«К вопросу о главной войне Ивана Грозного.

485-летию начала Ливонской войны посвящается…»

 

Да ведают потомки православных

Земли родной минувшую судьбу,

Своих царей великих поминают

За их труды, за славу, за добро

А. С. Пушкин «Борис Годунов»

 

Касательно внешней политики Ивана Грозного можно сказать следующее. Если мы заглянем в любой учебник, то в разделе, посвященном внешнеполитической составляющей первого русского царя (и. естественно, состоявшей, согласно нравам того времени, преимущественно из войн) в качестве основных событий будут выделены - покорение Казани, затем Астрахани и центральная тема всего Иванова царствования - четвертьвековая Ливонская война 1558-1583 гг. Кое-где могут упомянуть московский пожар 1571 г. и битву при Молодях с крымскими татарами в 1572 году, и начало покорения Сибири. В итоге общая оценка - отрицательная и как стратега, и как полководца, и как политика.

 

Все это вроде бы верно, факты налицо и говорят сами за себя. Но ведь история, к сожалению, достаточно субъективная наука, здесь многое зависит от того, как будут подобраны факты и какую интерпретацию им даст историк.

 

Для начала несколько исходных тезисов. Иван Грозный и его окружение, во внешней политике не изобрели ничего нового и в общем продолжали развивать те линии, которые были намечены еще при деде царя и особенно при отце. После распада Золотой Орды в Восточной Европе образовался некий вакуум силы, заполнить который попытались три силы:

  • молодое Русское государство, находившееся на подъеме,
  • Великое княжество Литовское, лучшие годы которого были уже позади и вступившее в эту борьбу по инерции,
  • Крымское ханство (правда, ему для того, чтобы стать полностью самостоятельным игроком, явно не хватало ресурсов, почему крымские ханы и мечтали привести под свою руку осколки Золотой Орды).

 

Тогда то и завязывается два узелка, литовский и татарский, в распутывании которых Ивану Грозному придется принять участие. Главная проблема, перед которой он оказался, заключалась в том, что если его деду удавалось поддерживать относительно нормальные отношения с татарскими юртами и, пользуясь тем, что не нужно было постоянно держать значительные силы на южной и восточной границах, успешно воевать с Литвой, то отцу Ивана Грозного повезло меньше. Крым занял откровенно недружелюбную позицию по отношению к Москве, а потом и вовсе перешел в стан открытых недругов Русского государства (и в 1521 г. хан Мухаммед-Гирей I совершил успешный набег, едва не взяв Москву и вынудив Василия III платить дань, как в старые «добрые» времена ордынского господства). В Казани после смерти Ивана III также оживилась партия «войны», и к крымскому фронту добавился еще и казанский. Понятно, что в этих условиях вести столь же успешные, как и раньше, военные действия против Литвы было невозможно, и взятие  Смоленска в 1514 г. ознаменовала высшую точку, предел московской экспансии на западном направлении.

 



Иван IV.

Реконструкция внешнего облика царя по черепу, выполненная профессором М. Герасимовым


Однако правящая элита ВКЛ отнюдь не была намерена мириться с утратой значительных территорий на восточной границе, и прочный мир между Москвой и Вильно так и не был заключен. Вопрос стоял только в том, когда начнется новая русско-литовская война, и что станет поводом для ее начала. Точно также обстояли дела и с татарами, и здесь ситуация была даже хуже, ибо, при всех условностях, более или менее мирное сосуществование Москвы и Вильно было возможно, с татарами нет.

 

Сегодня сложно совершенно определенно сказать, какими мотивами руководствовались в Москве бояре, когда во 2-й пол. XVI в. приняли решение предпринять решительное наступление на татарском фронте. Не исключено, что здесь могли сыграть свою роль соображения как политические и экономические, так и сугубо идеологические, религиозные (борьба против ислама). Так или иначе, но в Москве сделали ставку на подчинение Казани, причем в конечном итоге дело дошло до решения полной ликвидации казанского юрта.

 

Активизация русских на казанском направлении обусловила ответную реакцию Крыма и привело к долгой, четвертьвековой же войне между Москвой и Бахчисараем, в ходе которой Москва сумела не только удержать в своих руках Казань, но захватить ее и Астрахань, ослабить Ногайскую Орду, подготовив ее последующий закат, и, что самое главное, в тяжелой и кровопролитной борьбе нанести поражение Крыму. И от этого поражения Крым уже так и не оправился.

 

Общий итог этой войны, которую можно условно назвать «войной за Ордынское наследство», оказался, несомненно, в пользу Ивана Грозного. Значительные территориальные приобретения, установление полного контроля за Волжским торговым путем, выход на Каспий, открытие дороги в Сибирь, начало продвижения русских границ на юг, в Дикое поле - все это последствия этой победы, и, как это ни печально, критикуя Ивана, об этом как-то забывают. А ведь татарский фронт для Ивана Грозного был на протяжении всего его царствования главным, и, проиграй он эту войну, кто знает, как дальше разворачивались бы события в Восточной Европе.

 

Отметим одно обстоятельство - война с татарами не могла не привести к значительным тратам, и людским, и материальным, и финансовым. Успешное ведение войны, к тому же, требовало обеспечения доступа к современным военным технологиям, бесперебойных поставок военных материалов, оружия, да, наконец, серебра и золота наряду с обычным сукном. А вот с этим-то как раз и наметились проблемы. Соседи России - Литва, Ливонская конфедерация и Швеция, ставили препоны на пути развития русских отношений с Европой.  И, учитывая сложившуюся к тому времени геополитическую обстановку и отношения между потенциальными претендентами (в особенности между Россией, Литвой и Швецией), война за Ливонское наследство становилась неизбежной.

