружены пистолет-пулемет ППШ, два магазина с патронами, 4 гранаты РГД и фашистские листовки.

В Новооскольском районе действовал бандит А.Д. Гиленко, еще при оккупации он служил у немцев старшим полицейским и лично расстрелял захваченного в плен комиссара Красной армии. При освобождении района ушел с немецкой армией, однако затем вернулся и занимался грабежами колхозников. Находясь в колхозе «Красная долина», командир истребительного батальона младший лейтенант милиции Силин узнал, что Гиленко скрывается на его территории, и организовал актив из местного населения для поимки бандита. При задержании тот оказал вооруженное сопротивление и был убит. У убитого бандита были найдены пистолет, ручная граната на боевом взводе и кинжал. Помимо выполнения своих основных задач, бойцы истребительных батальонов занимались также сбором и уничтожением фашистских листовок, сбором на полях боев оружия, боеприпасов и военного имущества, а также изъятием его у населения. В 1943 г. ими было собрано: винтовок – 7 541 трофейных и 1 610 отечественных, пистолетов-пулеметов – 73 немецких и 47 отечественных, пулеметов ручных, соответственно – 212 и 228, пулеметов станковых – 13, пулеметов авиационных – 5, противотанковых ружей – 53, минометов – 37 немецких и 32 отечественных, мин и снарядов различных калибров – 4876, ручных гранат – 1938, винтовочных патронов – 1 044 225.

Таким образом, органы военной контрразведки «Смерш», народный комиссариат государственной безопасности, народный комиссариат внутренних дел и истребительные батальоны Курской области внесли свой вклад в укрепление и охрану тыла Красной армии, что было немаловажно в период сражений, во многом предопределивших победный исход войны. В.Т. Аленцев, занимавший в то время должность начальника Управления НКГБ по Курской области, впоследствии напишет: «Несмотря на колоссальное передвижение наших войск и военной техники в районе Курской дуги, вражеской разведке не удалось совершить не только какого-либо диверсионного или иного серьезного подрывного акта, но и собрать сколь-нибудь важной разведывательной информации. Чекистам помогали многие советские люди».

 

Литература:

  1. Абин (Лузан) Н.Н., Христофоров В.С. Курская битва глазами Лубянки / Курская битва: взгляд из XXI века. Военно-публицистические и исторические очерки. – М., 2008. – С. 65.
  2. Цит. по: Доманк А.С. Тыл Огненной дуги. – Воронеж, 1989. – С. 131.
  3. Сергеев Ф. Тайные операции нацистской разведки, 1933–1945. – М., 1991. – С. 254–255.
  4. Теплицын В.Л. «СМЕРШ»: операции и исполнители. – Смоленск, 2000. – С. 43.
  5. Теплицын В.Л. «СМЕРШ»: операции и исполнители. – Смоленск, 2000. – С. 43.
  6. Абин (Лузан) Н.Н., Христофоров В.С. Курская битва глазами Лубянки / Курская битва: взгляд из XXI века. Военно-публицистические и исторические очерки. – М., 2008. – С. 73.
  7. Информационный центр УВД Курской битвы (ИЦ УВД КО). – Ф. 38. – Оп. 1. – Д. 7. – Л. 26 об.
  8. Подсчитано по ИЦ УВД КО. – Ф. 38. – Оп. 1. – Д. 7. – Л. 41 об.
  9. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). – Ф 17. – Оп. 43. – Д. 1125. – Л. 94].
  10. Государственный архив общественно-политической истории Курской области (ГАОПИ КО). – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 2962. – Л. 70–71.
  11. РГАСПИ. – Ф 17. – Оп. 43. – Д. 1125. – Л. 223–225.
  12. ИЦ УВД КО. – Ф. 38. – Оп. 1. – Д. 7. – Л. 32 об.
  13. Подсчитано по ИЦ УВД КО. – Ф. 38. – Оп. 1. – Д. 7. – Л. 32.
  14. Яценко К.В., Булгаков Д.В. Вклад органов власти и гражданского населения Курской области в оказание помощи Красной Армии / Курская битва: взгляд из XXI века. Военно-публицистические и исторические очерки. – М., 2008. – С. 80.
  15. ИЦ УВД КО. – Ф. 38. – Оп. 1. – Д. 7. – Л. 35 об.–37 об.; ГАОПИ КО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 2963. – Л. 45.

16.  ИЦ УВД КО. – Ф. 38. – Оп. 1. – Д. 7. – Л. 10–12.

17.  Противостояние: Сборник очерков. – Воронеж, 1991. – С. 89.

 

ЦЕНЗУРА ПЕЧАТНЫХ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ
КУРСКОЙ ОБЛАСТИ В ПЕРИОД
ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941-1945 ГГ.

 

А.Р. Бормотова, кандидат исторических наук КГУ, г. Курск

В настоящее время проблемы истории Второй мировой войны продолжают оставаться актуальными, к ним не угасает исследовательский интерес. Это связано с тем, что в последние годы учёным становятся доступны вновь рассекреченные архивные документы, в частности, долгое время находившиеся под грифом «Секретно» фонды, посвященные вопросам цензуры в средствах массовой информации. Периодическая печать подвергалась постоянному контролю со стороны государства. Цензуре подлежали газеты, а также радиовещание, книги, граммофонные пластинки. Для анализа проблемы государственного контроля над газетами Курской области ниже подробнее остановимся на рассмотрении системы цензуры, существовавшей в Советском Союзе в период Великой Отечественной войны.

В каждой области функционировало Областное Управление по делам литературы и издательств (обллит), которое, в свою очередь, подчинялось Главлиту (Главному управлению по делам литературы и издательств) в Москве. Уполномоченные обллитов работали в каждом районе области.

Основными задачами районных цензоров были: контроль за прессой и радиовещанием, а также за зрелищными мероприятиями, проводившимися в районе. Помимо этого, райуполномоченные обллитов выявляли нежелательные и запрещенные книги, не соответствовавшие официальной идеологии, в том числе и дореволюционные, а также контролировали деятельность местных библиотек.

В надзоре за газетами цензоры особое внимание уделяли тематике и содержанию публикаций. Отметим, что уполномоченные обллита обязаны были проверять публикуемые материалы на предмет неразглашения военных и государственных тайн в печати, что имело особое значение в условиях начавшейся войны. В июне-июле 1941 года в циркулярах Главлита задачи цензоров в условиях военного времени определялись следующим образом: «В условиях военного времени совершенно особое значение приобретает строжайшее соблюдение государственной тайны. Ни на одну минуту нельзя забывать, что врага интересуют все сведения, использование которых в той или иной степени может наносить ущерб нашей родине… Непреклонная обязанность каждого цензора – строжайше сохранять государственную тайну».

Уже 23 июня был дополнен существовавший до начала Великой Отечественной войны перечень по охране военных и государственный тайн. Согласно этим дополнениям, в открытой печати запрещалось публиковать:

Все сведения о мобилизации Вооруженных Сил, оборонной промышленности и народного хозяйства СССР, учреждений и организаций, кроме опубликованных Верховным Советом СССР указов об объявлении мобилизации. Запрещалось освещать в печати сроки мобилизации, даты явки и численность мобилизованных.

Сведения о местонахождении всех без исключения войсковых соединений, частей, подразделений, учреждений и заведений.

Сведения о случаях отрицательного отношения населения и призываемых к мобилизации.

Сведения о разрушениях военных и экономических объектов, происшедших от воздушного нападения противника.

Все без исключения сведения о противнике, которые могут вызвать панические и упаднические настроения как в действующей армии, так и в тылу (данные о материальных и технических ресурсах, переоценке морального и боевого состояния армии, сведения о новых видах оружия, технических и бактериальных средств борьбы, примененных противником).

Информацию о количестве рабочей силы по СССР в целом, отдельным наркоматам, заводам и предприятиям.

Любые отрицательные сведения о материальном положении населения и обеспеченности семей граждан, призванных в армию и погибших.

Отрицательные сообщения и данные о ходе сельскохозяйственной уборки и недостатках рабочей силы в сельском хозяйстве, однако, мобилизующие статьи по вопросам посева и уборки урожая с привидением единичных данных отрицательного характера к помещению в печати допускались.

 

 

 

Сведения о производственных планах промышленности и ходе их выполнения.

Какие бы то ни было сведения о шпионской, вредительской и диверсионной работе противника, кроме правительственных сообщений.

Какие бы то ни было объявления частного характера.

Описание действий крупных танковых соединений во взаимодействии с другими родами войск, авиасоединений, действий наземных и воздушных химических соединений и частей, авиадесантных отрядов.

Сведения о конкретных мероприятиях по противовоздушной, противохимической и противобактериальной обороне отдельных населенных пунктов, промышленных, энергетических и транспортных объектов, как находившихся в зоне театра военных действий, так и в тылу.

Сведения о состоянии и возможных затруднениях в организации тыла и эвакуации предприятий, учреждений и населения (неисправные дороги, недостаток организованности и транспортных средств, средств связи и т.д.).

Сведения о снижении медико-санитарных требований к призываемым в войска.

Статистические сведения о численности населения в населенных пунктах.

Помимо этого, отдельными циркулярами Главлита за июнь-июль 1941 года по указанию Генерального Штаба Красной Армии в целях сокрытия масштаба гарнизонов, запрещалось разглашать в публикуемых приказах и распоряжениях воинские звания начальников гарнизонов. То есть, в печати нельзя было публиковать, к примеру, такую подпись под приказом: «Начальник гарнизона, полковник Иванов». Требовалось указывать: «Начальник гарнизона, Иванов».

В дополнение к циркуляру от 23 июня 1941 года, 5 августа того же года, по Курскому обллиту запрещалось публиковать в печати не только сведения о разрушениях военных и экономических объектов, произошедших от воздушного нападения и сверхдальней стрельбы противника, но и о том, какие именно предприятия подверглись разрушению. В материале, относящемся к предприятиям, цензорам запрещалось допускать к публикации их названия, требовалось ограничиваться названиями: «Н-ский завод», «Н-ская фабрика» и т.п. При освещении в печати работы отдельных стахановцев рекомендовалось показывать их как работников Н-ского завода, фабрики и т.п.

Циркуляром Главлита от 3 июля 1941 года запрещалось упоминать в открытой печати, радиовещании и других средствах массовой информации о работе гражданского воздушного флота в военное время, а также показывать дислокацию аэродромов.

Перед публикацией материалы будущей газеты (статьи, корреспонденции, заметки) поступали на предварительный контроль к цензору, который, в случае несоответствия материала существовавшей идеологии мог в нем делать вычерки, изменять формулировки фраз, вносить различные исправления. Кроме того, цензорам приходилось корректировать и опечатки, грамматические и пунктуационные ошибки, стилистику речи авторов статей. Было это связано с тем, что в условиях войны многие ценные профессиональные кадры были утеряны и зачастую, образование ответственного редактора могло составлять всего лишь несколько классов.

О проведенной работе по предварительному контролю над печатной продукцией райуполномоченные направляли в Курск отчеты, в которых отражалась информация о количестве произведенных вычерков и сделанных исправлений за квартал, полгода и за год. Такие отчеты сохранились в Государственном архиве Курской области в фонде Курского обллита (Ф. Р-3679). Помимо этого, подробные текстовые сводки вычерков предварительной цензуры посылались в Главлит два раза в месяц 1-го и 16-го числа каждого месяца. Если за истекший период вычерков не было, об этом цензоры также сообщали.

После проведения проверки материалов будущего номера газеты, в случае ее допуска в печать, цензор давал контрольно-разрешительный номер, который указывался в выходных данных газеты, свидетельствовавший о допуске газеты к печати цензурой.

В документах Курского обллита зафиксированы случаи выпуска газет без цензорского контроля, что являлось грубейшим нарушением. В качестве примера можно привести Конышевскую газету «Знамя колхозника», выходившую без цензорского контроля в июле-августе 1944 года. За данные незаконные действия редактор Киреев был снят с должности, но, назначенный на его место Ханин продолжил выпуск газеты без цензорского контроля, как следовало из письма начальника областного управления по делам литературы и издательств П. Михалевского прокурору Курской области Коновалову. Михалевский ходатайствовал перед прокурором о привлечении Киреева и Ханина за эти действия к уголовной ответственности, что было предусмотрено ст. 185 Уголовного Кодекса РСФСР. Однако, данное письмо осталось без ответа, после чего информация была направлена в прокуратуру РСФСР.

В силу особой секретности деятельности цензоров, им выделялось отдельное помещение для работы. Но, к примеру, в Щигровском районе Курской области уполномоченный райлита был размещен в здании редакции газеты «Коммунар» вместе с секретарем редакции. Там же находились документы и переписка органов цензуры сугубо секретного характера. Как подчеркивал в своем письме начальник Курского обллита П. Михалевский секретарю Щигровского РК ВКП(б): «Это не гарантировало от разглашения и даже случаев хищения документов». В этом же письме он требовал выделить изолированное помещение во избежание возможных случайностей.

После выхода в свет газеты поступали в обллит на последующий контроль, где выявлялись нежелательные материалы, пропущенные в печать местными цензорами и анализировалась содержательная сторона публикаций. В дальнейшем, эти материалы вместе с цензорскими обзорами районных газет Курской области поступали в Главлит. Названные обзоры уполномоченными райлитов составлялись ежеквартально, а также в конце года.

Последующим контролем Курского обллита выявлялись пропущенные цензорами в печать публикации. К примеру, в нарушение Циркуляра №347/СС от 23 июня 1941 года запрещалось публиковать в газетах частные объявления. Однако, в газете «Пламя» Шебекинского района и в газете «Коммунар» Щигровского района были опубликованы частные объявления о пропаже коров. Частные объявления были опубликованы также в «Курской правде» от 24 июня 1941 года о покупке дома. Подобные объявления, как следовало из циркуляра Главлита, могли служить сигналом или условным кодом для врага.

В Щигровской и Льговской районных газетах были опубликованы приказы начальников местных гарнизонов, чем была разглашена дислокация военных частей, расположенных в г. Щигры и г. Льгов. Военным перечнем запрещалось давать в печать сведения о воинских частях, расположенных в районах. В связи с военным положением к печати разрешалось допускать исключительно материал из сообщений Советского Информбюро и ТАСС, относящийся же к Курской области – только из постановлений Совета Орловского военного округа, в составе которого она находилась.

Цензорами районных газет ошибочно допускались к печати, особенно в первые месяцы войны, запрещенные к публикации сведения о названиях заводов и фабрик: например, в газете Старооскольского района «Путь Октября» в статье «В борьбе за выполнение производственного плана» указано название спиртозавода. Подобные сведения публиковать в массовой печати запрещалось.

Цензоры не только следили за неразглашением военных и государственных тайн в печати, но и во многом определяли тематику статей. В Главлите регулярно составлялись циркуляры о том, каким образом в прессе должны освещаться те или иные вопросы, к примеру, тематика помощи семьям военнослужащих или определенное постановление правительства. Подобные циркуляры рассылались по обллитам, откуда документы поступали райуполномоченным на местах. Цензор обязан был анализировать вышедшие в свет газеты на предмет публикации необходимых материалов, названных в циркуляре. На основании поданных с мест материалов Главлитом составлялись информационные письма, которые впоследствии рассылались по всем республиканским, краевым и областным управлениям по делам литературы и издательств. Если в газете было недостаточно материала, который требовалось осветить в прессе, цензор давал рекомендации редактору газеты о более подробном освещении на страницах печати этого вопроса.

Подводя итог, отметим, что в курской периодической печати военного времени уже в первые дни войны стала проводиться гораздо более жесткая цензура публикуемых материалов, чем в довоенное время. Все эти меры были обусловлены ситуацией военного времени. Первостепенное значение отводилось цензуре материалов военного характера, с целью недопущения разглашения военной и государственной тайны.

 

Литература:

  1. Государственный Архив Курской Области. Ф. Р – 3679. Оп. 1. Д. 66.
  2. ГАКО. Ф. Р – 3679. Оп. 1. Д. 67.
  3. ГАКО. Ф. Р – 3679. Оп. 1. Д. 68.
  4. ГАКО. Ф. Р – 3679. Оп. 1. Д. 70.
  5. ГАКО. Ф. Р-3679. Оп. 1. Д. 78.
  6. ГАКО. Ф. Р-3679. Оп. 1. Д. 81.
  7. Коммунар. – 1941. – 18 июля.
  8. Курская правда. – 1941. – 24 июня.
  9. Пламя. – 1941. – 18 июля.

10.  Путь Октября. – 1941. – 15 августа.


РОЛЬ ГЛУБОКОЭШЕЛОНИРОВАННОЙ ОБОРОНЫ
КРАСНОЙ АРМИИ В СРЫВЕ ОПЕРАЦИИ «ЦИТАДЕЛЬ»
НА ЮЖНОМ ФАСЕ КУРСКОЙ ДУГИ

В.В. Замулин, студент исторического факультета НИУ «БелГУ», Действительный член БВИО, г. Белгород

Курская битва явилась окончательным поворотом в истории Второй мировой войны. Уничтожение последних германских крупных резервов 1943 г., сделало невозможным проведение не только стратегических наступательных операций, но поставило под большой вопрос обороноспособность Рейха. Ситуация которая сложилась после фиаско «Цитадели», была похожа на обстановку начала 1943 г. Когда вермахт отступал на южном крыле Советско-Германского фронта и не мог нигде закрепиться из-за собственной истощённости, утраты наступательной инициативы и непрестанно атакующих формирований Красной армии. Но хотя обстановка начала и конца 1943 г. наталкивает на прямые параллели, она не идентична. Если в феврале Германия смогла мобилизовать свой военный потенциал и провести мощнейший контрудар 19 февраля из под Харькова, а потом организовать стратегическое наступление, то в августе ситуация изменилась. Вермахт испытывал острый дефицит не только в солдатах, а ещё больше в офицерах, он испытывал огромную нужду в вере в победу. Армия Германии не только окончательно утратила наступательную инициативу, но и быстрыми темпами начала морально разлагаться. Вермахт отступал по выжженным просторам Левобережной Украине в надежде занять выгодную позицию - «Восточный вал». Как известно, все старания ОКВ, на занятие прочной обороны по Днепру, провалились.

Все эти события во многом были предопределены Курской стратегической оборонительной операцией, в результате которой был обрушен наступательный потенциал противника, путём уничтожения большого количества личного состава и материальной части дивизий.

Военные причины поражения немецких войск в ходе реализации операции «Цитадель» на южном фасе Курской дуги, которые непосредственно зависели от действий Красной армии, сводились к трём основным факторам.

Первый, проведение ряда контрударов, благодаря которым советскому командованию удалось, отчасти, уничтожить наступательный потенциал южной группировки вермахта. Хотя операции 8 и 12 июля не достигли своих формальных целей, в результате их проведения, советские войска не допустили прорыва Тылового армейского рубежа 69 А. Цена, которую пришлось «отдать» за частичную реализацию целей СВК оказалась огромной. Только контрудар 12 июля из района Прохоровки и Ржавца стоил Красной армии боеспособности целой танковой армии. В боях южнее и юго-западнее Прохоровки советская сторона за 12 июля потеряла 359 танков и САУ из 642 введённых в бой.

Второй, создание глубокоэшелонированной обороны в полосе Воронежского фронта, на направлениях главного удара противника и упорная защита занятых рубежей. Данный фактор практически всегда упоминается в исторических работах по Курской битве, но по неизвестной причине всегда вскользь. Сегодня не существует научного труда, который проанализировал роль этого фактора в Курской оборонительной операции.

Оборона, созданная на южном фасе Курской дуги, являлась во многом уникальным сооружением, ни до, ни после более мощной полевой оборонительной системы сооружено не было.

Глубокоэшелонированная система строилась как противопехотная, противоартиллерийская, противовоздушная, но, прежде всего, как противотанковая. Это связано с тем, что именно пенцерваффе составляли основу пробивной мощи южной группировки вермахта. Не зря на остриё удара 4 ТА был выставлен 2 ТК СС, самое боеспособное танковое соединение Германии. Эффективность глубокоэшелонированной системы базировалась на нескольких принципах.

Первый, правильное расположение обороны. Она строилась в 244 км. в полосе Воронежского фронта, но наиболее укреплённая часть приходилась на 165 км. участок, на котором вероятнее всего могло начаться наступление вермахта. Более того, плотность обороны находилась в прямой зависимости от вероятности наступления на данном участке. Указанный принцип практиковался в масштабе от фронта до дивизии включительно. Нагляднее всего этот принцип виден в цифровом выражении.

В состав Воронежского фронта на 4 июня входили четыре армии, которые имели соприкосновение с противником – это 38, 40, 6 гв. и 7 гв. А. Данные оперативно-стратегические объединения можно разделить на две группы:

  1. В первую группу вошли 38 и 40 А. В полосах обороны данных формирований плотность противотанковых минных заграждений была сравнительно небольшой по сравнению с гвардейскими армиями, так в среднем на погонный километр главной полосы обороны в 38 А приходилось 659 ПТМ, в 40 А 854 шт., тогда как в гвардейских формированиях этот показатель был явно больше, в 6 гв. 1088, а в 7 гв. 1201. Схожую ситуацию можно пронаблюдать и на примере фортификационных сооружений для противотанковой артиллерии. Превосходство гвардейских армий в этом показателе над общевойсковыми объединениями доходит до 400%.
  2. Вторую группу составляют гвардейские объединения – 6гв. и 7 гв. А. Данные формирования находились на направлении вероятного удара и в плане потенциала обороны находились гораздо выше, чем армии первой группы. Так, если в состав объединения генерал-лейтенант Н.Е. Чибисова (38 А),в первых двух эшелонах обороны (именно на них планировалось остановить наступление Южной группировки) находилось 6 сд (стрелковая дивизия), 2 тбр (танковая бригада) и ибр (истребительная бригада), то в 7 гв. располагала 7 гв. сд. 3 тп (танковый полк), 2 тбр и ибр. Если к этому прибавить, что протяжённость фронта 38 А была на 38 % больше чем фронт 7 гв. и на стыке гвардейских объединений оборонялась 69 А, то можно смело говорить, что гвардейские объединения были намного мощнее чем общевойсковые. Данное положение вещей сложилось за счёт анализа высшим командованием развединформациии ситуации на фронте. Выводы, к которым они пришли, были в целом правильными – враг будет наносить главный удар на восточном фланге фронта, в полосе гвардейских армий.

Второй принцип построения обороны – привязка обороны к местности, другими словами все фортификационные сооружения, заграждения и препятствия строились таким образом, чтобы получать наибольшую маскировку и защиту от ландшафта. Система обороны, по возможности строилась на основе оврагов, балок, заболоченных участков, рек, лесных массивов, населённых пунктов. В легенде к армейским полосам обороны 38 А указывается, что: «При нарезке БУС (т.е. создании основы обороны) использованы близлежащие к рекам высоты и населённые пункты, дома которых приспосабливаются к обороне… - и далее, - Характер местности предопределил типы вид заграждений». Не будет преувеличением сказать, что во всех трёх армейских полосах ландшафт диктовал характер обороны.

Третий принцип - жёсткая увязка фортификационных построек, препятствий и заграждений с противотанковой обороной. При рекогносцировке переднего края старались создать ситуацию когда, позади или на флангах минного поля располагалась противотанковая артиллерия, которая прикрывала оперативное заграждение. Либо, стремились к тому, чтобы противотанковые заграждения оставляли противнику возможность наступать только на позиции противотанковой артиллерии. Ярким тому подтверждением является «Формулярная ведомость минных полей П. Т. (противотанковых районов) районов №10 и 11», в ней содержится информация о 10 минных полях, каждое из которых имело огневое обеспечение от 45 мм ПТО (противотанковых орудий), до 152 мм гаубиц.

Четвёртый принцип - создание обширных минных полей. В результате обширной работы выполненной советскими сапёрами удалось достигнуть внушительной плотности мин на погонный километр. Перед первой армейской полосой обороны, минные поля были выставлены с такой частотой, что в совокупности они представляли собой одно сплошное минное поле с редкими проходами. В главной полосе обороны плотность ПТМ (противотанковые мины) на отдельных танкоопасных участках составляла 2250 ПТМ на км. Отличительной особенностью минирования армейских полос была неравномерная концентрация ПТМ. Это объясняется стремлением советского командования максимально защитить танкопроходимые участки.

Пятый принцип – создание широко развитой системы траншей. Решающим фактором живучести переднего края обороны было создание сетки траншей, которая обеспечивала широкий манёвр огнём и личным составом, способствовала эластичности обороны и снижала потери в живой силе.

Шестой, развитое эшелонирование обороны в глубину. Всего, для обороны Курского балкона было построено 7 оборонительных рубежей. Эшелонирование в глубину выступа достигало 300 км и опиралось на р. Дон. Подобная структура была необходима для того, чтобы не допустить после прорыва противником Главной полосы обороны, выхода его моторизованных и танковых формирований на оперативный простор в тылу Красной армии.

Опираясь на эти принципы Красной армии, удалось создать мощнейшую оборону, которую не удалось взломать лучшим войскам Рейха.

Если оценивать роль этого фактора в срыве «Цитадели», то логично начать с того, как оборона справилась с основной своей целью - уничтожение бронетехники противника.

За период с 5.7.43 по 18.7.43 г. на советских минах было подорвано 635 танков и уничтожено 4752 солдата и офицеров. В связи с этой цифрой имеет смысл вспомнить о том, что в ударную группировку 5 июля 1943 г. входил 1261 танк. Если сопоставить две эти цифры, то выйдет, что половина танков была повреждена на минных полях. Стоит вспомнить, что одной из главных причин по которой провалилась операция «Цитадель» - это срыв сроков наступления. В большой степени этому способствовало массовое применение минных полей: «наступление превосходящих сил противника из предполагаемого форсированного марша (превратилось) в медленное, с переменным успехом, продвижение в глубину достигаемого ценой огромных потерь».

Данное утверждение хорошо иллюстрируется ходом боевых действий 503-го тяжёлого танкового батальона 6 июня. В этот день командир данного подразделения так описывал применение «Тигров» на Михайловском плацдарме в полосе 7 гв. А: «III танковый корпус доложил о потере 13 «Тигров» в одной роте, которая начала боевые действия с 14 «Тиграми» утром 5 июля. Девять «Тигров» утром 5 июля вышли из строя вследствие повреждений на минах и требовали от одного до трёх дней ремонта каждый. Причины столь высокой доли потерь на минах следующие: С самого начала не было ни одной карты, показывающей расположение мин, установленных на плацдарме немецкими войсками. В нашем распоряжении было два противоречивых плана минных полей, и оба были неверны. Поэтому два «Тигра» подорвались вскоре после начала движения. Ещё два «Тигра» подорвались в дальнейшем на местности, обозначенной на картах как совершенно свободная от мин. Разминирование было проведено небрежно, в результате чего еще три «Тигра» вышли из строя в прохода, обозначенных как свободные от мин. Восемь «Тигров» попали на мины противника прямо перед позициями русских, несмотря на то, что сапёры разрешили дальнейшее движение. Девять «Тигров» подорвались на минах, когда попытались выдвинуться на позиции для отражения танковой атаки противника… К вечеру 5 июля четыре «Тигра» стояли в 50-80 метрах перед боевыми порядками пехоты».

Вместе с заграждениями решающую роль в борьбе с ударной группировкой противника играла противотанковая артиллерия. Она находилась, как правило, в неразрывной связи с противотанковыми и противопехотными заграждениями. Их взаимодействие полностью себя оправдало – об этом хорошо сказано в «Указаниях об использовании инженерных противотанковых средств…»: «Опыт боёв на Орловско-Куском и Белгородском направлениях подтвердил весьма эффективные результаты отражения атак крупных механизированных сил противника инженерными средствами борьбы…Умелое использование средств инженерной борьбы и хорошее взаимодействие инженерных подразделений с пехотой и артиллерией дали блестящие результаты. Наши противотанковые мины оказались действенными против танков «Тигр». Разворот танка боком при подрыве гусеницы на мине облегчает его уничтожение артиллерийским огнём. Массовое заблаговременное минирование и обязательное прикрытие минных полей артиллерийским огнём явилось эффективным противотанковым средством. Ряд танковых атак был сорван минными полями».

Создание обширной траншейной сети и системы фортификационных сооружений, как «каркаса» для заграждений, препятствий и подвижной ПТО (противотанковая оборона), также себя полностью оправдал. Именно этот аспект подтверждается в «Описании боевых действий 19 Танковой дивизии с 5 по 18 июля 1943 г.»:«Русские опоясали переправу непреступной оборонительной полосой с глубокими сплошными минными полями, так что батальону несмотря на всю его самоотверженность, не удалось (её) прорвать… Мало что было известно об этих укреплениях до наступления. Не предполагалось здесь и четвёртой части того, что соорудили русские. Каждая группа кустарников, каждый колхоз, все рощи и высоты были превращены в крепости. Они тянулись вдоль и поперёк хорошо замаскированных окопов и траншей…, ведущих к ДЗОТам, перекрытых толстыми стволами деревьев и железно – дорожными рельсами. Всюду были оборудованы запасные позиции для миномётов и орудий ПТО. Воздействие артогня по этим укреплениям мало эффективно, если в распоряжении нет громадного количества боеприпасов. Но трудней всего можно было представить себе упорство русских, с которым они порой защищали каждый окоп, каждую траншею… В следствие крепкой ПТ обороны и наличия большого количества танков у противника, несмотря на поддержку наших пикировщиков и большие наши потери, наступление в р-не роща у д. Постников в направлении Донец не развивалось».

На мой взгляд, самую точную и в тоже время беспристрастную характеристику советской обороне и её компонентам дал начальник штаба 48 тк, генерал-майор Фридрих Миллентин: «Русское Верховное Главнокомандование руководило боевыми действиями в ходе Курской битвы с большим искусством, умело отводя свои войска и сводя на нет силу удара наших армий при помощи сложной системы минных полей и противотанковых заграждений. Не довольствуясь контрударами внутри Курского выступа, русские нанесли мощные удары на участке между Орлом и Брянском", как известно самая ценная похвала это похвала противника. В своих мемуарах бывший генерал Вермахта отметил все три основные компонента позволившие одержать Красной армии победу в Курской битве. В несколько видоизменённом варианте их можно свести к следующему:

  1. умелое руководство обороной;
  2. мощная система противотанковых заграждений;
  3. большое количество контрударов.

На этих трёх «китах» и стоит победа в одном из решающих сражений Второй мировой войны.