 

Говоря о действиях Ивана Грозного на начальном этапе собственно Ливонской войны (1558-1561 г.), закончившейся распадом Ливонской конфедерации и ее разделом между заинтересованными сторонами, стоит заметить, что на первых порах, судя по количеству брошенных в дело войск и характерной тактике, русский царь отнюдь не преследовал далеко идущих целей. В условиях, когда он вел напряженную войну с Крымом и остро нуждался в деньгах и ресурсах для продолжения наступления в южном направлении, лишняя война ему была не нужна. К большой войне на этом направлении Иван не готовился и не ждал ее, и его действия после того, как выяснилась чрезвычайная слабость Ливонской конфедерации, носили импровизационный и непоследовательный характер.


 


Но даже при таком отношении к 1561 г. русский царь неплохо преуспел в дележе ливонского наследства, отхватив по итогам войны 1558-1561 гг. солидный кусок восточной и северо-восточной Ливонии и приобретя при этом, что самое главное, Нарву и «нарвское плавание». Забегая вперед, отметим, что Нарвой Иван владел почти четверть века, до 1581 г.

 

Распад Ливонской конфедерации и оккупация русскими восточной и северо-восточной Ливонии стала официальной причиной, по которой Вильно решил не продлевать перемирие с Москвой. Идея русско-литовского союза, нацеленного против Крыма, выдвигавшаяся Москвой, была похоронена, и в 1561 г еще до завершения срока перемирия, литвины начали боевые действия. Началась очередная литовско-русская война 1561-1572 гг. В итоге по очкам Иван сумел переиграть своего соперника, который, кстати, вскоре после ратификации очередного перемирия, скончался, успев напоследок заложить мощную мину под сложившуюся к тому времени систему межгосударственных отношений в Восточной Европе, поспособствовав подписанию Люблинской унии 1569 г.

 

Война с Литвой угасла, но взамен началась новая война со шведами. Де-факто с 1570 по 1583 гг., с момента начала осады Ревеля войсками герцога Магнуса, царского вассала, и до подписания перемирия в Плюссе, русские будут сражаться со шведами за городки и крепости в Ливонии и юго-восточной Финляндии. Эту войну царь проиграл, утратив не только Нарву, но ряд собственно русских городов на северо-западе. Правда, сам Иван так не считал, и собирался было попробовать взять реванш, однако из-за угрозы возобновления войны с Речью его сын Федор, отвоевавший в 1589-1591 гг. утраченные по Плюсскому перемирию города (кроме Нарвы).

 

Стефан Баторий


Однако главным противником России на западном направлении оставалась Литва, точнее, теперь Речь Посполитая, и события конца 70-х - начала 80-х гг. XVI в. это наглядно продемонстрировали. В 1579 г. началась новая война между Русским государством и обновленной польско-литовской монархией, которую возглавил энергичный король Стефан Баторий, опытный военачальник. Собственно говоря, де-факто война началась еще осенью 1578 г. с нападения объединенного польско-литовско-шведского войска на русских, осаждавших Венден, но официальное объявление войны состоялось летом 1579 г. Эту войну, в польских источниках называемую Баториевой или Московской, Иван Грозный проиграл, будучи вынужден по ее итогам отказаться и от своих ливонских приобретений, и от Полоцка. Правда, героическая оборона Пскова не позволила Баторию реализовать свои далеко идущие политические планы в отношении России, удовлетворившись малым.

 

Таким образом, война за Ливонское наследство фактически представляет собой цепочку конфликтов, растянувшихся по времени на сорок лет, с 1555 по 1595 гг. По общим итогам для России она, если рассматривать ее как очередной раунд 200-летней войны между Россией и Польско-Литовским государством, начавшейся еще при Иване III и завершившейся уже при Петре I и Иване V, закончилась ничейным результатом.

 

И, подводя общий итог войнам Ивана Грозного, можно отметить, что в конечном итоге первому русскому царю удалось сохранить важнейшие приобретения в Поволжье, отразить крымскую агрессию и нанести Крымскому ханству такой удар, от которого оно так и не смогло оправиться, сохранить практически без изменений статус-кво на русско-литовской границе и сделать некоторые (несравнимые с приобретениями в Поволжье) территориальные уступки на северо-западном направлении.

 

Войну за Ордынское наследство, таким образом, Иван Грозный сумел выиграть, а войну за наследство Ливонское закончить с минимальными потерями. И это при том, что большую часть своего правления Ивану Грозному пришлось воевать на два фронта.

 

 

Материал подготовили:

 

Действительный член Белгородского военно-исторического общества, доцент кафедры теологии Национального Исследовательского Белгородского Государственного Университета, доктор исторических наук В.В Пенской.

 

Действительный член Белгородского военно-исторического общества, научный сотрудник музея-диорамы «Курская битва. Белгородское направление», аспирант кафедры российской истории Национального Исследовательского Белгородского Государственного Университета  А.С. Кадира

Обновлено 20.01.2014 14:15
 
Результаты независимой оценки качества оказания услуг организациями Культура.РФ beta.gosuslugi.ru Яндекс.Метрика