 

Литература:

  1. Военно-исторический отдел Генерального штаба Красной Армии. Битва под Курском от обороны к наступлению. М. АСТ: Б66 ХРАНИТЕЛЬ, 2006. – 826 с.
  2. Замулин В.Н. Курский излом. М. Яуза, 2008. - 960 с.
  3. Миллентин Ф. Бронированный кулак вермахта. Смоленск. Русич, 1999 - 528 с.
  4. ЦАМО РФ ф. 203, оп. 2845, д. 227, л.30-31
  5. ЦАМО РФ ф. 203, оп. 2845, д. 227, л.35
  6. ЦАМО РФ ф. 203, оп.2845, д.221, л.15 (об)-18 (об)
  7. ЦАМО РФ ф. 203,оп.2845, д221, л.27
  8. ЦАМО РФ ф. 341, оп.5332, д.34, л. 44
  9. ЦАМО РФ ф. 375, оп. 9027, д. 46, л.151-153.
  10. ЦАМО РФ ф. 375, оп. 9027, д. 46, л.151-157.
  11. ЦАМО РФ ф. 375,оп.9092, д.2, л.51 (об)


НЮРБЕРНСКИЙ ПРОЦЕСС:
ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ ЕДИНОГО ВЗГЛЯДА

 

Н. А. Ластовец, студентка V курса Харьковского национального университета им. В. Н. Каразина, Украина, Харьковская обл., г. Барвенково

 

Нюрнбергский процесс явится авторитетной и беспристрастной летописью, к которой будущие историки могут обращаться в поисках правды, а будущие политики в поисках предупреждений

Английский обвинитель Х. Шоукросс

 

Нюрнбергский процесс – нашумевшая во всех отношения тема из истории Второй Мировой Войны, наполненная множеством предубеждений, она, тем не менее, являет для историка большой интерес хотя бы потому, что нуждается в рассмотрении и анализе не только собственно процесса, последствий, которые он вызвал, реакции мирового сообщества на «суд над побежденными» с элементами суда уже над победителями, но и, как это ни кажется странным, выработке единого мнения относительно собственно трибунала. На этом вопросе хотелось сосредоточить больше внимания.

Проблема необходимости осуждения нацистских преступлений и  показе всей глубины пропасти идеологии национал-социализма стал уже в 1941 году, но о форме реализации велись споры. 12 октября 1942 года американский президент Франклин Делано Рузвельт в своей речи сделал заявление о том, что «клика лидеров и их жестоких сообщников должна быть названа по имени, арестована и судима в соответствии с уголовным законом». Это заявление в своей ноте было поддержано СССР. В той же ноте был поднят вопрос о деятельности международного трибунала для суда над преступниками. Но, как видим из анализа текста, это еще был только проект, потому как ранее высказывалась мысль о взаимном сотрудничестве и выдаче преступников, в их розыске и предание суду (имеется ввиду суду в отдельных странах, а не общему), что и было позже зафиксировано для преступлений отдельных лиц в Декларации о преступлениях нацистов на оккупированных территориях в 1943 году. В ноябре 1942 года был подписан проект о создании Чрезвычайной Государственной комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков. В том же 1942 году Британское правительство предложило проект о создании Комиссии Объединенных Наций по расследованию военных преступлений, но по сути это было объявление официальной позиции Британии по этому вопросу, ее еще до оглашения поддержали остальные союзные государства. СССР согласилась с этим, но выдвинула условие проведения данного процесса сразу после окончания войны, Сталин настаивал на начале проведения судов, как только преступник попадал в руки Союзных государств для того, «чтобы люди видели, что это не пустые разговоры».

В частной беседе с представителем Британии В. Керром, И. Сталин обсудил основные аспекты будущего суда, хотя тем же Керром было выдвинуто предложение, чтобы судили лидеры стран-союзниц, но это предложение было сразу заметено по своей несостоятельности. Такой суд по заявлению Сталина был бы похож скорее на расправу с политическими противниками, нежели на триумф справедливости. Было принято решение, что все нюансы будут соблюдены, но обычный суд отнюдь не сможет полностью показать всю глубину преступлений совершенных главарями.

Особенно большие разногласия возникли вследствие прилета Гесса в Англию и определение его статуса как военнопленного. Против этого выступило правительство СССР, что и было показано в газете «Правда» от 15 октября 1942 года. И только в декабре 1943 года были согласованы самые важные вопросы, на основе которые и была подписана Московская декларация.

В Московской декларации 1943 года было подчеркнуто, что « декларация не затрагивает вопроса о главных преступниках, преступления которых не связаны с определённым географическим местом, и которые будут наказаны совместным решением правительств-союзников», но по всем пунктам окончательного согласия не было достигнуто. Наибольшие споры были между представителями Британии и СССР, США чаще всего занимали более лояльную позицию.

Значит, путь к Нюрнбергу был долог и извилист, были высказаны различные мнения на счет организации собственно судебного процесса и наказания преступников, даже разнилось время приведения в исполнение приговора относительно наиболее одиозных фигур. Все это и многое другое требует детального изучения и анализа в контексте всех событий Великой Отечественной Войны.

 

Литература:

  1. Запись беседы И.В. Сталина с английским послом А. Керром о «деле Гесса» и о различиях во взглядах Англии, США и СССР на организацию судебных процессов в отношении нацистских преступников, а также суда над главными военными преступниками – А. Гитлером и Б. Муссолини. 5 ноября 1942 г.Подлинник. Машинописный текст. Подпись – автограф В.Н. Павлова. РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 284.– Л. 19.
  2. Заявление Советского правительства об ответственности гитлеровских захватчиков и их сообщников за злодеяния, совершаемые ими в оккупированных странах Европы. 14 октября 1942 г. Заверенная копия. Машинописный текст. АВП РФ. Ф. 06. Оп. 4. П. 4. Д. 35. Л. 42.
  3. Заявление Советского правительства об ответственности гитлеровских захватчиков и их сообщников за злодеяния, совершаемые ими в оккупированных странах Европы. 14 октября 1942 г. Заверенная копия. Машинописный текст. АВП РФ. Ф. 06. Оп. 4. П. 4. Д. 35. – Л. 46
  4. Письмо английского посла А. Керра народному комиссару иностранных дел СССР В.М. Молотову с выдержкой из телеграммы премьер-министра Великобритании А. Идена о нецелесообразности привлечения к формальному суду А. Гитлера и Б. Муссолини, с предложением решить этот вопрос в рамках Комиссии объединенных наций.5 ноября 1942 г.Подлинник. Машинописный текст. На англ. яз., перевод с англ. яз. Подпись – автограф А. Керра. РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 284. – Л. 34
  5. Письмо В.М. Молотова Поверенному в делах Великобритании Л. Баггаллею с ответом Советского правительства на меморандум Правительства Великобритании от 11 декабря 1942 г. по вопросам о наказании нацистских военных преступников. 21 января 1943 г. Копия. Машинописный текст. АВП РФ. Ф. 06. Оп. 5. П. 20. Д. 221. Л. 14–15. Опубл.: СССР и германский вопрос. В 3 т. М., 1996. Т. 1. С. 657–658.
  6. Полторак А. И. Нюрнбергский эпилог. Военная Литература. [Электронный ресурс] – доступ от 10.09.2012 г.
  7. Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Сб. док. – М., 1978. – Т. 1. –С. 363–364.

 

 


40 АРМИЯ В КУРСКОЙ БИТВЕ
Оборонительно-наступательная операция (с 4.7. по 18.7.1943г.)

А.А. Морозов, заведующий отделом научно-экспозиционной работы ГБУК «Белгородский государственный историко-художественный музей-диорама «Курская битва. Белгородское направление», г. Белгород

 

а) Обстановка перед началом операции.

После сдерживающих отступательных боев войска армии заняли оборону на рубеже: Клинки, Высокий, Новая жизнь, Солдатское, южн. окр. Трефиловка. До 04.07.43 г. укрепляли занимаемую полосу и вели подготовку к наступлению. Действия войск сводились к небольшим разведывательным операциям и прощупыванию обороны противника.

Из опроса пленных и перебежчиков выяснилась следующая картина настроений противника:

- перебежчик в районе Нов. Дмитриевка. Ефрейтор 3/164пп на допросе показал: 57пд имеет задачу удерживать занимаемый рубеж обороны, о наступлении говорят редко, ожидают его на более нужном участке фронта. Сроки наступления неизвестны. В районе Харьков и Белгород сконцентрированы немецкие войска.

- пленный солдат Георг Соллак 2/676пп, захваченный в районе южнее Солдатское. На допросе показал, что 32пд имеет задачу оборонять занимаемый рубеж. Офицерский состав говорит, что оборона для немцев единственный выход, так как Германия не знает, когда и в каком месте Англия и Америка начнут второй фронт. Две-три недели назад в дивизии были распространены слухи о якобы предстоящей смене дивизии частями «Великая Германия», подразделения которой дислоцируются в районе Головчино.

- по показанию пленных 332пд, взятых в последних числах июня, 332пд была снята с занимаемого рубежа и к 2.7.43г. сосредоточилась в районе Неведомый колодезь и лес западнее, в готовности перейти в наступление с танковыми дивизиями. 255пд заняла оборону 332пд до Басов включительно. После этой перегруппировки перед фронтом армии была следующая группировка противника.

б) Состояние сил.

К 27.6.43г. из состава армии организуются два стрелковых корпуса – 47 и 52. В состав 47 корпуса входили: 237, 206 и 101сд. В состав 52 корпуса входили: 219, 100 и 309сд. Приказом НКО СССР от 25.6.43г. №00139 командирами корпусов назначены: 37ск генерал-майор Грязнов А.С., 52ск – генерал-майор Перхорович Ф.И. Стрелковых дивизий – 7 (237, 206, 161, 219, 100, 309, 184сд), артиллерийские части – 16/1244, 1663, 1664, 12иптап, 1004 и 453пап 36 арт.бригады; 4гв.иптап, 76гв.аап, 805 и 839гап 29 артбригады; 9, 10, 493 и 494мп; 127 и 129 арм. батальон ПТР. Танки – 59, 60 тп и 86тбр. Части ПВО – 9 зенитная дивизия.

За время обороны полоса армии стала представлять сильно развитую систему, как в инженерном, так и в противотанковом отношении. Полоса обороны армии имела три оборудованных линий сопротивления с созданными опорными пунктами и ПТ районами.

Перед фронтом армии противник оборонялся в следующем составе: пехотных дивизий – 3 (57, 255 и 332пд), танков – всего было до 45 единиц.

в) Задача войск армии.

Все действия войск армии сводились к разгадке замысла противника. Войсковой разведкой и наблюдением было выявлено большое передвижение, хотя и небольших групп пехоты из тыла к фронту, от фронта в тыл, а также и вдоль фронта. Эти передвижения заставили усилить наблюдение войск армии за противником, а указание штаба фронта серьезно предупредило командование армии о принятии самых решительных мер против предполагаемых наступательных действий противника. В конце концов было точно определено, что противник подтягивает свои войска на узкий участок фронта, в полосу 6 гв. армии, откуда видимо и собирается нанести удар, увязывая его с готовящимся ударом наносившимся в направлении г. Курска.

г) Ход событий.

4 июля 1943г. противник перешел в наступление на участке 6 гв. армии в направлении Прохоровка, Обоянь, с одновременной демонстрацией наступления на левом фланге 40 армии. В силу создавшихся таких обстоятельств по личной инициативе генерал-лейтенанта Москаленко, имея данные, что противник не в состоянии перейти в наступление на правом крыле и в центре, производится рокировки войск к левому крылу. Произведя перегруппировку к левому крылу, генерал-лейтенант Москаленко и Военный Совет в целом имели свое мнение: с переходом в наступление противника нанести удар во фланг и тыл наступающей группировки противника. По этому вопросу состоялся разговор по «Бодо» с генералом армии Ватутиным.

В 11.30 6.07.1943г. генерал-лейтенант товарищ Москаленко был приглашен к аппарату «Бодо» на переговоры с генералом армии Ватутиным.

Переговоры генерала армии Ватутина с генерал-лейтенантом Москаленко 6.07.1943г.

У аппарата генерал армии т. Ватутин и генерал-лейтенант Хрущев.

Ватутин: Противник сегодня сосредоточил до 300 танков с мотопехотой в районе Черкасское, Герцевка, Бутово и мотопехоту в районе Новая Горянка, стремится наступать в направлении Черкасское, Завидовка. Одновременно отмечается скопление танков в районе Томаровка. В районе Быковка, Крапивенские Дворы противник сосредоточил до 250 танков, сегодня трижды пытался атаковать в направлении Яковлево, а также на восток, на юго-восток на Вислое. Все атаки к настоящему времени отбиты. Южнее г. Белгорода на фронте Соломино, Маслова пристань, противник еще вчера переправил на наш берег до 2-х пд и одной тд. Сегодня к утру противник усилил эту группировку, переправив в общей сложности до 270 танков и сейчас ведет наступление из района Крутой лог на северо-восток. Командир 7 гв. армии ведет тяжелые бои с противником в этой группировке. Авиаразведкой отмечено выдвижение до одной танковой дивизии со стороны Лозовая на север, голова ее утром проходила п. Краснопавловка. На фронте 38 армии спокойно.

Я решил, окружить и уничтожить части противника, прорвавшегося к северу и на северо-восток до п. Томаровка, и далее развивать успех в направлениях, которые будут нам указаны в письменном приказе. Приказываю вам, сегодня же подготовить контрудар с рубежа: (иск) Введенская Готня, (иск) Новая Ивановка в направлениях Зыбино, Кустовое; для чего в течение сегодняшнего дня совместно с частями 6 гв. армии на указанном Вам направлении отразить все атаки противника, немедленно выдвинуть на помощь 6 гв. армии хотя бы два иптап и все то, что можете. Используйте огонь Вашей тяжелой артиллерии для уничтожения наступающего противника. Теперь же сосредоточить в районе ст. Сумовская, Кобылевка 309сд и начать подтягивать 184сд, в том числе и полк, находящийся в п. Красная Яруга. В этот же район подтянуть Вашу тяжелую артиллерию и минометную бригаду, а также полк РС и 36, 192 тбр 59 и 60 танковые полки. В Ваше распоряжение в район Ракитное сосредотачивается 29оаиб, один гап и один полк РС.

Действия 6 гв. армии поддержать одним полком РС. Район Меловое, Кобылевка, Венгеровка как сегодня, так и завтра обеспечить огнем артиллерии. Имейте ввиду, что указанную выше группу, Вы должны усилить 161сд, которую можно подтянуть на это направление сутками позже, когда сопротивление противника будет сломлено. Момент снятия 161сд будет указан дополнительно. При проведении контрудара Вам будет подчинена временно 71гв.сд. Указанную группу к рассвету 7.07.1943г. развернуть на рубеже: одну сд – отд. Дом у надписи Готня, (иск) Дмитриевка; одну сд – на фронте: Дмитриевка, Новая Ивановка; главные силы – 71гв.сд на фронте Ново-Ивановка, Коровино, Красный Починок. К этому же времени подготовить артиллерию, минометы РС. Задача группы – наступать в направлении Дмитриевка, Томаровка, к исходу 7.07.1943 г. овладеть районом Зыбино, Томаровка, Герцевка, в дальнейшем задача будет указана дополнительно. Имейте ввиду, в затылок Вашей группе в районе Сумовская, Кобылевка развернется первая танковая армия своими двумя хозяйствами, которые будут наступать в направлении: Новая Глина, Бессоновка с задачей выхода к исходу 7.07.1943г. в район Становой, Кобзино, Бессоновка, Конычев. Одновременно с Вами 6 гв. армия будет наносить удар в направлении Шопино, Брилиантов. Авиация фронта будет работать в интересах контрудара. Ваши решения доложите мне к 16.00 сегодня.

Москаленко: Прошу ответить на один вопрос. Так как противник уже ведет бой в районе Завидовка, Зарытное, Кодиновка, 184сд вынуждена заниматься сейчас исключительно обороной района на Меловое, Венгеровка, (иск) Кобылевка. Я просил бы вместо нее в группу включить 161сд, она сейчас готова для выдвижения.

Ватутин: Согласен, есть ли еще вопросы.

Москаленко: Остальное все ясно, приступаю к выполнению. Постараемся возложенную задачу выполнить и Вашу надежду оправдать.

Ватутин: До свидания, надеемся, что Вы задачу выполните с честью. Ватутин, Хрущев, Иванов.

Москаленко: До свидания, Москаленко.

На основании этого переговора войскам армии спущен боевой приказ 0019, в котором изложено следующее решение: главный удар наносить двумя дивизиями (161, 309сд) в направлениях: Дмитриевка, Томаровка и вспомогательный удар 71гв. сд в направлении: Коровино, Бутово, Казацкое.

161сд со средствами усиления к рассвету 7.07.1943г. занять исходное положение: (иск) Введенская Готня, Ур. Ситное, (иск) Дмитриевка и нанести контрудар в направлении Новая Горянка, Зыбино с ближайшей задачей овладеть Новая Горянка, в последующем Зыбино, Локня.

 

 

Командующий 40-й армией К. С. Москаленко (в центре)
и члены Военного совета А. А. Епишев (слева) и К. В. Крайнюков. Курская дуга, 1943 г.

 

Проводимая подготовка к наступательным действиям на 8.07.1943г. в основном была закончена. Развивающиеся события на Прохоровско-Обоянском направлении видимо заставили командование отказаться от активных действий 40 армии во фланг и тыл противника. Рядом частных распоряжений из состава армии выводится часть стрелковых соединений и большая группа артиллерийско-танкового усиления.

Противник, преодолевая упорное сопротивление войск фронта, с каждым днем вводил все новые и новые силы, наращивая удар в направлении Прохоровка-Обоянь. Противник стремился забить клин, после чего выйти на коммуникации 40 армии для соединения с Орловской группировкой, которая к этому времени безуспешно вела бой в южном направлении г. Орел. Для создания мощного сопротивления штаб Воронежского фронта концентрировал наибольшую часть своих сил южнее Обояни. Источником пополнения в первую очередь послужила 40 армия, на участке которой к этому времени противник был абсолютно безактивен. Намечаемые активные действия во фланг и тыл наступающему противнику в направлении Томаровка, после изъятия почти всех средств усиления и одной стрелковой дивизии были отменены, а вместо них проводилась только демонстрация наступления.

За весь период наступательных действий противника, войска 40 армии, вытянувшись левым крылом глубоко на север, вели незначительные сдерживающие бои с противником, пытавшимся выйти в тыл войскам армии. Результатом оборонительно-наступательных действий армия немного изменила свой фронт обороны в сторону его улучшения. На 18 июля 1943г. армия обороняла рубеж: Клинки, Высокий, Новая Жизнь, Солдатское, Трефиловка, выс. 335,6.

В этой операции, помимо частных боевых действий на левом крыле армии, войска армии в основном послужили источником пополнения действующих 6 и 7 гв. армий для сдерживания наступательного прорыва со стороны немцев при его плане ликвидации Курского выступа.

Литература:

  1. «Великая Отечественная война Советского Союза 1941-1945.Краткая история». М., 1965, стр. 237.
  2. ЦАМО, ф.395, оп. 9136, д.395, стр.16-18, 71-103.
  3. «Совершенно секретно! Только для командования!». М., 1967, стр.502.
  4. ЦАМО. ф.395, оп. 9136, д.189, лл.1-8.
  5. ЦАМО, ф.395, оп.9136, д.174, л.138-139.153, 154,197,
  6. Г. Гудериан. Воспоминания солдата. М., 1954, стр. 301.
  7. «Великая Отечественная война. Краткий научно-популярный очерк». М.1970. стр. 227.
  8. Г.А. Колтунов, Б.Г. Соловьев. Курская битва. М., 1970, стр. 174.
  9. Г.К. Жуков, Воспоминания и размышления, стр. 452.
  10. Э. Манштейн. Утерянные победы. М., 1957, стр. 461-462.
  11. Г. Гудериан. Воспоминания солдата. М., 1957, стр. 288.
  12. И.С. Конев. Записки командующего фронтом. Олма-Пресс, 2003, стр. 14-53.
  13. ВИУ ГШ ВС СССР. Битва под Курском. Изд-во «Хранитель», 2006, стр. 15-104.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


УЧАСТИЕ 53 АРМИИ В БЕЛГОРОДСКО-ХАРЬКОВСКОЙ ОПЕРАЦИИ 3-23 августа 1943 г.

(на основе архивных документов ЦАМО г. Подольск)

Г.В. Стовба, старший научный сотрудник ГБУК «Белгородский государственный историко-художественный музей-диорама «Курская битва. Белгородское направление», г. Белгород

 

В начале августа 1943 года стратегическая обстановка, сложившаяся на юго-западном крыле советско-германского фронта, благоприятствовала переходу советских войск в контрнаступление на белгородско-харьковском направлении. Группировка немецких сил, оборонявшаяся на этом направлении, была ослаблена, так как командование вермахта во второй половине июля вынуждено было изъять из нее часть войск для переброски в Донбасс и на орловское направление. К этому времени основные силы Воронежского и Степного фронтов сосредоточились на белгородско-харьковском направлении. Это создавало наиболее выгодные условия для нанесения глубокого фронтального удара в стык ослабленных предшествующими боями на Курской дуге 4-й танковой армии и оперативной группы «Кемпф». Учитывая сложившуюся группировку войск, Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение нанести рассекающий удар смежными крыльями Воронежского(генерал армии Н. Ф. Ватутин)и Степного фронтов (генерал-полковник И. С. Конев) (силами 5-й и 6-й гв. 53-й армий и, части сил 69-й армии, 5-й гв. и 1-й танковой армии, одного танкового и одного механизированного корпусов) из района северо-западнее Белгорода в общем направлении на Богодухов, Валки, Новая Водолага в целях раскола белгородско-харьковской группировки и последующего захвата и разгрома вражеских соединений в районе Харькова. С решением этой задачи для советских войск открывались возможности продвижения к Днепру, а также создавалась угроза тылу и коммуникациям донбасской группировки противника.

Таким образом, наступлением Вороневского и Степного фронтов белгородско-харькковская группировка изолировалась от подхода резервов с запада, оборона противника дробилась на отдельные очаги, и создавались условия для разгрома вражеских войск по частям.

На белгородско-харьковском направлении в начале августа 1943 г. противник имел 18 дивизий, в том числе 4 танковых.

Советским войскам противостояли немецко-фашистская 4-я танковая армия, оперативная группа "Кемпф", входившие в группу армий "Юг" (генерал-фельдмаршал Э. Манштейн) и авиация 4-го воздушного флота (всего около 300 тыс. чел, свыше 3 тыс. орудий и минометов, около 600 танков и штурмовых орудий и свыше 1000 самолетов). Противник создал здесь сильный семиполосный оборонительный рубеж глубиной до 90 км.

Наступательную операцию (3-23 августа 1943г.) войск Воронежского и Степного фронта, (кодовое наименование "Полководец Румянцев"), планировалось провести в два этапа: нанести поражение немецко-фашистским войскам севернее, восточнее и южнее Харькова, затем освободить Харьков и завершить Курскую битву.

Подготовка операции проводилась в сжатые сроки. Войска Воронежского и Степного фронта насчитывали свыше 980 тыс. чел, свыше 12 тыс. орудий и минометов (без зенитной артиллерии и 50-мм минометов), 2400 танков и САУ и около 1300 боевых самолетов.

В данной статье рассмотрим участие 53 армии в Белгородско - Харьковской операции.

53 армия создана 1 мая 1942 г. на основании директивы Ставки ВГК от 26 апреля 1942 г. на Северо – Западном фронте на базе Южной группировки войск 34 армии. В составе фронта до марта 1943 г. принимала участие в боевых действиях против 16 немецкой армии, удерживающей Демянский плацдарм. С ликвидацией плацдарма полевое управление 53 армии (командующий генерал – лейтенант И.М. Манагаров) 22 марта было выведено в резерв Ставки Верховного Главнокомандования. 10 апреля армия была включена в Резервный фронт (с 15 апреля Степной военный округ, с 8 июля Степной фронт). Армия принимала участие в Курской битве. С августа по сентябрь принимала участие в Белгородско – Харьковской стратегической операции и освобождении левобережной Украины.

«Наша 53 армия, вспоминает генерал – майор, начальник связи 53 армии Д. Макаренко. – входила в состав Степного фронта. К началу Курской битвы армия занимала оборонительную полосу шириной в 100 км западнее Касторного. В составе армии к тому времени было 7 дивизий (в том числе одна гвардейская), механизированный корпус, зенитно – артиллерийская дивизия и несколько специальных частей.

В ночь на 9 июля войска армии были подняты по тревоге и двинуты на запад. Перед ними была поставлена задача: к 14 июля выйти на новый рубеж юго – восточнее Курска, занять оборону и быть готовыми нанести контрудар по противнику, прорвавшему нашу оборону на глубину до 30 км. Более 200 км. Прошли форсированными маршами соединения 53 армии . 16 июля в районе Лески – Кузьминка ) 35 – 40 км северо – восточнее Белгорода мы встретили противника. Немцы оказывали упорное сопротивление, но части двух дивизий первого эшелона 53 армии шаг за шагом возвращали территорию, временно занятую врагом в первые дни боев на Курском выступе. К 23 июля части двух дивизий 53 армии вышли на позиции, которые наши войска занимали до начала немецкого наступления.

Т.О. армия выполнила первую из возложенных на нее задач и теперь с другими армиями Воронежского и Степного фронтов готовилась к прорыву вражеского фронта в районе Белгорода, и уничтожению немецко-фашистских войск, занимавших этот плацдарм, и к выходу на Харьковское направление».

Цель Белгородско-Харьковской операции:

Прорвать главную полосу обороны противника в направлении Гремучий, Раково (сев.) Заготскот (4 км юга - западнее Шопино), развить удар в направлении Стрелецкое, Репное, и во взаимодействии с частями 69 армии уничтожить Белгородскую группировку противника.

Замысел операции:

Ударом правым флангов главных сил армии в направлении Гремучий, Стрелецкое, Репное прорвать главную полосу обороны противника, уничтожить противостоящие его части и, развивая успех, отрезать пути отхода главных сил противника из района Белгород в западном и юга – западном направлениях, дальнейшими действиями уничтожить Белгородскую группировку противника.

Главный удар нанести силами пяти стрелковых дивизий, такового полка прорыва (танки КВ), двух танковых полков, (танки «Валентин». «Матильда»), тридцати артиллерийских полков и пятнадцати отдельных артдивизионов.

Войска армии иметь в трех эшелонах: в первом – три, во втором – три и в третьем – одну стрелковые дивизии.

Этапы операции:

Первый - обеспечение исходного плацдарма для наступления и подготовки прорыва.

Второй – прорыв и выполнение ближайших задач.

Третий – развитие успеха и выполнение задачи дня.

Перечень основных мероприятий, осуществляемых в период подготовки и проведения операции по этапам.

Первый этап:

а) Активная разведывательная деятельность (действия РО), рекогносцировка и наблюдение с задачами тщательного изучения противника и местности (по плану разведки).

б) Сосредоточение войск и специальная тренировка их к действиям на прорыв (по особому плану).

в) Развертывание артиллерии усиления и поддерживающей артиллерии дивизий вторых эшелонов.

г) Устройство путей подвоза и эвакуации, организация связи, материально – техническое обеспечение операции.

д) Ночные поиски перед прорывом.

Второй этап:

а) Артиллерийская подготовка атаки.

б) Поддержка атаки артиллерией.

в) Действия пехоты и танков в глубине обороны противника и обеспечение их артиллерией.

г) Выход на рубеж ближайшей задачи.

Третий этап:

а) Подтягивание артиллерии и соединений второго эшелона.

б) Овладение рубежом р. Везелка и обеспечение форсирования р. Везелка подвижными частями.

в) Ввод мех. корпусов в прорыв и выполнение пехотой дальнейшей задачи».

Армия, готовясь к операции в ночь на 3.08.43 г. произвела перегруппировку войск, подтянула артиллерию, сосредоточилась в исходном положении, имея в первом эшелоне 252 сд с 61 гв. т п , 28 гв. сд с 148 тп и 116 сд с 35 тп на рубеже (иск) Яр Фромовый, отм. 244.7.

Точно по намеченному плану артиллерийского наступления в 5. 00 3.8.43 г. артиллерия армии начала артиллерийскую подготовку по заранее распределенным целям и объектам в расположении противника. Во время артподготовки в периоды запланированных перерывов систематически производились мощные налеты нашей авиации как по переднему краю, так и по глубине расположения противника. В период артподготовки противник вел редкий артиллерийский огонь и сильный зенитный заград огонь.

Комбинированная артиллерийская и воздушная подготовка наступления, в конечном счете, привела к полной дезорганизации прочно организованной системы огня противника. Наша пехота под прикрытием арт-огня, прижимаясь к разрывам своих снарядов , перешла в наступление для занятия исходного рубежа атаки. Наступление пехоты в связи с мощным подавлением противника арт-огнем не встретило упорного сопротивления и к назначенному времени пехотные части вышли на рубеж атаки.

После 30 минутного последнего артналета по переднему краю. Пехотные части, сопровождаемые танками сопровождения, имея в своих боевых порядках легкую и истребительную артиллерию. В 7 ч. 30 м. на всем фронте перешли в атаку и в 9. 00 прорвав передний край, стали, распространятся по глубине, ликвидируя сопротивление в отдельных очагах обороны.

252 сд со средствами усиления в 7 ч 40 м перешла в наступление. Противник, выдвинув на северную окраину Редин 13 танков «Тигр» оказал сильное сопротивление. К 9 . ч. 30 м. части дивизии продвижение не вели и только в 11 ч. проникли в северо-восточную окраину лес Журавлиный, где было взято 6 пленных (об этом говорится в оперсводке начальнику штаба Степного фронта).

В ходе начального этапа борьбы наибольшее сопротивление противник оказывал в лесу Журавлиный и на безымянной высоте с надписью. «Сар», которые по своей тактической важности являлись узлами обороны. Особенно упорно противник отстаивал безымянную высоту с надписью «Сар», переходя здесь неоднократно в частые контратаки. В 9. ч 30 м. высота была прочно занята нашей пехотой, и это по существу дало возможность начать успешное продвижение на правом и левом флангах.

В 10 ч противник был выбит из леса Журавлиный из колхоза «Смело к труду», а частями 116 сд взято плато с отметкой 209.5

Сломив сопротивление противника на этом рубеже, части 252 сд начали преследование отходящего противника.

Таким образом, стрелковые части в течение 2,5 часов боя достаточно тесно взаимодействуя с поддерживающей и приданной артиллерией, танками прорвали оборонительную полосу противника на глубину его пехотных подразделений (2-2,5 км).

Мощность начального удара и огромные потери, которые противник понес от артиллерийского, минометного огня и авиации, организованность атаки и потерь важных тактических районов заставили противника начать спешный отвод своих крепко потрепанных частей на подготовленный рубеж на линии: Яхонтов, семи – Дубки, высота 218.0, южный берег р. Ерик.

Отходящие части противника, чтобы оторваться от преследования наших частей. На путях отхода создавали плотные очаги минных полей, что замедлило движение наших частей. И позволило противнику организовать оборону на новом рубеже.

Продолжая теснить части противника, к 16 ч. части армии первого эшелона вышли на северо-восточный берег р. Ерик, форсировали реку и овладели Гремучий северо-западной частью Ерик. Южными скатами безымянной высоты сев. Ерик и к исходу дня 3. 8.43 г. вели бои на рубеже (иск) Яхонтов, безымянной высоты западнее Ерик.

Авиация противника пыталась группами в 6-15 самолетов бомбить боевые порядки наших частей, всего отмечено 156 самолетовылетов. Огнем нашей зенитной артиллерией (ЗА) сбито 3 самолета противника, захвачено 63 пленных, принадлежащих к 167 пд.

Таким образом, за первый день боев дивизии первого эшелона порвали первую полосу обороны противника и выполнили в основном свои ближайшие задачи. Задачи дня, поставленные командованием армии, ни одна дивизия первого эшелона не выполнила. Дивизии первого эшелона наступали замедленными темпами.

Основными причинами этого являлись:

Широкое применение противником минных заграждений, требовавшее осторожного передвижения наших боевых порядков.

Задержка продвижения даже перед мелкими огневыми группами противника для их ликвидации.

части не научились полностью использовать благоприятные возможности для ударов по флангам и тылу врага.

недостаточно тщательная разведка и несвоевременно обнаруживаемый отход его частей.

Нарушалось взаимодействие с пехотой и танками. Почти во всех случаях отмечался отрыв танков от пехоты, в результате чего несли потери, и задерживалось движение пехоты. Танки сбивались с направления, тратили много времени на стоянки и ожидание распоряжений.

Отставание артиллерии поддержка, главным образом органов ее управления от движения пехотных, боевых порядков.

Установив боевое соприкосновение с новым оборонительным рубежом противника на исходе 3.8.43 г. дивизии первого эшелона в ночь на 4.8. использовали на приведение в порядок частей, подтягивание к боевым порядкам артиллерии и доразведку противника.

Бой дивизии первого эшелона с расположенным на новом рубеже противником начался с рассветом. Передовые части с разведывательными задачами перешли в наступление, нанося фронтальный удар.

Передовой отряд 932 сп 252 сд не имел успеха и, нащупав слабые места в обороне, нашел разрыв в его оборонительной полосе вдоль р. Искринка и стремительно продвигаясь на юг, захватил Раково. Главные силы полка, следовавшие за ПО, развили успех и, не встречая сильного сопротивления противника к вечеру 4.8. овладели Казацкое и вышли к мосту через р. Везелка у с. Пкшкарное.

Успех правого полка не привел к решению , оставив на фронте только прикрытие, а главными силами дивизии развить успех 932 сп и в дальнейшем ударом вдоль р. Везелка отрезать пути отхода противника за р. Везелка, что несомненно привело бы к ускорению и более полному разгрому противника в полосе наступления всей армии.

Главные силы 252 сд в составе 928 974 сп продолжали наступление с фронта, встречая очень упорное сопротивление противника, неся потери от огня противника и с большими затруднениями головным 928 сп к исходу 4.8. вытолкнули противника за р. Везелка. Особо упорное сопротивление противник оказал за курган 9 1. 75 км сев. Стрелецкое. После овладения им 928 сп был два раза контр атакован противником силою до батальона пехоты с тремя самоходными пушками.

Таким образом, отражая фронтальные атаки 932 сп, противник сумел увести свои части на новый рубеж за р. Везелка.

924 сп 4.8 участия в бою не принимал, будучи на втором эшелоне дивизии.

28 гв. сд свой боевой порядок строила в два эшелона и начала наступление с рубежа северной окраины Ерик. Используя свое огневое преимущество, дивизия быстро сломила сопротивление противника и погнала его на юг, но на рубеже 201.8, 181.0 встретила мощное огневое сопротивление противника огнем артиллерии и минометов. Это замедлило продвижение дивизии, и только к началу темноты дивизия вышла и овладела восточной окраиной Стрелецкое, западной окраиной Болховец. Попытки ее переправится на южный берег р. Везелка были отбиты плотным огнем артиллерии и минометов с высот южного берега.

116 сд к исходу дня 4.8. вела бои за восточную окраину Болховец и овладела им, выйдя на северный берег р. Везелка.

Таким образом, на второй день боев первый эшелон армии продвинулся по глубине обороны противника на 10-12 км и вышел на рубеж р. Везелка создавая серьезную угрозу флангу и тылу гарнизона г. Белгород что в конечном счете способствовало овладению последним соседом ( 89 гв. сд 69 армии).

За первые 2 дня боя первый эшелон армии по существу выполнил почти полностью запланированный этап операции, но не сумел уничтожить противника, допустив увод своих сильно потрепанных, понесших большие потери частей за р. Везелка.

Потери противника за 3-4.8.43 г. составили: убитыми 800 солдат и офицеров, уничтожено и подбито 5 танков, 4 самолета, 1 самоходное орудие, 2 шестиствольных миномета. Захвачено в плен 97 солдат и офицеров. Кроме того, части захватили в качестве трофеи – орудий 10, пулеметов 47, минометов 11 и другое военное имущество.

299 сд к 21.00 сосредоточилась в районе рощ севернее и юго-западнее Ерик.

233 сд в течении дня совершила марш и к 21.00 сосредоточилась:

572 сп – сев. часть лесов юго-восточнее Смородино

734 сп – в лесу севернее Смородино

684 ап в оперативном подчинении командира 252 сд выполняет боевую задачу.

214 сд в течение дня в прежнем районе сосредоточения приводила себя в порядок. С 17.00 части дивизии на марше для сосредоточения в районе Непхаево, Сошенков.

Авиация противника в течение дня одиночными самолетами производила разведку и патрулирование.

С рассветом после короткой артподготовки 252, 28 гв. и 116 сд приступили к форсированию р. Везелка.

252 сд своим 928 сп сломала сопротивление до двух батальонов пехоты и к 11.00 вышла на северо-западные скаты 213.6, где по приказанию командующего армией, прекратила бой, пропустив через свои боевые порядки подразделения 84 сд, была отведена во второй эшелон армии, в район: балка юго-восточнее Пушкарное, роща юго-восточнее Стрелецкое, балка 1,5 км. северо-восточнее отметки 212. Артиллерия 252 сд целиком была переключена на поддержку наступления 84 сд.

28 гв. сд и 116 сд под воздействием сильного огня противника с южного берега р. Везелка переправили свои главные силы через нее и продолжали развивать наступление: 28 сд в направлении на высоту 213.8.Ур. Гастенок, 116 сд в направлении выс. 213.5 с. Красное, имея основной задачей отрезать пути начавшему отход Белгородскому гарнизону противника.

Для противодействия этому противник особенно упорно и прочно держался на высоте 213.6, которая по существу способствовала ему контролировать и сдерживать наступление всех дивизий первого эшелона армии. Потребовался совместный удар 84 сд и 28 гв. сд для ликвидации этого сопротивления. В результате этого на высоте 213.6 было уничтожено свыше батальона противника. Захваченные пленные показали, что они имели приказ удерживать высоту во, чтобы это не стало. Этот приказ был, видимо, связан с тем, чтобы дать возможность вывести из-под флангового удара отходивший в это время гарнизон г. Белгород.

После взлома обороны на высоте 213.6 противник во второй половине дня ослабил сопротивление, и 28 сд к 18.00 вышла на рубеж ур. Романов Лог, а к 24.00 своими передовыми частями подошла к ур. Гастенок, но в связи с усилившимся сопротивлением противника не могла перерезать железную дорогу и выйти на шоссе Белгорд-Харьков. Дивизия до утра 6.8. закрепилась на достигнутом рубеже, имея оба свои фланга открытыми.

84 сд только в 10.00. сменив части 252 сд и организовав бой, повела наступление в направлении Водяное, имея боевой порядок углом назад. Сбивая упорное сопротивление противника, дивизия к 22.00 своими частями вышла в район Водяное, овраг 1.5 км северо-восточнее выс. 210.2 выс. 212.8, где и закрепилась, прекратив преследование.

116 сд после переправы через р. Везелка у Болховец должна была сломить сопротивление противника, особенно сильное на высоте 213.5, что и создало ей благоприятные условия для выхода на южную окраину Красное, где она вышла в тесное соприкосновение со своим левым соседом. Длительная задержка дивизии у высоты 213.5 не дала ей возможности еще в первой половине дня выйти на шоссе у с. Красное, и противник сумел увести свои части Белгородского гарнизона на Харьков. Но все же в этот день 28 гв. сд захватила 58 пленных принадлежавших к составу 331пп 167 пд противника и трофеи, в числе которых были: орудий – 20, танков – 3, минометов – 4 и другое военное имущество.

Таким образом, на 5.8. первый эшелон армии только одной 116 сд по существу перерезаны пути, связывающие Белгород с Харьковом. Упорное сопротивление противника не позволило прорвать пути отхода, оставивший утром город Белгород гарнизон.

Следует отметить характерную черту в действиях за 5.8. - войска действовали строго только в своих разгранлиниях, тогда как условия обстановки создавали возможности достаточно свободного маневра на поле боя, почти совершенно избегая лобовых ударов, создавших противнику возможность упорно оборонять занимаемые рубежи и командующие высоты.

Необходимо отметить, что у противника появилась паническая боязнь окружения, в результате чего он первоначально на рубеже р. Везелка, чрезвычайно удобном и выгодном для обороны, 5.8. не оказал упорного сопротивления, боясь обхода занявших Белгород наших частей.

В результате боев 4 и 5. 8.43 г.соединения первого эшелона армии истребили до 2000 солдат и офицеров противника, 11 орудий, 7 танков, 11 минометных батарей и захватили 128 пленных, 3 танка, 39 орудий, 12 минометов и прочее военное имущество.

6.8. командарм приказал: 214 сд перейти в новый район сосредоточения: высота 227.7, (иск) высота 213.5 высота 209.6 по маршруту Сошенков, Вислое, Гонки, Ерик. В район сосредоточения прибыть в 2.00 7.8.43 г.

В течение ночи на 6.8. противник сумел организовать достаточно прочную оборону на рубеже: у р. Гастенок, Грязное, Репное и наступление части армии до 17.00 не могли опрокинуть его сопротивления. Причиной этого в основном является – неорганизованность боя, отставание от боевых порядков пехоты артиллерии и неподготовленность данных для ведения мощного артиллерийского и минометного огня. Артиллерия вынуждена была вести огонь с хода. Недостаточная организованность войсковой разведки в ночь на 6.8. не позволила так же нащупать в обороне слабые места, что, в конечном, счете, повело к прямолинейным движениям достаточно густых боевых порядков по сравнительно открытой местности.

Учитывая создавшуюся к 8.00 обстановку и неспешность действия пехоты, командарм приказал: в районе сев. Грязное сосредоточиться соединениями 1 МК и его ударами в направлении Новая деревня. Долбано совместно с наступлением стрелковых дивизий с фронта уничтожить сопротивление противника на рубеже Долбано – Ур. Гастенок, Грязное, Репное.

В 14.00 сосредоточенный в указанном районе 1 мк прорвал во взаимодействии с 116 сд передний край обороны и развивал успех, последовательно овладел Новая деревня, Долбино, что позволило 84 сд и 28 гв. сд в дальнейшем с меньшими трудностями опрокинуть сопротивление противника и овладеть к исходу дня 6.8. рубежами южн. окраина Долбино, ур. Окединский, Шагоровка.

Попытка противника задержаться на отдельных господствующих высотах или в населенных пунктах легко ликвидировалась совместными ударами танков 1 мк и стрелковых частей. Вследствие этого противник начал поспешный, а в отдельных случаях панический отход на юг. Отход по показаниям местных жителей, по существу был похож на бегство. Этот благоприятный момент обстановки, не был полностью использован ни 1 мк, ни стрелковыми дивизиями. Не имея хорошо организованного наблюдения, ни непрерывно действующей разведки, дивизии не обнаружили отхода противника и закрепились на достигнутом к вечеру рубеже, не выделив отрядов преследования. Это позволило противнику оторваться и в течение ночи отвести свои части на новый рубеж обороны Отрадный, Варваровка, Салтыково.

214, 233, и 299 сд с 20.00 на марше в новые районы сосредоточения.

252 сд сосредоточилась в районе Казацкое, Стрелецкое, где приводит части в порядок. За день боя в Шагаровке захвачено 6 исправных танков и склад горючего в Долбино. На поле боя противником оставлено большое количество военного имущества и техники.

Приведя в ночь на 7.8 в порядок растрепанные боем 6.8. части дивизии первого эшелона, в развернутых боевых порядках в 7.00 7.8. 43 г. начали дальнейшее наступление. В первый же час наступления дивизии установили, что противника перед ними нет.

Командиры дивизий, организовав и выслав отряды преследования, свернули подразделения в колонны, начали продвижение на юг.

Отряды преследования при выдвижении их к рубежу Отрадный, Варваровка были встречены организованным огнем противника. Получив эти данные, командиры дивизий, недостаточно лично уточнив расположение противника, развернули полки и с хода в боевые порядки начали наступление на рубеже: Отрадный, Варваровка, Салтыково, который противником был подготовлен как промежуточный рубеж обороны, состоявший из нескольких рядов траншей и достаточно сильно развитой системой ходов сообщений.

Сопротивление противника было сломлено на этом рубеже совместными ударами 1 мк, 84 сд и 28 гв. сд. Противник не оказывал упорного сопротивления, начал дальнейший отход вдоль шоссе и железной дороги.

К исходу дня, преследуя отходящего противника, части первого эшелона армии вышли:

1 мк (19 и 35 мсбр) на северную окраину Казачья Лопань

84 сд – восточная окраина Казачья Лопань

28 гв. сд – восточная окраина Нов. Наумовка, южная опушка леса Крестовый

116 сд – Толоконное – Соловьевка, Петровка, Крестовый продолжая теснить противника на юг.

Противник группами самолетов от 6 до 15 в первую половину дня бомбил дороги и боевые порядки армии, но вторую половину дня действий авиации противника не отмечено.

КП армии – Казацкое.

Ночью с 7.8. на 8.8. прикрываясь мелкими огневыми группами, противник продолжал отвод своих главных сил на юго-запад, выдвигая одновременно с этим новые части на подготовленный к обороне рубеж: сев. Окраина Клочки, южн. окраина Михайловка, безымянная высота восточнее Михайловка, высота 201.5.

Продолжая преследовать отходящего противника, соединения армии в течение дня трижды отражали контратаки противника силою до роты каждая при поддержке 3-6 танков.

На рубеже Новая Наумовка-Крестовый оказывал упорное сопротивление. С направления 2-я Наумовка предпринял контратаку силою до 80 человек пехоты при поддержке сильного артиллерийского огня.

Соединения 1 мк, преследуя отходящего противника вдоль железной дороги и шоссе, к 20.00 вышли на рубеж: северо-запад Казачья Лопань, свх Шлях Индустрии, Сомов, северо-восточная окраина Журавлевка.

19 и 35 мсбр к 20.00 овладели северной половиной Казачья Лопань.

37 мсбр в 14.00 была контратакована противником силою до двух рот пехоты из района лес 1 км сев. Сомов, отбив контратаку к 19.00 овладев Сомов.

219 тбр, выступая па шоссе на юго-запад, в районе отметки 197.2 встретила сильное огневое сопротивление противника. Изменив направление, и выйдя из-за левого фланга, 37 мсбр продолжала наступление по маршруту Петровка. Отм. 136,5.

84 сд к исходу дня вышла рубеж – восточная окр. Казачья Лопань.

28 гв. сд к 14.00 овладела высотой 191.1 и вышла на рубеж – восточная окраина Нов. Наумовка, южная опушка леса Крестовой.

Части 116 сд к 18.00 овладели Толоконное, Соловьевка, Петровка, Крестовой и вышли на рубеж Крестовой, 1 км юго-западнее отм. 176.5, продолжая теснить противника, продвигаясь вперед.

В боях 8.8.43 г. кроме ранее установленных частей противника были выявлены части 106 пд.

Таким образом, противник стремился вводом новых сил остановить наступление частей армии, не допускать их подхода к переднему краю Харьковского укрепленного района.

Наступавшие части 84, 28 гв. и 116 сд, сбивая сопротивлении ослабленных частей противника, продвигаясь без особых затруднений и к исходу дня 8.8. их продвижение было остановлено на рубеже: Слатино, Камышеваха, свх. НКВД, Бол. Проходы, где части закрепились, ведя разведку и готовясь к наступлению на 9.8.43 г.

Действующие дивизии армии и 1 мк 8.8. 43 г. задачу не выполнили. Причинами этого явились: недостаточная организация управления войсками и слабая организация боя, систематическое отставание артиллерии и штабов всех степеней, неудовлетворительно ориентированное командирское наблюдение, слабая разведывательная деятельность войск.

При продвижении армии дальше на юг с каждым днем вырастает упорство и плотность обороны противника. Он подводит из тыла все новые и новые части, бросая в бой все, что имеется под рукой, в частности, в качестве резервов, усиливающих передовые части, немцы бросили маршевые батальоны, направляющиеся на укомплектование танковых дивизий. Так по показаниям пленных выяснено, что 83 маршевый батальон, предназначенный 19 тд, немецкое командование направило на усиление 3 тд. Кроме того, перед фронтом армии появились части 190 пд и 106 пд, переброшенные с других участков фронта.

Дивизии первого эшелона армии к этому времени понесли значительные потери в живой силе, что при возрастающем сопротивлении противника и естественном расширении фронта наступления требовали или остановки наступления или ввода в бой дивизий второго эшелона, на ходу без остановки преследования противника.

С утра 9.8. 43 г. 84, 28 гв. и 116 сд с достигнутых рубежей 8.8. перешли в дальнейшее наступление, преодолевая огневое сопротивление противника и все возрастающие контратаки пехоты и танков. Причем в отличии от прошлых дней противник контратаки вел силами не меньше батальона, причем ослабленной численности и при поддержке8-10 танков.

Кроме того, контратаки сопровождались налетами авиации группами в 25-40 самолетов. Особое упорство со стороны противника 9.8. быо на фронте наступления 84 и 116 сд.

В результате дневного боя к исходу 9.8. дивизии вышли:

84 сд взаимодействуя с 1 мк на рубеж – южн. окраина Клочки, Михайловка, 28 гв. сд, преодолев упорное сопротивление противника в районе с большим количеством населенных пунктов, на рубеже – Межевка, Дементеевка, 116 сд с 37 мсбр овладела Журавлевка.

Выполняя приказ командарма, 252 и 299 сд к исходу дня 9.8. сосредоточились в указанных районах.

233 и 214 сд к исходу дня совершили марш в новые районы сосредоточения.

КП штаба 53 армии – Головино.

Частями разбитой в предыдущих боях 3 та противник продолжает сказывать упорное сопротивление нашим войскам, пытаясь сдержать их наступление на рубеже: Литвинов, Бережнов, сев. скаты высоты 199.1 , 201.5 199.0, 211.6. 217.2 и 213.8.

10.8 дивизии первого эшелона армии с утра вели бой с противником, занимающим рубеж: Безруковка, высота 199.0 высота 195.9, лес юго-восточнее Большие проходы.

84 сд искусно используя укрытые подступы, к 14.00 прорвала оборонительный рубеж противника и преследуя его в южном направлении, к 21 .00 вышла на рубеж южная опушка леса 1,5 км юго-западнее Безруковка, обеспечивая правое крыло армии от возможных контратак противника.

Перед боевыми порядками 84 сд за день боя установлены подразделения 394мп3тд, которые под ударами дивизии отходили на юг и юго-запад.

28 гв. сд имея перед собой значительно усилившегося за ночь противника, успеха за день боя не имела и к исходу 10.8 вела бой за овладение рубежом: высота 196.3, 199.1 и 201.5.

116 сд также не имела успеха и вела бой за овладение рубежом – высота 198.1, Стульнево, высота 216.1.

Значительно возросшее сопротивление противника, по показаниям пленных и наблюдением, объясняются в основном двумя причинами:

1. Приказом командования немецкой армии во чтобы это не стало удерживать рубеж на подступах к Харькову и остановить дальнейшее продвижение наших частей. Видимо этот приказ был вызван закончить эвакуацию Харькова, который являлся крупной базой снабжения. Это подтверждается данными воздушной разведки, которая установила массовое движение груженых автомашин в направлении на Люботин по Полтавскому шоссе и в направлении Мерефа.

2. Войска, действовавшие перед фронтом армии, значительно усилились за счет подведенных резервов, что в целом увеличило плотность, а, следовательно, и упорство обороны.

Об упорстве обороны немцев говорят и потери их за 10.8. только убитыми немцы потеряли до 1000 солдат и офицеров, кроме того, захвачено 17 пленных.

В ходе 22 дневных боев (с 20.7 по 10.8. 43 г) соединения армии трижды прорывали укрепленные оборонительные рубежи противника, опрокидывали его упорное сопротивление и продвинулись вперед на 95 км, очистив от немецко-фашистских захватчиков площадь в 926 кв. км.

Войска армии перерезали железнодорожную магистраль Курск- Белгород – Харьков и к исходу 10.8 овладели ее на участке (иск) ст. Беленихино, Сажное, ст. Болховец-Слатино. Перерезана так же так же шоссейная магистраль Белгород - Харьков.

Успешные действия соединений армии в обход Белгородской группировки противника и выход на его фланг с северо-запада создали угрозу окружения и вынудили противника к отступлению в южном направлении.

Личный состав армии в боях проявил упорство и несгибаемую боевую стойкость. Многочисленные попытки противника контратаками пехоты и танков остановить продвижение наших войск отражались всегда с большими потерями для противника. В боях с 20 июля по 10 августа войсками армии освобождено от немецких войск 112 населенных пунктов, в том числе крупные населенные пункты Гостищево, Сажное, Микояновка, Казачья Лопань, железнодорожные станции Сажное, Гостищево, платформа 208 км, Цуповка, Прудянка, Слатино и крупные населенные пункты: Мал. Яблоново, Крюково, Стрелецкое, Красное, Долбино, Красный хутор, Журавлевка, Макеевка, Прудянка, Дементеевка.

В ходе боев разгромлены 167, 168 и 198 пд и 6 тд противника. Убито свыше 10 000 солдат и офицеров, взято в плен 506 солдат и офицеров противника.

Уничтожено:

Самолетов -12

Танков - 62

Орудий разного калибра – 74

ПТО орудий – 32

Минометов – 22

Мин. и артбатарей – 44

Шестиствольных минометов -4

Пульгнезд и От – 483

Тягачей -4

Складов разных – 8

Бронемашин – 2

Автомашин – свыше 100

Кроме того, подавлено:

Артбатарей – 19

Минбатарей – 58

Орудий разных – 19

Минометов – 8

Пулеметов и От – 120

Разрушено:

Дзотов и блиндажей – 70

НП– 17

За 22 дня боев войсками армии взяты следующие трофеи:

Винтовок и автоматов – свыше 500

Пулеметов РП и станковых – 168

Орудий разного калибра -164

Танков – 37

Автомашин – 70

Тягачей – 19

Мотоциклов – 11

Велосипедов свыше 1000

Раций 19

Снарядов свыше 5000

Винтпатронов – свыше 100 000

Телефонных аппаратов – 22

Лошадей – 16

Захвачено 4 аэродрома противника и 4 неисправных самолета на них.

Соединения 53 армии, невзирая на упорное сопротивление противника, медленно продвигались вперед, имея цель овладеть сначала крупным населенным пунктом Дергачи, а в дальнейшем второй столицей Украины Харьковом. Войска Степного фронта, преодолев упорное сопротивление противника, прорвали внешний оборонительный обвод, находившийся в 8—14 км от Харькова. Немецкое командование бросило для обороны все, что было под рукой, и в течение четырех дней соединениям Степного фронта пришлось вести упорные бои на достигнутых рубежах, отражая ожесточенные контратаки. Враг был измотан. К исходу 17 августа части и соединения генерала И. С. Конева вышли на северную окраину города, стремясь окружить врага с запада, востока и юга. В распоряжении гитлеровцев оставалась лишь одна дорога на Полтаву, но и она подвергалась непрерывным ударам советской авиации.

С каждым днем положение харьковской группировки противника все более осложнялось. Во второй половине дня 22 августа немецко-фашистские войска стали отходить из района Харькова. Вспоминая события тех дней, И. С. Конев писал: «Чтобы не дать возможности противнику уйти из-под ударов, вечером 22 августа я отдал приказ о ночном штурме Харькова.

Всю ночь на 23 августа в городе шли уличные бои, полыхали пожары, слышались сильные взрывы. Воины 53-й, 69-й, 7-й гвардейской, 57-й армий и 5-й гвардейской танковой армии, проявляя мужество и отвагу, умело обходили опорные пункты врага, просачиваясь в его оборону, нападали на его гарнизоны с тыла. Шаг за шагом советские воины очищали Харьков от фашистских захватчиков».

23 августа Харьков был полностью освобожден от захватчиков. Большая часть группировки противника была уничтожена, а остатки ее, бросав оружие и снаряжение, в панике бежали на юго-запад. В приказе Верховного Главнокомандующего отмечалось: «Сегодня, 23 августа, войска Степного фронта при активном содействии с флангов войск Воронежского и Юго-Западного фронтов в результате ожесточенных боев сломили сопротивление противника и штурмом взяли город Харьков.

Таким образом, вторая столица Украины — наш родной Харьков освобожден от гнета немецко-фашистских захватчиков.

В наступательных боях за овладение городом Харьков наши войска показали высокую боевую выучку, отвагу и умение маневрировать.

В боях за город Харьков отличились войска генерал-майора И.М. Манагарова, генерал-лейтенанта В.Д. Крюченкина, генерал-лейтенанта М.С. Шумилова, генерал-лейтенанта Н.А. Гагена, генерал-лейтенанта танковых войск П.А. Ротмистрова и летчики генерал-лейтенанта авиации С.К. Горюнова».

В ходе Белгородско-Харькове кои операции войска Воронежского и Степного фронтов нанесли тяжёлое поражение группе армий «Юг» и отбросили её в юго-западном направлении на 140 км. На завершающем этапе операции ширина фронта наступления советских войск доел игла 300 км. Были созданы условия для освобождения всей Левобережной Украины и выхода к Днепру.

Значительный вклад в общую победу над врагом в Белгородско-Харьковской операции внесли соединения 53 армии генерал-майора И.М. Манагарова.

Победа Красной армии в битве на Курской дуге ознаменовала собой коренной перелом в ходе войны. Германии был нанесен удар такой силы, от которого она уже не смогла оправиться.

Литература:

1. Провал операции «Цитадель». Издательство политической литературы М., 1967 г. с. 35

2. Анализ Курской битвы. Давыдков В.И. Курск 2005 г. с.576-577.

3. Курская \битва. Колтунов Г.А., Соловьев В.Г. М., Воениздат 1970 г. с. 274.

4. ЦАМО РФ Ф. 53 А оп. 10057 д. 209 л. 2, 11-12, 15-17.

5. ЦАМО РФ Ф.53 А оп.10057 д. 145 л.5-10

6. ЦАМО РФ Ф.53 А оп. 10057 д.296 л.12-13

7. ЦАМО РФ Ф. 53. А оп.10057 д.209 л. 3-6

8. ЦАМО РФ 53 А оп. 10057 д.295 л.2-3, 7-10.

9. ЦАМО РФ 53 А оп. 10057 д.284 л. 38 -39, 42-43.


ОРГАНИЗАЦИЯ НЕМЕЦКИХ ЛАГЕРЕЙ ДЛЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ НА ТЕРРИТОРИИ Г. БЕЛГОРОДА

А.С. Кадира аспирант БелГУ, научный сотрудник ГБУК «Белгородский государственный историко-художественный музей-диорама «Курская битва. Белгородское направление», Действительный член Белгородского военно-исторического общества, г. Белгород

 

С самого начала Великой Отечественной войны методы обращения немецко-фашистских оккупантов с советскими военнопленными определялись нацистской идеологией. За несколько месяцев до начала войны, 30 марта 1941 года на совещании руководящего состава Вермахта Гитлер ясно и недвусмысленно заявил:

«Речь идёт о борьбе на уничтожение. Если мы не будем так смотреть, то, хотя мы и разобьём врага, через 30 лет снова возникнет коммунистическая опасность... Эта война будет резко отличаться от войны на Западе. На Востоке сама жестокость — благо для будущего. Командиры должны пожертвовать многим, чтобы преодолеть свои колебания».

Аналогичное руководство к действию немецким военнослужащим содержалось в приложении №2 к приказу командующего 4-й танковой группой генерала Эриха Гёпнера в связи с предстоящими боевыми действиями на Востоке от 2 мая 1941 года:

«Война против России является важнейшей частью борьбы за существование немецкого народа. Это давняя борьба германцев против славян, защита европейской культуры от московско-азиатского нашествия, отпор еврейскому большевизму. Эта борьба должна преследовать цель превратить в руины сегодняшнюю Россию, и поэтому она должна вестись с неслыханной жестокостью».

Одним из проявлений подобной «неслыханной жестокости» стало массовое истребление наших военнопленных. За время войны немцы уничтожили 57% попавших к ним в плен советских военнослужащих.

Бедственное положение советских военнослужащих в нацистском плену в значительной степени определило то, что СССР не признал Гаагскую конвенцию и Декларацию 1907 г. о законах и обычаях сухопутной войны и не подписал Женевскую конвенцию 1929 г., определявшую правовой статус военнопленных, хотя эта конвенция была подписана 47 странами. Подобная ситуация развязала руки гитлеровцам в вопросе обращения с советскими военнопленными. Так в «Распоряжении об обращении с советскими военнопленными во всех лагерях военнопленных от 8 сентября 1941 года», изданном по приказу начальника Службы по делам военнопленных («Wehrmacht Kriegsgefangenenwesen») , генерала Германа Рейнеке говорилось:

«Большевизм является смертельным врагом национал-социалистической Германии. Впервые перед германским солдатом стоит противник, обученный не только в военном, но и в политическом смысле, в духе разрушающего большевизма. Борьба с национал-социализмом у него в крови. Он ведёт её всеми имеющимися в его распоряжении средствами: диверсиями, разлагающей пропагандой, поджогами, убийствами. Поэтому большевистский солдат потерял всякое право претендовать на обращение как с честным солдатом в соответствии с Женевскими соглашениями».

Для сравнения: из захваченных Красной армией 3576,3 тысяч военнослужащих германских Вооружённых сил умерли в плену 442,1 тысячи (12,4%), из 800 тысяч военнослужащих армий стран-союзниц Германии на советско-германском фронте (Венгрия, Италия, Румыния, Финляндия, Словакия) — 137,8 тысячи (17,2%), из 640,1 тысячи японских военнослужащих — 62,1 тысячи (9,7%).

При этом следует отметить, что в число военнопленных немцы включали не только военнослужащих, но и всех сотрудников партийных и советских органов, а также мужчин, отходивших вместе с отступающими и окружёнными войсками. Например, германское командование сообщило, что в 1941 году восточнее Киева были взяты в плен 665 тыс. советских военнослужащих. Между тем вся численность войск Юго-Западного фронта к началу Киевской оборонительной операции составляла 627 тыс. человек.

Из этого числа более 150 тыс. действовали вне окружения, а десятки тысяч военнослужащих сумели выйти из окружения. Подобной практики придерживались немцы и в дальнейшем. Вот выдержка из приказа командующего 2-й танковой армии Вермахта генерал-полковника Вальтера Моделя от 11 мая 1943 года:

«При занятии отдельных населённых пунктов нужно немедленно и внезапно захватывать имеющихся мужчин в возрасте от 15 до 65 лет, если они могут быть причислены к способным носить оружие, под охраной отправлять их по железной дороге в пересыльный лагерь 142 в Брянске. Захваченным, способным носить оружие, объявить, что они впредь будут считаться военнопленными, и что при малейшей попытке к бегству будут расстреливаться».

Совсем по-другому относились немцы к пленным из государств Западной Европы. Так, из 1547 тыс. французских солдат и офицеров, оказавшихся летом 1940 года в германском плену, умерли или погибли всего 40 тысяч, или 2,6%.

Не обошла стороной трагедия советских военнопленных и территорию Белгородчины. Белгород был занят немецкой армией 25 октября 1941 г. Советские войска оставили город почти без сопротивления. Часть населения была заранее отправлена в тыл. К концу октября 1941 года противником были оккупированы западные районы Белгородчины. Окончательно территория Белгородчины была оккупирована после успешного завершения гитлеровцами летней кампании 1942 года.

С первых же дней оккупанты стали насаждать на захваченной территории «новый порядок». В занятом Белгороде были созданы органы оккупационной власти, проводившие в жизнь оккупационную политику. Основным органом, отвечающим за безопасность, было подразделение GFP (Geheimfeldpolizei) – немецкой тайной полевой полиции. Штаб GFP-725 располагался в двухэтажном доме на пр. Ленина, 52; на этом месте сейчас построено здание областного Сбербанка. Полиция, создаваемая из добровольцев – бывших советских граждан – играла вспомогательную роль, занимаясь, кроме того, охраной общественного порядка. Кроме 725 группы ГФП на территории Белгорода размещалась еще одна группа тайной полевой полиции, получившая порядковый номер 729.

Заняв Белгород, немцы организовали в ноябре 1941 года два лагеря для военнопленных бойцов и командиров Красной Армии - по ул. Сталина, д. № 6-8 и по ул. им. Буденного (в настоящее время – проспект Славы), д. № 19. По улице Ворошилова д.1. Кроме того, в августе 1942 года в Белгороде был создан пересыльный лагерь (Дулаг, от нем. Durchgangslager) №170. Дулаг был создан согласно стандартной немецкой практике по размещению пересыльных пунктов содержания пленных вблизи железнодорожных узлов.

В Государственном Архиве Белгородской области хранятся акты городских, районных, и местных комиссий по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков на оккупированной территории. В этих актах содержится и информация о функционировавших на территории города лагерях военнопленных. В основном эта информация представлена воспоминаниями очевидцев тех событий. Из показаний очевидцев можно сделать вывод, что условия содержания в лагерях были нечеловеческими.

«Лагерь, который был размещен по ул. Сталина, для содержания людей не был оборудован, и военнопленные находились в здании все время на ногах. Люди спали и ели, стоя; если некоторые от переутомления падали на пол, то их затаптывали. Те, которым не было места в помещении, находились во дворе и спали под забором даже в зимнее время. Во дворе и помещении всякие санитарные условия отсутствовали. Всюду грязь, поголовная вшивость. В силу этих нечеловеческих условий среди военнопленных появилась эпидемия. В этом лагере ежедневно умирало от голода, массового избиения и от расстрелов до 50 человек».

В первые дни в лагере совершенно отсутствовало питание, что шло в соответствии с предписанием начальника ОКВ генерал - фельдмаршала Кейтеля, в котором говорилось в частности что:

«Советский Союз не присоединился к соглашению от 27.VII.1929г. относительно обращения с военнопленными. Вследствие этого нам не угрожает предоставление соответствующего снабжения советским военнопленным, как по качеству, так и по количеству. Учитывая общее положение со снабжением, следует установить нормы питания для военнопленных, безусловно, необходимые на основании прежнего опыта и по медицинскому заключению достаточные».

Военнопленным выдавали в сутки 500 граммов похлёбки, в которой варили конину. Месяцев через четыре-пять военнопленным стали выдавать на двое суток по 275 грамм хлеба, но для того, чтобы получить этот хлеб, пленные вынуждены были подвергаться всяческим издевательствам.

Медицинской помощи военнопленным не оказывали, и тех, которые были истощены от голода и не в состоянии были двигаться, немецкие власти, по приказу коменданта лагеря, расстреливали тут же во дворе на глазах других военнопленных. Расстрелянных и умерших от голода пленных складывали на повозки, которые под конвоем выводили за город на кладбище и в Дальний парк. «Акт о зверствах немецко-фашистских оккупантов в городе Белгороде, составленный осенью 1943 года приводит показания врача поликлиники г. Белгорода А.Л. Корниенко, в которых упоминается об издевательствах оккупантов над военнопленными:

«Ко мне на амбулаторный прием приводили военнопленных по 30-50 человек с разными ушибами – побоями, глубоким рассечением мягких тканей, со штыковыми ранениями в области ягодиц. В зимних условиях приводили пленных, у которых ноги были обмотаны тряпками, примерзшими к ногам. Большинство приводили на прием с раскрытыми ранами, так как [перевязочный] материал и медикаменты для русских военнопленных немецкое командование не отпускало».

Аналогичные лагеря военнопленных были созданы и в других районах Белгородчины. Так 2 июля 1942г. немецкие войска и части венгерской армии вошли в Чернянку. За период оккупации, который длился семь месяцев, на территории района находилось два лагеря для военнопленных и мирного населения в с. Орлик и непосредственно в Чернянке. В Чернянке лагерь находился на улице Революции, в бывшем помещении промкомбината. Именно в этом лагере содержались 360 советских военнопленных, уничтоженных оккупантами в здании сельской школы в с. Гусь-Погореловка Прохоровского района. Военный историк А. Дюков в своей книге «Русский должен умереть или От чего нас спасла Красная Армия» приводит выдержки из документов, рассказывающих о том трагическом эпизоде, случившемся во время отступления германских войск зимой-весной 1943 года.

«При отступлении из Чернянского района немецко-мадьярские воинские части угоняли с собой содержащихся в концлагере 200 человек военнопленных бойцов Красной Армии и 160 человек советских патриотов. В пути следования фашистские варвары всех этих 360 человек закрыли в здании школы, облили бензином и зажгли. Пытавшихся бежать расстреливали».

5 июля 1942 г. немцами было захвачено село Стрелецкое Красногвардейского района. Затем их сменили венгры. Часть немцев поселилась в домах, выгнав хозяев. Другой досталось здание школы. Венгерский корпус содержал около 200 захваченных пленных. В селе Стрелецком был создан лагерь для военнопленных, которых использовали на строительных работах. Стрелецкий лагерь существовал практически до освобождения села.

В 1942 году, в период оккупации Корочанского района немецкими войсками, оккупационные власти организовали временный концентрационный лагерь для военнопленных. Захваченных в плен солдат и офицеров Красной Армии под конвоем сгоняли за колючую проволоку. По воспоминаниям очевидцев: «Условия в лагере были невыносимые... Военнопленные всё время находились на ногах, лежали лишь раненые, им не оказывали никакой медицинской помощи». Умерших от голода, ран и антисанитарии, а также расстрелянных за неподчинение складывали в повозки, впрягали по 20 человек военнопленных и под конвоем вывозили под Белую гору. В настоящий момент неподалеку от места лагеря установлен мемориальный камень, на котором установлена доска с надписью: «На этом месте летом 1942 года располагался временный немецкий лагерь, в котором содержались пленные советские солдаты и офицеры».

Обобщая все вышеизложенное, необходимо сделать следующий вывод. Политика, проводимая немецкими оккупационными властями на Белгородчине по отношению к советским военнопленным, проходила в русле политики, проводимой военным и политическим руководством гитлеровской Германии по отношению к советским военнопленным в целом. Тот факт, что Советский Союз не признал Гаагскую конвенцию и Декларацию 1907 г. о законах и обычаях сухопутной войны и не подписал Женевскую конвенцию 1929 г., определявшую правовой статус военнопленных, развязал руки германскому военному и политическому руководству, о чем свидетельствуют многочисленные документальные материалы.

Литература:

  1. Гальдер Ф. Военный дневник. Т.2 (1.07.1940-21.06.1941) М., 1969. С.430.
  2. Дюков А. Русский должен умереть. От чего нас спасла Красная Армия.- М.,2009.
  3. Земля Белгородская в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 Белгород, 2010.
  4. Из акта о злодеяниях и расправе немецко-фашистских оккупантов с военнопленными в Белгородских лагерях 10 сентября 1943 года //Оккупация (Белгородчина в октябре 1941-августе 1943 гг.) Документы и материалы (Авторы-сост. А.Н. Крупенков, Т.И. Утенина, Л.Б. Хромых).- Белгород, 2010.
  5. История второй мировой войны 1939-1945. В. 12Т. З. Начало войны. Подготовка агрессии против СССР. М., 1974. С.115.
  6. Корочанцы спасали военнопленных// Режим доступа// http://izvestia.vbelgorode.ru/korocha-03.6.10-5745.html
  7. Крупенков А. Н. В памяти Белгородцев//Информационно-методический сборник №5.
  8. Нормы питания советских военнопленных в 41 году. Приказ ОКВ от 8.10. 1941 г. //Режим доступа// http://army.armor.kiev.ua/hist/paek-sov-plennyx.shtml
  9. Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Т.2. Начало. Книга 2. 1 сентября — 31 декабря 1941 года. М., 2000. С.507.
  10. Преступные цели гитлеровской Германии в войне против Советского Союза. Документы, материалы. / Под ред. и с предисл. П. А. Жилина. М., 1987.
  11. Пыхалов И. Великая Оболганная война.- М., 2005.
  12. Смыслов О. С. Плен. Жизнь и смерть в немецких лагерях.- М., 2005.
  13. Урланис Б. Ц. История военных потерь: Войны и народонаселение Европы. Людские потери вооружённых сил европейских стран в войнах XVII-XX вв. (историко-статистическое исследование). СПб., 1994.
  14. Чиченков А. Белгородчина в Великой Отечественной.-Белгород, Константа, 2005.
  15. Шнеер А. Плен Жизнь и смерть в немецких лагерях//Режим доступа//  http://www.jewniverse.ru/RED/Shneyer/glava1otv%5B1%5D.htm

 

 


УЧАСТИЕ ЛЕТЧИКОВ 2 ВОЗДУШНОЙ АРМИИ В БОЯХ НА КУРСКОЙ ДУГЕ. ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ СРАЖЕНИЯ.

Золотухина Е.С. научный сотрудник ГБУК «Белгородский государственный историко-художественный музей-диорама «Курская битва. Белгородское направление», г. Белгород

 

«Что касается битвы под Курском, то она окончилась разгромом двух основных наступающих групп немецко-фашистских войск и переходом наших войск в контрнаступление, превратившееся потом в мощное летнее наступление Красной Армии.

Битва под Курском началась наступлением немцев на Курск с севера и с юга. Это была последняя попытка немцев осуществить большое летнее наступление и в случае ее успеха наверстать потерянное. Наступление окончила провалом. Красная Армия не только отбила наступление немцев, но сама перешла в наступление и рядом последовательных ударов в течение летнего периода отбросила немецко-фашистские войска за Днепр.

Если битва под Сталинградом предвещала закат немецко-фашистской армии, то битва под Курском поставила ее перед катастрофой» (И.В. Сталин)

Военная история до лета 1945 г. еще не знала такого сосредоточения самолетов и такой напряженности боевой деятельности авиации, как это имело место в битве на Курской дуге.

На двух сравнительно узких участках фронта, общей протяженностью до 100 км, действовало свыше 4300 самолетов. Небо над Курским плацдармом стало ареной ожесточенных воздушных схваток, особенно активных на основных направлениях немецкого наступления: Орловско-Курском, где сражалась 16 воздушная армия, и Белгородско-Курском, где в бой с противником вступила 2 ВА, подкрепленная частью сил 17 ВА. Активное участие в ночных операциях принимала авиация дальнего действия.

Основную часть своих воздушных сил немецкое командование, пытаясь обеспечить внезапность наступления, сосредоточило в последние дни, буквально за несколько часов перед наступлением.

В предвидении наступления противника, части и соединения 2 ВА, на протяжении всего июня и начала июля месяца были в постоянной готовности и выполняли основную задачу – разведку. Для установления группировки тактических и оперативных резервов противника перед Воронежским фронтом, вскрытия новых аэродромов базирования его ВВС и постоянного контроля за действующими аэродромами – 2 ВА на протяжении июня и начала июля вела непрерывную разведку всеми типами самолетов ночью и днем. Для изучения системы обороны противника, было произведено неоднократное фотографирование отдельных участков и всей линии фронта. Глубинная разведка выполнялась разведполками – самолетами Пе-2 и А20-Б.

Наблюдение и фотографирование велось с высот от 2500 до 7500 метров, в зависимости от метеоусловий и противодействия противника. Непрерывность разведки днем обеспечивалась двух-трехкратным просмотром основных направлений.

Ночью разведку вели экипажи самолетов СБ и Р-5. Таким образом, только сложные метеоусловия являлись препятствием к непрерывному наблюдению за деятельностью противника и, особенно, в период перед его наступлением.

Разведка тактической глубины выполнялась в основном истребителями и штурмовиками, группами 2-4 самолета. Среди каждой группы штурмовиков и истребителей были фотоаппараты, поэтому каждый полет кроме визуального наблюдения подтверждался фотоснимками наиболее важных объектов. Особая заслуга разведки заключается в своевременном вскрытии намерений противника, непосредственно перед переходом его в наступление. Так, например, в ночь на 1.07.1943 г. разведкой было вскрыто движение более 200 автомашин по дороге от Харькова на Белгород, что послужило толчком к более бдительной разведке в последующий период. Днем 1.07.1943 г. было вскрыто интенсивное, двухстороннее движение танков и автомашин на участке – Зыбино, Томаровка, Белгород, и сосредоточение танков в треугольнике – Зыбино, Борисовка, Томаровка. В ночь на 2.07.1943 г. было вскрыто движение трех колонн по дороге от Харьков на Белгород – одна колонна до 400 автомашин, вторая – до 200 и третья – свыше 100 автомашин. В день перехода противника в наступление – 5.07.1943 г. авиаразведкой была вскрыта группировка ВВС противника перед фронтом юго-западнее Белгорода на аэродромах: Микояновка, Бессоновка, Толоконовка – свыше 100 самолетов на каждом аэродроме.

Результаты авиационной разведки на протяжении всего подготовительного этапа, предоставляли возможность командованию фронтом и воздушной армии всегда быть в курсе о намерениях противника.

Авиаразведкой, показаниями пленных летчиков и из других источников удалось установить базирование части сил авиации противника. Так было выяснено, что 3 истребительная эскадра немцев базируется на аэродромах Микояновка, Томаровка и Рогань; 3 и 7 эскадры пикирующих бомбардировщиков – на аэродромах Сокольники и Основа и т.д.

Всего до 1 июля было обнаружено на участке перед Воронежским фронтом до 400 самолетов противника. А вечером 4 июля в самый канун наступления стало известно из показаний пленных и перебежчиков, о переброске на аэроузлы Харьков и Белгород крупных сил немецкой авиации: сюда было стянуто до 300 истребителей, до 60 штурмовиков, и общая численность этой группы достигала 600 самолетов.

Новые силы немецкой авиации, которым надлежало действовать в этом направлении, состояли из наиболее опытных, проверенных соединений и частей ВВС противника. Здесь были 52 и 54 истребительные эскадры, истребительная группа «УДЕТ», 27, 51 и 76 бомбардировочные эскадры, 1 штурмовая эскадра и ряд других.

Особенно гордились немцы своей 52 истребительной эскадрой. Ее называли «эскадрой асов», она опекалась лично Герингом, возглавлявшим силы германской авиации. Лучшие летчики Германии входили в состав 52 эскадры: они сражались с самого начала войны в Западной Европе, летали в небе Франции и Польши, Норвегии и Греции.

Удар врага мужественно встретили и отразили 4 и 5 истребительные корпуса, 1 штурмовой корпус, 291 Воронежская штурмовая дивизия, 1 бомбардировочный корпус, а ночью по наступающему противнику отважно действовали полки 208 ночной бомбардировочной дивизии.

Силы 2 ВА, ведя напряженные бои в воздухе, одновременно наносили мощные удары по танковым колоннам врага, срывая их развертывание в боевые порядки и этим самым помогали нашим наземным войскам стойко отражать ожесточенные атаки противника.

В основу борьбы за превосходство в воздухе в первый этап входило – решительными действиями не допустить безнаказанных пролетов вражеских разведчиков и корректировщиков над нашей территорией и отражение попыток противником массированного взаимодействия бомбардировочной авиации по нашим аэродромам и другим объектам. Эта задача выполнялась непосредственной борьбой в воздухе над нашей территорией и ударами по основным аэродромам противника.

Всего за период июнь и начало июля, было проведено 134 воздушных боя, в которых сбито 204 самолета противника. Произведено 533 самолетовылета по аэродромам противника, на которых было уничтожено и повреждено до 70 самолетов.

Действия ВВС противника в этот период характеризуются повышенной активностью бомбардировочной авиации, действующей большими группами от 50 до 80 самолетами (типами Ю-88, Ю-87, Хе-111), каждый раз под прикрытием истребителей Ме-109 и ФВ-190. Основными объектами действий вражеской авиации были: аэродромы, ж.д. станции и крупные населенные пункты. Неоднократные попытки его налетов на наши аэродромы, в преобладающем большинстве были отражены с большими для него потерями, благодаря применению различных способов борьбы (засады, вылеты на перехват, дежурством на земле в готовности №1 одной трети всех истребителей).

Сильное противодействие нашей истребительной авиации заставило противника летать мелкими группами по 5-7 бомбардировщиков, под прикрытием такого же количества истребителей, либо атаковать наши аэродромы, подходя к ним на большой высоте с приглушенными моторами. В этот период относительного затишья на земле 2 ВА вела довольно интенсивную борьбу за превосходство в воздухе, нанеся ряд удачных ударов по аэродромам противника.

Характерное для преднаступательного периода относительное затишье, снижение интенсивности действий авиации противника, бывшее очевидно, одной из форм оперативной маскировки – нарушилось уже 4 июля.

В этот день, желая поддержать свою разведку боем в полосе обороны 6 гвардейской армии, немецкая авиация заметно активизировала свою деятельность. Если до этого ежедневно отмечалось перед дугой плацдарма не более 100-150 самолетопролетов, то 4 июля, в короткий срок – за 4 часа – в конце дня, немцы произвели только на одном узком участке, около 300 самолетовылетов по переднему краю нашей обороны. В свою очередь, наши истребители произвели свыше 100 вылетов, провели 4 воздушных боя и сбили 10 самолетов противника.

Сообщение о перебазировании крупных сил авиации противника на Харьковский и Белгородский узлы вызвало быстрое решение командования: на рассвете 5 июля силами 2 и 17 ВА нанести удар по вражеским аэроузлам, предупредить инициативу врага, подорвать его наступательный порыв. Таким образом, боевая деятельность 2 ВА, в оборонительной операции Воронежского фронта, началась с удара по аэродромам противника.

Следует учесть, что для борьбы с нашей авиацией перед фронтом своего наступления противник сосредоточил огромное количество зенитных средств. Только в районе Тросное, Змиев, Лебедин были расположены части целого зенитного немецкого корпуса. Наша воздушная разведка обнаружила 121 батарею зенитной артиллерии и 68 прожекторов – в действительности же их было гораздо больше.

Вечером 4.07.1943 г. из опроса пленных было окончательно установлено время перехода противника в наступление, поэтому наземные войска и части 2 ВА были приведены в полную боевую готовность.

В рассветной полутьме 5 июля, в 4,30 утра, свыше 300 советских самолетов поднялись в воздух. Они шли к аэродромам противника: Михайловка, Померки, Сокольники, Рогань. Летели «Ил» 291 ВШАД и 1 ШАК, их прикрывали истребители 4 и 5 корпусов.

В воздухе ходили группы 8-12 истребителей: они должны были отсечь истребителей противника, в случае преследования ими наших штурмовиков. Всего над линией фронта патрулировали 60 самолетов, ожидая возвращения штурмовиков.          Момент удара нашей авиации по аэродромам совпал с вылетом вражеской авиации для содействия начавшемуся наступлению. Это совпадение боевых действий привело – с одной стороны к большим воздушным боям, с другой – потери внезапности налета на аэродромы противника, в третьих – к срыву планомерной работы вражеской авиации в интересах своих войск и в четвертых, - к удару по вражеской авиации в момент наибольшей ее готовности.

Завязались крупные воздушные бои: обе стороны дрались ожесточенно. Часть ударных групп наших штурмовиков и истребителей прорвалась к аэродромам, сквозь мощный зенитный огонь оборонительного пояса треугольника Белгород-Томаровка-Харьков.

Так, например, одна из групп под командованием лейтенанта Янкина, наткнувшись на сплошную завесу огня, применила хитрость: штурмовики свернули в сторону, деля вид, будто проходят мимо хорошо защищенного вражеского аэродрома. Но лишь только успокоившиеся немецкие зенитки замолкли, советские самолеты резко повернули и схода ринулись в атаку. Аэродром врага был разгромлен прежде, чем зенитчики успели возобновить огонь.

В итоге всей операции по вражеским аэродромам было выведено из строя до 60 немецких самолетов, из них на земле было уничтожено – 35. Удар по аэродромам противника, при всей своей несовершенности, сорвал в этот день планомерную работу вражеской авиации в интересах немецких войск. Операция эта стоила дорого и нашим ВВС. Наличие истребителей противника в воздухе, на подходах к цели, полная активность вражеских зенитных средств – неизбежно привели к заметным потерям, тогда как предыдущие налеты, произведенные в рассветное время, обходились почти без потерь. Так началось воздушное сражение 5 июля 1943 г.

 

Соотношение сил ВВС на 5.07.1943 г.

 

Истребители

Штурмовики

Бомбардировщики

Ночные

бомбардировщики

Разведчики

Советская авиация

389

276

172

34

10

Немецкая авиация

405

60

460

0

32

 

5 июля 1943 г. авиация противника ходом боя была вынуждена доделать то, чего не смогла сделать немецкая артиллерия. Гитлеровское командование поставило перед своими воздушными силами трудную задачу: проложить путь танкам и пехоте, «идти метлой» впереди боевых порядков. Массированное применение немецкой авиации должно было расчистить дорогу для наземных войск. Это приковало авиацию противника к нашему переднему краю, и она не смогла уже с достаточной силой наносить удары по нашим тылам, по резервам, по коммуникациям. Такое положение предопределило чрезвычайную интенсивность боевой работы над передним краем с обеих сторон. Были использованы все средства, чтобы получить преимущество, чтобы подчинить противника своей тактике.

Задачей наших ВВС в развернувшейся битве первых дней было: не допустить немецкие бомбардировщики бомбить наши боевые порядки, содействовать своим наземным войскам в отражении наступающего противника и вести непрерывную борьбу за общее господство в воздухе.

Тактика противника была разгадана не сразу. Специфичность задачи немецких ВВС на этом первом этапе наступления определило их тактику.

Воздушная роль принадлежала бомбардировщикам – они ходили большими группами по 50 и даже 200 самолетов. Только на узком участке фронта Бутово, Драгунское (ширина 10-15 км) авиация противника в течение дня совершила около 2000 самолетопролетов, и при этом 1600 раз пролетели над линией фронта именно бомбардировщики.

Встретив, однако, достаточно сильное противодействие нашей истребительной авиации, воздушное командование противника было вынуждено выделить специальные группы истребителей (численностью до 50-60 самолетов в каждой) для перехвата наших истребителей на вероятных маршрутах их подхода к объектам атаки. Эти группы имели задачу не допускать наших истребителей к переднему краю, сковать их воздушными боями и этим самым обеспечить свободу действий своей бомбардировочной авиации. В первой половине дня им удалось этого добиться. Происходило это так. За 5-10 минут до прихода вражеских бомбардировщиков, в районе цели появлялась специальная группа немецких истребителей численностью 20-40 самолетов. Зайдя вглубь нашей территории на 12-15 км, они расходились мелкими группами по 4-6 самолетов на разных высотах и производили «свободный поиск» наших самолетов на широком фронте. Они стремились перехватить наших истребителей, могущих помешать бомбардировке. Если они встречали группу наших самолетов, равную по силе, они пытались сковать ее боем. В случае нашего превосходства, противник пытался отвлечь советских летчиков в сторону от района действий своих бомбардировщиков. Смыслом всей этой тактики немецких истребителей было: обеспечить свободу действий своих бомбардировщиков. И вот эта-то хитрость была понята не сразу.

Противник бросал в бой все свои силы, чтобы завоевать господство над полем боя. За спиной своих истребителей, «Юнкерсы» и «Хейнкели» с ожесточением обрушивали на наш передний край сотни и тысячи тонн бомб. Атаки немецких пикировщиков следовали одна за другой. Например, относительно небольшой участок, оборонявшийся 52 гвардейской стрелковой дивизией, подвергался непрерывным атакам с воздуха в течение пятнадцати часов. Под прикрытием авиации немецкие танки и пехота «вгрызалась» в линию нашей обороны. От наземных войск и от командиров групп наших самолетов, находящихся в воздухе беспрерывно поступали тревожные сигналы: враг пытается подавить численностью. В этот день немецкая авиация совершила 1958 боевых вылетов.

Одновременно с ударом по аэродромам противника 2 ВА приступила к боевым действиям в оборонительной операции, предусмотренным планом взаимодействия с 6 гвардейской армией.

Задачами 2 ВА являлись:

не допустить безнаказанно бомбардировать наши боевые порядки.

вести борьбу за превосходство в воздухе.

содействовать наземным войскам в отражении наступающего противника.

Наступающий противник поставил перед своими ВВС задачу – проложить путь танкам и пехоте, проведением авиационной подготовки, непосредственно впереди своих боевых порядков. Такое положение определило чрезвычайную интенсивность боевой работы обеих сторон. Обе стороны бросили в бой все силы и средства, дабы получить преимущество на поле боя.

ВВС противника, встретив сильное противодействие истребительной авиации, вынуждены были выделить истребительные группы до 50-60 самолетов в каждой для перехвата наших самолетов на вероятных маршрутах подхода к направлению главного удара.            Эти группы пытались не допустить наших истребителей к переднему краю и этим самым обеспечить свободу действий своей бомбардировочной авиации над полем боя. В такой обстановке завязывались крупные и многочисленные воздушные бои, которые в первую половину дня велись исключительно на подходах к переднему краю. Во второй половине дня эта тактика противника была разгадана и доведена до истребительных частей и им была поставлена задача – не искать встречи с истребителями противника, а выходить на передний край и уничтожать его бомбардировочную авиацию.

Всего за первый день операции противник произвел до 2000 самолетовылетов, а наши ВВС произвели 1322 самолетовылета. В этот день был произведен 81 воздушный бой с участием больших масс самолетов с обеих сторон. За первый день операции противник потерял в общей сложности на земле и в воздухе до 180 самолетов. Наши части безвозвратно потеряли 91 самолет и не менее 50 самолетов вышло из строя по разным другим причинам.

Второй день боев дает резкое снижение интенсивности боевых действий обеих сторон и особенно противником. Так, например противник сделал около 900 самолетовылетов, то есть 40% напряжения первого дня. Наши ВВС произвели 892 самолетовылета, то есть до 65% по сравнению с первым днем и сравнялись с напряжением противника. Соотношение количества самолетовылетов за период оборонительной операции составляет 11456, произведенных нашими ВВС, и 10728 самолетовылетов, произведенных противником. Почти равное напряжение в вылетах ВВС обеих сторон показывает, что превосходство в воздухе фактически завоевано не было, ни нашими ВВС, ни противником.

Сосредоточение стратегических резервов, их выход на исходные рубежи для контр-ударов, так например, 1 ТА, 5 гв. ТА, 5 гв. А, трех отдельных ТК, выдвижение вторых эшелонов 40 А были проведены без единого воздействия с воздуха. Встречая особенно упорное противодействие со стороны нашей истребительной авиации в глубине обороны, действия противника по нашим аэродромам были ограниченными и производились в основном одиночными самолетами, главным образом ночью.

Эффективность бомбардировочных ударов по аэродромам сводилась к нулю и пришлась по ложным аэродромам. Это было достигнуто организацией маскировочных мероприятий на действующих аэродромах и широко развитой сети ложных аэродромов. Всего в полосе 2 ВА за июль месяц было 33 ложных аэродрома, что составляло почти 100% к действующим. Для ложных аэродромов было заготовлено 350 макетов, что составляло почти авиакорпус оставленный открытым для противника. Основными методами работы ложных аэродромов были: систематическая перестановка макетов и изменение их количества; имитация работы днем и ночью, причем в отдельных случаях (аэродром Грязное) на ложных аэродромах дежурило звено боевых самолетов; использование ложных аэродромов как контрольно-пропускных пунктов для возвращающихся самолетов, с посадкой на них. Дезорганизация противника в части расположения и действительного количества материальной части была достигнута полная, в следствие чего на ложные аэродромы было произведено за июль месяц 29 налетов, то есть весь удар противника по уничтожению нашей авиации на земле пришелся по ложным аэродромам.

С большим напряжением работала наша истребительная авиация. Командиры истребительных полков и дивизий 5 ИАК поднимали в воздух буквально все имеющиеся у них самолеты. Машина, только что вернувшаяся с задания, немедленно заправлялась горючим и боеприпасами и вновь уходила в бой. Во второй половине дня положение изменилось. Хитрой тактике немцев был противопоставлен контрманевр. Нашим истребителям была поставлена задача: не искать встреч с истребителями противника, не ввязываться в воздушные бои с ними, а всеми способами пробиваться к переднему краю и там уничтожать бомбардировщики противника. В бой вступили и летчики 4 ИАК. В течение первого дня авиация 2 ВА в полосе 6 гвардейской армии, провела 82 групповых воздушных боя, сбили 154 вражеских самолета. Наша авиация потеряла 53 самолета и еще 50 было повреждено и временно вышло из строя, было совершено 1322 боевых вылета.

Огромные потери противника в самолетах привели к заметному снижению активности его авиации во второй и последующие дни всего немецкого наступления. 6 июля немецкие летчики совершили около 900 самолетовылетов, т.е. меньше половины напряжения первого дня. Наши ВВС 6 июля также произвели около 900 самолетовылетов и тем самым, несмотря на потери, сравнялись с противником в интенсивности боевых действий.

Обе стороны, чтобы заполнить убыль первого дня, включали в бой свои резервы. Противник 6-7 июля перебазировал ряд своих частей с аэродромов Краматорская, Барвенково, Сталино – на аэродромы Харьковского аэроузла.

Прибывшая 6 июля на пополнение нашей армии 256 ИАД, не могла сразу вступить в бой. Нужно было ознакомить летный состав с районом действий, проверить боевую готовность дивизии. Активные действия дивизия могла начать лишь через 4-5 дней.

Командование 2 ВА своевременно переключило силы 4 ИАК полностью на борьбу с вражескими бомбардировщиками. По этим обстоятельствам 6 июля наша ударная авиация была частично выключена из боевой работы. В этот день особенно интенсивно работали наши истребители, освобожденные от задач прикрытия ударной авиации. Этот день также богат воздушными боями: их было 64. Причем противник потерял в этот день 105 самолетов, причем 65 из них – бомбардировщики. Только за первые пять дней воздушного сражения, в 366 схватках гитлеровцы потеряли 548 самолетов. Особенно тяжело пострадала 52 истребительная эскадра «асов-охотников». Только с 5 по 7 июля эскадра потеряла около 60% своего состава. Убыль отразилась и в боеспособности немецких летчиков. В начале операции они даже небольшими группами принимали бой с крупными нашими силами, а с 8-9 июля они стали вступать в бой, лишь имея абсолютное превосходство в численности. 11 июля немцы вынуждены были остановиться на Обоянском направлении. С 10 по 14 июля немцы потеряли 205 самолетов, с 15 по 18 июля – 72 самолета, всего за вторую половину операции – 283 самолета. За этот же срок 2 ВА потеряла 138 самолетов.

С самого начала наступления противника на белгородском направлении разгорелась ожесточенная борьба за господство в воздухе. Над районом 20х60 км действовало одновременно с обеих сторон свыше 2 тыс. самолетов. Всего с 5 по 10 июля только истребители 2 ВА провели 205 воздушных боев и сбили более 330 вражеских самолетов, потеряв своих 153.

В течение двух ночей – на 11 и 12 июля – авиация дальнего действия и ночные бомбардировщики 2 и 17 ВА действовали по железнодорожным эшелонам на станциях, громили колонны войск на шоссейных и грунтовых дорогах с целью изоляции района предстоящего сражения от притока свежих резервов. Ударам подвергались также войска на поле боя.

Утром 12 июля, за 40 минут до начала контрудара, 2 ВА провела авиационную подготовку, в которой участвовало более 200 самолетов. Ввиду сложных метеорологических условий летчикам пришлось действовать по танкам и артиллерии на огневых позициях небольшими группами.

Всего за время оборонительной операции советская авиация уничтожила в воздухе и на аэродромах более 1500 немецких самолетов, а сама потеряла около 1 тысячи.

Имея преобладание в бомбардировщиках, германское командование рассчитывало, что массовое их применение прижмет массовое их применение к земле нашу пехоту, откроет дорогу танкам, парализует нашу артиллерию. Но с самого начала сражения наши истребители вели активную борьбу с немецкими бомбардировщиками. Истребители совершили наибольшее число самолетовылетов: ими произведено 64% всего числа дневных вылетов нашей авиации за всю операцию. Они своей напряженной работой ограничили действия вражеских бомбардировщиков над передним краем и не пустили их вглубь оборонительного рубежа фронта. С первой же минуты боевой операции и до самого ее конца не выходили из сражения полки 5 ИАК. Его летчики провели за две недели 250 воздушных боев, уничтожили 451 немецкий самолет. Активно сражались и летчики 4 ИАК – они провели 111 воздушных боев и уничтожили 175 вражеских самолетов.

В этих групповых боях, где сражались с обеих сторон десятки самолетов, решающую роль сыграло тактическое взаимодействие наших истребителей, слаженность их действий.

Наряду с большими успехами, в Белгородской оборонительной операции ощущались и недочеты в работе наших истребителей, вызванные в первую очередь, недостаточной опытностью части летного состава. Имела место плохая осмотрительность некоторых летчиков. Случалось, что на виду у патрулирующих групп, совсем близко от них, противник безнаказанно бомбардировал наши наземные войска. В некоторых случаях пары действовали несогласованно, группы дрались недружно, наблюдалось стремление отдельных летчиков вести бой в одиночку. Было отмечено в ряде случаев стремление малоопытных и поэтому неуверенных в своих силах истребителей, вести бой над своей территорией, вместо того, чтобы атаковать бомбардировочные группы противника на подходе к объектам бомбометания.

В дни борьбы за Курский плацдарм, сводки Совинформбюро лаконично сообщали: «Советская авиация прикрывает с воздуха наземные войска и наносит тяжелые удары по технике и живой силе немцев». Эти удары наносили наши «Ил» и «Пе-2» и ночные бомбардировщики. До 40% общего числа самолетовылетов было произведено штурмовой и бомбардировочной авиацией. Основные ее усилия были направлены против наступающих танковых колонн противника.

Главной ударной силой в противодействии немецким танкам с воздуха являлись штурмовики. В белгородской операции было проверено действие нового типа противотанковых кумулятивных бомб – они попадая в танк, разворачивали, пробивали броню и пламя охватывало всю машину. Всего по войскам и технике противника было совершено ударной авиацией свыше 5000 боевых вылетов. Итоги борьбы с танками врага были весьма внушительными: до 1300 танков было подбито и уничтожено ударами с воздуха. В итоге всей операции и наша ударная авиация понесла ощутимые потери: 168 штурмовиков, 25 бомбардировщиков и 6 ночных бомбардировщиков погибли в боях за Курский плацдарм. В первые дни оборонительной Белгородской операции интенсивность работы штурмовиков и бомбардировщиков была ограничена нехваткой прикрывающих истребителей. Но начиная с третьего дня боевых действий, ударная авиация, действуя крупными группами, ожесточенно била по наступающему врагу.

В ночь с 17 на 18 июля воздушные разведчики 50 КРАП доложили, что на отдельных участках наблюдается отход немецких частей. 18 июля немецкое наступление выдохлось – окончательно и бесповоротно. Немецкие танки горели перед валом русских окопов второй линии. Враг дошел до высшей точки напряжения своих сил – и надломился. Именно в этот момент ему был нанесен короткий и быстрый удар свежих советских резервов. Враг был отброшен в исходное положение – короткое наступление было частью плана, предстоящего общего наступления Красной Армии. 24 июля 1943 г. Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин приказом возвестил об окончательной ликвидации июльского немецкого наступления на Курский плацдарм. 818 сбитых самолетов, 1339 подбитых и уничтоженных танков, 3555 разбитых и поврежденных машин, 53 взорванных склада, 400 подавленных зенитных точек, 82 артиллерийских орудий, до 6 тысяч рассеянных и убитых немецких солдат и офицеров – таковы были итоги борьбы летчиков 2 ВА в Белгородской оборонительной операции.

 

Литература:

  1. Боевые распоряжения войскам армии с 1.01 по 1.08.1943 г. ЦАМО РФ. Ф. 302. Д. 21. 369 л.
  2. История 2 Воздушной армии. ЦАМО РФ. Ф. 302. Д. 17а. 33 л.
  3. Материалы к истории 2 Воздушной армии. ЦАМО РФ. Ф. 302. Д. 17б. 33 л.
  4. Отчет о боевой работе армии за август 1943 г. ЦАМО РФ. Ф. 302. Д. 40. 16 л.
  5. Отчет о боевой работе армии за июль 1943 г. ЦАМО РФ. Ф. 302. Д. 39. 20 л.
  6. Отчет о боевых действиях армии в наступательной операции Воронежского фронта. ЦАМО РФ. Ф. 302. Д. 43. 35 л.
  7. Отчеты о боевой деятельности 2 ВА за июнь-декабрь 1943 г. ЦАМО РФ. Ф. 302. Д. 27. 259 л.
  8. Планы боевого использования 2 ВА в Белгородской оборонительной операции. ЦАМО РФ. Ф. 302. Д. 24. 81 л.
  9. Советские Военно-Воздушные силы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. М.: Воениздат, 1968. 452 с.
  10. Тимохович И.В. Советская авиация в битве под Курском. М.: Военное издательство министерства обороны Союза ССР. 1959 г. 121 с.
  11. www.airpages.ru
  12. militera.lib.ru
  13. lib.rus.ec

 

 

 

 


УЧАСТИЕ 38 АРМИИ В ОБОРОНИТЕЛЬНЫХ БОЯХ И КОНТРНАСТУПЛЕНИИ НА КУРСКОЙ ДУГЕ

М.Ю. Бирюков, научный сотрудник ГБУК «Белгородский государственный историко-художественный музей-диорама «Курская битва. Белгородское направление», г. Белгород

В ходе наступления Красной Армии зимой 1943 г. в районе г. Курска образовался выступ, получивший в последующем название «Курская дуга». Конфигурация расположения советских войск сложилась таким образом, что южную часть выступа занимали войска Воронежского фронта (с конца марта 1943 г. командующий фронтом генерал армии Н.Ф. Ватутин). 38-я армия, активно принимающая участие в наступательных действиях зимой 1943 г., заняла левый фланг фронта. В ходе Курской битвы этой армии предстояло выполнить важную тактическую задачу – надежно прикрывать фланги армий, сдерживающих основной удар противника.

Особенности рельефа занимаемой войсками фронта местности, а также тактические приемы немецких войск позволили командующему фронтом Н.Ф. Ватутину правильно определить основные направления предстоящих ударов немецких войск на участке, занимаемом войсками Воронежского фронта. Согласно расчетам генерала армии Н.Ф. Ватутина основной удар немецкие войска должны были нанести в полосе обороны 6-й и 7-й гвардейских армий. Таким образом, основные действия в предстоящей битве разворачивались юго-восточнее расположения 38-й армии. Это, в определенной степени, повлияло на расстановку сил и оснащение оборонявшихся войск танками и артиллерией.

38–й армии, входящей в первый эшелон фронта, был отведен участок фронта шириной 83 км. Вплоть до начала июля под непосредственным руководством начальника инженерных войск фронта генерал-майора Ю.В. Бордзилевского в полосе армии шли работы по укреплению обороны. Главная полоса состояла из трех позиций, имевших по три-четыре линии сплошных траншей, связанных ходами сообщений. Ее глубина достигала 5-6 км. Последний край, проходивший по высотам, был извилист, что способствовало созданию огневых мешков, организации фланкирующего и косоприцельного огня. Основой обороны дивизионных участков являлись батальонные районы, усиленные системой инженерных заграждений. Каждый из них занимал по фронту 2-2,5 км и в глубину 1,5-2 км. Два-три батальонных района, имевших по нескольку ротных опорных пунктов, составляли полковой участок, ширина которого достигала 5-6 км, а глубина – 3-4 км.

Кроме основных оборонительных полос были созданы промежуточные рубежи – отсечные, а также временные и запасные позиции для орудий и минометов, блиндажи и укрытия для личного состава, боевой техники и автотранспорта.

Основу противотанковой обороны составляли противотанковые районы и противотанковые опорные пункты. Кроме того, перед передним краем и в глубине обороны стрелковых дивизий было создано большое количество минных полей, противотанковых рвов, установлены управляемые и неуправляемые фугасы.

Одновременно с этими работами велась перегруппировка сил. Войска доукомплектовывались, в том числе из пополнения, призванного из освобожденных районов Курской и Сумской областей. С учетом предстоящих оборонительных сражений с личным составом в ротах и батальонах велись занятия по темам: «Отражение танковой атаки противника», «Контратака против вражеской пехоты, следующей за танками», «Бой в окружении» и т.д.

В июне 1943 г. в Красной Армии завершился переход на корпусную систему, в результате которого в 38-й армии было сформировано 2 стрелковых корпуса – 50-й генерал-майора С.С. Мартиросяна (167-я, 232-я, 340-я стрелковые дивизии) и 51-й генерал-майора П.П. Андреенко (180-я, 240-я, 204-я стрелковые дивизии).

38-й армии, несмотря на ее второстепенное значение в Курской битве, отводилась важная роль – сдерживая атаки 7-го армейского корпуса Вермахта, наступавшего из района г. Сумы, оказывать помощь обороняющимся соседям.

Оперативное построение было следующим. 51-й стрелковый корпус располагался на участке от Снагости до Алексеевки (фронт шириной 27 км); 50-й корпус южнее, от Алексеевки до Краснополья (фронт шириной 56 км). У ряда дивизий – 167-й и 232-й – построение было одноэшелонным. В резерве армии командующий разместил 180-ю и 192-ю танковые бригады и 204-ю стрелковую дивизию. Всего армия насчитывала 60 000 человек личного состава, 1168 орудий и минометов.

Как уже было сказано выше, вследствие расположения 38-й армии в стороне от основного удара немецких войск, ее оснащение артиллерией было невелико – в начале июля в ней насчитывалось 520 орудий, до 650 минометов и 32 установки гвардейских минометов. Средняя плотность артиллерии на 1 км фронта на переднем крае составляла менее 15 единиц. Но недостаток артиллерии командованием был компенсирован тем, что большая концентрация ее наблюдалась на наиболее опасных участках фронта. Зенитная артиллерия располагалась таким образом, чтобы в случае необходимости её можно было использовать против танков противника.

В распоряжении командующего армией находилось 150 танков, которыми 180-я танковая бригада полковника М.З. Киселева поддерживала действия 51-го стрелкового корпуса, 192-я полковника А.Ф. Каравана – 50-го.

Первые, отвлекающие атаки на позиции 38-й армии начались во второй половине дня 4 июля. Прощупывая оборону 38-й армии атаками небольших групп пехоты, противник совершил безуспешную попытку овладеть опорными пунктами, находящимися на участках 240-й, 180-й и 167-й стрелковых дивизий.

Начало операции «Цитадель» не ознаменовалось для 38-й армии масштабными боевыми столкновениями. Так, 5 июля, только 232-я стрелковая дивизия отразила небольшую атаку противника, пытавшегося нащупать стык с 40-й армией. 6 июля ситуация коренным образом не изменилась. Противник продолжал атаки 232-й стрелковой дивизии, производя по всему фронту разведку боем и ведя артиллерийский огонь. В ночь с 6 на 7 июля по приказу командующего фронтом Н.Ф. Ватутина 192-я танковая бригада 38-й армии была передана на усиление левого фланга 40-й армии, а затем переподчинена 1-й танковой армии генерала М.Е. Катукова.

7 июля из состава 38-й армии были переданы другим армиям следующие соединения: 222-й истребительный и 203-й танковые полки переподчинялись 1-й танковой армии (прибыли в район Обояни 8 июля); 111-й гаубичный артиллерийский полк передавался на усиление 6-й гвардейской армии. 9 июля 1-я танковая армия, помимо прочих соединений, получила в свой состав 483-й истребительный полк 38-й армии.

В итоге всех перегруппировок из состава 38-й армии в период 5-15 июля были выведены: 18-я танковая бригада, 222-й истребительный полк, 204-я стрелковая дивизия в подчинение 1-й танковой армии; 192-я танковая бригада в состав 40-й армии; 441-й гвардейский минометный дивизион в состав 69-й армии.

Весь оборонительный период 38-я армия выполняла важную задачу – была удержана линия фронта и скованы четыре дивизии противника. Все это проходило в условиях, когда из состава армии последовательно выводилась часть подразделений и передавалась другим армиям. Все это, а также успешные действия других армий по недопущению прорыва линии фронта, позволило остановить противника, заставить его приступить к отводу войск, а с начала августа 1943 г. перейти войскам Воронежского и Степного фронтов к наступлению.

В предстоящей наступательной операции «Полководец Румянцев» 38-й армии также было отведено вспомогательное значение. Воронежскому фронту предстояло нанести главный удар левым крылом, а вспомогательный – войсками всего центра. 38-я армия в данных условиях должна была прикрывать активными действиями правое крыло фронта. Именно поэтому в ее полосе проводилась маскировочная операция с целью скрыть сосредоточение крупных сил на направлении главного удара.

Отвлекающие мероприятия продолжались с 26 июля по 4 августа 1943 г. Специально выделенные подразделения имитировали прибытие новых частей в район г. Суджи. На расположенную в 15 км от Суджи станцию ежедневно приходили эшелоны, из которых ежедневно выгружали макеты танков и орудий, пустые ящики из-под артиллерийских снарядов. В действие были введены восемь мощных радиостанций, создающие впечатление дислокации крупных соединений.

По направлению к переднему краю перемещалось большое количество военной техники и пехоты, усиленно оборудовались огневые позиции, наблюдательные пункты, исходные рубежи для танков. С наступлением ночи войска отводились в тыл, и на следующий день все повторялось. Была усилена разведка, особенно северо-восточнее г. Сумы.

Активные действия 180-й, 167-й и 340-й стрелковых дивизий, включавшие разведку боем с привлечением артиллерии и авиации, вводили противника в заблуждение. В итоге, в конце июля – начале августа к району г. Сумы немецким командованием были переброшены 75-я пехотная и 7-я танковая дивизии. Внимание немецкой авиации было сосредоточено на правый фланг Воронежского фронта. В результате маскировочных действий направление главного удара советских войск оказалось для немецкого командования неожиданным и только 6 августа, т.е. через три дня после начала операции «Полководец Румянцев», часть войск из района Сум и Боромли были переброшены к месту действительного прорыва.

Для ведения наступательных действий 38-я армия получила 38-ю и 340-ю стрелковые дивизии. Войскам армии ставилась задача активными действиями сковать противника на железнодорожной линии Харьков-Сумы-Ворожба и прикрывать с северо-запада войска центра и левого крыла Воронежского фронта. Противостоял 38-й армии 7-й армейский корпус.

Тактическая зона противника состояла из двух полос. Главная полоса имела глубину 6-8 км и состояла из двух позиций, на каждой из которых были оборудованы узлы сопротивления, соединенные между собой траншеями полного профиля. Населенные пункты имели круговую оборону. Общая глубина обороны немецких войск в полосе 38-й армии достигала 15-18 км..

Исходя из сложившейся ситуации, командующий армией генерал Н.Е. Чибисов принял решение использовать для наступления левофланговые дивизии, используя успех 40-й армии. Главный удар на участке Большая Чернетчина, Поповка предстояло нанести 50-му стрелковому корпусу (167-я, 38-я и 340-я стрелковые дивизии, усиленные 663-м и 77-м артполками и 491-м минометным полком). Левее наступление корпуса поддерживала 232-я стрелковая дивизия.

Наступление началось 8 августа в 7 часов утра после мощной 30-минутной артиллерийской подготовки и залпа реактивных минометов 3 гвардейского минометного дивизиона. За первый день наступления войска 38-й армии вклинились в оборону противника на 2-5 км. Преодолев сильное огневое сопротивление и хорошо развитую сеть инженерных заграждений, части 38-й армии к исходу дня вели бои на рубеже зап. окр. нп. Мал. Чернетчина – сев. окр. нп. Бездрик – Поповка – Первомайский. Несмотря на ввод командованием 7-го армейского корпуса резервов, остановить наступление советских войск оказалось невозможным.

В ходе наступательных действий 9-10 августа 38-й, 167-й и 340-й стрелковых дивизий был освобожден ряд населенных пунктов: Пушкаревка, Бездрик, Басы. Бои завязались на подступах к г. Сумы. Более успешно действовала 232-я стрелковая дивизия, войска которой, успешно используя наступление 40-й армии, овладели населенными пунктами Железняк, Самотеевка, Большой Бобрик. Таким образом, к 11 августа части 38-й армии вышли на рубеж Поповка – ст. Золотницкий – зап. окр. нп. Бол. Бобрик.

Согласно оперативной сводке Генерального штаба по состоянию на 8 часов утра 12 августа, «За период боев 8 и 9 августа частями армии было уничтожено до 1250 солдат и офицеров; захвачено 38 пленных, 2 орудия, 5 минометов, 34 пулемета и 40 винтовок».

Боясь выхода наступавших войск к г. Сумы, немецкое командование в ночь с 11 на 12 августа выдвинуло резервы в количестве 2 пехотных полков и 40 танков. В ходе последующих дней, вплоть до 16 августа противник проводил контратаки по закрепившимся войскам 38-й армии. В ходе боевых действий было уничтожено до 900 солдат и офицеров противника, 24 танка. В сложившейся обстановке командующий фронтом ввел в сражение 47-ю армию и 2-й танковый корпус 40-й армии, которые нанеся удар из района Боромли на юго-запад, прорвали оборонительный рубеж противника и создали этим благоприятные условия для наступления 38-й армии.

С утра 18 августа войска 38-й армии, ломая оборону противника, продвинулись в глубину на 10-15 км и овладели Малой Чернетчиной и Верхней Сыроваткой. Всего, к исходу дня войска 38-й армии заняли 20 населенных пунктов, ведя бои в 7 км южнее г. Сумы 2 ТК, выполнив задачу по прорыву обороны противника, сдал занимаемые позиции подошедшим частям 50 СК и вернулся в расположение 40-й А. Через несколько дней левофланговые дивизии армии вышли на р. Псёл на всем протяжении от Барановки и до населенного пункта Низы, отбросили противника на правый берег и на ряде участков захватили плацдармы, с 20 августа бои завязались на восточной окраине г. Сумы, к 22 августа наступление 38-й армии остановилось на ближних рубежах к городу. Таким образом, с задержкой сроков наступления, к 20 августа войсками 38-й армии была выполнена поставленная задача. В итоге двухнедельных боев войска армии освободили 42 населенных пункта, 600 кв. км территории, тем самым, перерезав сумской железнодорожный узел, лишив противника свободы маневра своими резервами. В ходе боев обе стороны понесли потери убитыми более 2000 человек с каждой стороны, количество раненых в 38-й армии превысило потери немецких войск по аналогичному показателю в 3 раза и составило более 9000 человек. Среди причин больших потерь явились недостатки в обеспечении наступавших войск артиллерией и саперными войсками, медленные темпы наступления, несогласованность действий различных родов войск, плохая работа разведки, плохая связь между командованием различного уровня от полка до армии, в том числе отсутствие контроля за исполнением приказов и, в ряде случаев, недостоверная и непроверенная информация в докладах вышестоящим командирам.

Учитывая успехи 40-й армии в руках советских армий был весь левый берег р. Псёл от   г. Сумы до Гадяча. Текущей задачей 38-й армии на пути к Днепру стало освобождение         г. Сумы, превращенного немецкими войсками в мощный узел обороны. Особенно укреплены были северо-восточные и восточные окраины города.

В результате было принято решение нанести два удара: главный (силами 50-го стрелкового корпуса) – на участке Стецковка, Тополи, вспомогательный (силами 51-го стрелкового корпуса) – из района Червонное, Низы. Первый удар выводил советские войска на северо-западную окраину г. Сумы, что позволяло перерезать путь к отступлению сумской группировки противника на запад. Вспомогательное наступление наносилось южнее города.

Согласно разработанному плану наступление началось утром 2 сентября после артподготовки. В ходе стремительной, хорошо подготовленной атаки г. Сумы был освобожден к 8 часам утра. За отличие в боях по освобождению города 340-й, 167-й и 232-й стрелковым дивизиям было присвоено почетное наименование «Сумских». Вечером 2 сентября в Москве в честь войск, освободивших г. Сумы был дан салют 12-ю артиллерийскими залпами из 124 орудий.

Таким образом, несмотря на второстепенное положение 38-й армии, ее вклад в победу советских войск на Курской дуге значителен. Успешные действия армии в ходе оборонительной операции Воронежского фронта и недопущение прорыва войск в своей полосе, а также профессионально проведенные маскировочные мероприятия в период подготовки к наступлению позволили советским армиям, находящимся на главных направлениях обороны и наступления, вести боевые действия, не беспокоясь о правом фланге.

Литература:

  1. Битва под Курском: От обороны к наступлению. – М..: АСТ: Хранитель, 2006. – 826 с
  2. В сражениях за победу. Боевой путь 38-й армии в годы Великой Отечественной войны 1941—1945. М.: Наука, 1974. – 568 с.
  3. Гланц Д. Курская битва: решающий поворотный пункт Второй мировой войны / Д. Гланц, Д. Хауз ; [пер. с англ. Н. П. Григорьева]. - Москва : АСТ : Астрель, 2007. – 508 с.
  4. Извлечения из оперативной сводки Генерального штаба Красной Армии//Курская битва. Хроника, факты, люди. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003. – Кн. 2.
  5. ЦАМО. – Ф. 38 армия. – Оп.9005. – Д.108.


ПРИВЕТ ИЗ 1943. ЭПИСТОЛЯРНОЕ ТВОРЧЕСТВО КРАСНОАРМЕЙЦЕВ В ДОКУМЕНТАЛЬНОМ ФОНДЕ
МУЗЕЯ-ДИОРАМЫ.

М.Н. Титова, старший научный сотрудник ГБУК «Белгородский государственный историко-художественный музей-диорама «Курская битва. Белгородское направление», г. Белгород

 

Эпистолярный жанр (от греч. epistole – письмо, послание) – текст, имеющий форму письма, открытки, телеграммы, посылаемый адресату для сообщения определенных сведений.

Путем переписки происходит общение дистантное во времени и в пространстве и в письменной форме. Эти факторы накладывают особый отпечаток на данный жанр.

Письмо относится к древнему виду письменных сообщений, которыми обмениваются люди, лишенные непосредственного контакта. На протяжении многих столетий переписка была единственным способом общения на больших расстояниях. Поэтому в тяжелые военные годы вдвойне было важно, чтобы письма находили своего адресата на фронте. Каждое письмо добавляло силы бойцам, вдохновляло на подвиги. Нельзя однозначно ответить на вопрос: «Чем были письма на войне?», поскольку фронтовые письма – это документы огромной нравственной силы, которые никого не могут оставить равнодушным.

В Белгородском государственном историко-художественном музее-диораме «Курская битва. Белгородское направление» хранятся документы военных лет, среди которых есть и фронтовые письма. Коллекция фронтовых писем в музее-диораме невелика, да и коллекцией ее назвать сложно, поскольку эти предметы являются частью музейного собрания коллекции «Документальный фонд». Письма пожелтели от времени, сложены солдатским треугольником, написаны на обрывках бумаги, на этикетках от консервных банок, а также на специальных листах для писем и художественно оформленных почтовых карточках.

Лучшие свидетельства войны – это письма. И неважно, написаны они маршалом или рядовым. Именно эти клочки бумаги лучше всего передают атмосферу тех дней. Чувствуется в них и влияние мощной тогда пропаганды, и боязнь сказать что-нибудь «не то», чтобы придирчивый цензор «не положил глаз». Но видно и искреннее желание победить, вернуться к семье, есть в них неподдельная любовь к Родине.

Миллионами письма шли с фронтов. С любовью сложенные по-солдатски треугольником, они, главным образом, писались простым карандашом на серой, синей, оберточной бумаге — на любой, попавшейся под руку. На каждом письме неизменно стоял штамп «Просмотрено военной цензурой». Так требовала обстановка военного времени. С началом военных действий миллионы людей оказались в действующей армии. Шла массовая эвакуация из прифронтовой полосы. Многие люди поменяли адреса, место жительства. Война разлучила тысячи семей. Вся надежда была на почту, которая помогала найти близких – в тылу и на фронте. Ежедневно уходили на фронт тысячи писем, открыток, газет и журналов. Не меньше шло писем с фронта — в разные города, поселки и села, туда, где были оставлены родные люди. Многие письма бойцов написаны бесхитростным языком, в основном о том, что их волновало: «Здравствуйте папа, мама и маруся! В свободную минуту боя я посылаю Вам привет и благодарность за письмо. Я от Вас неполучал писем с 5 мая по 10 июля. Теперь я смогу связаться с Федей и Валюшей, благодарю за адреса. Но если есть то вышлете мне адреса Володи и Никиты. Боевая жизнь идет пока что хорошо, кое когда перепадает немцам, сами знаете по последним известиям. Самочувствие хорошее. Мама а денег у меня много они на сбер. книжке а тратить их негде. Каждый месяц 1400 р. Прибавляется на книжку. Вот Все. Досвидание. По боевому жму Ваши руки. 10.7.1943 г.»

 

Письмо с фронта Конорева Ивана Алексеевича – участника Курской битвы, старшего лейтенанта, командира танкового взвода 27-й гвардейской танковой бригады 7 гвардейской армии, адресовано отцу, Конореву Алексею Савельевичу, написано химическим карандашом на почтовом бланке зеленого цвета.

Многие письма очень короткие, сдержанные. Они написаны в перерывах между боями, накануне сражения. Несколько строчек такого письма: «Здравствуйте дорогие родные сообщаю что обо мне не беспокойтесь пока все в порядке как выйду все опишу подробно не располагаю на время. 29/VII – 43 г. Люба».

Письмо с фронта Ясинской Любови Станиславовны – участницы Курской битвы, санинструктора 32 танковой бригады, 29 танкового корпуса, 5 гвардейской танковой армии, адресовано родным, написано простым карандашом на обрывке листа. Ясинская Л.С. погибла в боях за Кривой Рог в 1943 г.

А это уже другое письмо с фронта датируемое 1 апреля 1943 г. Ясинской Любови, адресованное матери, написано чернилами на 2-х тетрадных листах в линейку:

«1/IV-43 г. С приветом Люба

Здравствуй, милая мама,

Шлю родная, привет

Самый пламенный, самый

Самый… слов даже нет!

Мама, честное слово,

Ты б хоть раз поняла:

Я жива, я здорова,

Я – какая была.

Впрочем, та ли, другая, -

Разберешься сама.

Я, как раз отдыхая

Добралась до письма

Тито – тихо в землянке,

Чуть почувствуешь тут

Как тяжелые танки

По дороге пройдут

Столик – ящик на ящик,

Вата, бинт – под рукой

Вот и весь, на образчик

Мой приемный покой.

На печурке кирпичной –

Круглосуточный чай

Всё обычно, привычно

И – живи, не скучай…

Пока остаюсь здесь, так хорошо природа белые домики, земляные полы, фрукты сушеные, молоко, всё это с таким аппетитом остальное всё надоело. Мама только скучаю и беспокоюсь о вас. Пишите как Коля, как папа, о себе пишите чаще.

До свиданья, мама

Не грусти от письма

Шлю привет тебе самый

Самый… Знаешь сама!

Крепко целую вас /Люба/ » (текст представлен в оригинале с некоторыми сокращениями).

Отправляли родным не только стихи, но и фотографии, вырезки из газет, открытки с видами европейских городов и каждое такое послание, было по-своему трогательно.

В фондах музея хранятся фронтовые поздравления с праздниками – Новым годом, годовщиной Октябрьской революции, 1 Мая: «1 Мая 1943 года. Мои дорогие! Поздравляю вас всех с днем Велика - праздника и желаю вам счастья и радостной жизни. Желаю вам быстрее услышать радостную весть об освобождении нашего города и очищении нашей родины от фашистской сволочи. От вас долгонько не получаю писем. У меня особых новостей нет. Сегодня немного пасмурная погода, вчера шел дождь 29.4 услышали первый весенний гром, очень схожий с сильной бомбежкой. Сейчас спокойно. Не слышно шума войны, только изредка пулеметные очереди. Возможно затишье перед бурей. Что нового у вас. Пишите. Привет. Целую вас всех. Яша».

Это письмо с фронта Бабушкина Якова Самойловича – участника Курской битвы, старшего лейтенанта, заместителя командира батареи 124 гвардейского артиллерийского полка, 52 гвардейской стрелковой дивизии, 6 гвардейской армии, адресовано родным, написано карандашом на почтовом бланке.

В каждой строчке фронтовых писем видна любовь к своим родным, близким людям, к родной деревне, городу, в котором вырос адресант, к родине, которая находится в опасности и ждет победы над врагом: «Здравствуйте дорогие дети Лена, Рима, Дмас и мама! Всем Вам привет от меня. Передайте привет соседям, знакомым и товарищам. Я, сам жив и здоров, чего и Вам от души желаю. Получил письмо от маши, написанное 15/II, от Лены 17/II-, а также от Болислава Каминского, он оказывается частенько бывает дома. Маша пишет, что послал 400 руб, но я еще не получал, надо было телеграфом послать. Мы собирались уже выехать на фронт, ждем погрузки в вагоны, сегодня – завтра поедем и будем бить и громить ненавистного врага – немецких фашистов. Мы будем бить врага беспощадно и мы подготовились к этому хорошо, а Вы работайте в тылу тоже хорошо для фронта. Куйте победы. Из письма мамы все узнал все подробности, как Вы живете и как работаете. Я наверное все ваши письма получаю и сам на каждое письмо отвечаю…Погода здесь потеплела и в теплые дни ходим в ботинках. Питание по-старому, достаточное, но хочется покушать домашнего, табак получаем аккуратно, хватает. Адрес у нас не меняется, продолжайте писать. Крепко, Крепко Целую всех. А. Ибрагимов».

Письмо воинское с фронта от 19 марта 1943 г. Ибрагимова Абдуллы Гариудовича – участника Курской битвы, младшего сержанта, командира отделения 1-го батальона 53 мотострелковой бригады, 29 танкового корпуса, 5 гвардейской танковой армии, погибшего 21.07.1943 г. у х. Ивановский выселок Прохоровского района. Письмо адресовано детям, написано карандашом на почтовом бланке.

Не было на фронте человека, который бы не скучал по родному дому. Неслучайно почти все письма начинаются с обращения к родным и близким: «милая мама», «мои родные», «дорогие мои дети», «любимая Даша» и т.д. Как правило, в письмах бойцов встречаются короткие повествования о войне:

«5/II-43 года

Здравствуйте Дорогие Мамочка Роба если дома и Мой Милый Лешенька. Мамочка уже в третий раз сообщаю вам, что я здоров и чувствую себе превосходно. Мамочка здоровье не подводит хорошо, что ты за меня побеспокоилась еще с моих малых лет. А от этого и результаты. Мамочка сейчас я в освобожденном Сталинграде, ходим по городу рассматриваем знакомимся с городом. Добили этих акаянных арийцев да и вообще как вы сами видите приходит им крах. Мамочка сейчас пока отдыхаю. Собираем трофеи а после этого поеду на свою родину в родные свои Краечки. Хоть я и мало там прожил. Мамочка все хорошо, плохо только то что я от вас ни от кого я ни как не получу весточки. Хотя бы десять слов вот уже шесть месяцев это дело никак мы не улигурируем. Мамочка был такой случай что мне чуть кишки не выпустил осколок пробил ремень в двух местах шинель телогрейку и гимнастерку еще бы немного и живот распорол бы. Мамочка получили ли вы мои фотокарточки? Но счастье еще улыбается. Еще говорят нужно пожить. Мамочка пишите в письме которое я надеюсь что в конце концов получу пишите все все, и обовсем. Где папочка старичек наш как он себя чувствует. И дома ли Роберт наш я думаю что его уже взяли тоже в училище где и я был. Мамочка новостей пока у меня больше нет. Как там Лешенька балуется наверное. Но учти Лешенька! Передавайте привет всем. Всех крепко целую остаюсь ваш сын и брат. Борис. Желаю успехов и хорошего здоровья» .

Письмо фронтовое Фельдшерова Бориса Ивановича - участника Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., старшего лейтенанта, адъютанта батальона 151 гвардейского стрелкового полка 52 гвардейской стрелковой дивизии 6 гвардейской армии, адресовано матери и родным, написано простым карандашом на типографском бланке воинского письма.

Находясь в страшном аду войны, бойцы стремились в своем письме успокоить, подбодрить родных. Поэтому письма полны оптимизма, надежды на возвращение, веры в Победу. Бойцам были интересны самые мелкие бытовые подробности тыловой жизни, о которой они так тосковали: «Здравствуйте Многоуважаемая Супруга Анна Васильевна и Детки Зоечка Ниночка Сынок Владимир гр. и дочка Лизочка. Посылаю вам всем Понискому Поклону и Желаю вам всем Счастливой Жизни да еще кланюся Мамаше и Папаше. Анна Васильевна вопервых стремлюся собщит вам о том что в данный момент я нахожусь Жив и здоров чего и вам желаю. Анюта в одном моя прозба к вам опишите мне обовсем что у вас есть нового и пропишите о моих товарищах которые были взяты со мною вместе и как можно пишите мне чаще. Адрес мой полевая почта 59908у Динискин. Домой приедем когда полностью уничтожим гитлеровцев и вернемся к своим детям». Как видно из письма, определить местонахождение солдата было нельзя, в обратном адресе указывалась действующая армия, номер полевой почты и номер части.

Письмо воинское с фронта Денискина Григория Егоровича – участника Курской битвы, красноармейца, пулеметчика 53 мотострелковой бригады, 29 танкового корпуса, 5 гвардейской танковой армии, адресовано жене Анне Васильевне, написано карандашом на почтовом бланке. Денискин Григорий погиб 12.07.1943 г. в 3-х километрах юго-западнее п. Прохоровки.

Сообщения с фронта – не всегда радостная весть. Есть среди них и извещения о гибели. Как правило, обращение в этих письмах начинается стандартно: «Ваш муж, сын, брат, указывается воинское звание, фамилия, имя, отчество; уроженец той или иной области, района, деревни или села, в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив героизм и мужество был убит или ранен и умер от ран; с указанием местности где был похоронен боец.

Подобное сообщение получила Анна Петровна Чечель: письмо с фронта от 25 июля 1943 г. от бойцов 305-й стрелковой дивизии, адресовано матери Чечель Юрия Николаевича - участника Курской битвы, красноармейца 305 стрелковой дивизии, погибшего в 1943 г. Письмо с сообщением о гибели сына, написано на почтовом бланке синим карандашом: «Красноармейский привет от бойцов и командиров подразделения в котором служил и дрался с врагом нашей родины фашизьмом, ваш сын Чечель Юрий Николаевич. В боях за одну деревню 20-7-43 года ваш сын Юрий Николаевич показал себя стойким, храбрым бойцом. В этом ожесточенном бою ваш сын был убит. Смерть вашего сына не прошла даром фашистам, за смерть Юрия мое подразделение уничтожило больше 500 гитлеровцев. Заверяем вас т. Чечель, что весь коллектив из которого вышел ваш сын полон ненависти к врагу за Юрия. Я прошу вас чтобы вы держали с нами связь». Война не щадила никого: ни молодого, ни старого…

Война - это постоянная возможность смерти и вечное желание выспаться, отдохнуть от холода, неуюта, мучительная жалость и еще тысячи ощущений страдания. Но среди всего этого ужаса люди жили, любили, смеялись, переживали встречи и разлуки, с огромным трепетом относились друг к другу: «Привет с фронта Отечеств. войны. Здравствуйте дорогие родители! ... Дорогие родители! Вчера я получил письмо от Таси Шумской, в котором она пишет, что когда Вы получили письмо и узнали о том, что я ранен и ты папаша заплакал, мне стало как-то обидно и грустно и я тоже заплакал, не потому что я был ранен, рана это чепуха, чуть только царапнуло, а жаль Вас, я знаю, что вы ложитесь и встаете вспоминаете меня жив я или нет, а у мамы должно быть от слез и не просыхают глаза. Мама, я тебя убедительно прошу, чтобы не плакала слезами горю не поможешь, а то мне приходится чтобы не случилось и вам не писать, но я не хочу это делать. Папаша! Это письмо я пишу уже из части, нахожусь на старом месте. Жив здоров того и вам желаю. До свидания. Пишите ответ. С приветом и крепким рукопожатием с поцелуем. Ваш сын Николай».

Письмо с фронта от 1 октября 1943 г. Шумского Николая Ивановича - участника Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., лейтенанта, командира взвода 45-мм пушек, 354 отдельного истребительно-противотанкового дивизиона 282 стрелковой дивизии, уроженца с. Долгое Воронежской области (ныне Белгородская область). Письмо адресовано родителям, написано простым карандашом на 1 листе белой бумаги с двух сторон, сложено треугольником.

Шумский Н.И. погиб 10.03.1944 г., похоронен в п. Пустоша Псковской области.

Письма писали не только в часы затишья, но и прямо с поля боя, «с переднего края», бойцы по мере того, как шла война, все чаще указывали места, где шел бой. Обычно всего одной строкой: «пишу из Сталинграда», «отстояли Одер», «привет из Белоруссии»… До самой победы воевал командир танка 192-й отдельной танковой бригады, участник первого освобождения г. Белгорода – Чефранов Павел Николаевич. В своем письме родным он писал: «Привет с Киселево от Повлуши. Здравствуйте папа, мама Коля и Ваня! я проежаю с Киселево. Передаю вам письмо надеюсь, что получите. Я жив здоров Жаль, что вас не увидел. Б-и Еду в Белгород на своем танке. В Киселево приехал в …ч. ночи. Живу хорошо настроение бодрое. Врага бью умело училище окончил в 1942 г. Бывал летом у Веруши в Горьком от Бориса и Саши нет известий. Мамаша! За бесстрашную борьбу с врагом правительство меня наградило двумя орденами. Можете приехать в Белгород и спросите, где стоят танкисты – гвардейцы и мою фамилию где буду в городе незнаю и пока до свиданье продолжаю выполнять боевую задачу 4.2 43г я был под Гостищевом, но в селе были немцы. Досвиданье целую – Пава».

Письмо с фронта датируемое 9 февраля 1943 г., адресованное родным, написано красным карандашом на листе бумаги в клетку.

Помимо писем частного характера встречаются и служебные письма. Это письма от учреждений, предприятий, организаций, с пожеланиями и наставлениями от сотрудников или коллег, которые остались в тылу:

«9 октября 1943 г.

Полевая почта 28666 П

Ф.А. Гарину.

Уважаемый Фабиан Абрамович!

Президиум Центрального Комитета союза работников печати СССР поздравляет Вас с 25-летием Вашей журналистской и литературной деятельности. Вы прошли большой и славный путь советского журналиста и сейчас в суровые дни Великой отечественной войны находитесь на самом трудном и ответственном посту, работая писателем армейской газеты.

Желаем Вам, дорогой товарищ Гарин, дальнейших успехов в Вашей работе на фронте!

Крепко жмем Вашу руку.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЦК СОЮЗА

РАБОТНИКОВ ПЕЧАТИ                                                                     Жутаев

СЕКРЕТАРЬ ЦК СОЮЗА                                                                   Бакашова».

Письмо было напечатано машинописным способом на фирменном бланке организации – Центрального комитета профессионального союза работников печати СССР, адресовано Гарину Фабиану Абрамовичу – участнику Курской битвы, военному корреспонденту 1 танковой армии.

Служебные письма носили различный характер, встречаются среди них и такие, в которых говорится о награждении бойцов. Вот одно из таких писем, написанное от лица Первого заместителя народного комиссара обороны СССР, Маршала Советского Союза Жукова Г.К.:

«КОМАНДИРУ ОРУДИЯ 1212 ИПТАП РГК

сержанту НЕСТЕРКИНУ Н.К.

За уничтожение 4-х танков при отражении танковой атаки противника у деревни ДУБРОВКА награждаю Вас ручными часами «Марвин» №2614778

МАРШАЛ СОВЕТСКОГО СОЮЗА /ЖУКОВ/

Действующая армия

2 сентября 1943 г.».

Письмо было напечатано машинописным способом на фирменном бланке 1-го заместителя НКО СССР и адресовано Нестеркину Н.К. – участнику Курской битвы, сержанту, командиру орудия 1212 истребительно-противотанкового полка РГК.        У писем есть общее: непафосны, сдержанно спокойны, точны в деталях. До сих пор письма с фронта, обожженные, надорванные, полуистлевшие, трогают нас до глубины души. Они обладают огромной силой воздействия на людей, являясь не только свидетелями исторических событий, но и повествователями величия и героического прошлого народа, памятниками отваги и боевой славы страны.

 

Литература:

  1. Иллюстративный Энциклопедический словарь. ЭКСМО, М., 2008.
  2. Письмо с фронта Конорева И.А. от 10.07.1943 г. из фондов БГИХМД. КП-651.
  3. Письмо с фронта Ясинской Л.С. от 29.07.1943 г. из фондов БГИХМД. КП-232.
  4. Письмо с фронта Ясинской Л.С. от 01.04.1943 г. из фондов БГИХМД. КП-233.
  5. Письмо с фронта Бабушкина Я.С. от 01.05.1943 г. из фондов БГИХМД. КП-430.
  6. Письмо воинское с фронта Ибрагимова А.Г. от 19.03.1943 г. из фондов БГИХМД. КП-668.
  7. Письмо фронтовое Фельдшерова Б.И. от 05.02.1943 г. из фондов БГИХМД. КП-6187.
  8. Письмо воинское с фронта Денискина Г.Е. от 23.06.1943 г. из фондов БГИХМД. КП-667.
  9. Письмо фронтовое бойцов 305-й стрелковой дивизии от 25.07.1943 г. из фондов БГИХМД. КП-309.
  10. Письмо с фронта Шумского Н.И. от 01.10.1943 г. из фондов БГИХМД. КП-6594.
  11. Письмо с фронта Чефранова П.Н. от 09.02.1943 г. из фондов БГИХМД. КП-5566.
  12. Письмо Центрального комитета профессионального союза работников печати СССР от 09.10.1943 г. из фондов БГИХМД. КП-792
  13. Письмо 1-го заместителя НКО СССР Жукова Г.К. от 02.09.1943 г. из фондов БГИХМД. КП-3440.

 

 


27 АРМИЯ В КУРСКОЙ БИТВЕ

О.В. Квитко, старший научный сотрудник ГБУК  «Белгородский государственный историко-художественный музей-диорама «Курская битва. Белгородское направление», г. Белгород

 

27 армия, входившая первоначально в состав Северо-Западного фронта, 6 апреля 1943г. сдала свой боевой участок.  Входящие в состав армии войска, полевое управление, специальные части, а также тыловые части и учреждения передислоцировались по железной дороге до станции Раненбург Рязанской области и 30 апреля 1943г. вошли в состав Степного Военного Округа (позднее ставшего фронтом).

Получив новые соединения и влив в них прибывающее пополнение, армия после 150-180 километров марша сосредоточилась в районе Измалково, Ливны, Долгоруково, Елец. В  этом районе войска организовали оборону рубежа (иск) Орев, вост.берег р.Любовша, р.Труды, Крутое, Теличье, Росстани, Никольское и занимались боевой подготовкой, закончив ее дивизионными учениями.

В состав Армии входили: 71, 147, 155, 163,166, 241 сд, 93тбр, 39тп, 47 гв.мп, 680 и 1070 иптап, 480 амп, а также временно был включен 4гв.ктк.

В связи с начавшимся июльским наступлением противника  на Орловско-Курском и Белгородско-Курском направлениях, боевая учеба войск 27 армии была прервана.

Войска армии в период с 8.7.43г. по 19.7.43 г. из прежних районов обороны совершили марш-маневр общим протяжением 250- 300 км и вышли в новые районы сосредоточения. Особенности данного марша состояли в том, что армия в ходе марша получала всё новые и новые задачи, а именно:

1. Первоначально армия получила задачу к утру 10.7.43 г. выйти в район Тургеневка, Ивань 1я, Кобзева, Смирные и подготовить удар в направлении Малоархангельск, Поныри.

2. В 20.15  9.7.43 г. был получен второй приказ, о том, что армию повернуть с хода в направлении на Курск, где занять оборону фронтом на юг и юго-запад по р. Сейм на фронте Макаровка – (иск.) Бунино. В назначенные районы выйти к утру 13.7.43 г. Через несколько минут получен дополнительно приказ, уточняющий задачу в том, что армии к утру 15.7.43г. выйти на фронт Мальцево, Медвенское, Китаевка, где перейти к обороне. Для выполнения данного приказа, в ночь с 9.7.43г. на 10.7.43г. были высланы командиры оперативного отдела, с тем, чтобы повернуть войска с хода для выполнения новой задачи.

Данный поворот армии происходил в исключительно трудных условиях, когда войска находились на марше. Их останавливали и передавали устные приказы командующего армией и после этого дивизии начинали марш в новом направлении. И это проходило в ночных условиях. К моменту поворота некоторые дивизии начали продолжать марш и подходили к ранее указанным районам сосредоточения, а это вызывало увеличение измененного расстояния.

При подходе в ранее указанные конечные районы сосредоточения в   районе Курска, армия 14.7.43 г. в 20.00 перешла в подчинение Воронежского фронта и получила задачу продолжить марш в вновь указанные районы сосредоточения. Продолжая марш и получая в ходе его ряд отдельных дополнительных задач, войска к утру 19.7.43 г. полностью вышли в указанные конечные районы сосредоточения, где начали приводить себя в порядок. В ходе марша были отмечены следующие положительные стороны:

Политико-моральное состояние войск было здоровое. Весь личный состав с большим энтузиазмом выполнял поставленные задачи и с большим желанием быстрее вступить в бой с немецкими войсками. Бойцы и командный состав, находящиеся непосредственно в строю, преодолевая всякие трудности (усталость, потертость ног и т.д.) стремились к тому, чтобы не отстать от части.

Несмотря на недостаточную подготовку к проведению длительного марша, всё же личный состав с поставленной задачей справился вполне удовлетворительно, хорошо был организован и проведён марш в 71, 241 и 166 сд. Некоторые суточные переходы дивизий достигали 60-70 км.

В управлении войсками на марше хорошую подготовку показало большинство командиров оперотдела штаба армии, которые, не считаясь ни с какими трудностями, используя имеющиеся средства связи, как-то: автомашины, самолёты, которые являлись на марше основными средствами связи, держали постоянную связь с соединениями, своевременно вручали приказы и передавали устные распоряжения командирам соединений, знали всегда положение частей, их задачи, а также нужды и запросы их и обо всём информировали Военный Совет и начальника штаба армии.

Несмотря на сложность марш-маневра, когда войска в ходе его получали новые задачи и, несмотря на сложный поворот армии с хода в новое направление, задача, стоящая перед армией была выполнена полностью.

Войска армии за вышеизложенный период приводили себя и материальную часть оружия в порядок, подтягивали тылы и отставших людей, подвозили боеприпасы и занимались боевой и политической подготовкой.

На занятиях отрабатывались следующие темы:

По тактической подготовке: а) Наступление стрелкового батальона. б) Действие стрелковой роты в наступательном бою. в) Наступление и атака ОТ противника стрелковым взводом.

По строевой подготовке: а) Отработка строевого шага. б) Ружейные приемы. в) Строевой шаг в составе взвода, роты.

По огневой подготовке: а) Отработка  упражнений  из  винтовки и ручного  пулемета  по  первому  упражнению  начальных  стрельб. б) Изучение материальной части оружия.

Танкоистребительная подготовка: а) Уязвимые места танков противника и способы борьбы с ними.

147 сд 27.7.43 г. проводились занятия с начальниками отделений и служб и их помощниками по отработке боевой документации на тему: Подход к оборонительной полосе и прорыв обороны противника.

В этот же день командирами полков дивизии со средним командным составом проводились совещания по итогам проведенного марша.

28.7.43 г. 600 сп проводил ночные занятия на тему: Наступление стрелкового взвода ночью.

155 сд  22.7.43 г. в частях и подразделениях дивизии с личным составом проводились собрания по итогам марша.

27.7.43 г. с командирами батальонов проводились занятия на тему:

Организация марша и работа маяков.

28.7.43 г. проведено командно-штабное занятие Штадива со штабом

659 сп по теме: Работа штаба по организации марша в предвидении встречного боя.

71 сд  367 сп  25.7.43 г. проводил ночные занятия на тему: Выход стрелковой роты в исходное положение для наступления.

С 20.7 по 28.7.43 г. в частях и соединениях произошли следующие перемещения:

147 сд  640 сп  21.7.43 г. передислоцировался в район 3 км вост. отм.211,0.

241 сд  27.7.43 г. Штадив передислоцировался в южную часть Ново-Ленинский.

163 сд  21.7.43 г.  из ранее занимаемого района передислоцировалась в район лес 1 км вост. Зеленый Остров.

27.7.43 г.   На основании боевого распоряжения Штарма 27 №375/ш от

26.7.43 г.  71 сд, 147 сд и 155 сд из своего состава передали по одному стрелковому батальону (только личный состав и вооружение) 5й гв. Армии.

За указанный период произошли в составе войск следующие изменения в артиллерийских, танковых, инженерных и других частях:

В состав прибыли:

21.7.43 г.  – 91 габр, 16, 80 и 66 гв.тп (из 5 т. армии), 493 иптап (из 6 гв.А), 805 гап (из 5 тА), 1075 иптап.

22.7.43 г.  – 408 типтап, 13 ад (в составе 42 лабр, 47 габр, 17 мбр, 88 тгбр), 621 и 811 аарад.

В период  с 23.7 по 26.7.43 г. все прибывшие артиллерийские части, за исключением 1075 иптап и 408 типтап выбыли из состава армии в 5 и 6 гв.А.

На 28.7.43 г. в составе войск армии были следующие артчасти: 680 иптап, 1070 иптап, 1075 иптап, 408 типтап, 480 амп, 47 гв.мп.

21.7.43 г. прибыла из Воронежского фронта  6 штурмовая инженерно-саперная бригада в составе: 26, 27, 28, 29 и 30 инжбатальонов и разведроты.

Кроме того, в составе войск  - ранее бывшие 25 и 38 отдельные   инженерные батальоны.

27.7.43 г. выбыли  39 тп  и 93 тбр. В составе войск остался 4 гв.ктк.

25.7.43 г. подписан приказ командующего армией (шифром), в котором было указано  составить план занятий до 1 августа, в котором предусмотреть: занятия по строевой подготовке, по огневой подготовке – индивидуальные стрельбы, по тактической подготовке – сколачивание усиленной стрелковой роты. Занятия ежедневно проводить по 10 часов.

Выполняя приказ командарма, войска приступили к регулярной учебе.

Части и соединения армии в течение 29.7 и 30.7.43 г. продолжали заниматься боевой и политической подготовкой по плану.

В ночь с 30.7 на 31.7.43 г. начали совершать марш и к утру 31.7.43 г. сосредоточились в районах:

147 сд  в 22.00 29.7.43 г. начала совершать марш и к утру 30.7.43 г. сосредоточилась в районе: овраг южнее Подольский, лес сев.- вост. Ново-Ивановка.

71 сд – Ганжеевка, Лески, Бобрава (южная).

155 сд  – Вишнево и лес восточнее, Мокрушино, Мал. Солдатское.

241 сд – Новорепяховский, Колотиловский, Птичий.

166 сд – Кущевский, Вебравский, Борисполье.

163 сд – Илёк, Надежевка, клх Победа.

4 гв.ктк – в прежнем районе сосредоточения.

31.7.43 г. проведен парад частей корпуса в связи с годовщиной    вручения Гвардейского Знамени.

В указанных районах войска были остановлены с задачей выхода на новый рубеж: (искл.) курган с отм. +3,0, Заяц, (искл.) Солдатское.

Войска армии, получив новую задачу в течение 1.8.43г. и 2.8.43 г. оставались в прежних районах сосредоточения. В ночь на 3.8.43 г. продолжили марш и к исходу дня сосредоточились в районах:

147 сд – МТФ 3,5 км зап. Светлый Путь, (иск.) отм. 224,9, Светлый Путь, сад 0,5 км сев. Светлый Путь.

241 сд – лес 2 км южнее Станичный, (иск.) УР Корытное, Станичный.

163 сд – УР Корытное, отм. 203,7, овраг в западной части УР Становское, (иск.) ст. Свекловичная.

166 сд – (иск.) овраг в западной части УР Становское, отм. 223,5, (иск.) Пролетарский, (иск.) ж.д. линия.

155 сд  – сев.-вост. окраина Красно-Орловский, отм. 203,1, Павловский,

(иск.) отм. 210,6, южн. Окраина Вязовский.

71 сд – УР Осадчее, Новоясеновка, свх Дубинское.

4 гв.ктк – (иск.) Кущевский, роща южнее Вебравский, УР Плотава, Зелёный Остров, (иск.) отм. 211,3.

10 тк – (искл.) Мокрушино, Илёк-Кошары, Новозахаровка.

47 гв.мп – лес 1 км сев.-вост. Кресанов.

1.8.43 г. Получено боевое распоряжение №0109/оп штаба Воронежского Фронта, в котором сказано, что 17 артдивизия прорыва вошла в состав войск 27 армии.

3.8.43 г. 3 гв.мд и 621 оарад вошли в состав войск 27 армии, бывшие до этого в 5 гв.А.

В ночь на  4.8.43 г. войска армии сменили части 40 армии на фронте: (искл.) курган с отм. +3,0, 1,0 км сев.-вост. Липовые Балки, Заяц, (иск.) Солдатское в готовности наступать в полосе: (иск.) Семейная, Кресанов, (иск.) курган с отм. +3,0, 1,0 км сев.-вост. Липовые Балки, курган с отм. +0,5 0,5 км отм. 205,0, (иск.) Санково, гора Подол, слева Бобрава, (иск.) Солдатское, Никитское, Дубино.

Во время смены частей 40 армии противник активных действий не проявлял, вёл методический миномётный и пулемётный огонь. Из этого можно заключить, что смена частей прошла скрыто от противника.

Командующий Воронежским фронтом приказал 27-й армии 4 августа организовать на всем фронте сильную боевую разведку и готовиться к переходу в наступление главными силами. Для обеспечения прорыва неприятельской обороны 4 августа в полосу этой армии была переброшена большая часть артиллерии РГК, ранее поддерживавшая наступление 6-й и 5-й гвардейских армий.

В течение 4 августа упорные бои продолжались  на всем левом фланге Воронежского и правом фланге Степного фронтов. Главная ударная группировка обоих фронтов, обтекая Томаровский и Белгородский узлы сопротивления немцев, продолжала развивать наступление в южном направлении. 27 армия в этот день вела разведку усиленными разведывательными отрядами и на ряде участков вклинилась в немецкую оборону на глубину до 2-3км.

4 августа Маршалом Советского Союза Г. К. Жуковым были переданы следующие указания Ставки Верховного Главнокомандования:

С целью расширения фронта прорыва к западу с утра 5 августа 27-й и 40-й армиями начать наступление в общем направлении на Грайворон.

Утром 5 августа 27-я армия и ударная группировка 40-й армии перешли в наступление. 40-я армия начала свои действия в 7:15 после двухчасовой артиллерийской подготовки. 27-я армия, вследствие того, что ее разведывательные отряды еще 4 августа нарушили систему неприятельской обороны, ограничилась перед атакой лишь 15-минутным мощным огневым налетом.

Обе армии прорвали на 26-километровом фронте неприятельскую оборону, к исходу дня  с боями продвинулись на 8-20км и вышли на рубеж Староселье, Касилово, Ивановская Лисица, Никитское. Противник стремился вывести свои части из-под удара 27-й и 40-й армий.

Согласно плану дальнейших действий по ликвидации белгородско-харьковской группировки противника, утвержденному 5 августа Верховным Главнокомандованием, 27-я армия с 4-м гвардейским танковым корпусом должна была главными силами наступать в юго-западном направлении, на Ахтырку, и выйти на фронт Опошня, Бол.Рублевка, Качаловка; в дальнейшем имелось в виду наступать по обоим берегам р. Ворскла в общем направлении на Полтаву, частью сил этой армии содействовать 6-й гвардейской армии в уничтожении томаровско-борисовской группировки немцев.

7 августа в боях против 27-й армии в районе Бол. Писаревки приняли участие части танковой дивизии СС «Великая Германия», переброшенные сюда вместе  с 51-м отдельным дивизионом танков Т-VI из-под Карачева с  орловского плацдарма.

В результате боев 4 и 5 августа части 27-й армии вышли в район Ивановская Лисица, Казачья Лисица, Никитское. 27-я армия, представлявшая правое крыло Воронежского фронта, развивала наступление на Ахтырку и наибольшего успеха добилась в боях с 8 по 11 августа. Продолжая с утра 8 августа преследовать вдоль р. Ворскла по обоим ее берегам части 323-й и остатки 255-й пехотных дивизий и отбрасывать части танковой дивизии СС «Великая Германия», брошенные немецким командованием для прикрытия ахтырского направления, части армии к исходу 9 августа вышли на рубеж Кириковка, северная и восточная окраины Старая Рябина, Купьеваха. 10 августа 27-я армия обошла с северо-запада и юга опорные пункты Старая Рябина и Яблочное, разгромила в них гарнизоны противника и открыла путь для дальнейшего развития наступления на Ахтырку и Котельву.

Дивизии 27-й армии к исходу 11 августа вышли на рубеж Петровский, Высокое, Пархомовка, Краснокутск, пройдя за четыре дня свыше 50 км.

Таким образом, войска Воронежского фронта к 11 августа вышли своим правым крылом к опорным пунктам Боромля, Ахтырка, Котельва, а левым флангом перерезали железную дорогу Харьков-Полтава в районе Высокополье, Ковяги. Это создало, с одной стороны, серьезную угрозу для группировки противника, продолжавшей упорно оборонять район Харькова, с другой стороны, - выгодные предпосылки для дальнейшего развития наступления наших войск на полтавском и гадячском направлениях.

Особую угрозу для противника представляла наша группировка, состоящая из 27-й и 1-й танковой армией; она острыми клиньями врезывалась в расположение врага и разрывала его фронт на отдельные части.

С 12 по 17 августа 27-я армия, выполняя задачу по выходу на рубеж Шиловка, Опошня, Артемовка (11 км. юго-восточнее Бол. Рублевки), вела оборонительные бои на рубеже р.Ворскла.  Особо упорный характер бои носили на правом фланге армии – в районе Ахтырки.

12 августа правофланговые соединения армии продолжали вести  уличные бои за Ахтырку. Левое крыло армии, сломив сопротивление немцев и отбросив остатки разгромленных неприятельских частей с рубежа р. Ворскла, вышло на ее восточный берег на участке Хухря, Котельна, Колонтаев (на р.Мерла).

14 августа армия продолжала вести ожесточенные бои в районе Ахтырки, отбивая контратаки немцев. На левом фланге армии 71-я стрелковая дивизия своим передовым отрядом формировала р. Ворскла и заняла Бельск.

Во второй половине дня (14 августа) командующий фронтом поставил 27-й армии задачу на следующий день: уничтожить ахтырскую группировку противника, овладеть плацдармом на западном берегу р. Ворскла и выйти на рубеж Доброслововка (5км. западнее Ахтырка), Грунь, Опошня.

5-му гвардейскому танковому корпусу, находившемуся в оперативном подчинении 27-й армии, было приказано форсировать р. Мерла и захватить Бол. Рублевку на южном берегу реки.

Выполняя это задачу, левофланговые соединения армии (71-я стрелковая дивизия и 4-й танковый корпус) с упорными боями продвигались в западном направлении и 15 августа достигли восточной окраины Грунь, захватили Буды, Батьки и завязали бои за Опошню.

Во второй половине дня противник подтянул на этот участок дополнительные резервы (запасной батальон танковой дивизии СС «Великая Германия» с материальной частью, саперный батальон 48-го танкового корпуса и другие подразделения) и на фронте Грунь, Бельск перешел в контратаку. Дальнейшее наступление 27-й армии приостановилось.

5-й гвардейский танковый корпус овладел Бол. Рублевкой.

Во второй половине дня в связи с осложнившейся обстановкой на фронте 6-й гвардейской армии, которая вынуждена была отойти с рубежа Березовка, Шелестово, Алексеевка на север, 27-й армии было приказано в целях обеспечения своего левого фланга занять частью сил переправы через р. Мерла на участке Бол. Рублевка, Краснокутск, Козьевка. Это было выполнено  5-м гвардейским танковым корпусом и 241-й стрелковой дивизией.

16-17 августа сопротивление противника перед фронтом 27-й армии резко усилилось. При поддержке значительных групп авиации он неоднократно контратаковал части армии. Населенные пункты Грунь, Бельск, Буды по несколько раз переходили из рук в руки. Тем не менее, 16 августа 4-й гвардейский танковый корпус с 71-й стрелковой дивизией после ожесточенного боя выбили немцев из Опошни и овладели этим населенным пунктом.

17 августа армия, рассредоточив силы на 170-километровом фронте, ни на одном участке продвижения не имела. Несмотря на то, что наши части пытались выбить немцев из Ахтырки, она продолжала оставаться в руках противника – так как после переброски 241-й стрелковой дивизии на левый фланг армии на р. Мерла здесь на 25-километровом фронте действовала лишь одна 166-я стрелковая дивизия.

В результате перегруппировки немецких войск, а также вследствие значительной растяжки фронта 27-й армии противнику удалось на фронте Ахтырка, Опошня, Краснокутстк достичь к середине августа значительного превосходства в силах. 18 августа немецкие войска начали наступление на ахтырском направлении против правого фланга 27-й армии.

В 8:30, после сильной артиллерийской подготовки и массированных ударов авиации по боевым порядкам 155-й и 166-й стрелковых дивизий, противник на участке Пологий, Мошенки ввел в бой одновременно до 200 танков с мотопехотой, поддержанных с воздуха большим количеством авиации. Фронт 166-й стрелковой дивизии был прорван, и к исходу дня противник вклинился в нашу оборону на глубину 24 км, создав узкий мешок шириной до 7 км, ограниченный линией Ахтырка, Вербовый, Высокое, Кудрявый, Запорожец, Нов. Одесса, Каплуновка, Ивановка, Мошенки. Только в ходе боя за передний край нашей обороны 166-я стрелковая дивизия огнем своей артиллерии вывела из строя свыше 30 неприятельских танков.

В тот же день перешла в наступление танковая дивизия СС «Мертвая голова» из района Ковалевка, Константиновка в направлении на Колонтаев и Любовка. Атаки немцев были отбиты оборонявшимися в этом районе 241-й стрелковой дивизией и частями 5-го гвардейского Сталинградского танкового корпуса.

С выходом противника в район Каплуновка положение на левом фланге 27-й армии резко осложнялось, и создавалась угроза окружения для 71-й и 241-й стрелковых дивизий, 4-го и 5-го гвардейских танковых корпусов, действовавших в районе Хухря, Буды, Опошня, Котельва, Колонтаев.

Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин лично указал представителю Ставки Г.К. Жукову, находившемуся в штабе Воронежского фронта, на необходимость в кратчайший срок ликвидировать ахтырскую группировку противника, а так же принять срочные меры против возможной изоляции левофланговых соединений 27-й армии.

В 16:50 командующий фронтом поставил задачу 27-й, 6-й гвардейской, 4-й гвардейской и 1-й танковым армиям: совместными ударами разгромить прорвавшуюся немецкую группировку и восстановить положение в районе Ахтырки.

Кроме того, на основании указаний Верховного Главнокомандования в ночь на 19 августа был отдан приказ об отводе с западного берега р. Ворскла в район Пархомовки основных сил 71-й стрелковой дивизии; для прикрытия района Котельва, Лихачевка  оставался один полк.

4-му гвардейскому танковому корпусу было приказано сосредоточиться в районе Михайлово (северо-восточнее Котельвы), чтобы совместно с частями 5-го гвардейского Сталинградского танкового корпуса, 166-й стрелковой дивизии и 93-й танковой бригады уничтожить прорвавшуюся  немецкую группировку.

19 августа войска 27-й армии совместно с 3-м и 6-м танковыми корпусами 1 –й танковой армии, двумя дивизиями и 3-м механизированным корпусом 4-й гвардейской армии вели ожесточенные бои с прорвавшейся неприятельской группировкой.

Попытки противника повторными атаками углубить прорыв на восток и захватить Нов. Одесса, Козьевка окончились полной неудачей. Стремясь расширить образовавшийся мешок в южном направлении, противник неоднократно переходил в атаку из района Велико-Озерский на Мошенки, Михайлово. К исходу дня, овладев этими пунктами, он вышел на северную окраину Сидорячье, Пархомовка, но здесь был остановлен 5-м гвардейским танковым корпусом и частями 71-й стрелковой дивизии, отошедшей сюда с р. Ворскла.

241-я стрелковая дивизия, оборонявшаяся на р.Мерла, в течение дня успешно отбила все атаки противника и удержала занимаемый рубеж.

20 августа немецкое командование, потерпевшее неудачу в своих попытках прорваться  к Богодухову ударом со стороны Ахтырки и вынужденное отказаться от продолжения наступления на этом направлении, свои основные усилия направило на ликвидацию советского выступа, образовавшегося в районе Котельвы. Упорные бои продолжались в районе Пархомовка, Михайлово, Хухря, Колонтаев, Любовка.

К 20 августа ахтырская группировка противника была обескровлена и потеряла свои наступательные возможности.

20 августа представитель Ставки Маршал Советского Союза Г.К.Жуков доложил И.В.Сталину, что под Ахтыркой «противник хотел прорвать наш фронт, срезать котельвский выступ и ударить в тыл харьковской группировки, а возможно, одновременно ударом на Тростянец с юго-востока ударить в тыл Москаленко и Корзуну. До сегодняшнего дня противнику не удалось прорвать наш фронт, противник в районе Ахтырки перешел к активной обороне. Не удалось ему и срезать котельвский выступ, так как после Вашего предупреждения 71 сд и части Кравченко уже отведены в район Пархомовка и сейчас отводятся  один полк 71 сд и два полка 166 сд с частью сил Полубоярова».

Таким образом, все попытки немецкого командования ударами на Богодухов с севера и юга сорвать наступление наших войск в юго-западном направлении сохранить в своих руках Харьков провалились.

Незначительные тактические успехи, достигнутые противником в районе южнее Богодухова и под Ахтыркой, не смогли существенно повлиять на общую обстановку, сложившуюся к этому времени на белгородско-харьковском плацдарме.

Войска Воронежского фронта, в том числе и 27 армии, не только разрушили планы противника, но разгромом ахтырской группировки противника открыли себе дорогу для дальнейшего наступления на запад и юго-запад.

В результате наступательной операции 27 армии было очищено от противника свыше 3500 кв.километров территории и освобождено до 200 населенных пунктов, в том числе районные центры Грайворон, Бол. Писаревка, Краснокутск, Котельва, Опошня.

Уничтожено не менее 8000 солдат и офицеров противника, 616 автомашин, до 100 мотоциклов, до 250 танков, 70 орудий, 130 пулеметов, свыше 500 винтовок, 40 бронемашин, 16 шестиствольных минометов, до 30 минометов, 152 лошади, 21 самолет.

Захвачено у противника: пленных - 1080, автомашин разных - 1150, мотоциклов - 209, танков - 42, орудий - 104, пулеметов - 132, велосипедов -  289, винтовок - 789, бронемашин - 34, повозок - 90, раций - 13, снарядов -  80000, патрон винтовочных - 730000, патрон к ПТР - 3500, ручных гранат -  173000, противотанковых гранат - 1884, мин противотанковых и противопехотных - 67000, 250 кг-х штурмовых авиабомб - 896,  шашек динамитных - 6480 шт, ВВ суррогат - 6 тонн.

В захваченных складах с горючим имелось: автобензина - 31,6 тонны, авиабензина - 43,5 тонны, автола - 25 тонн, дизельного топлива - 43 тонны.

За этот период войска армии потеряли -  2830 чел., ранеными -  8973чел., пропавшими без вести  - 396чел.

За период проведенных боев были отмечены следующие особенности в тактике и новых средствах борьбы, применяемых противником:

1. В период прорыва оборонительной полосы нашими войсками, противник быстро перебрасывал подразделения на наиболее угрожаемые участки фронта, используя как правило для этой цели подвижные средства ( мотоциклы, автомашины). Сама переброска осуществлялась по частям в различные периоды времени и имела целью приостановить наступление наших войск. С этой же целью противник часто переходил в контратаки силами мотобатальон – полк, с танками, при поддержке артиллерии и авиации.

2. Решение основных задач немецким командованием было возложены на танки, которые своим огнем и гусеницами (главным образом танки типа Т- VI) должны были уничтожать с места систему противотанковой обороны и огневые точки, во взаимодействии с авиацией очищать поле боя, массированно  вести борьбу с нашими танками. После того как поле боя было свободно от ПТ орудий, огневых точек, танки продвигались вперед и выполняли эту же задачу. Пехота, следовавшая за танками, должна была очищать оставшиеся неподавленными ПТ орудия и огневые точки, закреплять захваченные рубежи в готовности отразить контратаки пехоты и танков наших войск. Как правило, впереди с целью разведки и подавления противотанковых орудий и огневых точек, использовались тяжелые танки.

3. В ходе боев отмечено, что подбитые танки, требующие заводского ремонта, не эвакуировались в тыл, а зарывались в землю и использовались как ДОТы.

4. Артиллерия противника, как правило, применялась массированно для огневых налетов, для чего сводились вместе орудия разных калибров и минометы. Налеты по времени были краткосрочными, но мощными по силе огня. Для обработки выбранного района артиллерии привлекалась бомбардировочная авиация. Имели место случаи децентрализации артиллерии, когда артполки рассредоточивались до отдельно действующей батареи, которая придавалась роте, батальону.

5. Особую роль в противодействии нашему наступлению выполняла зенитная артиллерия, которая отдельными дивизионами выдвигалась ближе к линии фронта и помимо задач борьбы с авиацией выполняла задачи по борьбе с танками и пехотой.

6. Управление войсками в начале прорыва у противника было хорошее. Связь с войсками поддерживалась телефоном и по радио. Однако в последующие дни активными действиями наших войск это управление было нарушено и войска, потеряв связь предоставленные сами себе, в беспорядке отходили без всякого приказа. Одной из причин окружения и уничтожения штабов 19тд, 255, 332пд, подразделении 74 ГМП явилась потеря всякой связи и управления войсками.

Советским командованием был сделан вывод: 1. Быстрота переброски на угрожаемые участки фронта своих подразделений являлась положительным фактором. Однако ввод их по частям не давал должных результатов и лишь увеличивал потери. 2. Германское командование не получило ожидаемого эффекта от действия танков Т-VI и самоходных орудий. По показаниям пленного танки Т-VI мало подвижны и затрачивают большое количество горючего. «Пантера», имея большие скорости и подвижность, имеет не совсем доброкачественную материальную часть. Были случаи самовоспламенения  мотора от перегрева последнего, а также имеет много уязвимых мест для всех видов противотанкового оружия.

Говоря о новых средствах борьбы, следует отметить, что по показанию пленного, на вооружении химических войск германской армии принято новое отравляющее вещество «Льост». Местность, пораженная им,  трудно поддается дегазации. ОВ «Льост» кожно-нарывного действия почти без запаха или с легким запахом герани, бесцветное, при применении облачности не образует. Противогаз является  достаточной защитой против этого ОВ.

В саперном батальоне тд «Великая Германия» около четырех месяцев тому назад появилось новое  оружие ближнего боя с танками – так называемая ракетница. В отличие от настоящей ракетницы канал ствола этого оружия нарезной, что придает гранате вращательное движение. Граната пробивает броню башни Т-34. Дальнобойность 50-60 метров (показание пленных).

3. Новый метательный аппарат типа РС заряжается четырьмя минами. Аппарат установлен на  машине. Калибр мин 28 сантиметров. Название аппарата «Саперный метательный аппарат» (аппарат обычно обслуживается саперными подразделениями).

Согласно «Журнала боевых действий войск армии за август 1943г. – март 1944г.» об участии 27 армии в Курской битве был сделан общий вывод:

Войска 27 армии, получив двухмесячную нормальную подготовку и совершив длительный марш-маневр в тяжелых условиях вполне были подготовлены для серьезных действий в наступательной операции, о чем свидетельствуют результаты проведенной наступательной операции войск армии.

Штаб соединений и частей и штаб армии вполне получили достаточную практику и тренировку в управлении войсками, как в период боевой подготовки, так и в особенности на марше и вполне были подготовлены  к управлению войсками в многообразии современных боевых условий наступательной операции.

Политико-моральное состояние войск было исключительно здоровое. У рядового и офицерского состава было желание скорее вступить в решительные бои с врагом, уничтожить его и овеять свои знамена славой,  доблестью и геройством.

Военный Совет и штаб армии еще в период сближения с противником, проделали большую работу по подготовке к предстоящей наступательной операции, как в самом штабе армии, так и в штабах соединений и частей.

С командирами соединений и частей проводились неоднократные служебные совещания и инструктажи с проигрышем летучек на картах и вся эта работа завершалась соответствующими рекогносцировками на местности.

Таким образом, успех операции обуславливался:

а) правильным решением и тщательной подготовкой наступательного боя;

б) непрерывной волей и постоянным стремлением к победе командиров и бойцов;

в) хорошо организованной, активно и решительно действовавшей войсковой разведкой в первый период боя по прорыву обороны;

г) умелым взаимодействием всех родов войск и непрерывным управлением, особенно в первый период операции;

д) маневр являлся одним из важнейших условий достижения успеха. Так, например, войска армии, в ночь с 3 на 4 августа, сменив части 40 армии, сразу же приступили выделенными усиленными батальонами к ведению разведки боем, которые не только выполнили поставленную им боевую задачу, но и в ряде мест прорвали передний край обороны противника, значительно вклинившись в его глубину обороны. Решительные действия разведывательных батальонов дивизий первого эшелона привели к положительным результатам: огневая система противника его ближайшей глубине была нарушена и начавшееся наступление на второй день развивалось успешно вплоть до второй линии обороны немцев.

Поэтому необходимо отметить, что внезапность прежде всего обуславливалась:

а) скрытностью и быстротой перегруппировки войск и сосредоточения в решающем месте подавляющих сил и средств.

б) неожиданным нападением авиации и танковых частей.

в) неожиданным открытием уничтожающего огня и началом стремительного наступления.

6. Несмотря на упорное сопротивление противника, которое значительно задерживало темпы наступления наших войск, сопротивление 7.8.43г. окончательно было сломлено, и войска армии сумели выйти на оперативный простор и решительно преследовали отходящего противника, который пытался на ряде рубежей задержать продвижение наших войск вперед.

Особенно сильное сопротивление противник оказывал на подступах к г. Ахтырка, где он неоднократно переходил в контратаки пехотой с танками при поддержке своей авиации.

Необходимо отметить, что стрелковые соединения в момент преследования в разных направлениях, сравнительно на широком фронте, действовали строго по плану штаба армии и задачи, стоявшие перед ними, как правило, в этот период выполняли.

Управление войсками в период преследования противника также не нарушалось. Штаб всегда знал положение войск и своевременно реагировал на боевое действие войск.

Армия с 12.8. 43, имея успехи в центре и на левом фланге, встретила довольно сильное сопротивление в районе Ахтырки и это потребовало нового решения по ликвидации ахтырской группировки противника.

Учитывая опыт проведенной наступательной операции в данный период, определено, что в дальнейшем желательно провести следующие мероприятия, которые во многом бы  способствовали  наиболее успешному выполнению стоящих задач.

1. Для маневра необходимо иметь больше подвижных средств: самоходную артиллерию, транспортеры для пехоты, так как танки, введенные в прорыв, не имеют достаточного количества пехоты и артиллерии.

Танковому корпусу, действующему в оперативной глубине обороны противника, далеко недостаточно одного САП, опытом подтверждается необходимость не менее двух самоходных артиллерийских полков лучше иметь три САП, при чем один из них тяжелого типа.

Мотострелковую бригаду корпуса следует увеличить до двух с половиной, трех тысяч штыков и обязательно иметь ее на бронетранспортерах.

Танковому корпусу следует придавать всегда один полк РС.

2. Необходимо принять срочные меры к созданию самоходной установки с пушкой перекрывающей баллистические данные пушек на немецких танках «Тигр» и «Пантера» и самоходной пушки «Фердинанд» с тем, чтобы успешно прикрывать наши танки и не допускать больших потерь от немецких пушек, указанных выше типов.

3.  Необходимо создать иптапы на бронетанковых самоходных установках и прислугу орудий посадить в броню и использовать их только на главных направлениях.

4. Частные контратаки противника пехотой при поддержке групп танков, вызывают необходимость наибольшего насыщения боевых порядков пехоты противотанковыми орудиями, значительная часть которых должна находиться непосредственно с передовыми подразделениями, а часть из них использовать в качестве орудий кинжального действия на наиболее вероятных направлениях появления танков противника.

Необходимо увеличить калибр батальонной артиллерии, модернизировать снаряд  и автоматизировать скорострельность пушки.

5. Для нормальной работы разведорганов дивизии в стрелковой дивизии необходимо иметь разведывательный батальон, а в стрелковом полку разведывательную роту. При чем эти разведподразделения необходимо посадить на бронетранспортер и мотоциклы, придав им соответствующие средства усиления: бронеавтомобили, легкие танки.

6. С офицерским составом необходимо провести тренировочные занятия по вопросам организации маневра рационального использования всей мощи пехотного огня, сочетания его с движением пехоты.

 

Литература:

  1. Журнал боевых действий войск армии за период с 7 ноября 1942г. по 3 августа 1943г.  ЦАМО РФ. Ф. 381. Д. 93. 375 л.
  2. Журнал боевых действий войск армии за август 1943г. – март 1944г. ЦАМО РФ. Ф. 381. Д. 290. 19 л.
  3. Описание наступательной операции армии по уничтожению Белгородской группировки противника и овладению гор.Ахтырка. ЦАМО РФ. Ф. 381. Д. 239. 22 л.
  4. Битва под Курском: От обороны к наступлению. М.: АСТ: Хранитель. 2006 г. 832 с.
  5. Колтунов Г.А. Соловьев Б.Г. Курская битва. М.: Военное издательство министерства обороны Союза ССР. 1970 г. 400 с.

 

 


КУРСКАЯ БИТВА НА СТРАНИЦАХ НАЦИСТСКОГО ЖУРНАЛА
«На казачьем посту»

 

Н.Н. Писаренко, экскурсовод 1-й категории ГБУК  «Белгородский государственный историко-художественный музей-диорама «Курская битва. Белгородское направление», г. Белгород

 

В годы Второй мировой войны (особенно после нападения нацистской Германии и её союзников на СССР) перед российской эмиграцией со всей остротой встал вопрос об её участии в мировом военном конфликте: перейти в лагерь противников Советского Союза или встать на сторону потерянной Родины. Одной из политических сил Российского Зарубежья, активно выступившей в поддержку Германии, было эмигрантское казачество. Ряд эмигрантских деятелей (среди которых выделялся генерал П. Н. Краснов) выступал за интенсификацию работы с казачеством в оккупированных районах СССР для привлечения его к антисоветской борьбе. Работа с «советскими» казаками была возложена на организованное в декабре 1942 года при Министерстве по делам оккупированных восточных территорий Казачье управление. Основным печатным рупором данного учреждения стал журнал «На казачьем посту», издававшийся в Берлине с интервалом в две недели. Первый номер журнала вышел в свет 25 апреля 1943 года. Подобно другим периодическим изданиям немецкой оккупационной администрации, журнал должен был показать бесперспективность сопротивления «новому порядку», продемонстрировать превосходство германского оружия и неизбежность разгрома Красной Армии. Ярким примером подобного освещения боевых действий на советско-германском фронте является отображение событий Курской битвы (5.07. – 23.08. 1943 г.) на страницах журнала.

Статья о сражении на Курской дуге была напечатана в номере от 1 сентября 1943 года. О содержании статьи позволяет судить уже заголовок – «Провал советского летнего наступления». Июльские и августовские операции вермахта на Восточном фронте были охарактеризованы как «непревзойдённый образец стратегического искусства».

По версии автора публикации советское командование планировало осуществить летом 1943 года масштабное наступление в районе Курска и севернее Орла. Крупные танковые советские силы должны были севернее Орла вклиниться в орловский изгиб фронта и в ходе грандиозной охватной операции соединиться с теми советскими войсками, которые после прорыва германского фронта у Курска должны были повернуть на север. В случае успеха наступления германские войска, находящиеся в орловском изгибе фронта, должны были быть окружены и уничтожены. Главной целью операции объявлялся прорыв советских войск на Украину, чтобы «воспользоваться богатым урожаем этого года и улучшить … отчаянное продовольственное положение СССР». Однако германское командование «своевременно разгадало эти советские планы и приняло меры». Оно решило начать наступательные операции против наиболее сильно укреплённых участков советского фронта, южнее Орла, севернее Белгорода, чтобы отнять у советской стороны стратегическую инициативу и сорвать её планы.

Как известно, в реальности ситуация была иной. С весны 1943 г. обе стороны готовились к решающему сражению. Вначале, действительно, предполагалось, что Красная Армия первая перейдёт в наступление. Но, в середине апреля на основании данных армейской разведки, а затем и сведений спецслужб, советскому командованию стало известно, что Германия сама планирует осуществить удар в районе Курского выступа. Замысел наступательной операции состоял в нанесении сходящихся ударов из районов городов Белгород (с юга) и Орёл (с севера), чтобы путём «концентрического наступления» окружить и уничтожить находящиеся под Курском советские войска. На основании разведданных, поступивших в Генштаб Красной Армии о подготовке немцами крупной операции под Курском, Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение не переходить первыми в наступление, а занять жёсткую оборону. Немецкая сторона знала, что командование Красной Армии готовится к обороне Курской дуги, но разведка вермахта оказалась не в состоянии выявить точное расположение советских сил.

Ход Курской битвы был изложен в вышеупомянутой статье следующим образом. 5 июля германские войска начали атаку южнее Орла и севернее Белгорода. Перед наступлением была проведена мощная артиллерийская подготовка. Любопытно, что перед этим говорилось о сооружённом советской стороной в зоне боевых действий «укреплённого пояса», на строительство которого было мобилизовано «всё гражданское население в прилегающих районах». «Большевики были уверены, что их позиции выдержат любую атаку германских войск, предотвратив фланговые угрозы для наступающих на запад советских войск», – подчёркивалось в статье. Но «огнём германской артиллерии были разрушены советские оборонительные сооружения. Германские танки, в том числе отряды знаменитых «Тигров», уничтожили то, что ещё уцелело под градом германских снарядов». В итоге, немецкие операции увенчались полным успехом. У Белгорода советские оборонительные позиции были прорваны, а у Орла наступающие части вклинились в советские линии более чем на 20 км. По словам автора, «большевики были вынуждены начать вместо планируемого ими большого наступления только изнурительную для них «Битву на истощение»». Контратаки советских войск закончились тем, что вклинившиеся в немецкую оборонительную линию части были окружены и уничтожены. Орловский изгиб фронта целиком выполнил возложенную на него задачу. Германские позиции в этой дуге фронта потеряли своё стратегическое и тактическое значение. Орёл был планомерно эвакуирован, ради сокращения фронта, дающего большую экономию сил.

Под Курском, действительно, строилась глубоко эшелонированная оборона, имевшая несколько линий. Причём, она специально создавалась как противотанковая. В ходе наступления на орловском направлении германские войска продвинулись на 10-15 километров, на южном крыле Курского выступа на 20 и более километров. Однако к середине июля они полностью исчерпали свой наступательный потенциал. После этого началось знаменитое контрнаступление Красной Армии, завершившееся 23 августа освобождением Харькова.

Итоги сражения на Курской дуге были определены в статье следующим образом: ««Битва на истощение» неслыханного масштаба причинила большевикам колоссальные потери людей, танков и военных материалов, что советское командование лишено теперь всякой возможности даже мечтать о какой-либо новой решающей наступательной операции».

Таким образом, публикации журнала «На казачьем посту» носили сугубо пропагандистский характер. Заданные идеологические установки в полной мере отразились на освещении изданием хода и итогов Курской битвы. Последняя была подана как поражение Красной Армии. Ошибки и просчёты, допущенные командованием вермахта, приписывались советской стороне, либо замалчивались, тогда как неудачи РККА существенно преувеличивались.

Литература:

Между Россией и Сталиным: Российская эмиграция и Вторая мировая война. – М.: РГГУ, 2004. – С. 240, 242.

Провал советского летнего наступления // На казачьем посту. – 1943 – № 9. – С. 2.

Вторая мировая война: исторический очерк // Мировые войны XX века. Кн. 3. – М.: Наука, 2002. – С. 158-159.

Из оперативного приказа ставки Гитлера // Вторая мировая война: документы и материалы. Кн. 4. – М.: Наука, 2002. – С. 403.

Сергеев В. Новые танки // // На казачьем посту. – 1943 – № 8. – С. 9.

 


КУЛЬТУРНАЯ ЖИЗНЬ МУЗЕЯ-ДИОРАМЫ
В 2012 ГОДУ

ЯНВАРЬ

Продолжила работу временная выставка «Русская кавалерия» (межмузейный выставочный проект музея-диорамы «Курская битва. Белгородское направление» и Центрального музея Вооруженных Сил (г. Москва).

День воинской славы России – День снятия блокады Ленинграда. В рамках цикла «Шаги великой Победы» проведена литературно-музыкальная композиция «Запомни этот город — Ленинград!», посвященная 68-й годовщине снятия блокады Ленинграда. Открылась  мини-выставка «Я иду к тебе, Ленинград» (из фондовых коллекций музея-диорамы).

 

ФЕВРАЛЬ

День воинской славы России – День разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Сталинградский битве. В рамках цикла «Шаги великой Победы» состоялся вечер «Город – солдат. Город – Герой! Наш Сталинград боевой». В рамках вечера открылась мини-выставка «Сталинград – город Герой», к 69-летию Сталинградской битвы (из фондовых коллекций музея-диорамы).

Проведен вечер «И не в шурф их бросали, а в наши сердца…» ко Дню юного героя-антифашиста, борца за свободу и мир.

Состоялась торжественная церемония вручения паспортов юным гражданам РФ.

Прошел второй областной ежегодный фестиваль военно-патриотической песни «Лира в солдатской шинели» в рамках мероприятий, направленных на совершенствование допризывной подготовки молодежи Белгородской области к военной службе в Вооруженных Силах на 2010-1014 гг.

Памятная дата России. День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества. Состоялся вечер-встреча, посвященный Дню памяти воинов-интернационалистов, участвовавших в урегулировании военных конфликтов на территориях ближнего и дальнего зарубежья.

Открылась временная выставка «Вместе мы сильны!» (совместный выставочный проект Военно-медицинского музея Министерства обороны России (г. Санкт-Петербург) и музея-диорамы «Курская битва» (г. Белгород), осуществленный в рамках международного проекта «Память не знает границ. Города-Герои – городу Воинской Славы и Первого салюта Белгороду».

 

МАРТ

Проведен вечер «Во славу женщины России!», к Международному женскому дню 8 марта.

Прошла презентация духовно-просветительского проекта для подростков и молодежи «За веру и Отечество».

 

АПРЕЛЬ

Проведен вечер-представление Национального мемориального комплекса «Высота маршала И.С. Конева» (смт. Солоницивка – 1, Харьковской области) в рамках международного сотрудничества.

Прошла торжественная церемония подведения итогов областного конкурса «Белгородцы – музею-диораме», посвященного 25-летию открытия музея.

Состоялся вечер-представление художественного полотна диорамы и встреча с народным художником РФ Студии им. М.Б. Грекова А.М. Самсоновым.

В рамках цикла «Фронтовые дороги писателей, поэтов, режиссеров…» согласно областной программе «Основы духовно-нравственного воспитания населения Белгородской области на 2011-2013 гг.» проведен вечер «Наша память бессильна уйти от потерь» к 15-летию со дня смерти участника Великой Отечественной войны Б.Ш. Окуджавы. В рамках вечера был дан старт ежегодной патриотической акции «Георгиевская ленточка 2012».

 

МАЙ

Прошел вечер «Цветы и слезы Победы», посвященный 67-летию Победы в Великой Отечественной войне и годовщине присвоения городу Белгороду почетного звания Российской Федерации «Город воинской славы». В рамках вечера открылась мини-выставка «День Победы» (из фондовых коллекций музея-диорамы).

День воинской славы России. День Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. (1945 г.). В рамках цикла «Шаги Великой Победы» проведен театрализованный праздник «Поклонимся великим тем года» с солдатской кашей.

Проведена интерактивная детско-юношеская игра «Отечеству верны!»

им. Героя Советского Союза Г. Т. Лёвина в рамках мероприятий, направленных на совершенствование допризывной подготовки молодежи Белгородской  области к военной службе в Вооруженных Силах РФ на 2010-2014 гг.

Состоялась торжественная церемония вручения музейной премии «Хранители памяти».

Прошла ежегодная акция «Музей – наше общее достояние», посвященная 25-летию музея-диорамы с участием дарителей всех лет и чествованием друзей диорамы.

Проведена акция «Ночь в музее – Венок дружбы», с участием военизированных организаций.

В рамках клуба «Мужская работа» состоялась международная встреча ветеранов Афганистана 395 мотострелкового полка «Это в сердце моем живет». Открылась мини-выставка «Это в сердце моем живет».

 

ИЮНЬ

Состоялся детский праздник «Да здравствуют, каникулы!» к Международному дню защиты детей. В его рамках прошли: конкурс рисунков на асфальте, мастер-класс по изготовлению бумажного голубя в технике оригами, фестиваль воздушных шаров.

Прошли культурно-досуговые мероприятия в лагерях отдыха: игры «Во славу Родины», викторины «Листая страницы военной истории», фестиваля рисунков «Память живет в наших сердцах» в рамках областной целевой программы «Организация отдыха и оздоровления детей и подростков Белгородской области в 2011-2013 гг.».

Проведена героико-патриотическая акция  «Самый длинный день в году…», посвящённая 70-летию начала Великой Отечественной войны.

 

ИЮЛЬ

В рамках кинолектория «На земле опаленной» проведен вечер «Это поле победы суровой…». Демонстрировался художественный фильм «Освобождение. Огненная дуга».

 

АВГУСТ

В рамках работы клуба «Победители» прошел вечер «Озаренный первым салютом», посвященный 69-й годовщине освобождения города Белгорода от фашистских захватчиков в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. и Дня города. В рамках вечера открылась фотовыставка «Курская битва» (из фондовых коллекций Российского государственного архива кинофотодокументов г. Красногорска Московской области, из фондов музея-диорамы).

Открылась временная выставка «Музейный вернисаж» к 25-летию музея-диорамы при участии ЦМВС МО РФ (г. Москва), Студии им. М.Б. Грекова (г. Москва), Фонда памяти Полководцев Победы (г. Москва), музея танка Т-34 (Московская область), ВММ МО РФ (г. Санкт-Петербург), Орловского областного краеведческого музея (г. Орел), Курского областного краеведческого музея (г. Курск),  Государственного военно-исторического музея-заповедника «Прохоровское поле»,  Дома-музея генерала армии Н.Ф. Ватутина, Шебекинского историко-художественного музея, Старооскольского краеведческого музея.

Прошел вечер-встреча «Диорама собирает друзей», посвященного 25-летию музея-диорамы с участием руководителей области и города, меценатов, руководителей музеев из других регионов.

Проведен вечер «С днем рождения, музей!» к 25-летию музея-диорамы.

В рамках вечера открылись выставки из фондовых коллекций музея-диорамы: фотовыставка «Диорама – сквозь время» о посещении музея ветеранами Великой Отечественной войны и известными людьми, выставка эскизов к диораме «Огненная дуга», фестиваль воздушных шаров «Разноцветное небо» и лазерное шоу-представление.

Состоялся  вечер-встреча «Курская Великая дуга!» с ветеранами Великой Отечественной войны, участниками Курской битвы и военнослужащими Белгородской воинской части в рамках цикла «Шаги Великой Победы».

В рамках цикла «Дни памяти полководцев» прошел кинолекторий для военнослужащих белгородского гарнизона, посвященный 105-летию героя Советского Союза генерала армии С.П. Иванова. Демонстрировался документальный фильм «С.П. – начальник штаба».

 

СЕНТЯБРЬ

Состоялся детский театрализованный праздник  «День знаний в музее-диораме», посвященный Дню мира и знаний.

В рамках работы клуба «Победители» прошел вечер-встреча «И на Тихом океане свой закончили поход» ко дню окончания Второй мировой войны.

Памятная дата России. День солидарности в борьбе с терроризмом. Прошел кинолекторий «3 сентября – День солидарности в борьбе с терроризмом» (в рамках программы «Комплексные меры профилактики проявлений терроризма и экстремизма на территории Белгородской области на 2012-2015 гг.)». Демонстрировался документальный фильм «НОРД-ОСТ».

Состоялся литературно-поэтический вечер «Три поля России… как русские гордость отвага и честь!» к 200-летиюОтечественной войны 1812 г. и Бородинского сражения.

Проведен вечер «Броня крепка и танки наши быстры» с ветеранами бронетанковых войск, посвященный Дню танкистов.

 

ОКТЯБРЬ

Состоялись военно-патриотические чтения, посвященные 70-летию начала Сталинградской битвы и проблемам создания военно-исторических экспозиций.

Прошла историческая игра «Тропа к генералу» в плане мероприятий, направленных на совершенствование допризывной подготовки молодежи Белгородской области к военной службе в Вооруженных Силах РФ на 2010-2014 гг.

В рамках кинолектория «На земле опаленной» прошел вечер «Российскому флоту быть!». Демонстрировался художественный фильм «Адмирал Ушаков».

 

НОЯБРЬ

Открылась временная выставка «Сталинград – волжская твердыня» (совместный выставочный проект с музеем-панорамой «Сталинградская битва» (г. Волгоград)).

В рамках работы клуба «Победители» прошел кинолекторий, посвященный Дню артиллериста. Демонстрировался документальный фильм «Ударная сила – бог войны (артиллерия)».

Проведена программа «Аты-баты, шли солдаты» в плане мероприятий, направленных на совершенствование допризывной подготовки молодежи Белгородской области к военной службе в Вооруженных Силах РФ на 2010-2014 гг.

 

ДЕКАБРЬ

День воинской славы России – День начала контрнаступления советских войск против немецко-фашистских захватчиков под Москвой. Проведен вечер  «Заря Великой Победы. Битва под Москвой» к 71-йгодовщине битвы под Москвой. В рамках вечера открылась мини-выставка «Мы не дрогнем в бою, за столицу свою...» (из фондовых коллекций музея-диорамы).

Памятная дата России. День Героев Отечества. В рамках кинолектория «На земле опаленной» прошел вечер «Героя Отечества посвящается…». Демонстрировался документальный фильм о героях-белгородцах.

Состоялась торжественная церемония вручения дипломов лауреатам премии им. Героя Советского Союза Н. Ф. Ватутина за достижения в военно-патриотическом воспитании детей и молодежи.

В рамках цикла «Дни памяти полководцев» прошел вечер, посвященный 115-летию со дня рождения Маршала Советского Союза, дважды Героя Советского Союза И.С. Конева.

 

ВАЖНЕЙШИЕ ДАТЫ И СОБЫТИЯ 2013 ГОДА.

 

Пройдут циклы встреч с интересными людьми в клубах:

1. «Шаги Великой Победы»:

- Литературно-музыкальная композиция  «Запомни этот город — Ленинград», посвященная 69-й годовщине снятия блокады;

- Вечер «Город солдат. Город-Герой —  наш Сталинград боевой»;

- Вечер-встреча с ветеранами Великой Отечественной войны «Мы этой памяти верны...». В рамках вечера проведение ежегодной патриотической акции «Георгиевская ленточка 2013».

2. «Победители»:

- Вечер-встреча «Озаренный первым салютом!» к 70-летию освобождения г. Белгорода от немецко-фашистских захватчиков.

- Вечер «Курская Великая дуга...!» к 70-летию окончания Курской битвы;

- Вечер «Стояли насмерть под Москвою», посвященный 72-й годовщине Московской битвы.

3.«Мужская работа»:

- Вечера-встречи с ветеранами пограничной службы, женщинами военнослужащими.

Продолжит свою работу кинолекторий «На земле опаленной».

В рамках мероприятий, направленных на совершенствование допризывной подготовки молодежи Белгородской области к военной службе в Вооруженных Силах РФ на 2010-2014 гг. пройдут:

- ежегодный фестиваль военно-патриотической песни «Лира в солдатской шинели»;

- интерактивная детско-юношеская игра «Отечеству верны!» им. Героя Советского Союза Г. Т. Лёвина;

- интерактивная детско-юношеская игра «Аты-баты, шли солдаты» ко Дню призывника.

К международному Дню музеев:

- Акция «Музей – наше общее достояние»;

- Ночь в музее-диораме.

Пройдут культурно-досуговые мероприятия военно-патриотической направленности:

- игры «Во славу Родины», «Тропа к Генералу»;

- викторина «Листая страницы военной истории»;

Героико-патриотическая акция «Самый длинный день в году» приуроченная  ко Дню памяти и скорби.

Состоятся детские театрализованные праздники:

-«Летние каникулы — веселая пора!» к Международному Дню защиты детей;

- «Здравствуй, школа!» ко Дню мира и знаний.

Состоятся военно-исторические чтения «Актуальные вопросы Великой Отечественной войны. Год 1943».

Пройдет торжественная церемония вручения ежегодной премии за достижения в военно-патриотическом воспитании детей и молодежи им. Героя Советского Союза Н. Ф. Ватутина.

 

Откроются временные выставки:

- «Фронтовые дороги Анатолия Архипова» - совместный выставочный проект музея-диорамы (г. Белгород), ЦМВС МО РФ (г. Москва).

- Фотовыставка «Курская битва в фотографиях Российского государственного архива кинофотодокументов г. Красногорска».

- Выставка к 70-летию Курской битвы, Прохоровского танкового сражения – из фондовых коллекций музея-диорамы (г. Белгород), ЦМВС МО РФ (г. Москва), БРОО «Поиск» с участием Фонда памяти полководцев Победы (г. Москва).

- Фотовыставка к 70-летию освобождения г. Белгорода от немецко-фашистских захватчиков ко Дню города (из фондов музея-диорамы, с использованием фотоматериалов РГАКФД г. Красногорска).

- «Животные на войне» - совместный выставочный проект музея-диорамы (г. Белгород), Дарвиновского музея (г. Москва), ЦМВС МО РФ (г. Москва), Музея артиллерии и средств связи (г. Санкт-Петербург), Фонда памяти полководцев Победы (г. Москва), РГАФД (г. Красногорск Московская область).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ
В 2013 ГОДУ

 

Январь

09.01.

- 105-летие со дня открытия (1908) женского епархиального училища в Белгороде.

11.01.

- 100 лет со дня рождения Ивана Фомича Чернухина (11.01. 1913 - 13.05. 1984), Героя Советского Союза (1945), уроженца села Гусек-Погореловка Прохоровского района Белгородской области.

25.01.

- Памятная дата России. День российского студенчества.

27.01.

- День воинской славы России. День снятия блокады Ленинграда (1944).

 

Февраль

02.02.

- День воинской славы России. День разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Сталинградской битве (1943). Победа под Сталинградом ознаменовала коренной перелом в Великой Отечественной войне.

08.02.

- 45-летие создания (1968) регионального отделения Всероссийской творческой организации «Союз художников России» в Белгороде.

15.02.

- Памятная дата России. День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества.

18.02.

- 30 лет назад открылся (1983) Дворец спорта «Космос» в Белгороде. С 2002 года - домашняя арена мужского волейбольного клуба «Локомотив-Белогорье» и женского волейбольного клуба «Университет-Технолог».

23.02.

- День воинской славы России. День победы Красной Армии над кайзеровскими войсками Германии (1918) - День защитников Отечества.

- 85 лет со дня рождения Лени Джуса (1928 - 1944), сына 682-го стрелкового полка 202-й стрелковой дивизии, уроженца села Малояблоново Прохоровского района Белгородской области. В память о нем установлен памятник в селе Малояблоново.

90 лет со дня рождения Ивана Федоровича Ключника (1923), Героя Советского Союза (1944), уроженца села Солохи Борисовского района Белгородской области.

25.02.

- 90 лет со дня рождения Петра Тихоновича Шкодина (1923 - 1943), Героя Советского Союза (1943), уроженца деревни Лопухинка Губкинского района Белгородской области.

26.02.

- 265 лет со дня основания (1748) слободы Вейделевки (ныне поселок городского типа Вейделевка Вейделевского района Белгородской области).

 

04.03.

Март

- 95 лет со дня рождения Вячеслава Николаевича Денисова (1918 - 1943), Героя Советского Союза (1944), уроженца города Белгорода.

- 90 лет со дня рождения Николая Григорьевича Сурнева (04.03. 1923 - 05.03. 1952), Героя Советского Союза (1945), уроженца села Большое Городище Шебекинского района Белгородской области.

14.03.

- 95 лет со дня рождения Николая Петровича Ковтуна (1918 - 2012),уроженца города Белгорода, участника Великой Отечественной войны, Почетного гражданина города Белгорода (1990).

23.03.

- 175-летие (1838) царского указа об образовании Грайворонского уезда с центром в городе Грайвороне Курской губернии (ныне Грайворонский район Белгородской области).

 

Апрель

12.04.

- Всемирный день авиации и космонавтики. Гражданин СССР, старший лейтенант Юрий Алексеевич Гагарин на космическом корабле «Восток» впервые в мире совершил орбитальный облет Земли, открыв эпоху пилотируемых космических полетов.

- Памятная дата России. День космонавтики.

18.04.

- День воинской славы России. Русские воины, возглавляемые новгородским князем Александром Невским, разбили немецких рыцарей на Чудском озере (1242).

20.04.

- 90 лет со дня рождения Егора Григорьевича Ларикова (1923), Героя Советского Союза (1945), уроженца села Дроновка Грайворонского района Белгородской области.

21.04.

- 85 лет со дня рождения Николая Яковлевича Бута (1928 - 1989), народного художника РСФСР, автора художественного холста диорамы «Огненная дуга», уроженца села Погожа Криница Сумской области, Украина.

26.04.

- Памятная дата России. День участников ликвидации последствий радиационных аварий и катастроф и памяти жертв этих аварий и катастроф.

27.04.

- Памятная дата России. День российского парламентаризма.

29.04.

- 245 лет назад (1768) разработан первый план застройки Белгорода архитектором Алексеем Васильевичем Квасовым.

- 95 лет со дня рождения Дмитрия Егоровича Москалева (29.04. 1918 - 03.06. 2001), Героя Советского Союза (1945), уроженца деревни Волжанец Советского района Курской области.

 

07.05.

Май

- День Российских Вооруженных Сил.

- День радио. В этот день преподаватель физики и электротехники Минных офицерских классов в Кронштадте Александр Степанович Попов на заседании русского физико-химического общества сделал доклад об изобретенной им системе связи без проводов.

09.05.

- День воинской славы России. День Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг. (1945 г.).

19.05.

- 90 лет со дня рождения Николая Лаврентьевича Яценко (19.05. 1923 - 13.10. 1943), Героя Советского Союза (1944), уроженца села Засосна Красногвардейского района Белгородской области.

26.05.

- 95 лет со дня рождения Александра Игнатьевича Орлова (1918 - 1994), Героя Советского Союза (1945), уроженца села Великая Виска Маловисковского района Кировоградской области. С 1965 года жил и работал в Белгороде.

 

05.06.

Июнь

- 55 лет со дня рождения Сергея Николаевича Еремина (1958), журналиста, члена союза журналистов России, ответственного секретаря газеты «Белгородская правда», уроженца села Архангельское Верхнехавского района Воронежской области.

18.06.

- 105 лет со дня рождения Петра Михайловича Болтенкова (18.06. 1908 - 18.01. 1956), Героя Советского Союза (1944), уроженца села Сорокино Старооскольского района Белгородской области.

22.06.

- Памятная дата России. День памяти и скорби (установлен Указом Президента РФ от 08.06.1996 г. №857). Начало Великой Отечественной войны советского народа против фашистских захватчиков (1941 - 1945 гг.).

- 90 лет со дня рождения Павла Михайловича Долгарева (1923), Героя Советского Союза (1945), уроженца села Ломное Грайворонского района Белгородской области.

24.06.

- 375-летие основания (1638) города Корочи Белгородской области.

29.06.

- Памятная дата России. День партизан и подпольщиков.

- 70-летие строительства железной дороги Старый Оскол - Ржава.

 

Июль

5 июля - 23 августа - 70 лет назад (1943) произошла Курская битва, одно из крупнейших и кровопролитных сражений, завершившее коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны.

07.07.

- День воинской славы России. День победы русского флота над турецким в Чесменском сражении (1770).

10.07.

- День воинской славы России. День победы русской армии под командованием Петра I над шведами в Полтавском сражении (1709).

12.07.

- 70 лет назад (1943) произошло крупнейшее в истории Великой Отечественной войны танковое сражение под Прохоровкой.

- 85-летие образования (1928) Ровеньского района Белгородской области.

15.07.

- 85-летие образования (1928) Вейделевского района Белгородской области.

16.07.

- 90 лет со дня рождения Николая Антоновича Петренко (1923 - 1943), Героя Советского Союза (1944), уроженца поселка Чернянка Чернянского района Белгородской области.

26.07.

- 30-летие (1983) открытия Белгородского государственного художественного музея.

28.07.

- Памятная дата. России. День крещения Руси.

- 90 лет со дня рождения Владимира Павловича Басова (1923 - 1987), кинорежиссера и актера, народного артиста СССР, уроженца села Уразово Валуйского района Белгородской области.

30.07.

- 85-летие образования (1928) Алексеевского, Белгородского Борисовского, Валуйского, Волоконовского, Ивнянского, Корочанского, Красногвардейского, Новооскольского, Прохоровского, Ракитянского, Старооскольского, Шебекинского районов Белгородской области.

 

01.08.

Август

- День тыла (установлен приказом МО РФ в июле 1998). В этот день в 1941 г. приказом НКО №0257 создано главное управление тыла Красной Армии.

- 90 лет со дня рождения Алексея Николаевича Мироненко (01.08. 1923 - 25.08. 1959), Героя Советского Союза (1945), уроженца села Яропольцы Вейделевского района Белгородской области.

03.08.

- 40-летие открытия (1973) мемориального комплекса «В честь героев Курской битвы» в Яковлевском районе.

04.08.

- 15-летие открытия памятника князю Владимиру в Белгороде.

05.08.

70-летие освобождения (1943) Белгорода от немецко-фашистских захватчиков.

07.08.

- 90 лет со дня рождения Василия Васильевича Собина (07.08. 1923 - 08.02. 1944), Героя Советского Союза (1944), уроженца города Алексеевка Белгородской области.

09.08.

- День воинской славы России. День первой в российской истории морской победы русского флота под командованием Петра I над шведами у мыса Гангут (1714).

12.08.

- 55 лет со дня рождения (1958) Виктора Васильевича Овчинникова, историка, общественного деятеля, члена Общественного совета Центрального федерального округа, главного редактора «Белгородской энциклопедии», уроженца села Скородное Губкинского района Белгородской области.

-

14.08.

- 90 лет со дня рождения Николая Афанасьевича Рубана (14.08. 1923 - 31.07. 1944), Героя Советского Союза (1945), уроженца города Алексеевка Белгородской области.

23.08.

- День воинской славы России. Завершилась Курская битва, одна из решающих битв Второй мировой войны (1943).

28.08.

- 160 лет со дня рождения (1853 - 1939) Владимира Григорьевича Шухова, инженера и ученого, уроженца города Грайворона Белгородской области.

29.08.

- 110 лет со дня рождения Ивана Николаевича Карачарова (29.08. 1903 - 15.10. 1943), Героя Советского Союза (1943), уроженца села Богатое Ивнянского района Белгородской области.

 

02.09.

Сентябрь

- День Российской гвардии (установлен Указом Президента РФ от 22.12.2000 г. №2032).

- Памятная дата России. День окончания Второй мировой войны.

03.09.

- Памятная дата России. День солидарности в борьбе с терроризмом.

08.09.

- День воинской славы России. День Бородинского сражения русской армии под командованием Михаила Илларионовича Кутузова с французской армией (1812).

09.09.

- 100 лет со дня рождения Сергея Михайловича Смоленского (09.09. 1913 - 24.10. 1943), Героя Советского Союза (1944), уроженца хутора Чемеркин Волоконовского района Белгородской области.

11.09.

- День воинской славы России. День победы русской эскадры под командованием Федора Федоровича Ушакова над турецкой эскадрой у мыса Тендра (1790).

12.09.

- 105 лет со дня рождения Кузьмы Прокофьевича Антоненко (1908), Героя Советского Союза (1945), уроженца села Ломово Корочанского района Белгородской области.

17.09.

- 90 лет со дня рождения Вячеслава Витальевича Маркина (1923), Героя Советского Союза (1945), уроженца села Красногвардейское (ныне город Бирюч Красногвардейского района Белгородской области).

21.09.

- День воинской славы России. День победы русских полков во главе с великим князем Дмитрием Донским над монголотатарскими войсками в Куликовской битве (1380).

25.09.

- 100 лет со дня рождения Ивана Михайловича Касатонова (25.09. 1913 – 20.08. 1977), Героя Советского Союза (1944), уроженца села Лески Прохоровского района Белгородской области.

01.10.

Октябрь

- 90 лет со дня рождения Петра Кирилловича Писклова (01.10. 1923 – 17.11. 1943), Героя Советского Союза (1943), уроженца села Солдатское Ракитянского района Белгородской области.

02.10.

- 95 лет со дня рождения Ивана Андреевича Черникова (1918), полного Кавалера ордена Славы, уроженца села Лебеди Старооскольского района (ныне город Губкин Белгородской области).

13.10.

- 200 лет со дня рождения Николая Владимировича Станкевича (1813 -1840), общественного деятеля, поэта, философа, уроженца села Удеревка Острогожского уезда Воронежской губернии (ныне Алексеевский район Белгородской области).

14.10.

- 150 лет со дня рождения Михаила Степановича Ольминского (1863 -1933), публициста, деятеля российского революционного движения, уроженца города Воронежа. Детство провел в селе Подсереднее Бирюченского уезда (ныне Алексеевский район Белгородской области).

15.10.

- 110-летие создания Белгородской городской телефонной сети.

- 95 лет со дня рождения Виктора Михайловича Дикарева (1918), Героя Советского Союза (1945), уроженца села Принцевка Валуйского района Белгородской области.

18.10.

- 90 лет со дня рождения Анатолия Григорьевича Ачкасова (1923), Героя Советского Союза (1945), Почетного гражданина города Белгорода (2006), уроженца деревни Букреевка Щигровского района Курской области.

- 90 лет со дня рождения Василия Ивановича Ермоленко (1923 - 2009), прозаика, журналиста, члена Союза писателей России, члена Союза журналистов СССР, уроженца села Соколово Харьковской области. С 1963 года жил и работал в Белгороде.

19.10.

- 90 лет со дня рождения Ивана Михайловича Стрельникова (1923), полного кавалера ордена Славы, уроженца села Подольхи Прохоровского района Белгородской области.

25.10.

- 95 лет со дня рождения Михаила Григорьевича Аноприенко (25.10. 1918 - 23.01. 1986), Героя Советского Союза (1945), уроженца города Новый Оскол Белгородской области.

 

04.11.

Ноябрь

- День воинской славы России. День народного единства.

07.11.

- День воинской славы России. День проведения военного парада на Красной площади в Москве в ознаменование двадцать четвертой годовщины Великой Октябрьской социалистической революции (1941).

- Памятная дата России. День Октябрьской революции (1917).

10.11.

- 90 лет со дня рождения Григория Тихоновича Ткаченко (10.11. 1923 - 18.01. 1944), Героя Советского Союза (1944), уроженца поселка Красная Яруга Краснояружского района Белгородской области.

17.11.

- 225 лет со дня рождения Михаила Семеновича Щепкина (1788 - 1863), русского актера, уроженца села Красное Обоянского уезда Курской губернии (ныне село Алексеевка Яковлевского района Белгородской области).

22.11.

- 90 лет со дня рождения Василия Васильевича Швеца (1923), Героя Советского Союза (1943), уроженца поселка Томаровка Яковлевского района Белгородской области.

24.11.

 

 

 

 

 

30.11.

- 85 лет со дня рождения Марии Афанасьевны Деркач (1928), Почетного председателя Белгородской региональной организации Всероссийской общественной организации ветеранов (пенсионеров) войны, труда, вооруженных сил и правоохранительных органов, почетного гражданина Белгородской области, уроженки села Колтуновки Алексеевского района Белгородской области.

- 95 лет со дня рождения Евгения Александровича Колчанова (1918), уроженца г. Саратова, ветерана Великой Отечественной войны, Почетного гражданина города Белгорода (1988). С 1953 года проживал в Белгороде.

 

Декабрь

01.12.

- День воинской славы России. День победы русской эскадры под командованием Павла Степановича Нахимова над турецкой эскадрой у мыса Синоп (1853).

- 90 лет со дня рождения Николая Константиновича Сакова (1923), Героя Советского Союза (1944), уроженца села Бобрава Ракитянского района Белгородской области.

05.12.

06.12.

- День воинской славы России. День начала контрнаступления советских войск против немецко-фашистских войск в битве под Москвой (1941).

- 100 лет со дня рождения Ивана Павловича Петрашова (06.12. 1913 - 10.06. 1991), Героя Советского Союза (1943), уроженца села Коровино Волоконовского района Белгородской области.

09.12.

12.12.

- Памятная дата России. День Героев Отечества.

- 110 лет со дня рождения Романа Никифировича Лапина (1903), Героя Советского Союза (1945), уроженца села Варваровка Алексеевского района Белгородской области.

- Памятная дата России. День конституции РФ.

17.12.

- 85 лет со дня рождения Александра Петровича Чиченкова (1928), краеведа, уроженца деревни Великая Костромской области. Сразу после образования Белгородской области переехал жить в Белгород.

24.12.

- День воинской славы России. День взятия турецкой крепости Измаил русскими войсками под командованием А. В. Суворова (1790).

28.12.

 

- 75 лет назад (1938) рабочий поселок Шебекино Белгородской области получил статус города.

35-летие образования (1978) Белгородского государственного сельскохозяйственного института (ныне академия).

 

В 2013 году:

 

355-летие образования (1658) Белгородского разряда - крупного приграничного военно-административного округа Российского государства.

345 лет со дня рождения Юрия Юрьевича Трубецкого (1668 – 1739), первого белгородского губернатора.

335-летие основания (1678) слободы Грайворон (ныне город Грайворон Белгородской области).

305-летие основания (1708) села Подсереднее Алексеевского района Белгородской области.

300-летие основания (1713) слободы Шебекиной (ныне город Шебекино Белгородской области).

245 лет со дня рождения Ивана Михайловича Дуки (1768 – 1830), генерала от кавалерии, прославившегося в Отечественной войне 1812 г., женился на дочери ивнянского помещика и несколько лет жил в Ивне (ныне Белгородская область).

230-летие открытия магнитной аномалии в Курске (ныне КМА – крупнейший железорудный бассейн мира).

190 лет со дня рождения Александра Николаевича Островского (1823 – 1886), русского драматурга. В мае 1860 г., направляясь к Черному морю, на один день останавливался в Белгороде. В письме друзьям в Москву рассказывал о красоте природы Белгородчины.

180-летие основания (1833) крестьянином Даниилом Степановичем Бокаревым в сл. Алексеевке (ныне город Алексеевка Белгородской области) первого в России маслобойного завода.

170-летие открытия духовного уездного училища в Белгороде.

155 лет со дня рождения Константина Константиновича Романова (1858 – 1915), великого князя, генерала от инфантерии. В 1911 г. посетил Белгород, где принимал участие в торжествах по случаю причисления св. Иоасафа к лику святых. В тот же день присутствовал на чрезвычайном собрании городской Думы, где ему было присвоено звание «Почетный гражданин Белгорода».

130 лет со дня рождения Семена Михайловича Буденного (1883 – 1973), военного деятеля, Маршала Советского Союза, полного Георгиевского кавалера, трижды Героя Советского Союза, уроженца Ростовской области. В 1919 г. конный корпус под командованием С. М. Буденного освобождал белгородскую землю от деникинцев. В том же году в селе Великомихайловка Новооскольского района Белгородской области конный корпус был преобразован в Первую Конную армию.

125 лет со дня рождения Ивана Густавовича Озембловского (1888 – 1919), одного из создателей и руководителей Белгородской организации Российской социал-демократической рабочей партии большевиков РСДРП(б), уроженца города Курска. В память о нем установлена бронзовая плита у Вечного огня в Белгороде и названа одна из улиц.

110 лет со дня рождения Дарьи Ивановны Адониной (1903 – 1978), делегатки Первого Всесоюзного съезда женщин-колхозниц, уроженки села Подольхи Прохоровского района Белгородской области.

110 лет со дня рождения Михаила Петровича Лебедя (1903 - 1943), генерал-майора, участника Курской битвы. Погиб во время боевых действий (1943 г.). Имя генерала присвоено одной из улиц Белгорода, установлен памятник.

95 лет со дня рождения Ивана Захаровича Фомина (1918 - 1945), полного кавалера ордена Славы, уроженца хутора Пенки Яковлевского района Белгородской области.

90 лет со дня рождения Николая Григорьевича Губина (1923 - 1976), полного кавалера ордена Славы, уроженца села Вязовое Прохоровского района Белгородской области.

90 лет со дня рождения Ивана Ивановича Лучникова, полного кавалера ордена Славы, уроженца хутора Крестовый Белгородского района Белгородской области.

85 лет со дня рождения Виктора Николаевича Щербакова (1928 - 1996), народного художника РФ, принимал участие в создании диорамы «Огненная дуга», уроженец города Минеральные Воды.

80-летие открытия (1933) Белгородского медицинского училища железнодорожного транспорта МПС РФ.

75 лет назад (1938) построена Белгородская ТЭЦ.

70-летие основания (1943) Белгородского горпищекомбината (ныне ОАО «Кондитерская фабрика «Белогорье»).

45 лет назад (1968) начало работать Белгородское областное общественно-патриотическое объединение «Поиск».

40-летие основания (1973) ОАО «Энергомашкорпорация – производственный комплекс «Завод металлоконструкций».

35-летие образования (1978) Белгородского института потребительской кооперации (ныне Белгородский университет кооперации, экономики и права).

25-летие открытия (1988) Белгородского областного центра по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды.

105 лет со дня рождения  Ивана Ивановича Кожемякина (1908), Героя Советского Союза (1940), уроженца хутора Бриллиантов Белгородского района Белгородской области.

95 лет со дня рождения Григория Ивановича Богомазова (1918), Героя Советского Союза (1943), уроженца хутора Коновалово Волоконовского района Белгородской области.

95 лет со дня рождения Николая Алексеевича Вялых (19181943), Героя Советского Союза (1943), уроженца села Поныри Золотухинского района Курской области.

95 лет со дня рождения Александра Григорьевича Шевцова (1918 - 1988), Героя Советского Союза (1943), уроженца города Шебекино Белгородской области.  

100 лет со дня рождения Егора Ивановича Мазикина (1913 - 1992), Героя Советского Союза (1945),  уроженца села Мазикино Корочанского района Белгородской области.

95 лет со дня рождения Василия Васильевича Исаева (1918 - 1985), Героя Советского Союза (1945), уроженца села Хотмыжск Борисовского района Белгородской области.

20 лет назад (1993) на проспекте Ватутина был открыт бюст выдающегося военачальника Н. Ф. Ватутина. Автор – скульптор В. Чухаркин.

30 лет назад (1983) был открыт памятник на братской могиле по ул. Фрунзе, в районе средней школы № 33. Автор памятника – белгородский скульптор Д. Ф. Горелик. Архитекторы О. И. Власов и А. П. Филатов.

 

Литература:

  1. Белгородская энциклопедия. – Белгород, 2000. – С.312.
  2. Город Первого Салюта: Путеводитель по памятным местам Великой Отечественной войны Белгорода. А. Н. Крупенков. – Белгород: 1998. – 96 с., фотоил.
  3. Здравствуй Белгород! Путеводитель по городу. Сост.: Ю. И. Гончаренко, Л. Д. Дятченко, И. Г. Пархоменко, Ю. Н. Шмелев. – Центрально-Черноземное книжное издательство, 1983, 80 с., 34 ил.
  4. Календарь знаменательных и памятных дат Белгородской области на 2008 год / Белгор. гос. универс. науч. б-ка, Отд. краевед. лит.; сост.: Г. Захарова, Е. Зубова, И. Медведева. – Белгород, 2007. – 114 с.: ил.
  5. Ратная доблесть белгородцев. Сост.: Ю. И. Гончаренко, В. Е. Молчанов – Белгород: Издательство «Истоки», 1995.


На книжную полку

 

Редакционная коллегия:

Жуков В.И, (председатель). Члены :Зюкин В.Н, Ковалев Н.Д., Колесников В.И., Макар И.П., Маслов А.Ф, Ткачева Н.В., Федоров В.В., Христофоров B.C., Яценко К.В.,

Книга посвящена 65-летию победы в Курской битве. В ней кратко и последовательно освещается история битвы, ее значение, показыва­ется дискуссия историков по ее малоизученным и спорным вопросам. В издании обширно представлена библиография, фотоматериалы. Текст тесно связан с современностью.

В книге использованы фотоматериалы Центрального музея Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., Государственного архива Курской области, Центрального архива, Центрального музея, пресс-бюро внутренних войск МВД России, а также авторов.

 

Музееведческая мысль в России XVIII—XX веков: Сборник М90 документов и материалов. / Колл. авт. // Отв. ред. Э. А. Шулепова. — М.: Этерна, 2010. — 960 с.: ил.

В настоящем издании впервые воссоздана история формирования и развития музееведческой мысли в России. Собранные в сборнике документы и материалы дают представление об истории музейного дела в стране, эволюционных и деструктивных процессах в жизни музея и в отечественном музееведении почти за триста лет. В издание включены прокомментированные выдержки из трудов по отечественной музееведческой мысли, принадлежащих перу нескольких поколений деятелей российской культуры, а также нормативно-правовые акты России и документы по проблемам сохранения историко-культурного наследия.

 

Книга к 25–летию музея-диорамы посвящена наиболее значимым событиям музейной жизни. Опубликованы документы по строительству музея, очерки о научно-экспозиционной, массово-просветительской и фондовой работе.

В книге  упоминаются имена инициаторов создания музея и наших добрых друзей и партнёров, чьи внимание и поддержка оказывали нам неоценимую помощь в трудные времена. Книга о ветеранах, тех кто защищал Отечество от завоевателей и кто сегодня - наши самые уважаемые и частые посетители, к сожалению, уже немногочисленные.

Дорогие друзья!

Музей-диорама активно развивается, реализуются новые проекты. Каждая выставка музея, его героико-патриотическая акция, театрализованный праздник – яркое событие культурной жизни Белгородчины.

Посещая музей, белгородцы и гости города имеют уникальную возможность прикоснуться к раритетным экспонатам, отражающим военную историю страны.

В историю каждой семьи жителей нашей страны Великая Отечественная война вписала трагические страницы. Практически не осталось представителей поколения завоевавших Победу и право на жизнь нашему поколению. Но остались документальные свидетельства того героического времени – письма, фотографии, воспоминания фронтовиков.

Мы обращаемся ко всем жителям Белгородчины с убедительной просьбой передать в музей предметы, отражающие историю того героического времени.

Будем искренне признательны, если Вы откликнетесь на нашу просьбу! Приглашаем Вас к сотрудничеству, активному участию в жизни музея!

Контактные телефоны: 32-96-89, 32-16-75, 32-59-94

Адрес музея: 308000, г. Белгород, ул. Попова, 2.

Электронная почта:               muzdiorama@rambler.ru

Официальный сайт               http://www. 31md.ru

Обновлено 13.06.2013 16:05
 
Конкурс «Лучшая проектная идея – 2016» Культура.РФ beta.gosuslugi.ru Яндекс.Метрика